Главы:

Ваш Рай – это только сон…. (с)

 

 

Глава первая

 

- Давай играть, как будто я голодная гиена, а ты — кость!

Льюис Кэррол "Алиса в Зазеркалье"

 

День первый. Около десяти утра по местному времени

 

Они летели над поверхностью лазурной воды. Бирюзовое небо, и искрящийся ослепительными бликами под ярким солнцем синий океан. Уже одно это заставляло сердца путешественников стремительно биться. Разве такая красота и ощущение полной свободы, с лёгким привкусом волшебства и тайны не могло затронуть чью-либо душу? Но самое главное только начиналось - из вертолёта открывался вид, выплывающего из туманной дымки, острова. Инга заворожено смотрела через иллюминатор на пока ещё далёкую таинственную землю. А та, словно неслась ей навстречу, чтобы как можно скорее открыть взору поразительной красоты панораму.

Остров. Непостижимый кусочек суши, веками укрывавшийся не только от глаз первооткрывателей, но и от космических спутников. Облака окутывали земной шарик, медленно расплывались по нему, то почти полностью закрывая, то словно исчезая. И никому в голову не приходило, что над небольшим участком поверхности они есть всегда… Точнее были всегда. До недавнего времени. Если бы не невероятное стечение обстоятельств, лишившее клочок земли этой небесной защиты, то никто, ещё неизвестно какое время, не смог бы увидеть это чудо. А увидеть его хоть раз в жизни стоило!

Небольшая равнинная часть острова с высоты казалась разноцветными полосами, хотя на самом деле это были обычные сельские поля. Посреди этого великолепия красовался  город. Он, словно итальянский Амальфи, располагался на склоне богатой зеленью узкой невысокой горы, на которую как бы легла коричневая ленточка дороги-серпантина. Остроконечная вершина словно рассекала небо. Великолепный вид! Но разве во всём мире не сыскать подобной красоты? Нет! Не найти, ибо самой главной особенностью являлось то, что эта величественная гора под влиянием неведомых сил природы когда-то раскололась надвое.

Вторая половина, необъяснимым образом выглядывала из воды узкими столбиками, словно корни гигантского дерева, когда-то державшего землю. Эти столбы постепенно расширялись к верху подобно воронке, чтобы поддерживать, как по волшебству, четыре небольших, словно парящих в небе, островка. Один побольше и три намного меньше. Все они соединялись подвесными мостиками, ибо находились на одной и той же высоте, но с городом их соединял только один, ведущий к главной горе.

Эти острова казались фантастикой! Сложно было поверить проспектам и фотографиям! Учёные и исследователи всего мира вились вокруг, словно мухи у блюдца с мёдом, чтобы изучить загадочную землю. Увы, местные поселенцы оказались совсем иными аборигенами, чем которые когда-то встретили европейцев в Америке и Африке. Островитяне не были готовы скупать стеклянные бусы за золото. Да и всемирные организации не дали свершиться экспансии.

Жители Острова быстро, всего за несколько лет сумели перенять многие блага цивилизации. Они даже сменили традиционную одежду. Но не было удивлённых глаз и детского наивного восторга. Никто не считал незваных гостей посланцами Богов. Нет. Владыки Острова наоборот дали понять, что считаться стоит именно с ними. Всего несколько лет, и невероятный Остров стал одним из самых дорогих и желанных мест для туризма, принося баснословный доход своим обитателям, но при этом держался в стороне от суеты большого мира, и не позволял чужакам ничего лишнего… Особенно не приветствовались изнывающие от любопытства учёные.

Инга достала рекламный проспект, прижатый к телу ремнём безопасности, и раскрыла, сравнивая фотографию с крупной надписью «Это ваш Рай!» с действительностью. Реальность выигрывала. Глаза девушки быстро пробежали по чёрному мелкому рекламному шрифту, сообщавшему различную информацию для туристов. Её было не так много, хотя восторженные обороты речи вполне придавали дополнительный объём.

Судя по брошюре, на самом крупном небесном острове жили только жрицы местного храма, о котором почти не было информации. Хотя, окружающее пространство и являлось очень даже пригодным для жизни. Леса, цветы, ручьи и даже небольшие озёра! Вот уж загадка природы, как такое могло быть!

- Сложная орнитологическая обстановка, - недовольно сказал пилот пассажирам. – Не очень хорошо, но справимся.

Вертолёт уже подлетал к скромной посадочной площадке, когда девушка заметила знакомый силуэт корабля. На нём перевозились машина, техническое оборудование, большинство вещей и, самое главное, Сашка, назначенный следить за перевозкой. Высота уже была не столь велика, чтобы не узнать коллегу по ярко оранжевой куртке, столь им любимой. Судя по тому, как он размахивал руками перед стоящими людьми в форме, разговор между ними происходил не из приятных.

- Теперь ты понимаешь, почему мы полетели на вертолёте? – услышала она через наушники немного искажённый голос Павла. – Эти жители Острова самые настоящие изгои!

            Конечно, у Острова было и своё исторически сложившееся название. Но оно было труднопроизносимым, поэтому его и заменили столь всеобъемлющим словом. Более того, насколько стало известным, сами местные предпочитали при чужеземцах называть свой остров также.

- Где ты видела, чтобы туристов пускали только на пять дней, а в Храмовые Сады, - продолжил Павел, – разрешали увидеть только один раз за всю поездку?! Это же единственное ради чего и стоит посетить это место. Пляжей по всему миру и так полно, а они вместо того, чтобы срубить денег – не пускают! Там точно что-то есть! И я обязательно выявлю, что это!

- Думаешь, вертолёт настолько добавил тебе презентабельности?! – весело произнесла Инга.

- Знаю! – усмехнулся коллега. – Смотри!

            Действительно. Их уже встречали. Недалеко от посадочной площадки стояла чёрная машина. Явно дорогая. Двойная редкость для Острова, где всё ещё предпочитали передвигаться на лошадях, хотя в последнее время стали преобладать велосипеды. От этого двухколёсного транспорта жители пришли в восторг, благодаря чему красочные мозаичные мостовые быстро расширялись. Последние, кстати, также привлекали туристов. Необходимость доставки из большого мира топлива и узкие улочки города мало способствовали популяризации автомобилей. Они являлись здесь экзотическим зрелищем, которому, по сути, практического применения почти и не найти.

 Вертолёт словно застыл на одном месте, медленно и плавно начиная снижение, а из машины, несмотря на искусственный порыв ветра, созданного винтом, вышли трое мужчин в тёмных костюмах. Гаррет, зачем-то снявший гарнитуру, что-то прокричал и заулыбался, однако из-за шума его никто не расслышал. Этот факт не расстраивал. У Гарика (так Гаррета называли в команде) как американца было весьма специфическое для русских чувство юмора.

Летающая машина дрогнула, соприкасаясь с поверхностью земли. К ощущению счастья, наполнявшего Ингу, прибавилась и смутная тревога. Да, договорённость была, но кто этих Владык знает?... Поэтому четверо исследователей, покинув кабину, нерешительно направились к делегации. Девушка заметила, что все стараются держаться за спиной Павла – главного в их команде, словно чего-то боялись.

«Да чего трястись то?» - внезапно подумалось ей. - «Выйдет или не выйдет – главное, что я это всё вижу своими глазами». Мысль принесла некое умиротворение. Плечи расправились, и она лёгкими шагами догнала Дмитрия, внимательно разглядывая мужчин у машины.

Светлая, бледная кожа, не типичная для такого ныне солнечного местечка. Как будто за столько столетий под облаками эти люди отучились загорать. Все худощавые, но никаких дум о слабости не возникало в голове, глядя на них. Осанка и мечи на поясах, столь неподходящие для украшения классических костюмов, выдавали долгие годы тренировок. Правда, зачем они на таком относительно небольшом Острове?... Слегка раскосые светлые глаза и тонкие черты больше подошли бы «мальчикам с открыток», но серьёзность лиц быстро лишала этой иллюзии.

Павел с улыбкой протянул руку в знак будущего сотрудничества, но ледяной взор встречающих быстро подавил и улыбку, и заставил его ладонь опуститься.

- Я Владыка Остор, - сказал один из мужчин неопределённого возраста на хорошем английском, ставшем вторым языком Острова. Ему с одинаковой уверенностью можно было дать и двадцать и сорок лет. Видимо он относился к той редкой категории людей, которые долгое время выглядят очень молодо, а затем резко стареют. Дорогая одежда, обувь и аксессуары уже выдавали его принадлежность к «великим мира сего», но, словно для тех, кто мог бы и не догадаться, через плечо была перекинута золотая варварская цепь с крупными самоцветами. Удивительно, может на ком-то другом подобное украшение и смотрелось бы вычурно и нелепо, но не на Владыке. – Думаю, вы понимаете, что Остров, по-своему, обособленный мир. Здесь никогда не были и не будут рады тем, кто пытается перевести величие и красоту в логические объяснения и научные догадки, - лицо немного презрительно скривилось. Его спутники же даже не пошевелились, не то, что представились. Наверное, они были обычными телохранителями.

Нутром Инга чувствовала, что перед ней настоящий дипломат, а потому движение каждой мышцы лица продумано. Даже тот напор, с которым тот говорил был нужен только для того, чтобы гости чувствовали себя «не в своей тарелке». Видимо Павел тоже понял это. Его первая растерянность от подобного приветствия прошла, и осталось только упрямство, столь свойственное родившимся под знаком овна.

 - Но договорённость у вас с нашим руководством есть, иначе бы нас здесь не было, - Павел открыл папку, чтобы показательно достать толстый договор, скрепленный размашистыми подписями.

- Именно. Иначе бы вас здесь не было, - ответил Владыка, жестом показывая, что ему не нужны никакие бумаги, и резко добавил. – Девять дней на Острове. Два посещения Храмовых садов и только один визит туда с вашей аппаратурой. Не больше.

- Так и будет, - уверенно подтвердил коллега. Инга знала того очень хорошо, а потому его интонация убедила её, что ощущение, преследовавшее девушку с самого начала поездки, верно. Этот договор не будет соблюдён честно.

- Жизнь покажет, - Остор улыбнулся хищной улыбкой, развернулся и сел в машину. Двое его спутников тоже скрылись в салоне. На душе прибывших учёных сразу появился неприятный осадок.

- Кажется, Остров перешёл в наше распоряжение, - попытался всех приободрить Павел, чем заслужил кислые улыбки своих коллег.

           

День первый. Около восьми вечера по местному времени

 

            Трень.

            Радостный свист и смех.

            Все пятеро экспертов, каждый в своей области, расположились в комнате одного из номеров тихой, уютной гостиницы и радовались своему прибытию на Остров.

            Радоваться было чему. Ведь посещение этой земли обетованной и так было редким явлением. Владыки предпочитали количеству туристов – их «качество», чем ещё более завышали себе цену. А во-вторых, официально заниматься здесь исследованиями – это нонсенс, создающий прецедент. И пусть время и возможности ограничены – это только начало. Главное, что местные власти решились на сотрудничество, а, значит, оно возможно и в дальнейшем.

- Неважно, сделаем мы что-либо существенное или нет. Наши имена уже войдут в историю, - восторженно закартавил Гарик на ломаном русском.

            Замечание было принято за тост, и все пятеро подняли вновь наполненные шампанским бокалы. Новое трень.

            Инга очень сожалела, что первый день прошёл так быстро. Со взлётной площадки они сразу двинулись в порт. Там долгая суета с документами и разгрузкой, потом распаковать вещи и настроить оборудование. Если бы не осознание, как мало у них времени в столь дивном месте, вряд ли бы кто решился ещё на трёхчасовую прогулку по городу – но она того стоила.

            Свежая яркая мозаика улиц, необычные рисунки которых плавно переходили друг в друга, смешивая фантастические картины с самыми простыми сюжетами и иероглифами. По таким мостовым страшно ходить. Точно так же можно расстелить известные картины и редчайшие гобелены вместо ковровой дорожки в прихожей. Улочки то поднимались, то опускались. Иногда приходилось пройти по ступенькам. Здания в единственном городе Острова, как на подбор, с белыми стенами и красной черепицей украшала резьба и лепнина. Они ютились, прижимались к друг другу, но ощущение огромного пространство не исчезало. Зачастую на крышах разбивались сады, вдоль мостовых стекали ручьи кристально чистой воды. Рекламный проспект не врал. Это был словно Рай на земле.

Вся компания гуляла вместе до тех пор, пока сумерки не охватили город. Тогда зажглись газовые фонарики необычной каплевидной формы, и улочки опустели. В этой, непривычной для жителей мегаполисов, тишине иногда жужжала мошкара или тренькали птицы. Душу наполняло умиротворение и спокойствие. Очнулись они, когда у кого-то предательски заурчало в животе. Пришло осознание, что столько времени без еды чревато для здоровья, и все решили вернуться в отель.

            Гостиница, в которую они заселились, была небольшим трёхэтажным зданием пастельного зелёного цвета со множеством просторных номеров на любой вкус, но невероятно высокими ценами. После сытного ужина Сашка заметил, что хотя всё и вкусно, но так дорого, что наверное потому аж великолепно. Вершина вкуса! Гарик как всегда не понял из-за чего все смеялись… Преобладала в номерах отделка деревом, выкрашенным в белый цвет. Само же здание построили сравнительно недавно. Исключительно для неиссякающего потока туристов, а потому все блага, которые только могла принести цивилизация, столь привычные для обычного современного человека, там присутствовали.

            Каждый занял свой номер. Инге достался очень скромный на втором этаже. Небольшая прихожая с высоким современным шкафом-купе, как будто в столь тёплом месте могла понадобиться уйма верхней одежды, и парой плетёных стульев… Напротив входной двери – ванная комната, по левую руку – спальня. Огромная кровать занимала почти всё пространство. По обе стороны от окна два узких комода, над которыми висели большие зеркала, а поверх стояли трогательные глиняные горшочки с цветами. Коротенькие кружевные шторки развевались под слабыми порывами тёплого ветерка из открытого настежь окна. Она закрыла его и посмотрела на ещё нераскрытую сумку с одеждой. Вещи разбирать, конечно, необходимо, но совсем не хотелось, да и, прежде всего, нужно было сделать другое. Инга достала и включила рабочий ноутбук. Экран тут же засветился, на краткий миг отображая окно заставки. Знакомая программа автоматически загрузилась. Муж оказался в сети. От него сразу же пришло несколько сообщений, написанных ранее. Инга быстро пробежала глазами по незамысловатому тексту, полному тревог за свою драгоценную половину.

- Привет, Антош. Извини, что только сейчас пишу. Дел было невпроворот, - написала девушка, на самом деле не испытывая ни капли сожаления или раскаяния.

            С Антоном она познакомилась ещё во время учебы. Зашла с подружками в клуб. Познакомилась. И почему-то согласилась на свидание, хотя он не особо ей понравился. Потом ещё на одно. И ещё. Как-то незаметно они начали жить вместе, а там и предложение пожениться. Уже четыре года в браке, ни единой ссоры… Вроде идеальная картинка, только вот сама Инга в ней не была уверена. Может, периодически ей хотелось, чтобы спокойный, терпеливый Антон, всегда соглашающийся с её аргументами, хоть раз проявил свой характер? Может, поэтому так легко, не советуясь, согласилась она на эту экспедицию? Хотелось вызвать у мужа хоть какие-то новые эмоции, но тот лишь спокойно выслушал. Заметил, что полторы недели не так уж и долго, а слетать на такой курорт да ещё за рабочие деньги… В общем, сказал всё то, что планировала в ответ на его возражения ответить сама Инга. Даже тревожные сообщения можно было предусмотреть вплоть до точности напечатанных ныне в окне программы слов.

- Да. Я всё понимаю, зай. Просто не мог не волноваться. Конечно, у вас там пока прилетели, пока вещи забрали. Не до того… Рад, что ты, как только смогла – сразу мне написала. Телефоны на Острове и правда не ловят?

            Это было ужасно. Снова вместо всплеска эмоций ласковые оправдания… В дверь постучали.

- Входите, - громко сказала Инга на английском, со вздохом вставая с кровати, чтобы выйти в прихожую.

- Мы все у Пашки собираемся приезд отметить. Только тебя не хватает, - весело сказал Дима на родном русском и показал пару бутылок шампанского российского производства, что он нёс в руках.

- Откуда ж такое странное богатство? – заулыбалась Инга в ответ.

- Не зря ж Сашок на этом кораблике со своей морской болезнью плыл. А его вкусы на алкоголь ты знаешь. Так что давай к нам, а то нехорошо получится, если только у тебя на утро голова болеть не будет.

- Сейчас подойду.

- Ждём-ждём!

            Дверь закрылась, издав тихий протяжный скрип. Мысленно Инга возликовала, у неё появился прекрасный предлог избежать дальнейшего разговора с занудным мужем. Она села снова на кровать и быстро напечатала.

- Павел всех на инструктаж собирает. Времени мало. Надо действовать будет чётко… Честно, не знаю будет ли у меня время, не то, чтобы спать, а даже тебе написать что… Так что я побежала. А сотовая связь действительно не работает.

            Захлопывая крышку ноутбука, Инга ещё успела увидеть, как ей пришло сообщение. «Люблю тебя». Отвечать совсем не хотелось.

            Трень!

            Очередной звук бокала вывел Ингу из раздумий.

- Ты тоже помнишь этот вкладыш в жвачке? – изумился Сашка.

- Помню. Он же самым редким был. Я полгода его получить пытался, - ответил Дима.

- Вот память то! Такую ерунду помнит, а политическую историю. Или художников. Подходишь к картине и думаешь, кто же это.

- А я МХК тоже никогда не увлекался.

- Это что ещё такой за зверь? – спросил собеседник.

- Мировая художественная культура.

- Ха! Вот вкладыш к жвачке помню. А такого не помню! – рассмеялся Сашка и взял с блюда кусочек ноздреватого сыра.

- У! Наверно, просто у тебя по этому предмету двух семестров в универе и спецкурса не было, - расстроился из-за собственного невезения тот. – Хотя я четыре автоматом получил.

- Как это автоматом? – не понял Гарик.

- По голове преподавателя, – пошутила Инга.

- Не. Я не так! – ответил Дима.

- Значит, это я одна так поступала?

- Ну, может, не было у него калаша в доступности, - поддержал игру Пашка, наблюдая за недоумением на лице американца.

- Всегда можно искалку прикупить. И копать, копать, - надоумил Сашка. – Классное занятие!

- Боёв то в России много было. Можно и откопать, - всерьёз задумался Дима.

- А лучше не боёв. Усадьбы старинные. Броды. А то наткнёшься ещё на снаряд или гранату, - посоветовал Павел.

- У нас в городе до сих пор растяжки со времён Великой Отечественной в блиндажах висят, - заметил Сашка.

- Так вот почему ты с Родины сбежал! – догадалась Инга.

- Вот и нет. Это мы с семьёй потом туда переехали. До тех мест, где я родился, война не дошла.

- Нечего на правом краю карты жить! Все события пропускаешь, - фыркнул Павел. – Как же излюбленная народная забава – собраться раз в сто лет и повоевать с Европой?

- О, - не смог более ясно выразить свои мысли Гарик.

- Ну, простите. Где уродился, - развёл руками Сашка.

- Это да. Вот я бы лет эдак двести назад с удовольствием, - мечтательно произнёс Дима.

- Без душа? – приподняла бровь Инга.

- И с сортиром во дворе? – добавил Павел.

- У меня гениальный мозг! - наполняя бокалы, похвастался он. – Я бы что-нибудь придумал. И, кстати, с сортиром на улице прекрасно прожил всё детство. И баня была раз в неделю… Чёрт! Моё желание практически исполнилось!

- А счастье было столь возможно, - ехидно заметила Инга.

- Тогда за счастье! – предложил коллега.

            Трень!

            Как ни странно, но вперемешку с тостами и разговорами ни о чём Павел действительно успевал инструктировать своих подчинённых, а те внимать своему руководителю.

- Ну, а теперь, всё же пора по номерам, - подвел итог «командир», когда опустела четвёртая бутылка шампанского. - С утра у нас начинаются бессонные дни и ночи. Как там в мультике? В нас должен проснуться нюх, как у собаки. Глаз, как у орла!

- Фшто? – закартавил на русском, не понимавший такие сложные фразы и уже осоловевший, Гарик. В ответ послышался только ехидный смех.

 

День второй. Девять утра по местному времени

 

- Если ты не будешь вести аккуратнее, то ты нас всех убьёшь! – закричала Инга с визгом, но мужчины только рассмеялись.

            За рулём находился Сашка. Конечно, у него был невероятный опыт вождения в экстремальных условиях, но лихачить на узком серпантине?! Инга с ужасом старалась понять – действительно ли ей кажется, что ширина дороги не всегда совпадает с шириной их автомобиля. При приближении к таким узким участкам Сашка набирал скорость, и они, как верила девушка, буквально ехали на двух колёсах.

- И тут она мне пишет: «Привет», - успевал ещё и рассказывать водитель.

- И? – потребовал продолжения Дима.

- Цитирую, что дальше... Едва ли мы знакомы. Понравилась страничка и группы. Очень нравятся думающие люди. Как вы относитесь к таким темам, как: «Энергия кундалини, структура вселенной, другие миры»?

- Что за бред? – рассмеялась Инга, на миг забывая даже про опасную дорогу.

- Вот я так же и подумал, - Сашка обернулся, чтобы посмотреть на девушку, тут же пожалевшую, что не сдержала язык за зубами. Отвлекать водителя в такой момент не стоило.

- Я вот точно по возвращении залезу в поисковик, чтобы узнать, что это за кундалини такое, - рассмеялся Павел. – Что ей то ответил?

- Что хорошо отношусь. Не имею привычки относиться к темам предвзято.

Сашка резко повернул, чтобы вписаться в поворот. Мужчины одобрительно засвистели. У Инги сердце замирало от страха. Пожалуй, подобные чувства испытывал и Гарик, но мысленно матерясь на идиотов славян, решил не позорить вслух свою любимую страну.

Увы, задуматься о соответствии дороги экспедиционному джипу никому и в голову не пришло. Местные же автомобили для подъёма были узенькими и легко умещались на этой дороге без ограждения. И служили именно для этой цели. Так как Остров был небольшим, и, в большинстве своём, старый город представлял собой соединённые, высеченные в скале лестницы, дома, крыши, которые покрывала растительность, то самым распространённым транспортом стали велосипеды да свои ноги. Никому даже в голову не приходило, что дорогу можно, да и нужно, как-то расширить или укрепить. Или просто установить подъёмники. Для ленивых богатых туристов, всё-таки, подъём в гору оказывался долгим и тяжёлым. Поэтому существовало три специальных автомобиля с профессиональными водителями. Причём две машины являлись запасными. По сути, один и тот же автобус курсировал то вверх, то вниз, задерживаясь на посадке и высадке.

Ждать крошечный тесный транспорт, буквально только что отъехавший перед их приездом, не хотелось. Как результат, подождав некоторое время, Сашка потёр ладони и предложил поехать на своём, непонятно как выпрошенным им же у спонсора. И они поехали. Инга жалела, что коллеги её взяли и вообще уговорили на это безумие.

 

            Машина остановилась на площадке, прибыв почти одновременно с местным автомобильчиком. Оттуда выходило несколько людей с огромными фотоаппаратами. Местный водитель заинтересовался таким новшеством и вышел из кабины, дабы посмотреть на «самоубийц». Зелёные, под конец дороги стало плохо не только Инге, камикадзе на шатающихся ногах стоили такого внимания. Сашка же как ни в чём не бывало спрыгнул на каменистую землю, звонко хлопнув дверью и поинтересовался у любопытного шофёра, не мешает ли он. Тот только отрицательно покачал головой, моментально утрачивая интерес.

- Здравствуйте. Могу я вам предложить услуги гида? – подошла к ним светловолосая стройная девушка в яркой одежде.

 - Нет, - Павел, придерживающийся рукой за крышу джипа, сглотнул подступивший комок в горле, даже не посмотрев на прекрасное создание.

Та недовольно пожала плечами и неторопливо вернулась в резную беседку. Он же на почти негнущихся ногах сделал пару неуверенных шагов, не отрывая взгляда от земли. И, лишь когда остановился, наконец-то осмотрел площадку.

Небольшой плоский выступ горы. Трём обычным автомобилям только-только хватило бы места, чтобы разъехаться. С краю, почти у самого обрыва, изящная беседка из металлических светлых прутьев с конусообразной крышей. В ней местная девушка уже читала какую-то толстую книгу. А вот что было видно дальше… Огромный длинный подвесной мост с деревянными планками, словно из фильмов про Индиану Джонса, другой конец которого упирался в овальную арку из склонившихся друг к другу деревьев с необычной лиловой листвой. Их кроны переплетались между собой в единое целое.

Чтобы пройти в Храмовые Сады надо было преодолеть этот страшный мост. Инга посмотрела вниз и поняла, что поездка с Сашкой являлась не самым худшим мероприятием в её жизни. Высота поражала. Идти вперёд не хотелось, хотя мост и выглядел добротным на первый взгляд. Верёвки даже не потемнели от дождевой влаги, как будто их совсем недавно поменяли.

Переправа вёла на первый из трёх маленьких островов. Самый крошечный. На нём, судя по буклету, сразу за лиловой аркой располагалось скромное по размерам, но единственное кафе.  Далее небольшая роща, за которой находился мост на самый большой из небесных островов.

- Судя по масштабу на карте, потеряться на нём вполне возможно, - с опаской заметила Инга, хотя текст буклета и говорил обратное.

- Да ну, - беззаботно возразил Дима. - Все тропинки обозначены, интересные места отмечены. Да и расположение островков простое. Крупный остров - словно планета со спутниками на одной орбите, находится в кольце трёх маленьких. Второй островок находится почти под прямым углом к середине воображаемой линии между краем большого острова к третьему. А на тот вообще можно было бы просто попасть по прямой линии… Если бы ещё и тропинки так шли! Это если идти, пройдя от кафе по мосту и так далее.

- Жаль туда попасть всё же нельзя, - огорчённо заметил Павел. Увы, в буклете значилось, что там ведутся ремонтные работы. Судя по проспектам предыдущих лет, велись они уже очень давно и не стремились к завершению.

Итак, трепеща от волнения и опасности перехода, вся команда перешла самый первый мост, чтобы попасть на Лиловый Небесный Остров. Своему названию островок соответствовал полностью, ибо преобладала растительность именно таких оттенков. Проходя через арку, Инга не удержалась и потрогала бархатистый лист. Он оказался на удивление холодным и, словно тягучим, как будто касаешься густого киселя. Ощущение не из самых приятных. Девушка тут же отдернула руку и посмотрела на ладонь. Ожидаемого липкого пятна не оказалось. Рука потянулась дотронуться до листочка другого растения.

- Хэй! Не просто так здесь крайне не рекомендуется срывать, нюхать или трогать растения, ибо они иные, чем растут в остальном мире, а исследовать некому. Никто же толком не знает, как они повлияют на неместного человека, - поучительно, но противно занудил Гарик.

- Коллега абсолютно прав. Мы сегодня просто осматриваем Храмовые Сады как и обычные туристы… Разве что внимательнее, с поправкой на наши дальнейшие цели и наши знания. Но местные правила соблюдаем.

Гарик довольно кивнул на замечание лидера группы и пошёл дальше. Остальные последовали его примеру, однако Инга ещё успела заметить, как Дима мимоходом поправил один из карманов Павла, из которого вроде торчал кончик чего-то лилового.

- С мужем то как дела? – поинтересовался Сашка у Инги. Он не был настолько хорошим знакомым, чтоб обсуждать такие темы, но девушка почему-то созналась:

- Так себе. Иногда решение вступить с ним брак кажется мне самой большой ошибкой в моей жизни.

- Что можно сказать? Жизнь – она ведь не только сахар.

- Я понимаю, - ответила Инга, чтобы не вдаваться в подробности того, что ей в этой бочке мёда требуется хорошая ложка дёгтя. Обсуждение личной жизни с коллегой выглядело для неё дурным тоном.

- Знаешь такой анекдот? Внук в разговоре с дедом говорит: «Не могу больше со своей женой жить. Она кошмарна». Старик почесал голову и спрашивает: «А она всегда была такой?». «Нет. Только в последние годы», - сказал внук… Как думаешь, что он услышал в ответ?

- Откуда же мне знать, - пожала плечами Инга.

- То есть кошмарной она стала, пожив с тобой? – Сашка подмигнул и хитро посмотрел на девушку, как будто раскрыл ей все тайны бытия. Пришлось улыбнуться, но ничего отвечать не хотелось. Поэтому они в молчании пошли по тропинке дальше.

Кафе оказалось уютным маленьким помещением с большой верандой. Круглые столики с белыми вышитыми скатертями, тоненькие стеклянные вазочки со свежими цветами и свечками. Красивые спинки кованых стульев, сидения которых украшали крошечные подушечки с очаровательными разноцветными кисточками… Пока ещё было очень рано, и в ожидании клиентов под роскошным деревом с огромными белыми цветами, похожими на магнолию, в кресло-качалке дремала пухленькая старушка. Наверное, она была хозяйкой этого заведения.

На Лиловом островке находилась всего одна тропинка. Но это было простительно, ведь тот был самым маленьким. Дорожка же вела через рощицу.

- Словно в эльфийском лесу, - восхищенно пробормотал про себя Дима, зачитывающийся книгами фэнтези.

            В чём-то он был прав. Поверить, что подобное можно встретить в родном мире, казалось невероятным. Лилово-бордовые листья, как будто сейчас в самом разгаре пушкинская осень, под движением ветра отрывались от веточек, чтобы медленно кружиться в собственном водовороте фантастического танца. Этот неспешный дождь устилал тропинку, словно дорогим ковром, сладко шуршащим под ногами неизвестно как попавших в это загадочное царство людей. И при этом ветви деревьев не оставались голыми. Ясное небо лишь немного просвечивало сквозь кроны, а лучи солнца тянулись к скрытой под листьями земле, создавая блики и фантастичные тени, передвигающиеся по роще совместно с движениями листвы под лёгким ветром.

            Как-то незаметно вся компания сошла с протоптанной тропы и разбрелась по одиночке, повинуясь волшебству и очарованию этого места.

- Ребят, мы же здесь по делу, - словно самого себя уговаривая, очнулся Павел.

            Это вывело команду из раздумий и мечтаний. Они сблизились и за час обошли местность вдоль и поперек, делая собственные пометки в блокноты или на диктофоны. Действительно. Почти всю поверхность Лилового острова покрывала роща… И, как ни хотелось остаться здесь на целый день, нужно было идти дальше. Да и дальнейшее обещало ещё больше невероятных чудес.

            Все пятеро подошли ко второму мосту, ведущему на самый большой из островов. Назывался он Храмовыми Садами, ибо всё, что на нём располагалось помимо полянок, озёр, ручейков и рощиц – Храм и, конечно, его роскошные сады.

            Второй мост мало чем отличался от предыдущего. Разве что значительно длиннее и шире, а потому слегка покачивался от движения ветерка. Но это, пока не ступишь на переправу, не так уж и пугало, ведь с края открывался великолепный, завораживающий вид на, словно плывущий в воздухе, огромный остров. Инга даже на какое-то время позабыла о своём страхе высоты. Мужчины фотографировали. Ей оставалось лишь жалеть, что свой фотоаппарат она по глупости забыла в номере – отвлёк утренней перепиской муж. Но это сейчас не казалось таким важным. Пусть остальные смотрят через объективы и экраны. Ничего не стоит скопировать эти фотографии после, зато сейчас ей представилась возможность видеть всё своими глазами.

Она набралась смелости и подошла к ограждающей край острова хрупкой изгороди, представляющей собой тонкие трубы, более подошедшие бы для балюстрады. Инга потрогала их. Нет, те не качались. Тогда девушка с опаской облокотилась немного и замерла, созерцая чарующую панораму.

Сколько она так простояла, Инга не помнила. Очнулась, только когда мужчины, продолжая фотографировать, уже прошли через мостик, в своём восторге забыв про зазевавшуюся коллегу. Инга хотела окликнуть их, но не стала, разозлившись. Могли бы и сами заметить! Пару минут она всё ещё стояла в надежде, что кто-нибудь за ней вернётся. Вид струй воды, стекающих с обрыва соседнего острова в океан, завораживал. Более того, граница между водой внизу и небом почти не различалась. Казалось, что небесные острова просто картинка на однотонной бирюзовой сверкающей бумаге. Чья-то прекрасная фантазия.

«Это ваш Рай», - мысленно произнесла Инга фразу из буклета и подошла к мосту. Переходить его было очень страшно. Планки свисали над пропастью и казались совсем ненадежными. Девушка сглотнула слюну и нерешительно сделала шаг вперёд. Волосы, едва прикрывающие плечи, окрашенные в насыщенный красный цвет, теребил чуть усилившийся ветер. Она посмотрела на ту сторону. Коллеги как раз завершали свой переход по мосту. Ей нужно было как можно скорее нагнать их, чтобы не потеряться. Инга сделала пару неуверенных шагов. Мостик закачался сильнее. Пришлось ухватиться руками за толстые канаты-поручни. Как мужчины могли ещё что-то фотографировать из этого шаткого положения, оставалось для неё загадкой. Инга торопилась насколько могла, но пока она осторожно перебиралась на другую сторону, коллеги уже ушли в неизвестном направлении. Кажется, ей всё же давался шанс проявить свой географический кретинизм и, несмотря на замечание Димы, потеряться, как было всегда, стоило ей взять в руки карту и самостоятельно исследовать незнакомый город.

 Сразу за мостом брали своё начало три тропы. Камень, словно из детских сказок, благодаря выбитым на нём словам, позволял определить направление. Конечно, логичнее всего было пойти сразу к Храму, как и советовал буклет, но, зная Павла, выбрать он мог только окружную тропинку.

Налево или направо?...

Инга посмотрела по сторонам. Вокруг не было никого, чтобы даже задать вопрос. Тогда она, словно маленькая девочка, закрыла глаза и быстро закружилась. И открыла их, когда ощущение направления окончательно потерялось. Перед лицом возник мост. Нет, возвращаться обратно было глупо, поэтому пришлось доделать поворот против часовой стрелки и пойти по правой тропинке.

Храмовые Сады поражали своим великолепием. В отличие от Лилового острова растительность вернулась к привычным для Острова серебристо-зелёным окраскам. Необычные цветы различных оттенков (от самых ярких до мягких пастельных) росли вдоль тропинки. На первый взгляд хаотично, но плавное перетекание отливов друг в друга говорило о том, что это не так. Не хватало лишь переливчатых звонких голосов певчих птиц. Но сколько Инга не оглядывала хрупкие серебристые веточки деревьев – видела только молчаливых чёрных воронов, старающихся как можно скорее скрыться от любопытных глаз. Всё это казалось необычным. Ведь в городе встречались и стайки голубей, подкармливаемые ребятнёй, и воробьи, старающиеся выхватить чужую добычу, и плаксивые чайки, и грациозные ласточки.

Потеряв направление, сворачивая то на одну, то на другую тропинку, Инга попала на большую, почти идеально круглую поляну. В центре красовался овал бирюзовой воды, в которой словно в зеркале отражались набежавшие пушистые облачка и арки двух пересекающихся белоснежных широких изящных мостиков, беседкой накрывающих водяную гладь.

На противоположной стороне озера группа туристов, которая встретилась на площадке в самом начале пути, торопливо следовала за экскурсоводом. «И куда так спешат?» - подумала Инга, обращая внимание, что не одна она наблюдает за этой картиной. Спиной к ней, относительно недалеко, лежал, облокотившись на локоть странный мужчина. Она подошла к нему чуть ближе. Отдыхающий был очень худощавым и высоким, одет во что-то наподобие римской тоги. Жемчужная ткань, необычайно светлая кожа и белоснежные волосы. Длинные тонкие пальцы свободной руки сжимали стебель небольшого цветка с сочными синими лепестками. Девушка видела, как мужчина поднёс тот к лицу и снова отодвинул, любуясь совершенством форм.

Скорее не шум, а просто тревожное волнение заставило Ингу обернуться в сторону озера. По обе стороны одного из пересекающихся мостов стояло по группе женщин. С одной стороны молодые, с другой - старухи. Все в одинаковых длинных чёрных платьях, оставляющих открытыми лишь ладони и лица. Неестественно двигаясь, словно топчась на месте, женщины медленно направились навстречу друг к другу. Инга подошла ещё ближе, предполагая, что это какое-то местное представление. Непонятно только, почему экскурсия так поспешно ушла. Или, может, это жрицы местного Храма и зрелище не для туристов? Предположение заставило её рассматривать процессию ещё внимательнее, всё же жалея о забытой камере. Женщины, между тем, остановились на пересечении мостов на небольшом расстоянии друг от друга. Их ступни отбивали медленный чёткий ритм, как будто они хотели идти дальше, но не могли из-за некой невидимой преграды. Молодые и старые. Старухи держались как зеркальное отражение юных. Инга подумала, что это точно какое-то шоу. Уж очень синхронно выходило. Да и лица в группах соответствовали. У молодых женщин, были те же черты. Возможно, сказывалось нанесение искусного грима. Все очень серьёзные, без тени каких-либо иных эмоций. Зрелище и завораживало, и пугало одновременно. Наконец, невнятная неприязнь пересилила, и Инга всё же поспешно ушла, обратив внимание, что расположившийся неподалеку мужчина с цветком быстро отвернулся, как будто до этого внимательно смотрел на неё. Ледяной холодок пробежал по спине, на миг сбросив всё очарование Острова.

Девушка решительно пошла по ближайшей тропинке, затем несколько раз свернула. И только тогда её сердце немного успокоилось. Однако, природа, хоть и по-прежнему завораживала, уже не так радовала. В душе пустило корни напряжённое беспокойство. Телефон Инга не брала. Зачем он нужен там, где нет сотовой связи? И поэтому девушка не представляла, как связаться хоть с кем-нибудь. Часы давно не носились, их вытеснили из обихода современные гаджеты. Она не знала, сколько прошло времени, но погода начала резко портиться.

Резко усилился первоначально лёгкий ветерок. С веток стремительно взлетели огромные чёрные птицы, отовсюду послышалось их хриплое карканье. Небо темнело с каждой секундой, как будто его заволокли тяжёлые грозовые тучи. Инга посмотрела наверх. Нет. Облаков уже вовсе не было, но словно оттенок самих небес изменился. Ей стало не по себе. Даже страшно. Она абсолютно не знала где сейчас находится. Всё-таки потерялась.

Некоторое время девушка убеждала себя, что всё хорошо. Просто играют нервы и детские страхи. Она одна – отсюда и, естественно, такое волнение. Но это было совсем не похоже на неё. Разумом овладевала сильнейшая тревога, отчего-то хотелось в панике бежать сломя голову куда угодно. Однако она заставила себя застыть на месте и стойко развернула буклет с картой.

Ориентироваться толком было не на что, даже солнца не видно. Вокруг сумерки, как будто приходила ночь. А ведь даже не наступила середина дня. Пытаясь всё же не терять голову, Инга неуверенно пошла быстрым шагом по узкой тропе.

 

День второй. Около полудня по местному времени

 

Хорошо ещё, что она увидела эту тварь первой, а та совсем не замечала её. У ствола дерева, словно прячась за него, притаилось безобразное существо. Совсем близко. Легко можно было различить, что это человек, только кожа местами облезла, обнажая куски красно-коричневой плоти. Лысый череп, острый крючковатый нос. Инга сделала всё, что только могла в данной ситуации – застыла как изваяние. Ей казалось, что стоит сделать хоть шаг, и тварь услышит её. Страшно было даже за гулкое биение собственного сердца и дыхание.

Между тем существо тенью проворно скользнуло за другой ствол, передвигаясь чуть дальше вперёд, и осторожно выглянуло, чтобы резко броситься на кого-то. Инга не шевелилась, и даже не вздрогнула, пока на плечо не упал лист с ближайшего дерева. «Бежать прочь!» - тут же пронеслось в её голове, но болезненное любопытство толкнуло проследить и увидеть больше.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Её взору открылась ужасная картина. Седая женщина в тёмной одежде изо всех сил отбивалась от твари. Слившиеся воедино тела клубком катались по траве. Существо яростно пиналось и кусало. Его жертва лишь тихо стонала от боли, по-прежнему нанося удары серебристым кинжалом. Каждый взмах сверкал подобно молнии, но всё равно - казалось, что той не победить. Тварь перевернула противницу на спину, оседлав, и потянулась пастью к тонкой шее, как рука женщины прочертила стремительную дугу, проходящую через горло уже самой твари, вскоре забившейся в конвульсиях. Увы, победителей в схватке не оказалось. Сама несчастная издала сдавленный хрип, прижимая руку к груди, и обмякла.

Инга на не слушающихся ногах подошла к ним. Оба тела стремительно исчезали. Тварь быстро разлагалась, источая невыносимую трупную вонь, заставившую девушку уткнуться носом в рукав серого платья. Женщина же словно горела. Её кожа чернела, и под напором ветра отслаивалась. Отрываясь от тела, слетала крупными хлопьями пепла. Создавалось впечатление порхающих чёрных бабочек.

- Кааа-ррр-рр!!! – на ветку дерева, под которым стояла Инга, сел огромный ворон. Он перебрал когтистыми лапами, устраиваясь удобнее, и, наклонив голову, посмотрел на девушку внимательными синими глазами.

Та попятилась. Она не знала, какого цвета у таких птиц должны быть глаза, но их выражение ей не нравилось.

- Каа-ррр! – угрожающе повторил ворон и свирепо захлопал крыльями.

Инга, боясь отвернуться, снова сделала шаг назад и споткнулась о распадающееся тело женщины. Рука уткнулась в серебристый кинжал. Он был похож на крест, только длинная часть изогнута как длинный коготь. Короткое навершие, как раз под женскую руку, заканчивалось небольшим кольцом. Послышался шум крыльев. Девушка подняла взор и увидела, что на почти полностью разложившемся трупе твари гордо восседает ворон. Начинает клевать тело… Тошнотворный комок застрял в горле. Инга, не разбирая дороги, в паническом испуге бросилась наутёк, но очень быстро смогла успокоиться из-за собственных рассуждений.

Быть может, тварь могла оказаться совсем не единственной на острове. Нужно было вести себя осторожнее. И, лучше всего, для начала постараться понять, где она находится. Нужна карта… Чёрт! Сердце похолодело… Девушка совсем забыла прихватить с собой сползшую с плеча во время падения сумочку. Инга прикусила губу от досады и, пригибаясь, осторожно начала красться дальше наугад.

Видимо удача была на её стороне. Достаточно скоро появился мостик, ведущий на Лиловый, а в свете сумерек казавшийся чёрным, остров. И так шаткое сооружение раскачивалось под порывами ветра. Инга сделала осторожный шаг вперёд, почти наступив на первую из планок, расположенных над пропастью. Ветер тут же резко и сильно ударил в лицо. Идти дальше стало невероятно страшно. Более того, она не знала, сумеет ли найти там спасение. Просто инстинктивно старалась бежать «к дому». Позади раздался мужской вскрик, и заслышался приближающийся топот ног. Это решило всё. Она резко отпрыгнула от моста в сторону и, не удержав равновесие, прокатилась по земле, поранив руку об острый камушек. Времени хватило только на то, чтобы стремительно спрятаться за ближайший куст.

Через тоненькие веточки удалось увидеть, как быстро пробежал мужской силуэт, а за ним пронеслась целая стайка тварей. Одно из адских созданий вырвалось вперёд и схватило мужчину за ногу. Тот с воплем упал лицом вниз. Несколько тварей не прекратили движение и помчались дальше по мосту, но остальные тут же навалились на кричащего мужчину, начиная делёж долгожданной добычи. Путь назад оказался отрезан. Инга поняла, что нужно где-то спрятаться. Странные твари явно находились повсюду.

            Как можно тише она отползла назад. Затем встала на карачки, и какое-то время продвигалась так в сторону противоположную мосту. Платье быстро покрылось грязью и пропиталось липким потом. Локти и колени заболели от непривычной нагрузки. Поневоле пришлось встать, хотя прекращать прижиматься к земле вовсе не хотелось. Теперь, когда Инга просто шла в неизвестном направлении, пытаясь найти хоть какое-то укромное местечко, в голову пришли рациональные мысли и раздумья. С момента гибели мужчины девушка действовала, словно робот.

            Происходящее казалось кошмарным сном. Инге, бывало в детстве, снились ужасы. Иногда довольно реалистичные, когда ощущаешь запахи или прикосновения… но это был явно не сон. Несмотря на ноющие ладони и коленки от путешествия на карачках, девушка оттянула кусочек кожи на руке и резко повернула. Еле сдержав крик, она застонала сквозь зубы, и потёрла запястье. Да, если бы это был сон, то уже всё располагало к пробуждению. Оставалось только одно – идти дальше.

            Придерживаться тропок логика не рекомендовала, но ноги почему-то сами несли девушку поближе к ним. Она снова, чертыхаясь, старалась отойти в сторону, чтобы прятаться за деревьями и кустами.

Храмовые Сады изменились до неузнаваемости. Вроде всё тоже, но… теперь было непонятно, как этим можно восхищаться! Липкая и противная, словно скатанная паутина, зелень листьев. Острая жёсткая трава оставляла даже царапины на обуви. Цветы, хищно покачиваясь из стороны в сторону, распространяя приторный аромат, от которого кружилась голова. Ветки кустов покрылись длинными острыми шипами, за которые, как за крючки цеплялась тонкая серая ткань платья. Стволы деревьев потемнели. За каждым из них мерещились скрывающиеся затаившиеся твари. Тени же, ранее казавшиеся таинственными волшебными обитателями, слово заклятые враги следили за девушкой. Они яростно метались, принимая образы чудовищ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Инга шла крайне медленно и осторожно. Она не останавливалась ни на секунду, пока перед её взором не возникла поляна с огромным прудом. Видимо здесь планировалось возвести какую-то постройку или ещё что-либо в таком духе, ибо на окраине зеленоватой воды располагался двухъярусный деревянный зелёный прочный скат вроде строительных лесов.

Девушка задумалась. До сих пор ей так и не встретилось никакого укромного уголка. Быть может, стоило забраться на скат? Со второго яруса можно легко осматривать местность. Да и, на первый взгляд, со стороны на такой высоте, если лежать конечно, человек был бы не так заметен… Инга решилась. Не выпуская из руки острый кинжал, она лёгкими шажками подбежала к сооружению, быстро забралась на самый верх, легла на холодные жёсткие доски, и осмотрелась. Вроде никого. Ритм биения сердца спал. Тревога утихала. Быть может, здесь она бы смогла дождаться какой-либо помощи. Какой бы ни была катастрофа, но о пропавших туристах должны позаботиться. Инга испытывала уверенность в этом, а потому немного расслабилась, и тело моментально охватила усталость. Сказывалось перенапряжение. Несмотря на обстановку, глаза спешили закрыться, чтобы убежать в спасительный сон, но Инга мотнула головой, стряхивая наваждение, и снова осмотрелась. Никого.

Тогда её взгляд упал на воду. Тёмно-зелёная поверхность пруда, поросшего вдоль одного края коричневыми камышами, не была однородной и говорила о том, что постепенного и плавного спуска в воду нет. Словно колодец. Глубина начиналась у самого берега. Правда, совсем недалеко от места, где она лежала, вода казалась чуть светлее, и это пятно медленно увеличивалось в размерах. Инга на саднящих локтях подползла ближе к краю, чтобы стало лучше видно. Только что успокоившееся сердце вновь приступило к отбиванию встревоженного ритма. Пятно начало расти быстрее и определилось с очертаниями. Девушка замерла на досках, наблюдая как из воды плавно, медленно и не двигаясь, как самый настоящий труп, всплывает одна из тварей. Существо уже почти выплыло на поверхность, как его грудь пронзил серебристый меч, вытаскивая белёсое тело наружу. Тварь захрипела, дёрнулась, но быстрый удар снёс скалящуюся голову.

Инга подняла взгляд от глади пруда на берег. Перед ней находились живые люди. Видимо зрелище поднимающегося из воды существа увлекло всё её внимание, раз она не заметила, как появился отряд. Несколько мужчин в современной одежде, поверх которой, словно наспех, надеты кожаные доспехи с крупными металлическими защитными пластинами. У каждого в руках меч. Одного из них Инга узнала сразу. Им оказался Владыка Остор. Он лишь едва скользнул равнодушным взглядом по испуганной девушке и повёл остальных куда-то дальше. Понимая, что специально спасать её никто не собирается, а это реальный шанс на выживание, Инга быстро и тихо сбежала по помосту, чтобы нагнать мужчин.

- Пожалуйста, помогите! - она едва вспомнила, что говорить следует на английском. Собственный голос казался невыносимо жалобным и писклявым в окружающей тишине, прерываемой лишь редким далёким карканьем воронов.

- Уйди, женщина, - отряд двинулся дальше.

- Возьмите меня с собой! – начала умолять она. В отчаянии хотелось схватиться за края одежд мужчин и не выпускать из рук. Лишь понимание, насколько это жалко выглядит со стороны, сдерживало её.

- Нет, - отрезал Остор, давая понять, что большего внимания девушка здесь ни от кого не дождётся.

- Тогда я просто последую за вами, - с тихой решительностью добавила Инга и пошла за отрядом, стараясь держаться как можно ближе.

Судя по тому сколь уверенно шагали мужчины, они знали куда идут. По дороге попалась парочка тварей. Одна из них спрыгнула с дерева, стараясь застать врасплох, но ничего не вышло – только белое тело проткнутое мечом казалось похожим на мотылька, нанизанного на иглу в музее. Разве что нервно дёргалось. Не похоже, чтобы тварь испытывала хоть какую-то боль, ибо старалась укусить или поцарапать до последнего. Не обращая внимания на попытки, одним взмахом Остор отрубил голову этой твари. Лица мужчин даже не дрогнули. Словно всё было так - как надо. Буднично. Обыденно. Пожалуй, с таким отрешённым лицом могла бы отрубать обычным топориком курицам головы бабушка в деревне, размышляя только о том, насколько вкусным и наваристым выйдет из тех бульон.

Впереди показался мост, перекрытый высокими воротами из плетёных железных прутьев. Крупная табличка на одной из створок гласила, что там идёт ремонт и находится опасная зона… Кажется, отряд направлялся именно туда. Инга немного удивилась, она ещё искренне считала, что мужчины оказались здесь ненароком и хотели вернуться город. Кажется, у тех имелась несколько иная цель.

Мост под ногами пружинил и словно извивался, стараясь сбросить шагающих по нему, но Инга не отставала. Намного страшнее ей казалось вновь оказаться одной в этом «Раю». Она постаралась припомнить карту. Судя по буклету, островок названия не имел. Его изображение перекрывала размашистая надпись «Закрыто для посещения», но по размерам он был раза в три больше Лилового.

Тропинка, как таковая, за мостом исчезла, но полоса низенькой мягкой травы, резко переходящая в высокие заросли, говорила о том, что, пусть и не часто, но этой дорожкой пользуются.

Запретный остров, так мысленно называла его Инга, оказался переполнен печальной красоты. Иначе она не могла объяснить. Воздух, словно после только прошедшего дождя. Умирающие деревья с редкими листочками как будто из последних сил тянулись к небу в надежде выжить. Серовато-жёлтый оттенок травы, сквозь которую пробивались остроконечные лепестки ярко синих цветов похожих на сапфировые слёзы, наводил отчаяние. Всё прах. Тлен.

Отряд, ускоряясь, прошёл низенький каменный мостик, ставший переправой через яростно бурлящий ручеёк, не шире привычной канавы, прозрачной воды, спускающейся с холма. Они сделали ещё несколько шагов, огибая возвышенность, и вышли к одноэтажному небольшому строению. По обе стороны от почти чёрной от времени, но всё ещё крепкой, деревянной двери находились статуи печальных женщин из светлого мрамора, сложивших ладони, словно они молились. Тела изваяний частично покрывал сероватый жёсткий мох. Инге пришло в голову, что больше всего то, что она видит, похоже на каменный склеп, просто значительно больших размеров.

Старая дверь внезапно самостоятельно распахнулась. Мужчины без колебаний вошли внутрь. Инга же не знала куда деваться. Идти внутрь точно не хотелось. Но и прятаться негде. Нехорошее предчувствие останавливало ноги, но остаться одной по-прежнему было ещё страшнее. Поэтому, прежде чем дверь закрылась, она проскользнула за мужчинами. Те, как и прежде, не обращали на неё никакого внимания. Дверь с лёгким протяжным скрипом прикрылась, оставляя узкую щель, как намёк, что выход ещё возможен.

В маленькой комнатке оказалось достаточно тусклого света, хотя источника его не наблюдалось. Справа в нише стояло лакированное деревянное кресло и глиняная расписная большая ваза, в которую легко мог бы поместиться взрослый человек, вот только горлышко слишком узкое, чтобы действительно спрятаться внутри. За ней тоже не затаиться. Слева стена с какой-то фреской. Но из-за паутины изображения почти не видно. Напротив входа - дверь из черепов. Мурашки пробежали по телу. Кажется, мысль о склепе оказалась не такой уж неправильной. Инга решила, что лучше всего покинуть строение. Пусть мужчины идут куда хотят! Она же постарается добраться до города, пусть и в одиночку. Теперь, когда девушка знала, где находится мост на Запретный остров, это было достаточно легко. Главное идти прямо, никуда не сворачивая. Она уже повернулась назад, как за дверью раздался знакомый хрип твари. Инга растерялась. Возвращение становилось слишком опасным. А впереди - таинственная дверь из черепов. Короткий удар сердца, и она решительно прошла дальше, вглубь здания, надеясь, что мужчины не ушли далеко. Стремительно продвигаясь вперёд, ей довелось услышать, как резко хлопнула, словно мышеловка, входная дверь. Звук резал по нервам. Оборачиваясь от страха, девушка сделала несколько быстрых шагов и уткнулась в спину одного из членов отряда.

Тот обернулся. Типичный житель Острова. И совсем молодой парень. Инга, словно прося прощение, попыталась улыбнуться, и уголки его губ тоже чуть приподнялись в ответ. Невероятное чувство благодарности и спокойствия прошло через всё тело. Значит не так уж они и равнодушны. Нужно лишь держаться ближе.

- Гробница, - только и прошептал парень грустно, следуя далее за Остором.

Инге расхотелось расспрашивать о подробностях. Она и так дрожала. И вовсе не от холода, в склепе было достаточно тепло. Объяснения вряд ли бы успокоили, а новые переживания не манили новизной.

Арочный коридор под наклоном, ведущий вглубь земли предстал её взору. Куда он вёл? Она не знала. И не хотела знать. Лишь пыталась внимательнее рассмотреть окружающее пространство. Но его было слишком плохо видно. Освещение тоже, что и в маленькой первой комнатке, только ещё более тусклое. Приходилось напрягать глаза, чтобы более чётко разглядеть хоть что-то. Обычно Инга постаралась бы держаться кладки, но прикасаться к влажной стене, сотканной словно из бурлящей тёмной массы, интуитивно не хотелось. Да и мужчины уверенно шли исключительно по центру коридора.

Некоторое время было невероятно тихо. Про такую тишину ещё говорят «до звона в ушах». А затем из стен выползли твари. Инга не разглядела, сколько их было. Она просто присела, от ужаса укрывая голову руками, чтобы ничего не видеть, совсем забыв про своё единственное оружие - кинжал. Шипение, хрип, звук удара меча, стон… Совсем близко. Она всё-таки приподняла голову. Один воин пал возле неё, и тварь терзала его горло, словно дикое животное. Кровь растекалась по полу. Как ни странно, но именно это жуткое зрелище придало ей сил для дальнейших действий. Инга вскочила на ноги и решительно ударила в основание черепа тварь своим маленьким кинжалом. Существо резко дёрнулась и обмякло. Инга огляделась. Кажется, её удар стал последним. Битва закончилась. Остор снова посмотрел на девушку, задержав ненадолго взгляд на кинжале, затем подошёл к трупу соратника и, хладнокровно отрезав ему голову, откинул ту в сторону.

- Пошли дальше, - приказал Владыка, посмотрев Инге в глаза.

Отряд двинулся в путь. Она же, понимая, что привычный мир пропал молниеносно, но мысленно всё ещё хватаясь за стандартную реальность, застыла на миг. Несколько несвязных мыслей пролетело в голове, и девушка, сдерживая порыв рвоты, вытащила из ножен на поясе трупа кинжал. Меч ей было не сдержать, да и пользоваться им та не умела. А два клинка вполне маневренное оружие. Может, что и выйдет.

 

День второй. Ближе к вечеру

 

Коридор, казалось, не имел конца. Он являлся словно бесконечным отражением в двух зеркалах. Одни и те же арки, та же кладка стен, тот же тусклый свет. Единственное отличие заключалось в том, что более резко стали ощущаться повороты. Они закручивались по спирали вниз. Сначала совсем мягкие, а теперь и вовсе крутые. Стены словно шевелились, готовя очередную ловушку. Действительно, уже дважды, возникая из ниоткуда, на них нападали страшные твари. Маленький отряд потерял уже трёх человек. Оставалось всего семеро вместе с Ингой. Ноги девушки гудели от продолжительной ходьбы. Она очень устала. Хуже – не знала для чего они все здесь. Самое логичное объяснение, заключающееся в том, что они следуют в некое убежище, не оправдывалось. В бункере не должно быть подобной угрозы. Да и почему столь мало людей? Пару раз она пробовала задавать вопросы, но натыкалась на ледяной взгляд и гробовое молчание, заставляющее забыть о любых попытках узнать хоть что-то.

За следующим поворотом, одна из тварей и вовсе набросилась на саму Ингу, с осторожностью идущую позади всех. Серебряный кинжал в левой руке впился в горло, пытаясь отдёрнуть существо. Правая истерично наносила удары другим оружием. От испуга и неожиданности она даже не смогла вскрикнуть. Но воин, молодой парень, на которого девушка наткнулась в самом начале пути, заметил опасность. Он помог ей, отрубив твари голову. Колени несчастной от переживаний тут же подогнулись. Она упала. Парень протянул ей руку, чтобы помочь встать, но под пристальным взглядом Остора тут же отдёрнул. Мужчины, как ни в чём ни бывало, очень медленно, словно продвигались через плотный кисель, собирались идти дальше. Девушка же опёрлась ладонью о холодный каменный пол, чтобы встать, и неожиданно увидела дверь, прикрытую плотной паутиной. Это была первая дверь в этом бесконечном коридоре.

Инга знала, что лучше всего будет пойти за отрядом, но дверь невероятно тянула, скорее даже притягивала к себе. Повинуясь инстинкту, она приоткрыла её и осторожно заглянула внутрь.

В небольшой комнате оказалось намного светлее, чем в мрачном коридоре. На каменном пьедестале, похожем своей формой на гроб, возлежал закутанный в белый саван мужчина. Самый необычный из всех, что она видела. Невероятно бледная кожа. Овал лица очень длинный, но в норме с высотой его худощавого тела. Огромные водянистые зеленовато-бирюзовые глаза. Ровный нос, не шире двух сантиметров, как будто списан с икон. Крепко сжатые губы выдавали сосредоточенность. Невероятная красота. И уж точно не человеческая. Длинные белоснежные волосы были зачёсаны назад, обнажая высокий лоб. Инга вспомнила, что видела его в Храмовых Садах. Пусть и со спины, но не узнать было невозможно… Ужас! Мертвец, твари, гробница!... От страха сердце и так отчаянно билось о грудную клетку, а когда мужчина, которого она посчитала мёртвым, ещё повернул к ней голову… Инга округлила глаза и с невероятной скоростью вернулась обратно в коридор, не закрывая за собой дверь.

- Там мужчина. Беловолосый, - зашептала она отчаянно. Вроде тихо, но воины резко остановились.

- Где? – наконец-то ей хоть как-то удалось привлечь их внимание.

- Вот дверь, - она указала на проход.

Остор подошёл ближе, и начал внимательно разглядывать проём, как будто толком не видел его. Инга непонимающе посмотрела на него. Может тот столь плохо видел в сумерках? Кто знает? Ей же и так было очень страшно, а молчаливое сосредоточение Владыки не приносило спокойствия. Наконец, он кивнул, мягко отодвинул девушку рукой и гордо зашёл внутрь. Остальные без тени сомнений последовали за ним, оставляя дверь слегка приоткрытой.

Некоторое время царила тишина, нарушаемая лишь биением её сердца. Оставаться в коридоре одной быстро стало невыносимо. Девушка решила заглянуть в щель, оставленную прикрытой дверью. Разглядеть, что же происходит, не получилось. Мешала чья-то спина. Чтобы ни происходило внутри помещения, Инга этого не знала и не слышала, как будто комната исчезла из этого мира. Но и это кончилось. Все зашедшие внутрь мужчины вышли как ни в чём не бывало.

- Пошли, - только и сказал ей Остор.

Слово больше походило на приказ, но Инга не была в обиде. Она послушно побрела следом. Коридор почти сразу привёл их к двери с черепами. Словно и не было ужасно долгого крутого спуска, словно и не было вовсе погибших мужчин. Они вышли из гробницы. Сумерки остались сумерками. Но теперь это были ПРАВИЛЬНЫЕ сумерки. Конечно, страх никуда так быстро не исчез, но где-то внутри поселилось ясное осознание, что всё закончилось. Быстро темнело, но отряд знал, куда идти. Они быстро прошли Храмовые Сады, ступили на Лиловый остров и, не теряя времени, двинулись к главному мосту. Навстречу им попалась спешащая к ресторанчику седовласая старушка, опирающаяся на трость. Больше никого.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трепет перед воздушными мостами несколько потускнел от пережитого. Инга быстро перешла на другую сторону. Их исследовательский джип всё так же стоял почти вплотную к беседке. Коллег около него не было.

- А что с туристами? – поинтересовалась взволнованным голосом Инга.

- Все группы ещё днём вывели. В плохую погоду и ночное время посещение небесных островов строго запрещено, - сурово ответил Владыка и странно посмотрел на неё. Инга отвернулась.

            Водитель местного автобусика открыл дверь. Остор рукой предложил даме занять место, и та забралась внутрь. Владыка сел возле неё и произнёс сухим официальным тоном:

- Пожалуй, сегодня вам стоит отдохнуть. Завтра же я зайду к вам обсудить некоторые детали, произошедшего.

- Хорошо, - устало произнесла она, мысленно радуясь сказанному. Пока ей с ним разговаривать не хотелось.

            Дорога протекала спокойно, но мысли и беспокойство за коллег не отпускали. Спрашивать же о них – ещё страшнее. Местные решительно не походили на обычных, знакомых ей людей. Да и что мог знать на данный момент Остор? Всё ведь только-только произошло. А вот завтра она не даст ему покоя, требуя ответы на все свои вопросы!

            Автобус довёз Ингу до самой гостиницы. Девушка вышла, довольно нелепо себя ощущая. Чистенький маленький город, опрятные последние прохожие. И она. В местами порванном, грязном платье чуть ниже колена. Со сбитыми ногами и стёртыми коленями и ладонями. Не отвлекаясь ни на что и ни на кого, Инга сразу направилась в номер. Ей только пришлось остановиться у стойки с администратором, чтобы взять ключ. Старик с любопытством осмотрел чумазую постоялицу, но ничего не произнёс.   

Она зашла в маленькую прихожую, закрывая на засов за собой дверь. Зеркало шкафа отобразило взъерошенную грязную испуганную женщину в сером платье с каплеобразным вырезом и широким кожаным поясом. В руках она по-прежнему держала два кинжала. Совсем забыла про них, а никто не напомнил убрать. Да и не отнял. Это настолько противоречило обычной Инге, что отражение улыбнулось. Девушка положила ставшее ненужным оружие на комод, сняла с себя пояс, сбросила платье и оттолкнула кучу грязной одежды ногой в сторону. Затем плавно приоткрыла дверь в ванную и с подозрением заглянула внутрь. Наверное, после приключения на небесных островах, ей предстояло ещё долгое время так осторожничать. Помещение выглядело как обычно и ничем не пугало. Можно было бы вздохнуть свободно и спокойно, но теперь, когда весь ужас закончился, ей по-прежнему было несколько страшно. Инга приняла быстрый душ, тщательно вымыв голову. Прохладные струи принесли облегчение, создавая ощущение плохого сна. Но вот что с коллегами?

Открыв шкаф, с развешанной по плечикам со вчерашнего вечера одеждой, и надев первое попавшееся платье в горошек, Инга начала обход, стуча в двери номеров коллег, но никто не отозвался. Пришлось вернуться. Она тщательно закрыла за собой дверь и кинула ключи на диванчик с геометрическим узором, стоящий напротив ванны. После чего сняла обувь и присела, чтобы обуть домашние тапочки. Ноги ныли. Торшер неожиданно замерцал. Девушка вздрогнула. «Короткое замыкание», – подумала сначала она, но пробки не выбило. Так что, вероятно, произошло просто падение напряжения в сети. В любом случае, проблема быстро исчезла сама собой. Инга облегчённо вздохнула, встала и хотела уже пойти в уютную спальню, как поняла, что на стене напротив дивана есть ещё одна дверь. Та ничем не отличалась от остальных в гостинице. И словно всё время здесь и находилась.

Она со всей осторожностью подошла ближе. Ситуация казалась невероятно глупой. Разве можно просто напросто не заметить такое? Или возможно? Девушка провела пальцами по шероховатой поверхности деревянного полотна, доказывающего реальность увиденного, и отошла на пару шагов. Можно было попробовать убежать, но разум настойчиво требовал вернуть его в более устойчивое состояние. Инга повернула ручку, распахивая дверь, и заглянула внутрь, не делая ни шагу вперёд. Ей открылась современная обстановка с преобладающим белым цветом. Сразу у входа - кровать с развевающимся белоснежной лёгкой воздушной тканью балдахином. На ней кто-то находился. Инга тихо сделала маленький шаг в сторону, чтобы появилась возможность лучше рассмотреть. Но, по-прежнему, не зашла внутрь… На кровати лежал тот же беловолосый мужчина, что и в гробнице. Он снова медленно повернул голову к ней и внимательно, с некой затаённой надеждой, посмотрел глубокими бирюзовыми глазами.

Инга стремительно выскочила обратно, хлопнув дверью, и завизжала, зажмурив глаза. Затем резко замолчала. Почему то стало очень холодно, и она перестала чувствовать на себе одежду. Она открыла глаза. Двери не было. Прихожей тоже. Перед глазами только ванная. Душ выключен, она обнажена – вот и холодно. Неужели заснула стоя? Девушка, не зная, что думать и предполагать, в очередной раз вышла из ванны и насухо обтёрлась мягким махровым полотенцем, стараясь не смотреть в зеркало. На душе было гадко и мерзко. По размышлении, она накинула хлопковый гостиничный халат и вышла в прихожую. Открывать шкаф, чтобы посмотреть, висит ли там ещё платье в горошек, не хотелось. Инга внимательно осмотрела стены. Никакого намёка на вход в таинственную комнату. В какой-то момент ей захотелось простучать стену в поисках полостей, но пришлось остановиться из-за стука в дверь со стороны коридора.

«Кто-то из наших», - пролетела в голове радостная мысль, и Инга без тени сомнений открыла дверь. Увы, увиденное не порадовало. Порог решительно переступила пожилая женщина с морщинистым лицом, одетая в длинное чёрное платье, как и у группы женщин в Храмовых Садах, испугавших её ранее.

- Тебе стоит пойти со мной, - приказным тоном произнесла незнакомка и протянула маленькую глиняную бутылочку.

- О чём вы? – не поняла девушка и нахмурилась.

- Выпей. Это поможет. Я приду.

            Женщина буквально сунула бутылочку в руки растерянной Инги и вышла. Девушке только и осталось как закрыть за той дверь… После чего она взяла ключ и закрыла на замок. Нажатая ручка позволила убедиться, что дверь тщательно закрыта. Теперь Инга могла осмотреть и бутылочку в своих руках. Ничего примечательного. Легко помещается в ладони. Обычная голубая глина. Узкое горлышко вместо привычной пластиковой пробки заткнуто длинным сучком дерева. Больше похоже на детскую поделку. Однако после пережитого, бутылочка казалась сосредоточием какого-то невероятного могущества.

            Повторять подвиг с обходом комнат коллег не хотелось из-за страха столкнуться с кем-либо в коридоре. Поэтому Инга наконец-то зашла в спальню и включила ноутбук. Положив глиняный сосудик подле себя, девушка легла на кровать. Ей нужно было успокоиться и привести голову в порядок. А что могло вернуть в реальность лучше, чем переписка с раздражающим мужем? 

- Привет, - коротко написала Инга. Антон оказался в сети. Иного она и не ожидала. Наверняка караулил её.

- Привет, зай. Как ты? – пришёл почти сразу ответ.

            Описывать события дня? Они настолько фантастичны, что и самой себе кажутся бредом. А что ещё ответить?

- День оказался невероятно тяжёлым, Антош.

- Ты справишься.

            Справишься! Откуда было ему знать, что произошло?! Как с этим справиться? Как жить дальше?... Однако внезапно раздражение отпустило Ингу, сменяясь ощущением небывалой нежности к мужу, давно уже не возникавшей. Какая же она дура! Как можно было соглашаться на такую экспедицию только для того, чтобы пощекотать ему нервы. Он же любит её! Старается! А она упирается, как только может. Для чего? Где ещё можно найти столько заботы и понимания?

- Я люблю тебя, - призналась Инга, понимая, что именно сейчас это правда, и, следуя неожиданному порыву тёплых чувств, быстро допечатала. – И очень рада, что ты есть у меня. И что мы вместе. И будем вместе. Обещаю.

- Мы всегда будем вместе. Я тебя тоже люблю… Но что-то случилось?

- Нет. Просто я поняла, насколько сильно мне может тебя не хватать, - наконец-то искренние слова, а не то, что должно сказать в той или иной ситуации. Она столько времени сдерживала себя, и наконец-то смогла позволить раскрыться. Пусть и не в том, что ожидала.

- Мне тебя не хватает уже в тот миг, когда ты целуешь меня, провожая на работу. День в разлуке кажется вечностью.

            Инге стало ужасно стыдно. Да, она традиционно целовала мужа перед тем, как он уходил, но… Мечтала, чтобы за ним как можно скорее закрылась дверь. Мысленно, она пообещала себе, что постарается исправить себя. Станет женой, достойной такой любви. Но сейчас проснувшаяся совесть безжалостно терзала эгоистичную душу, делая общение невыносимым.

- Мне пора. Очень устала. Передавай привет моим и своим родителям. Скажи, что у меня всё в порядке.

- Целую, котёнок.

            Инга закрыла крышку ноутбука, положила тот на комод, и откинулась на кровать в надежде, что охватившее её смятение исчезнет само собой. Что-то мешало. Она привстала и увидела под собой глиняный флакон. Как он мог закатиться так? Инга взяла сосуд в руки.

- Словно Алиса в Стране Чудес. «Выпей меня» только надписи не хватает, - язвительно прошептала девушка, но не отбросила бутылочку в сторону, и не отложила для анализа содержимого, как предполагала ранее.

            Она немного повертела «подарок» в руках. Станет ли ей хуже от того, что откроет его?... Может, всё происходящее только чей-то злобный розыгрыш? И это какое-то своеобразное шоу? Инга извлекла пробку, прикладывая усилия. Сучок вытаскивался тяжело, под конец издав тихий хлопок. Запах жидкости, находящейся внутри, казался приятным, но больше напоминал нежный аромат цветочных духов нежели питьевого напитка. Повинуясь мигу безумия и безрассудства, Инга выпила жидкость почти до дна. На вкус он оказался как обычная вода. Девушка прислушалась к собственным ощущениям. Вроде ничего не происходило. На всякий случай она покопалась в дорожной сумке, нашла аптечку и достала активированный уголь. Так к ней пришло беспокойство за собственное сумасбродство. Затем положила упаковку с таблетками на тумбочку, где уже лежал использованный флакон, причесала волосы, переоделась и легла спать, прислушиваясь к собственным ощущениям. Сначала напряжённо, но это быстро прошло.

Инга чувствовала, что засыпает. Такое бывает. Вам вроде уже снится сон, но при этом вы ещё наполовину в реальной действительности. Именно такое состояние и было у неё тогда.

 Снилось, будто она неторопливо идёт ванную, опять принимает душ, возвращается в спальню и ложится спать. Кажется, что вместе с нею через дверь прошмыгнуло что-то чёрное и страшное, но девушка сделала вид будто ничего и нет. Иногда так поступаешь, когда хочется считать, будто всё в порядке. Однако страх усиливался. Инга накрылась одеялом с головой и всё-таки заснула сном без сновидений.

 

Проснулась она от ощущения жуткого леденящего ужаса. Он сковывал и порабощал. Инга громко выкрикнула имя мужа, хотя понимала, что одна в комнате. Просто надеялась, что если что-то в темноте и есть, испугалось тоже. Антон, естественно не откликнулся, но приблизились знакомые тихие шаги.

- Ты чего кричала? – спросила мама.

- Я испугалась, кошмар приснился, - моментально успокоилась Инга, выглядывая из-под одеяла. Мама улыбнулась, поцеловала в лоб сухими губами и погладила её по голове. Затем вышла за дверь и сказала папе, чтобы тот не беспокоился. «Просто ночной кошмар», - произнесла она и закрыла дверь.

И тут с ужасом Инга осознала, что испугалась сна во сне. Она немного очнулась.

 

Её не просто трясло, а лихорадило. От липкого пота тонкая сорочка прилипла к телу. Напиток. Это наверняка он. Зачем она пила эту гадость? Мысли с трудом ворочались в голове как при очень высокой температуре. Инга кое-как встала и попыталась достать с комода ноутбук, чтобы попросить мужа о помощи. Устройство выпало из обессиленных дрожащих рук, но вроде не разбилось. Опускаться за техникой не было сил. Точнее были, но потом бы Инга не смогла встать. Мир кружился, а глаза снова пытались закрыться, чтобы унести её в мрачный сон. Придерживаясь стены, она всё же дошла до входной двери и рухнула на пол. Дышать стало очень тяжело.

«Пусть жрица помучается меня искать», - твердила себе Инга, чтобы держась за мысль, как за опору, сделать ещё хоть что-то. Она кое-как доползла до шкафа в прихожей и отодвинула створку. Из последних сил дотянулась до висящей одежды, чтобы подтянуть внутрь своё тело. Некоторые вещи с грохотом упали на дно шкафа, но это было неважно. Инга сумела залезть внутрь. Она закрыла светлую створку и свернулась калачиком. Мир исчез.