Главы:

Глава девятая

 

Ты — мешающий элемент. Ненужное существо. Если ты делаешь то, что хочешь, то приносишь массу проблем.

 

Льюис Кэрролл " Приключения Алисы в стране чудес "

 

День восемнадцатый. Ближе к полудню

 

- Эй! Риэвир! Сынок, ты как?

            Это было первое, что он осознал. Потом возвращающиеся ощущения принесли и неприятное чувство хлопков по щекам. Чтобы они прекратились, ему пришлось открыть глаза. Макейр, очень низко склонившийся над ним, просиял. Улыбка на морщинистом лице выражала такое безмерное счастье, что молодой островитянин не смог выдумать ничего лучше, как задать вопрос:

- Я ещё не умер?

- Живой! Живой. Давай-ка!

            Старый друг семьи приподнял его, но парню быстро стало понятно, что стоять на ногах, он может и самостоятельно, а потому мягко отодвинулся от поддержки. Заодно намного лучше стало видно и то, что творилось вокруг.

- Судьба и Время, - только и смог прошептать Риэвир.

            Они всё ещё находились в завитке коридора, где произошло нападение, но вокруг лежала уйма трупов. В основном это были тела слуг, уже начавших разлагаться, источая крайне неприятную вонь. Обезглавленных воинов было значительно меньше. И совсем мало осталось живых. Всего пятеро, включая его.

Более-менее целый Снеттор угрюмо перевязывал грудь стонущего Увиртора. Через кровь отчётливо просвечивала кость ребра, торчащего наружу. Арейр прижимал к себе обрубок руки, наспех обмотанный тряпкой, и словно сумасшедший горько рыдал над телом отца, пытаясь соединить отрубленную голову с шеей.

- Папа! Папа!

            Смотреть на людей было невыносимо, но ещё противнее Риэвиру стало, когда Макейр тихо сказал:

- Всё-таки хорошо, что Мэйтэ стала жрицей. Вряд ли бы она перенесла его смерть.

            Парень проследил за взглядом друга и уткнулся в стеклянеющие глаза Шейтенора. Смерть заострила черты Владыки, делая выражение его лица ещё более надменным. Но даже в таком виде извечный соперник брата вызывал далеко не злорадство.

- Сколько же на нас напало?

- Некогда считать было. Но это встреча обошлась и нам, и Хозяину очень дорого.

- Его уже усыпили?

- Нет. Сам посуди, куда ж я мог отсюда уйти? – невесело приподнял один уголок рта Макейр. – Даже сейчас не знаю, как…

- Судьба и Время! – раздался глас Вэльира.

            Пространство, как и обычно, играло с ними как того желало. Шаги подоспевшего на подмогу отряда никто не услышал.

- Что здесь за…?

- Не матерись. Хозяин устроил на нас хорошую засаду, так что иди вперёд и надери ему задницу!

- Идти вперёд? Чтобы мы на обратном пути вас уже не застали? А, Макейр? – холодно вопросил Вэльир и пальцем ткнул в некоторых из своих воинов. – Помогите раненым. Пойдём все вместе.

- Папа! – едва его начали оттаскивать от тела отца, во всю глотку завопил Арейр, хотя от потери крови ему давно уже полагалось потерять сознание.

- Давай. Ты же у нас мужчина, - принялся за уговоры Риэвир, краем уха подслушивая иной разговор.

- И Шейтенор тоже?

- Да, - вздохнул Макейр. - Для него явно было не Время и не Судьба. Предвестий для новых Владык ведь не появлялось. Он не должен был умереть сегодня.

- Раз не Время и не Судьба, то это решил Хозяин.

- Хорошо, хоть Риэвир цел.

- Лучше бы цел остался Шейтенор, - мрачно заметил Вэльир и заторопил своих людей.

            Дальнейшая дорога вышла не долгой и не особо сложной. Произошло всего одно нападение. И после прежней бойни серьёзной атакой его было сложно назвать. На этом испытания и кончились. Вдоволь напившейся крови Спящий Бог успокоился. Он смиренно ждал Владык в своих покоях. Лежал, не до конца прикрыв веками ясные и грустные бирюзовые глаза. Тонкие руки его спокойно покоились вдоль тела. По щеке стекала слеза.

…Лисички поблизости не было.

- Ох, и давненько мне тебя убивать не приходилось. Особенно с таким огромным удовольствием! - зло проскрипел Макейр, прежде чем произнести традиционное: - Усни сном вечным по велению Судьбы!

            Удар меча, кровь на одеянии, и божество растворилось светящимися огоньками, как будто никогда и не существовало. Всё было так же, как и сотни, а то и тысячи раз до этого.

- Нет, никакого вечного сна по велению Судьбы не будет. До тех пор, пока он здесь Хозяин, это всё бесполезно. Нужно что-то менять! - внезапно осознал вслух Риэвир и принялся задумчиво грызть ноготь большого пальца.

- Если нашего бога рассчитываешь заменить именно ты, то я всерьёз возражаю, - словно бы шутя ответил Вэльир, хотя глаза и уста мужчины вовсе не улыбались. – И поверь, на сегодняшнем совете я объясню тебе, и весьма подробно, почему так против твоей кандидатуры.

            Что-то во взгляде Владыки молодому островитянину очень и очень не понравилось. Однако здесь было не место и не время для разбирательств. Арейру и Увиртору требовалась срочная медицинская помощь. Да и ему самому лечь на носилки не помешало бы! Но всё же, стиснув зубы от боли в голове, в которой, судя по ощущениям завелись кусачие тараканы, он пошёл вместе с отрядом на своих ногах.

Во время дороги Риэвир непривычно для себя смотрел не вперёд, а в одну и туже сторону. Видимый для него остров Арьнена манил к себе с чудовищной силой. Наверняка на нём ему открылось бы ещё больше тайн, нежели стали нынче известны.

            …Меж высоких кустарников промелькнуло яркое красное пятно.

            Ему стало понятно, что Лисичка тайком провожала их отряд. И он, не зная, видела та это или нет, улыбнулся и осторожно помахал девушке рукой. 

                       

День восемнадцатый. Ближе к четырём вечера по местному времени

 

- Неужели вы недовольны объяснениями? – с суровостью поинтересовался Остор у сидящего напротив него усача. – Ну, повздорили мы с Кристине маленько. С кем не бывает? У неё же нет ко мне претензий?

- У неё нет, а у нас есть. Вы едва человеку череп не проломили, - флегматично пояснил служитель порядка.

Владыке тут же захотелось указать на огромный синяк на своей пояснице и саднящие царапины на груди, но он сдержался. Дела требовали совсем иного. Поэтому, вздыхая, островитянин грустно опустил голову на руку. Поза должна была не только вызвать некое сочувствие, но и позволяла скрыть лицо от камер. Увы, ему не посчастливилось родиться в те трижды благословенные времена, когда техника не была столь широко распространена!

…Но, Судьба и Время, как же тогда было прекрасно! Никаких связей с большим миром, никакого туризма… и противных туристок!

- А потому разговаривать нам пока не о чем, - так же раздражительно беспристрастно продолжил человек в форме. - Зря вы всех так беспокоите. Зачем вам нужна была встреча со мной? Посидите спокойно до утра, как и полагается, в камере. Потом уже и решение с дальнейшими распоряжениями относительно вас придёт.

- А билеты на поезд? Это вы лично мне деньги за них вернёте?

- Судя по количеству и достоинству купюр в вашем портфеле, вы можете себе дорогу и VIP самолётом оплатить.

- Неужели моё финансовое положение так вас касается? Или что? Оно полностью компенсирует причинённый мне ущерб? – используя тактику нападения, завозмущался Остор.

- Оно вызывает интерес с учётом наличия в номере поддельного алкоголя…

- Да я же уже сто раз вам рассказывал! – перебил он. – Пока я принимал душ, Кристине открыла дверь какому-то парню. Приняла его за обслугу отеля и купила нам выпить. И всё. Вся история!

- Не вся. Для чего вам такая сумма наличности?

- С каких пор у нас запрещено финансы не в банке, а при себе держать?

- Как вы это хорошо сказали. У нас, - довольно повторил полицейский, покачивая авторучкой, зажатой меж пальцев. – Что же вы тогда на своём родном языке то не разговариваете?

- Я родился в этой стране, я её гражданин, но обстоятельства сложились так, что вся моя жизнь прошла в Америке… И чувствую, возвращаться никак не стоило! – опираясь на легенду прошлой личности, заявил Остор.

- Там вы и познакомились с Кристине?

- Знаете, вы не тот собеседник, с которым приятно обсуждать личную жизнь. Не припомню, чтобы мы стали друзьями, - пришлось пойти Владыке на попятную. Неизвестно, что там Инга наплести могла. – И раз наша беседа зашла в тупик, то я хочу воспользоваться правом совершить звонок.

- Наша беседа не зашла в тупик. Это вы, уважаемый, артачитесь признавать свою вину.

- Простите, что? Какую вину? Ваши люди вломились в снятый мною номер без должного на то разрешения. Или в этом я не прав?

- Да-да, есть такое, - недовольно поморщился умник в форме. – Обыскивали они комнату этажом ниже, конечно, но крики то на русском, то на английском языке, шум борьбы и вопли женщины не могли не привлечь их внимания. Считаете иначе? 

- Или вы хотите, чтобы я считал иначе?

- А вы не промах, товарищ Эдгар Канторс! – едко улыбаясь, заметил полицейский, отклоняясь на спинку кресла. Служитель порядка определённо чувствовал себя хозяином положения. – Или я должен сказать Максим Бондаренко? Вы же под этим именем зарегистрировались в отеле?

- Вы меня удивляете! – разыгрывая изумление, воскликнул Остор. – У нас с Кристине никто не запросил паспортов при въезде. Мы просто решили пошутить. Знаете, порой люди испытывают любопытство в таких моментах.

- И на всё-то у вас есть свой ответ.

- Потому что вы выискиваете обман на ровном месте! – без тени смущения, упрекнул Владыка бдительного мужчину, хотя внутри него всё холодело от масштаба настойчиво стучащихся проблем. Прямо-таки вламывающихся.

… И чего только Леон бездействовал?!

- Так если нос чует подвох? – весело ответил вопросом на вопрос полицейский, и улыбка почти сразу же сползла с его лица. – На шпиона вы не очень-то похожи. Уж излишне ярко строите из себя какого-то островитянина. Отчего только собственная внешность и национальность не устраивает настолько, что надо делать пластику и осветлять кожу?

            Вывод заставил Остора наконец-то заткнуться. От шока он просто-напросто не мог сориентироваться с возможным ответом.

- Но что-то вы всё равно скрываете. И я до этого чего-то доберусь. Не через вас, так через вашу женщину!

            «Кажется, я пропустил нечто крайне любопытное. Дай-ка покопаюсь в твоей памяти», - задумчиво пронеслось в голове голосом Арьнена.

- Копаться в моей памяти?!

- А вы другого выбора не оставляете, - считая, что обращались к нему, сказал сотрудник полиции и подал знак, что Остора можно уводить обратно в камеру.

- Вы мне так и не дали позвонить!

- Да, пожалуйста. Звоните.

            Рука служителя порядка подтолкнула к противоположному краю стола проводной телефонный аппарат. Подошедшие забрать Владыку люди остановились за его спиной, наблюдая за дальнейшим. Он же, возмущённо хмыкая, неумело набрал на кнопках один из экстренных номеров. Цифр в нём было больше, чем полагалось, а потому не удивительно, что гудок не пошёл. Старательно хмуря лоб, Остор сделал вид, что пытался вспомнить точнее. И набрал тот же самый код.

- Где-то путаюсь что ли? – с удачно разыгранной растерянностью произнёс он.

- В любом случае, время вышло.

            В камере он находился один, хотя в соседних двух клетках сидело аж пятеро молодцев и три девицы. Инги среди этих распутниц не было. Ему довелось мельком увидеть испуганную девушку, когда их привезли в участок на разных машинах, но то ли ту отпустили, то ли отправили в больницу - неизвестно. В любом случае, её след потерялся, и это заставляло Остора нервничать ещё больше. Даже заставляющие пересыхать горло дипломатические сложности, неизменно ожидаемые в случае раскрытия его личности, не казались такой проблемой… Судьба и Время, как хорошо, что он додумался надеть рубашку и кардиган! Одежда отлично скрывала раненую руку, и огнестрельное ранение осталось без внимания.

            «У меня просто нет слов!» - восхищённо признался Арьнен.

- Тогда заткнись, - наплевав на недоумённые взгляды, сказал Остор вслух.

            Это Владыка не знал местного языка. Местные английский знали.

            «Совесть не позволяет. Чувствую, что обязан прокомментировать произошедшее. Хоть как-то!» - с восторгом отказался проявлять сочувствие мысленный собеседник.

- Тогда говори.

- Идиот какой-то, - послышался отзыв из соседней камеры.

            «Уже не стану. Нужные слова сказаны, а повторяться я не люблю», - рассмеялся наглец.

            Судя по всему, Арьнену понравился произведённый эффект. И пусть до своего вынужденного слушателя ему явно хотелось донести нечто иное, это всенепременно осталось бы тайной. Так что Остор, хорошо изучивший своего незримого спутника и не имеющий ни малейшего настроения терпеть издевательства, просто-напросто сказал:

- Тогда заткнись.

            Последующие несколько часов Владыка молчал. Наверное потому, что повода для речей так и не возникло. Никто его не беспокоил. И, пожалуй, если бы вместо жёсткой скамьи в камере нашлась хоть какая-то постель, то он бы лёг спать. Тяжёлые будни требовали ясной головы.

- Эдгар Канторс! На выход! – неожиданно нарушило тишину указание.

            От звука открываемого замка Остор вздрогнул. Он не спал, но успешно задремал сидя. А потому неуверенно воззрился на открывшуюся дверь.

- За вас залог внесли. Выходите.   

- То есть имеющейся у меня при себе суммы было недостаточно что ли? – съязвил он, но ноги не сделали ни единой задержки по направлению к выходу.        

- Простите, товарищ Канторс, - краснея от смущения, подошёл к нему полицейский, до этого ведущий допрос. – Никак не могли предположить, кто вы. Простите, что помешали операции. Но мы это… Это…

- Повели себя чрезмерно бдительно, - быстро ориентируясь в сказанном, благодушно подобрал нужные слова Владыка и отвернулся, чтобы забрать под роспись свои вещи.

            Чтобы ни произошло на самом деле, но пока события устраивали. Единственное, не радовало, что его не встретил какой агент Леона. Не хотелось по итогу наткнуться на служебные автомобили Stellimber Incorporated. Поэтому наружу он вышел с некой опаской. И там Остора действительно поджидали.

- Пройдёмте с нами, товарищ Канторс. Машина ждёт вас, - произнёс мужчина в чёрном костюме и раскрыл над ним зонт. На улице шёл дождь.

            Садиться в автомобиль не хотелось, но провожающие через окна взгляды полицейских заставляли подчиниться приглашению. Он сел и удивлённо оглядел роскошный салон. Внутри, вопреки уверенности, никого не оказалось. Так что, когда мужчина в чёрном костюме закрыл зонт и занял место водителя, от него сразу последовал вопрос:

- И куда мы?

- К господину Лакису, Владыка Остор.

            Обращение говорило о том, что его личность раскрыта, однако первая часть сообщения не дала никакой информации. Кем был некий господин Лакис он то ли не знал, то ли не помнил. Эта страна не являлась приоритетным направлением в интересах Острова. Однако ему на данный момент предпочтительнее было плыть по течению. Звонить Леону с телефона, побывавшего в руках полиции, никак не следовало.

            Машина выехала за город, и всё же долго созерцать сельскую местность не пришлось. Свернув на неприметную дорогу, перекрытую шлагбаумом с охраной, они въехали в элитный посёлок. Огромные дома и благоустроенные участки давали понять, что здесь обитали «сливки сливок» местного общества.

- А, вот и мой гость!

            Стоило переступить порог, как навстречу ему, отгоняя в сторону слугу, подошёл низенький толстячок. Лицо мужчины ни о чём не говорило Остору, но стоящая поодаль Инга, переодетая и даже выкрашенная в блондинку, определённо сделала его счастливее.

- Очень рад нашей встрече, - пожал Владыка пухлую вялую ручонку, и, пристально глядя на мнущуюся девушку, сказал. – Простите, но я не могу оставить без внимания Кристине. Мы расстались при не самых приятных обстоятельствах.

            Лакис понимающе кивнул, и он поспешил к Инге. Та выглядела растерянной, но в остальном целой и здоровой… если не брать во внимание большой кусок пластыря на лбу.

- Ты как? – касаясь её локтя, обеспокоенно спросил Остор шёпотом на русском, и девушка искренне ему улыбнулась, мгновенно расслабляясь.

- Всё в порядке.

- Что ты рассказала?

- Кому? Полицейским? Им я заявила, что никакого заявления подавать не собираюсь, и буду отвечать на расспросы, только если мне предъявят какую статью. Здесь тоже молчу как партизан.

- Умничка!

- Может и умничка, но мне страшно, Остор…

- Убедились, что с вашей барышней хорошо обращались? – бодро поинтересовался на английском Лакис, мешая беседе.

            Ничего не оставалось, как с сожалением отпустить локоток Инги и обернуться с более-менее дружелюбным выражением лица.

- Да. Полагаю, мне и за себя следует поблагодарить вас. Как вам удалось провести столь удачное вмешательство?

- Не стану скрывать, меня об этом попросили.

            Умелая деловая улыбка Лакиса говорила о том, что эту вежливую рожу ему приходилось строить часто. Может даже излишне часто, ибо мимика была напрочь лишена искренности. Кроме того, сальный блеск в глазах уверял в том, что толстячку требовалось нечто взамен как за уже оказанную услугу, так и за те, что предстояло от него принять. И Остор понимал, что без молчания и помощи этого человека сейчас не обойтись. А потому играть следовало по навязываемым правилам.

- Хотелось бы узнать имя моего доброжелателя.

- Анна. Её зовут Анна, - наслаждаясь непониманием собеседника, Лакис сделал тонкую паузу и пояснил. – Она моя жена.

- В самом деле? Достаточно неожиданно.

- Только на первый взгляд, Владыка Остор… Может, желаете выпить виски в моём кабинете? Мне не нравится вести длительные деловые переговоры на ногах.

- Да, это было бы весьма удобно.

- В таком случае пройдёмте… А вы, лапушка, - вспомнил господин Лакис ещё об одном действующем лице в его спектакле, - можете погулять по дому или вернуться в гостевую комнату. Екабс вас сопроводит.

            Статный мужчина в чёрном костюме, который до этого привёз Остора, отошёл от стены, давая понять, что речь шла о нём. Инга оглядела своего надзирателя крайне неприязненным взглядом, но промолчала. Лакиса же и это устроило. Хозяин дома, вновь приглашая островитянина следовать за собой, двинулся по правому коридору. Однако, прежде чем островитянин сделал хоть шаг, он в очередной раз вручил подарок Арьнена девушке. Таскать свёрнутый в рулон холст ему порядком поднадоело, а складывать картину словно платочек, чтобы та вместилась в портфель, казалось кощунством. Инга вцепилась в своё имущество обеими руками, и Остор пошёл вслед за Лакисом.

- Анна, она, знаете ли, такая. Очень особенная женщина редкой красоты. Львица! И если чего захочет, то будет добиваться своего до последнего вздоха.

- Необычное качество для женщины. Но впечатляющее, - решил поддержать беседу он, оглядывая стены. Они были отделаны широкими кожаными панелями благородного тёмного оттенка. Этот цвет хорошо подчёркивал красоту ажурных массивных рам, украшенных лёгкой позолотой, да приковывал внимание к великолепным холстам. У владельца оказался хороший вкус. Чуть больше декора, и интерьер дышал бы напыщенной пафосностью.

- Да. Очень. А мне так нравится делать её счастливой. Хочу видеть, как она становится счастливее с каждым днём. У неё изумительная улыбка!

- Уверен, что ваша избранница исключительна. Хотя бы потому, что я убеждён, мы с ней не встречались, но она всё равно испытала желание участвовать в моей судьбе.

            Лакис тихо рассмеялся, пропуская его в кабинет первым. Помещение было в том же стиле, что и коридор. Оно дышало простором, но об аскетизме речи не шло. Остор присел в огромное кожаное кресло для посетителей. Мягкое сидение тут же подстроилось под контуры его тела, несколько убаюкивая.

- Видите ли, детские мечты Анны о собственном острове уже осуществились. Она наконец-то осознала, что достаточно богата, чтобы требовать чего-то материального. Поэтому ныне её прельщает известность. И, разумеется, роль девочки из шоубизнеса моей жене не подходит.

- Разумно, - согласился Остор, принимая от Лакиса стакан с виски.

Кристально чистый стеклянный сосуд с приятно маслянистой янтарной жидкостью выглядел соблазнительно, но Владыка боялся, что алкоголь окончательно разморит его. Поэтому поинтересовался:

- Вы не станете возражать, если я попрошу кофе? Очень крепкий, без молока и сахара.

- Хм, ваша барышня предпочла такой же напиток, - задумчиво высказал вслух наблюдение толстячок, искоса посмотрел на собеседника хитрым взглядом и, нажав на кнопку на своём столе, приказал принести чашку эспрессо.

- Благодарю.

- Не за что. Так вот. Анне хочется славы и власти. И приближающиеся выборы, в которых я участвую, могут сделать её первой леди.

- В таком случае, полагаю, что у вас женой схожие вкусы. Второстепенного вы не признаёте ни в чём, - с улыбкой сказал Остор и, приподнимая стакан, словно произносил тост, выпил виски до дна, смакуя напиток во рту. Наконец-то ему удалось перебить неисчезающее послевкусие «рома».

На эти слова толстячок ответил взаимной, на этот раз честной улыбкой, и тоже отпил из своего бокала.

- Потому я и не намерен подчиняться судьбе. Я не желаю расстраивать жену неудачей такого рода. Очень неприятно проигрывать, когда по предварительным данным занимаешь лидирующее место.

- Ваша уверенность в проигрыше говорит, что вы отчётливо предвидите последующие шаги своего оппонента.

- Вы очень прямолинейны, Владыка Остор. Но определённо правы!

            Лакис отставил свой стакан, поднялся с кресла и сделал круг по кабинету. Остор вставать не стал. Тело, после принятия внутрь спиртного, охватила блаженная безмятежность. Ему хотелось спать. Очень-очень хотелось спать. Настолько, что в ушах послышалась вечерняя трель насекомых. Он всегда с удовольствием слушал её в постели родного дома. Хорошо засыпать с открытым окном и смотреть на ясные звёзды…

-… Stellimber. И поэтому...

- Что, простите? – опомнился он, перебивая. Кажется, и правда случайно заснул с открытыми глазами!

            По счастью, в дверь постучались. Девушка в скромной форме и белой ажурной повязке на голове принесла кофе. Аромат приятно защекотал нос. И едва поднос лёг на столешницу стола, как островитянин ухватился за тонкую дужку белой фарфоровой чашки как за спасительную соломинку. После первого же глотка бодрость несколько вернулась к нему. Во всяком случае, мыслить стало легче. И Остор вроде как напомнил:

- Вы говорили про Stellimber Incorporated.

- Да. Они не впервые используют тактику, что я вам описал...

            «Сам легко разберёшься, если понадобится. Поверь, суть примитивная, потому я и не стал тебя будить», - бодро сообщил Арьнен, и Остор едва не выронил чашку из рук.

- …в целом, - не слыша голоса в голове собеседника, Лакис и не думал останавливать собственный монолог. – Поэтому мне нужна поддержка извне. Остров прекрасно показал себя в сопротивлении этой корпорации. И у вас, Владыка, репутация весьма опасного политика, имеющего в руках такие сферы влияния, что мне в этой ситуации и необходимы. Для вас это тоже выгодно. Ещё одна страна станет относительно независимой. И, кроме того, вашим союзником.

- Разумно. Мне нравится ваше предложение. Думаю, я положительно ответил бы на него и без дополнительного стимула, - солгал он без тени раздумий.

            Нет, ну, не говорить же было в лицо человеку, от которого зависела судьба его, Инги, Острова, а, может, по факту и всего мира, что Остору некогда заниматься таким идиотизмом!

- И всё же, чтобы не обманывать ваши ожидания, - продолжил он, - мне нужно вернуться на Остров с моей спутницей. Тихо. Не привлекая постороннего внимания.

- Да-да, конечно! – воскликнул Лакис и рассмеялся. Кажется, согласие собеседника основательно улучшило его настроение. – На самом деле, мнение, что островитяне никогда не покидают свой мирок, настолько прочно устоялось в обществе, что скрыть ваше присутствие в участке полиции стало легче, чем оно могло бы быть!

- Весьма приятное известие.

- Да, но мне самому стало бы приятно, если бы вы приоткрыли свой секрет, - мужчина снова налил виски. И себе, и в пустой стакан Остора. – Для чего вы покинули Остров? И зачем вам компания Ильиной Инги – террористки, находящейся в межмировом розыске?

- О чём вы?!

- Я знаю, что на Острове подобное не принято, но смотреть телевизор иногда бывает полезно.

            Недолго думая, господин Лакис нажал на кнопку на пульте. Одна из стеновых панелей отъехала в сторону, открывая экран, на котором стали показываться выдержки последних событий. И выглядел фильмец впечатляюще. На Ингу повесили несколько взрывов в Москве. В частности, той самой клиники, из которой её похитила Stellimber Incorporated. На удачу, вместо его собственной фотографии показывался только фотопортрет. Но и от этого ему стало крайне не по себе.

…Отчего молчал Леон?! И почему не вмешался на этот раз?!

- Мне стоит говорить, что ваша полиция работает неэффективно? Они упустили опасных преступников, – всё же нашёл в себе силы он произнести с усмешкой.

- Нет. Межмировым обыск стал менее двух часов назад, и информация до рядовой полиции только спускается. Однако масштаб, с которым за вами гонится Stellimber Inc. меня поразил. Особенно тем, что заинтересовали их не вы, а именно эта барышня.

- Судя по всему, в историю с террором вы не верите?

- Не верю. Ваша Инга совсем лапушка. Но вот вопрос – отчего вокруг неё вьются совсем не милые девичьи проблемки?

- Эта женщина сравнительно недавно гостила на Острове, и корпорация посчитала, что во время своего визита она вывезла некий артефакт. Ошибочно посчитала. Так что, когда Инга попросила Владык о помощи, мы сочли нужным содействовать ей.    

- Артефакт? – притворно удивился Лакис. – А мои источники смогли дотянуться до иной информации. Что в её теле развивается нечто, что может принадлежать только островитянам.

            Остор уставился на своего собеседника пристальным недовольным и угрожающим взглядом. Ему с самого начала не понравилась их беседа. И вот, когда вроде бы компромисс и решение стали достигнуты, Лакис отчего-то начал совсем другую игру, загоняя его в угол.

- Ну-ну! Не смотрите на меня так, пожалуйста! - рассмеялся мужчина, вытирая платком слезинку в уголке глаза. – И извините за смех, но меня и правда поразило, что столь тривиальная история ещё может происходить в нашем мире!

- Пока я вас плохо понимаю, - абсолютно честно сказал он.

            Остору как-то не казалось, что обращение девушки, нахождение её души на некой Грани, его собственное становление частью Реальности и всё прочее можно было назвать «тривиальной историей».

- Я уроженец небольшой страны, но у меня далеко идущие планы. А потому Острову, серьёзно набравшему политический вес за последние десятилетия, я уделяю предостаточно внимания. И глаза, и уши у меня там есть. Мне прекрасно известно, что эта лапушка очень тесно сдружилась с вашим братом – Владыкой Риэвиром. И я прекрасно понимаю, почему Stellimber Inc. заинтересовал ребёнок. Это первый известный… гибрид? Никогда не был силён в биологии. Но несмотря на это, я прекрасно понимаю вас, островитян, столь судорожно цепляющихся за свой закрытый стиль жизни.

            Лакис, чей взгляд преисполнился хитрости и превосходства от озвученных им слов, залпом допил виски. Затем толстяк сел в своё кресло и, ставя локти на стол и сцепляя пальцы в замок, сообщил:

- Чего я не понимаю, так почему, рискуя собой и своей репутацией, на Остров барышню везёте вы, а не ваш брат? Это… это всё-таки ваш ребёнок?           

- Хм, - Остор решил, что разубеждать Лакиса никак не стоило. – Дело не в том, кто отец. Важнее, что я страше и являюсь главой рода. Эти заботы лежат на мне.

- Выходит, мне придётся разочаровать Анну. Никакой особой интриги, - вроде как на самом деле расстроился Лакис.

- Жаль, что Stellimber Incorporated не считает также. Их внимание очень настойчиво. И потому мне хотелось бы как можно быстрее продолжить свой путь.

- Не останетесь до утра?

- К утру они могут захотеть поговорить с вами. Таким образом, что вам захочется изменить нынешнее решение.

            Оба собеседника понимающе рассмеялись.

- Хорошо. Вы, кажется, направлялись в Испанию? Уверены в направлении?

- Даже если там не окажется моего доверенного лица, то хорошие связи найдутся.

- В таком случае, держите.

            Вытащив из ящика стола конверт, Лакис передал его Остору. Внутри лежали очередные паспорта и билеты. Кажется, смена имён превратилась для Владыки Острова в некое хобби!

- Вы сядете на поезд не с вокзала. Екабс знает, как устроить всё между станциями. Затем самостоятельно сойдёте тем же образом недалеко от крошечной частной авиакомпании. В целом, по времени вы прибудете в Испанию даже раньше, чем предполагали по прежнему маршруту. Это вас устроит?

- Более чем, - убирая конверт в помятый портфель, довольно ответил он. Всё складывалось пока очень даже неплохо… Если не думать, что все намерения мог разрушить один единственный звонок.

- Честно, я даже немного завидую. С вами происходит целое приключение!

- Если вы с Анной решите посетить Остров, то я могу вам устроить нечто даже более грандиозное!

            Несмотря на то, что изначально в голове Остора промелькнули картинки, подходящие для типичного туристического отдыха, островитянин ещё не успел договорить свою фразу, как видения в его представлении изменились. Ему вообразилось, как он во время очередного пробуждения Хозяина выдаст пухляку Лакису доспехи и меч да отправит одного на небесные острова. Пожалуй, впечатлений тому хватило бы на пару жизней вперёд!

- Думаю, мы воспользуемся вашим предложением.

            Они пожали друг другу руки. К несчастью, Лакис оказался левшой, а потому и Остор вынужденно протянул соответствующую ладонь. Боль в ране с новой силой напомнила о себе.

 

День восемнадцатый. Ближе к семи вечера

 

            Пожалуй, давненько автобус не мчался по тропе с такой скоростью. Причём один из двух. К сожалению, второй для спуска не потребовался. Около половины мужчин, отправившихся на поиски Риэвира, уже не смогли бы вернуться домой. Смерть всегда любила забирать лучших. А Хозяин Судьбы и Времени предпочитал ещё и не препятствовать ей в этом.

Остановился транспорт максимально близко от больницы, где уже в полной готовности поджидали бригады медиков. Какой бы стремительной не была скорость автомобилей, звуковой воздушный сигнал передавался быстрее. Правда, у такого способа имелся и существенный недостаток. Возле клиники столпилось предостаточно людей, разобравшихся в смысле трелей. Беспокоющиеся родные, друзья, да и просто любопытные зеваки заставляли сердце молодого Владыки болезненно сжиматься… Он ведь мог ценой своей жизни попробовать вернуть с Грани хоть кого-то!

            …Или не мог?

            Среди пришедших поглазеть затесалось и несколько туристов. А потому, прежде чем вынести раненых, Макейр приказал разогнать всех лишних. Ослушаться указа никто не посмел. Местные быстро, словно волна схлынула, освободили пространство. Гостей большого мира вежливо отвели в сторону под приличествующими предлогами. И только тогда Арейра и Увиртора вынесли на носилках. Оба они потеряли сознание до того, как стала пересечена Небесная Галерея, а, потому полученные раны являлись только частью беды. Вполне вероятно, что тела могли начать восстановление, но слуг у Хозяина всё равно бы прибавилось.

            Затем пришла очередь менее тяжёлых больных. Они самостоятельно направились к клинике один за другим, и только Риэвира вывели под руки, хотя в помощи посторонних молодой Владыка не нуждался. У него хватало сил дойти до больничной палаты на своих двоих. Просто… просто он ни в какую не желал возвращаться под надзор Луизора! Кончилось это упрямство тем, что Макейр приказал двоим воинам насильно поднять парня с места и со всей силы врезал ему по животу. Риэвир тут же согнулся пополам, сблёвывая слюну, но Вэльир ещё и добавил, прежде чем приказать выволакивать его наружу. Вот тогда-то на пациента дружелюбные медицинские братья с массивными бицепсами и надели смирительную рубашку. Сопротивляться вмиг стало невозможно, да и глупо. Оставалось только надеяться, что на совет его пригласят.

Эта надежда по итогу оправдалась. Так что Риэвир (умытый, переодетый, перебинтованный да проглотивший с дюжину таблеток) спустился на этаж ниже и вошёл в конференц-зал, где на этот раз собирались Владыки. Огромная комната выглядела просто. По сути, кроме длиннющего стола, офисных стульев да техники в ней ничего и не было больше. Даже светлые стены не украшали никакие картины, схемы или плакаты. Плотные шторы в тон им оказались наглухо задёрнуты. Освещение давали только прямоугольники светодиодных ламп. Так что в целом, помещение выглядело так, что Риэвир мгновенно ощутил, словно его затолкали в некий мешок, туго затянули горловину и вот-вот выбросят в море. И, пожалуй, ассоциацию углубляло то, что все Влыдыки были уже в сборе, но ни один из них не посмотрел на него с дружелюбием или сочувствием.

- Хорош всеобщий совет! - вместо приветствия, фыркнул Олвенор. – Шестеро из девяти!

            Молодой островитянин ощутил неприятное головокружение от этих слов, и проломленная голова тут была не причём. Он и сам задумывался о нынешнем составе совета. Отсутствующие, хотя во многом и предпочитали занимать кардинально противоположные позиции, всё же являлись остовом, действующей силой. Они не были юнцами как Риэвир, но и до покоя старости им следовало ещё дожить.  Антрейр, Олвенор и Крейвир пользовались уважением в силу преклонного возраста и огромного жизненного опыта. Однако их категоричные взгляды во многом устарели. Какие бы острые противоречия не возникали между Шейтенором и Остором, они могли противостоять этой старой гвардии. Остальные, включая его самого, всего лишь предпочитали поддерживать мнение той или иной стороны. Демидор разве что иногда генерировал идеи. Но это больше походило на попытку привлечь к себе внимание любым образом. Все его задумки были малопродуманны.

Другими словами, мысленно вычёркивая тех, кто вряд ли бы воспринял его новости, а именно Антрейра, Олвенора, Крейвира, да Демидора, Риэвир считал, что, по сути, стал бы обсуждать проблему с Вэльиром и Макейром… Но произнесённое число шесть. Кажется, присутствующие исключали его самого. Так что, деланно замирая на месте, парень растопырил пальцы и, то бросая взгляд на них, то на кого Владык, стал поочерёдно загибать.

- А по моим подсчётам вроде как нас семеро, - поднимая результат повыше, возвестил он.

Олвенор тут же привстал со своего места и громко произнёс:

- Я поднимаю вопрос о смещении Владыки Риэвира.

            Смещение… Какое смещение, если эта должность являлась пожизненной?! Их всегда было девять. Все островитяне беспрекословно подчинялись любому из Владык. Понятия «изгой» никогда не существовало!

            Речь шла о смертном приговоре.

- Не думал, что доживу до такого на своём веку, - прокряхтел Крейвир. Слова давались ему тяжело из-за старческих невзгод. Даже руки, на которых сверкали драгоценные перстни, беспрерывно подрагивали. А потому уловить правильную интонацию не вышло. Кого корил этот дряхлый старец? Риэвира? Олвенора?

- Несомненно, что проступков предостаточно, но…

- Макейр, нам всем известно, что ты благоволишь этому мальчишке! - перебил Олвенор, постукивая по полу тростью. – И всё же пришло время проявить немного беспристрастности. Если ты отринешь личное, то разве у тебя не останется претензий?

- Я только хотел напомнить, что у нас предостаточно проблем. И не считаю, что сейчас время создавать новые.

- А мне вот думается, что сразу и многие старые разрешатся, - продолжил настаивать вредный старикан. – Или я один такой?

- Зерно истины в твоих словах имеется, - протянул Крейвир. – Может зря Остор рисковал жизнью ради брата? Может судьба Риэвира заключалась в том, чтобы уйти в воды Острова?

- Мы Владыки, а не Хозяева Судьбы и Времени, чтобы знать это наверняка, - негромко сказал Вэльир, не поднимая взгляда от своих ладоней, ровно лежащих на глянцевой столешнице стола.

- Можно повторить опыт! Пусть останется на небесных островах на ночь. Если на утро будет живой, то всё станет понятно, - выдвинул свою очередную гениальную мысль Демидор, столь довольный собой, что улыбнулся до ушей.

- А давай-ка мы и тебя там оставим? Так, заодно, – мрачно предложил Антрейр и таким тяжёлым взглядом посмотрел на идиота, что Демидор заметно стушевался.

- Если вы хотите зерно истины, - продолжил Макейр, - то моральный дух наших людей и так пал до предела. Творящееся в Поднебесье выбило у всех почву из-под ног. Пропажа Владыки Остора уже далеко не тайна. Владыка Шейтенор погиб. Если мы ещё и показательную казнь Владыки Риэвира устроим… Вы уж, извините, но давайте называть вещи своими именами! Речь идёт о казни!

- Переживут они это, - проворчал Олвенор, но уже без прежнего энтузиазма.

- Переживут. Но окончательно потеряют уверенность в завтрашнем дне. И кто тогда пойдёт усмирять Хозяина, а? Я, Вэльир и Демидор?! И всё?!

            При этих словах Демидор, который всячески старался исключить своё присутствие на небесных островах, аж вздрогнул.

- Олвенор, на этот раз Макейр прав больше тебя. Чтобы справиться с нынешними бедами, нам нужны люди. А людям нужен высокий боевой дух. Поэтому давай-ка, Риэвир. Присаживайся к нам, - произнёс Антрейр.

            Возражений не последовало, и парень, радуясь, что выступивший пот на лбу впитался в повязку, а не стал виден окружающим, сел на свободный стул. Благо их таких было чрезмерно много.

Однако на этом испытание не закончилось.

- Я сейчас согласен только потому, что среди нас нет Владыки Остора и не занято ещё одно место, - самодовольно свредничал Олвенор. – Решение о свержении Владыки обязаны приниматься при полном составе совета.

- Значит, когда нас будет достаточно, то вернёмся к этому вопросу. А сейчас, может, займёмся делом?

            Фраза Антрейра слух не порадовала.

- Раз мы уже столько раз упомянули здесь Владыку Остора, - взял на себя инициативу Крейвир, - то, быть может, кто-нибудь мне объяснит, где он?

- Вы не получали доклад?

- Получал. Но он заставляет подумывать, что у нынешнего поколения зрение хуже, чем у меня в моём-то возрасте!

- Владыка Остор в большом мире. Мне даже абсолютно точно известно, где именно он был два часа назад! - похвастался Демидор, но, не увидев соответствующего случаю удивления в глазах большинства Владык, воскликнул: - Вы знали, что ли?!

- Ну, мне это стало известно значительно раньше, чем два часа назад, - не удержался от комментария Вэльир.

- Почему мне не сообщили?

- Я этим знанием поделился с теми Владыками, кто был рядом. Не знаю, почему до вас информация не дошла.

Разговор был любопытный, и явно мог перейти на повышенные тона, но Риэвира волновало другое:

- Где мой брат? Как он? Что вы узнали о нём?!

- Владыка Остор, - начал с неприкрытым расстройством Демидор, - подал экстренный сигнал Леона Де Брейва. А, с учётом того, что сам Леон в это время был на Острове, то тайна раскрылась.

- Зачем Леону возвращаться сюда? – нахмурился Олвенор. – В этом месяце он уже был на Острове.

- Я настоял. Японская делегация, несмотря на предупреждение, всё равно объявила о своём прибытии, а вести переговоры они соглашались либо с Остором, либо с Леоном.

- Отвратительно! – возмутился Антрейр под согласные кивки прочих Владык. – Конечно, такие люди нам нужны, но они должны быть куклами, а не кукловодами!

- Действительно омерзительно! – поддержал Олвенор. - Хоть к прежней работе возвращайся! Неужели кроме Остора голову включать некому?!

- Стоит привыкнуть к мысли, что даже при возвращении Остора нам придётся кардинально менять существующий порядок, - хмуро заметил Вэльир. – До этого всё было слажено. Остор заботился о внешних делах. Шейтенор о внутренних. И теперь нам всем видно, в чём недостаток.

- Давайте вернёмся к рассказу Демидора, - вклинился Макейр. – Речь шла о некой раскрытой тайне.

- Да! Именно! Это Леон вывез Владыку Остора в большой мир.

- Зачем Остор пошёл на такой риск? – похолодел Риэвир, и Демидор одарил его гадливой улыбочкой:

- Он за Ильиной Ингой Валерьевной поехал.

- За Ингой?!

- Почему нельзя было за ней того же Леона отправить? – наморщил лоб Антрейр. – У нас людей во внешнем мире для этого не хватает что ли?

- Нет. Поднятый вопрос, конечно, любопытен. Но одному мне ещё любопытнее, как у Остора получилось покинуть Остров?! - воскликнул Олвенор, но, не увидев в остальных желания обдумывать это, вернулся к поднятой тематике. – Ладго. Потом обсудим. Значит, Леон увёз Остора, и тот подал экстренный сигнал. По нему мы его нашли… И что дальше? Как мне видится, след его потерян вновь?

- Есть такое, - замялся Демидор. – Охрана Леона была в курсе, где Леон, а потому посчитала поднятую в Европе тревогу за случайное стечение обстоятельств. Их же в силу особой секретности случая в известность о возможном «недоразумении» никто не поставил. Поэтому они предприняли шаги для проверки, но полученная информация никого не заинтриговала. В беде находился явно не Леон. Так что Де Брейв преспокойно завешил длительные переговоры, и только потом зашёл в зону охвата связи. Вот тогда, когда ему пришли оповещения, и началась вся суета.

- То есть мы опоздали?

- Именно, Владыка Антрейр. Зато в результате этого мне стали известны многочисленные подробности. Stellimber Incorporated, думаю мне не надо никому из присутствующих объяснять, что это за организация, начала за Ильиной, а соответственно и за Владыкой Остором целую охоту, развернув масштабную поисковую сеть. Как мне вот-вот сообщили, их даже объявили в межмировой розыск.

- Владыку Остора? В розыск?!

- Ну, он пользуется другими именами, поэтому есть шанс, что его личность раскрыта не до конца, - Демидор предположил это со столь кислым выражением на лице, что всем стало ясно – в эту вероятность он не особо-то и верил. – Однако в полицейский участок Владыка Остор и Ильина попали по другой причине. И здесь начинается очень интересное обстоятельство. Кто-то вытащил их оттуда так, что если бы охрана Леона не сделала свою своевременную проверку, сохранив данные, в том числе и запись камер, то уже никакой информации и не осталось бы. Молчат даже полицейские, хотя им предложили солидную компенсацию за развязывание собственного языка.

- Stellimber Incorporated? – Риэвир был разъярён. Он непроизвольно сжимал кулаки до боли, но его вопрос прозвучал с хрипотцой, присущей страху.

- Нет, - опроверг Демидор. – Тогда бы они уже прекратили свою охоту.

- Кто же тогда?

- Люди Леона предполагают, что это было сделано по указанию некоего Лакиса. Но сам Леон находится с ним в крайне напряжённых отношениях. Поэтому разработка этого варианта затягивается.

- То есть мой брат там совсем один? Он один на один с целым миром?!

- Ну, Владыка Остор продумал многое. Чего он не предполагал, так это что пришлось бы встретить столь серьёзное сопротивление, - развёл руками Демидор. – План был прост. Добраться до России и под вымышленными именами доехать с Ильиной до Острова.

- Я так понимаю, что он всё равно координировал свои действия с Леоном Де Брейвом? Особенно, когда ситуация вышла из-под контроля? – уточнил Вэльир.

- Да.

- Почему же Леон так поступил? Почему никого не предупредил, зная, что отправляется на Остров? Он что, забыл, что связь здесь под запретом и практически невозможна? Почему не оставил никакого наблюдателя или телохранителей?

- Я ему тот же вопрос задал, - самодовольно возвестил Демидор. – Ответ состоял в том, что на крайней секретности настаивал сам Владыка Остор. И Леон посчитал это разумным. Личности хороших телохранителей известны. Они послужили бы дополнительными маячками. А в свете того, что мне Леон ещё сообщил, то любой сторонний наблюдатель мог захотеть отхватить свой кусок пирога.

- О чём вы, юноша?

            Демидор одарил вопрошающего его Крейвира возмущённым взглядом, но старик был столь стар, что мог юношей и отца Макейра обозвать. Создавалось впечатление, что этот Владыка поставил себе целью пережить всех островитян и уверенно справлялся со своей задачей.

- Я ещё не успел сделать запрос у доктора Луизора, рассчитывал на это по прибытию сюда. И всё получилось бы до совета, но ему пришлось экстренно выехать загород к пациенту! Хм. Простите. Ближе к теме. Если верить данным большого мира, то Инга больше не обычный человек. Остров изменил её.

- Луизор подтвердил бы это, - непрерывно царапая ручкой на листе бумаги извилистые линии, сказал Вэльир. – Владыка Остор связывался с ним по этому вопросу. И они вместе сделали общий неутешительный вывод. У нас новый Хан Картер. Только женщина.

- Погодите, разве она пробыла здесь более тринадцати дней? Почему обращение началось так рано?! – с тревогой, и на этот раз вполне внятно, вопросил Крейвир. Макейр тут же нехорошо прищурил глаза и подал голос:

- Так рано? Тринадцать дней? Это вы о чём?

- Когда я умру, то почитаешь в моих мемуарах.

- Она уехала на девятый день, - грустно ответил за всех Риэвир. – И именно тогда и появилась Лисичка. Сначала я не придал этому значения, но после отъезда Инги её заметила в Поднебесье Тийритэ. Тогда мне подумалась, что Тийритэ увидела лишь ещё одну красноволосую туристку и обманулась. Теперь я уверен. Инга и Лисичка - они связаны между собой.

- Лисичку мы убить не можем. Гнев Хозяина будет не сдержать, - вздыхая от неприятных воспоминаний, заключил Вэльир и обвёл взглядом присутствующих. – Но, если они связаны, то что станет, если мы избавимся от другой?

            «Убей её. Уничтожить тело нужно заранее», - вспомнилось Риэвиру, и сердце его болезненно сжалось.

- Есть уверенность, что это не принесёт неприятностей похуже? – стараясь не показывать своих истинных эмоций, задал он вполне логичный вопрос.

- А как нам это узнать? – тут же вкрадчиво поинтересовался Олвенор. – Скажи-ка нам. Вы ведь с братом, кажется, возомнили себя Хозяевами Судьбы и Времени? Во всяком случае, ни один из вас не принимает остальных Владык во внимание. Вы прекрасно ведёте единоличнуе игру.

- Истинные причины поступка Остора мне неизвестны также, как и вам! Но я уверен, что он не просто так отправился за Ингой. И не просто так, рискуя собой, всё же старается довезти её до сюда.

Ему было ясно, сколь низко нынче ценилось его слово, но великолепная репутация брата могла ещё сработать. И Риэвир с удовлетворением заметил, как Вэльир, словно бы обдумывая что-то, согласно кивнул головой. От прочих возражений тоже не последовало.

- Передай Леону, - обратился Антрейр к Демидору, - что как только Владыка Остор свяжется с ним, он обязан будет незамедлительно найти время и на совет. Полагаю, чтобы не затягивать этот момент, все из нас готовы остаться в городе?

            Прозвучало всеобщее согласие, хотя Макейр и скривился.

- Ну-ну, - акцентировал внимание на этом факте Крейвир. – Не только у тебя семья.

- Дело не в том. Точнее не совсем в том. Мы с женой приютили дочку Шейтенора, но думали, что это будет временно, - признался друг. – А теперь я сам пропадаю из дома, и Рейетэ такие новости на девочку сваливать? В одиночку?

- Сейчас много кому неприятных хлопот досталось. Девятнадцать отличных мужчин погибло за один единственный день, - напомнил Олвенор. – Нам надо проявить уважение ко многим семьям.

- Если Увиртор не выживет, то оставит вдову с новорождённым мальчишкой. Я хорошо знаю их семейство, поэтому после совета сам зайду к ним, - сказал Вэльир. – И сам поговорю с сыном Шейтенора. Здесь на мне лежит ещё и долг друга.

- Забота о людях важна и мы не оставим её без внимания. Но мне думается, что Владыке Риэвиру есть что добавить по нашей основной заботе, - громко сказал Антрейр, пристально глядя на парня так, как если бы знал нечто заранее. – Расскажи, зачем тебе понадобилось уходить в Поднебесье?

- Может это и звучит как вымысел, - приняв решение быть максимально честным, ответил молодой островитянин, - но из-за этой вот головы мне довелось попасть в одно необычное место. И я убеждён, что оно настоящее. Эта Грань настоящая, насколько может быть настоящим хоть что-то! Наверное, если поднять списки пропавших…

- Я запросил у Кейтэ, - вклинился Макейр, чтобы не терять время на предположения. – Она подтвердила слова Владыки Риэвира о количестве пропавших и именах некоторых из них. А он сообщил мне их, едва пришёл в себя.

- И что же это за Грань такая? – с подозрительностью поинтересовался Олвенор.

- Туда воды Осторова приносят тех, кого украли из нашего мира. Это место, где слуги Хозяина оставляют свои души. И я выяснил, что оттуда можно выбраться. Мы можем спасти наших людей или хотя бы предотвратить появление новых слуг!

- Как интересно. Поэтому ты и остался в Поднебесье, затаившись от Арейра? Геройствовал?

            Демидор не испытывал желания верить произнесённосу. Скептицизм в его голосе определённо указывал на то.

- Нет. Мне всего лишь повезло уйти оттуда невредимым, но и этого было достаточно. Я остался на небесных островах, чтобы найти безопасный путь на Грань. Ведь там свой особый мир. Населённый. И он требует изучения.

- Требует изучения? Возможно, это было бы так, - мягко произнёс Крейвир, – да только ты сам сказал, что тебе повезло уйти оттуда. Изучая Грань, легче лёгкого стать безумным слугой Хозяина.

- Но я нашёл человека, который мог приходить и уходить оттуда без вреда для себя! И это самый обычный человек.

- Ты нашёл его? Где он?

- Он умер сегодня, не успев раскрыть тайну.

- Это был тот, кого ты назвал Сандром? – жёстко вопросил Макейр. – О нём речь?

- Да.

- Тогда почему ты промолчал о нём?! – пожилой Владыка привстал, опираясь на кулаки. – Найти столь ценный клад, чтобы так просто потерять?!

- Он был очень замкнут и отнюдь не желал помогать. Мы нашли с ним общий язык, но как глухой со слепым! - разозлился и Риэвир. – Если бы мы взяли его под стражу и насильно уволокли в город, то…

- То он был бы жив! – перебил друг. – А ты мальчишка. Действительно придурковатый мальчишка, раз не смог отличить действительно значимое, от ерунды!

- Откуда тебе стало известно об этом человеке? – заинтересовался Вэльир, и парень, из-за признания Макейра утративший львиную долю предусмотрительности, честно ответил:

- Инга на Грани рассказала.

- Инга, Инга и снова Инга, - усмехнулся Олвенор, мгновенно сводя таким отношением достаточно серьёзную тему к сущей безделице. – При таком частом упоминании этого имени, мысль Владыки Вэльира об убийстве уже начинает прельщать. Потому что история становится всё надуманнее и надуманнее! Ещё и Грань какая-то… Вздор!

- Это не вздор!

- Риэвир. Мальчик Риэвир. Уж называть тебя Владыкой у меня язык не поворачивается. Иди отсюда в палату и полечи свою голову. Может…

- Да, хватит тебе, Олвенор, - вдруг встал на его защиту Крейвир. – Многие из нас, будучи детьми, мечтали стать Владыками, чтобы проткнуть сердце Хозяина и усыпить его навсегда. И вот.

- Что вот?

- И вот, некоторым из нас повезло ими стать. Или наоборот не повезло? Как бы то ни было, теперь у нас другое видение происходящего. Мы-то знаем, что мечи не помогают. И мечты, как усыпить Хозяина, становятся иными. Владыка Риэвир всего лишь не только создал себе новую надежду, но и ухватился за видимую возможность, считая, что, вытащив из полотна нитку, ему достанется весь отрез ткани. Он просто молод и потому проявляет упорство в достижении своей цели. Отсюда все и беды. Он слишком живой.

- Но я не, - решил запротестовать Риэвир, однако Крейвир, не обращая внимания на его слова, продолжил:

- Чего ему сейчас действительно нужно, так это здоровье. Если оно есть, то пережить такой недостаток, как молодость, сложности не составляет. Поэтому предлагаю отправить его в палату. А уж как доктора признают нашего юного Владыку годным к новым подвигам, то, быть может, они ему уже не понадобятся. Мудрая степенность всегда приходит неожиданно.

- Погодите, может, он ещё чего расскажет о Грани? – негромко предположил Антрейр, но Риэвир не сумел воспользоваться шансом остаться, воскликнув:

- Я не могу в палату! Утром я должен вернуться в Поднебесье.

- Я позову дежурных, - Макейр вышел за дверь.

- Вы не понимаете! Я в шаге от того, чтобы найти способ безопасного путешествия на Грань!

- Нет, это ты не понимаешь, - отозвался Крейвир. – Не единожды Хозяин засыпал столь крепко, что наш Остров уходил в небытие, скрываясь под водами. Но Спящий Бог всегда просыпается. Вновь и вновь. Так что твоя мечта недостижима. И, пока ты не поймёшь это, лучше нам поставить возле тебя охрану.

- Отличная мысль! – поддержал Олвенор, и Демидор с удовольствием откликнулся:

- Я задействую лучших людей.

            При царящем на совете единодушии, дальнейшие возражения больше походили бы на проявление сумасшествия. И потому Риэвир, одарив всех презрительным высокомерным взглядом, подчинился. Но далеко не сдался. Едва парень вернулся в палату, как первым делом выглянул за окно, рассчитывая найти путь к бегству. Отсутствие гипса открывало гораздо больше возможностей, нежели в прошлый раз. Увы, на лавочке, так, чтобы не упускать стену больницы из виду, сидел наблюдатель. Может Демидор только планировал задействовать службу порядка, а вот Макейр или же Вэльир уже постарались на этом поприще. От души постарались. Чуть поодаль, в тени деревьев, устроился ещё один подозрительный тип.

- Можно? - послышался из-за двери, одновременно со стуком, тонкий девичий голосок и внутрь, не дожидаясь приглашения, зашла Тийритэ. Девушка выглядела очень красивой несмотря на то, что глаза её покраснели от слёз. Она не так давно много плакала, но постаралась привести себя в порядок.

От мыслей о внешности Риэвир, впервые за долгое время, посмотрелся в зеркало. Отражение отразило какого-то нервного взлохмаченного незнакомого мужика. Он даже вздрогнул.

- Я уж думал Владыки или Луизор кого прислали. А это ты, Тийритэ.

- Я.

- Думал ты не придёшь. Обидишься на меня.

- Я и обиделась. Очень обиделась.

- Прости, - наклоняясь, чтобы почесать ранее загипсованную ногу, сказал он. – Я не хотел расстраивать тебя. Просто не думал, что ты дашь согласие на мою затею.

- Прости? - неожиданно гордо вскидывая подбородок, произнесла девушка. – Мы знакомы столько лет, столько веселились в общей компании, столько общих бед пережили, столько тайн разделили, столько личного друг о друге знаем, что, если что и просто, так это просто, что я не предположила из-за всего этого, что мне можно настолько не доверять! Очень показательно. Действительно, для тебя намного проще действовать втихаря. Зачем иное, если нет нужды притворяться другом?

- Тийритэ, всё не совсем так, - он хотел было провести пятернёй по своим волосам, но пальцы снова наткнулись на повязку. Голова тут же застонала, не давая мыслям преобразоваться в подходящие для ситуации слова. – Ты очень правильная девушка, а мой поступок… он… Ну, ты бы на моём месте никогда не поступила также! Ты бы не рискнула отправиться в Поднебесье.

- Мне разрешили вывезти тебя из больницы только под личную ответственность. Ты знаешь, что такое личная ответственность? Я вот знаю. Так что ты прав, я никогда не поступила бы также, будь ты на моём месте! - она сердито сверкнула глазами и, достав из своей сумочки ключи от его дома, положила их на тумбочку. – И, так как я такая правильная, то возвращаю как можно скорее и это. Не хочется получать косые взгляды в свою сторону, если что-то из-за ребят пропало.

- Не надо преувеличивать!

- А разве это так?

            Тийрите резко развернулась на пятках и хотела было уйти, хлопая дверью, как он, понимая, что упускает свой отличный шанс, воскликнул:

- Стой!

            Девушка остановилась. Развернулась и выжидательно посмотрела ему в глаза.

- Мне нужно, чтобы ты передала кое-что Арьнену. Пожалуйста, - говоря это, Риэвир быстро вывел несколько слов на клочке бумаги и, свернув тот в несколько раз, протянул ей, повторяя. – Пожалуйста. Ну, пожалуйста.

            Пальчики Тийрите неуверенно потянулись к записке. Сердце его застучало быстрее, и чувство эйфории разлилось по телу, когда она всё же взяла ту. Однако облегчение вышло крайне коротким.

- Я долгое время считала тебя своим другом, и поэтому Арьнен получит этот листок, неважно, что в него вписано. Но только больше никогда и ни о чём не проси меня. Вообще не подходи ко мне! Слышишь?!

            Глаза её засверкали. Наверняка, стоило бы ей выйти за дверь, как из них с новой силой бы потекли слёзы. И Риэвиру было понятно, что за лучшее стало бы выхватить записку обратно, сказать какую-нибудь ерунду, утешить Тийритэ…

Но желание поступить иначе было сильнее.

- Слышу… Ты мне очень поможешь.

            Отвечать она уже не стала. Просто вышла в коридор.

            Дверь за Тийритэ так и не хлопнула.