Главы:

Глава восьмая

 

Дураками называют тех, кто выбирает нелёгкий путь.
 

Льюис Кэрролл " Приключения Алисы в стране чудес "

 

День восемнадцатый. Тем временем

 

Макейр поправил кожаную защиту на руках. Металлические конусообразные заклёпки усиливали её, но абсолютно не мешали. Эта броня была легкой, не стесняющей движений. Мужчина был доволен наручами несмотря на то, что они достались ему ещё от деда. Что с того, что их потрепало время? У других членов его отряда вооружение выглядело не лучше.

…Одинаково хмуро смотрелись и их лица.

- Чего скисли? – попытался приподнять боевой дух товарищей Макейр, но его голос прозвучал сродни карканью в ненастный день. А потому он, поняв, что затея провалилась на корню, сплюнул на песок да повернулся лицом к тропе. В свете восходящего солнца, не освещаемая фонарями, она едва различалась и походила на извивающуюся змею. Ассоциация вышла столь гадкой, что Владыка предпочёл перевести взгляд на Стийера, с мрачным усердием старающегося завести раскапризничавшийся транспорт. Мешки под глазами делали парня похожим на мертвеца… и, наверное, сам он выглядел сейчас не лучше.

- Зачем припёрся? – вдруг послышался за спиной преисполненный недовольства глас Намора. – Мало дел натворил? Ещё хочется?

- Простите, отец. Я хочу помочь, - жалобно произнёс Арейр. Мальчишнка и заныл бы, но в присутствии такого количества взрослых мужчин не желал терять лицо, а потому лишь крепче сжал ладонь на эфесе меча.

- Иди домой мамкину грудь сосать!

            Публичное оскорбление требовало вмешательства, а потому Макейр угрожающе нахмурил брови, но… сказать ничего не успел. Арейр, чьи щёки запылали от стыда и гнева, закричал:

- Да не терял я Владыку Риэвира! Я был с ним всё время рядом. Честно! Не отходил ни на шаг! Он просто растворился в воздухе, когда Лисичка взяла его за руку.

- Вот так взял и исчез, да?

- Да!

- Надо же. А когда я нёс его из Долины Сновидений, он мне бесплотным призраком совсем не показался! – Намор подошёл к сыну и выдал ему затрещину. – Сложно признаться, что ты его где-то оставил, а, щенок?!

- А ну прекратить! – зверея, потребовал Макейр. – Мы здесь для общего дела собрались, а не драки устраивать.

- Да, Владыка.

- Арейр, держись меня. Всё равно я за тобой посылать собирался.

Носик паренька тут же задрался кверху, но на это уже мало кто обратил внимание. Двигатель заревел, и Стийер выкрикнул:

- Всё готово!

Водитель второго автобуса повторил его глас.

- По местам! – довольно приказал Макейр.

             Он, не желая уделять скандалу ни единой новой секунды, быстрым шагом направился к транспорту. Остальные тоже время не тянули. То ли ребятам и самим тошно было от событий последних дней, чтоб ещё такое выслушивать, то ли хотели быстрее покончить с делом, но, по-любому, автобусы заполнились моментально. Только Арейр долго мялся, но затем и он мышью юркнул внутрь да занял сидение возле, сидящего поодаль всех, Владыки. Дверь за ним с хлопком закрылась. Начался подъём по тропе. Однако, не успели они проехать и четверти пути, как паренёк заёрзал, как если бы желал что-то сказать. Макейр понял его желание поговорить, но отвернулся к окну, напоказ созерцая до смерти надоевший вид. Поэтому мальчишка ничего так и не сказал. Правда, покоя это не принесло. Стоило только задуматься, углубиться в себя, как Вэльир, пересевший позади, постучал ладонью по его плечу и шепнул:

- Знаешь, дружище, зря мы взяли Шейтенора с собой.

            Макейр приподнялся, чтобы взглянуть на того, о ком шла речь. Временно отстранённый глава отряда сидел, понурив голову, и отрешённо созерцал пальцы на руках. Вероятно, те всё ещё двоились, а то и троились. После такого запоя и всего суток трезвости ничего удивительного в этом не было бы.

- Не верю я в то, что он от поездки развеется и придёт в себя. Как бы сродни Риэвиру с обрыва не спрыгнул, а?

- Он не прыгал, - совсем тихо заскулил было Арейр, но осёкся под осуждающими взглядами Владык.

- Конечно, не прыгал, - не сдержался от ехидства Макейр. – Со сломанной ногой это ой как не просто! Как со скоростью черепахи доковылял до края, так и рухнул камнем вниз.

- Не изводи парня, - на этот раз снисходительность проявил Вэльир. – В конце концов, ни с одного края Острова не слышно вестей о появлении новых кандидатов во Владыки. Да и с ногой Риэвира на самом деле всё в порядке.

- Это ты о чём? – он даже сумел развернуться лицом к собеседнику, но продолжать разговор при свидетелях тот не был настроен.

- Выйдем, тогда и поговорим.

- Хорошо.

            Внесённая Вэльиром интрига помогла избавиться от тягостных дум. Макейр ощущал нетерпение сродни мечте как можно скорее остаться с любимой наедине после свадьбы, чтобы сорвать с той платье. Собственно, ассоциация пробудила давние воспоминания о начале отношений с женой. И они вызвали на его лице такую хитрую загадочную улыбку, да увлекли настолько, что если бы его не окликнули, то Владыка продолжал бы сидеть в автобусе до заката.

- Давайте-давайте, переходите Галерею. Шевелите ногами! – приказал он громко и решил, что стоило напомнить. - До первого автобуса с туристами у нас всего полтора часа. Их поведут маршрутами 2-N И 7-G. Так что бдительнее, народ!

            Никто не заставил себя ожидать. Первый мост оказался преодолён очень быстро. На Лиловом острове отряд задерживаться тоже не собирался. В планах было оперативно добраться до Храмовых Садов. Оттуда часть отряда направилась бы до места, где Арейр и Риэвир встретили Лисичку. Остальным следовало выдвинуться к точке, где самый молодой из Владык превратился в «чудотворца».

- Я пропустил. Подача сигналов разрешена или как? - тяжело ворочая языком, поинтересовался до этого молчащий Шейтенор.

- А с чего её запрещать?

- Вдруг, наоборот, вспугнём?

- Вообще-то, Риэвир один из нас, - напомнил Макейр.

- Как и его братец. Вот только ни одного из них я среди нас не наблюдаю. Оба как сквозь землю провалились!

            Отвечать на язвительное ворчание он не стал, а, недовольно покачав головой, пошёл в сторону Вэльира. Арейр, словно на цыпочках, бесшумно последовал за ним в нескольких шагах позади. Как хвостик.

- Так что ты хотел сказать про ногу-то?

- Меня Луизор навестил, - теребя эфес меча и щурясь от яркого света восходящего солнца, сказал Вэльир. – И, знаешь, он совершенно иначе заговорил, чем перед советом. Уйму интересного раскрыл.

- Он что? Знает где Остор, что ли?

- Нет, но тот с ним связался.

- Что?! Когда?!

- Тише ты! – грозно шикнул Вэльир. – И давай-ка по порядку. Мы начали говорить про ногу Риэвира. Так вот, о ней. Едва до Луизора дошли вести об очередной пропаже этого бандита, как нервы у него сдали. Несмотря на прежние обещания молчать, он пришёл ко мне и рассказал много чего любопытного.

- Мало того, что у этого Острова тайн хоть отбавляй, так ещё и его жителям неймётся!

- Есть такое! – добродушно усмехнулся Вэльир. – В целом, Остор перед отъездом убедил нашего доктора заковать ногу брата в гипс. Хотел пресечь возможные блуждания Риэвира по небесным островам, но, по факту, это не помогло.

- Совсем не помогло. Хотя задумка была хорошая. Отличная я бы сказал!

- Ага. Остор обозвал это «делом Острова» и потребовал от Луизора абсолютного молчания. Тот и молчал. Представляешь, молчал даже перед советом! И после скрыл, что ему наш блудный Владыка позвонил ни с того ни с сего. Это вчера где-то в это же время было.

- Тогда Риэвир ещё смирно спал.

- Причём тут Риэвир?

- А разве ни причём?

- Не-а, узнавать о судьбе брата Остор даже и не мыслил!

- Зачем ему тогда Луизор понадобился? – растерялся Макейр.

- Ну, слушай. Расскажу. Звонок был на общий больничный номер, а потому нашего отважного лгунишку, почти приступившего к экстренной операции, развернули да не менее экстренно отправили в кабинет, куда линию временно перевели.

- Беспорядок какой!

- Оно того стоило, - возразил Вэльир, приостанавливаясь, чтобы снять с носка сапога прилипший лиловый лист. – Остор сбросил Луизору на почту фотографии. Какое-то обследование головного мозга Ильиной Инги Валерьевны… Имя тебе ничего не напоминает?

- Забудешь его, как же! – с сарказмом ответил Макейр. – И что там с этим прототипом нашего красноволосого призрака?

- Ну, даже не знаю, что из дальнейшего тебе больше понравится.

- То есть хоть что-то мне понравиться должно? – с сомнением произнёс он, вызывая у спутника звонкий смех.

- Вот уж в этом уверенности у меня нет! Однако скажу, как есть. Эта Инга становится одной из нас. Не могу ничего сказать как и почему, но её организм перестраивается.

- Это невозможно! – чрезмерно громко воскликнул Макейр, спотыкаясь на ровном месте.

После чего матюгнулся и, чтобы не привлекать внимания, продолжил путь. Однако взволнованность на его лице была заметна всем окружающим. Среди отряда послышались шепотки, а явно подслушивающий Арейо сократил расстояние между ними.

- Это невозможно. Что за бред?

- Да ну? Разве бред? - Вэльир, коварно улыбаясь, пропел известное на весь Остров имя. - Хан Картер. Картер Хан.

- Вот уж насмешка Судьбы и Времени!

- Да. Насмешка, - вздыхая, подтвердил собеседник. – Однако мне не весело от того, что произошло дальше. Сначала изумление Луизора было столько велико, что он и сам не сразу обратил внимания на это обстоятельство. Всё-таки доктор – он доктор и есть. Мысли научные, а не житейские. Но…

- Не томи уже, Вэльир!

- Ладно. Чего уж там? Дело в том, что Остор во время разговора включил громкую связь, чтобы и остальные, кто был рядом, могли услышать нашего медика. И этими остальными были Инга и её муж.

- Быть не может!

- Если Луизор не лжёт, то, сам понимаешь, всё остальное обретает смысл.

- Если не лжёт, - Макейр поднял указательный палец.

- Он показал мне письмо от Остора. Так что я ему верю. Тем более, что все остальные вероятности мы вынужденно отбросили, обыскав каждый сантиметр квадратный на Острове. Так что, вот уж загадка как, но… Остор в большом мире, дружище!

- В это сложно поверить, - после паузы, устало вздыхая, заметил он.

- Сложно, - кивнул в знак согласия собеседник. – Но я тщательно проверил всех прибывших в последние дни и, пусть и ненамеренно, своими расспросами довёл до слёз даже Кейтэ. Инга на Остров не возвращалась.

- Другие знают обо всём этом?

- Я рассчитывал, что это ты преподнесёшь совету «благую» весть, - честно рассказал о своих коварных замыслах Вэльир и, не желая выслушивать легко предполагаемые возражения, продолжил. – Кстати, в свете подобного исчезновение Риэвира уже не выглядит таким нелепым, а?

- Знаешь, скажу тебе прямо. Мне значительно легче поверить, что Риэвир внезапно и мистически, - Макейр сделал обеими руками знак мира и посгибал пальцы, - растворился в воздухе, нежели в то, что Остор умудрился покинуть Остров.

- Да. Но зуб даю, что он там. И уехал, чтобы привезти Ингу.

- Идиот.

- Это точно!

            Вэльир беззаботно рассмеялся. Кажется, во всём поисковом отряде только у того и было хорошее настроение. Однако, оно оказалось заразительным. Постепенно начали слышаться банальные разговоры, в которых обсуждались новые сплетни, девицы, жёны, дети. Но, едва отряд разделился, как над людьми снова повисло напряжение. Наверное, так вышло из-за того, что с Макейром остался именно Шейтенор. Не Вэльир.

- Олийвэ скучает по тебе. Когда придёшь её навестить?

- То есть забрать свою дочь я не могу? Так получается?

- Будет тебе, - примирительно сказал он и, несмотря на мрачное молчаливое несогласие Владыки, сочувствующе похлопал того по плечу. – Твоя злость ныне весь мир готова поглотить, а девочке не стоит ощущать нечто подобное. Она сейчас и так крайне расстроена. Пусть играет с моей Айнетэ и не закрывает сердце на замок, пока ты отогреваешь собственную душу.

- Вот умеешь же ты сказать так, что и возразить нечего, - недовольно буркнул Шейтенор по размышлении и сознался. – Наверное, я потому и ворчу, а не прихожу. Ни к Олийвэ. Ни к Вестиру. Дети. Дети же всё чувствуют и запоминают. Не хочу оставаться в их памяти таким, какой я сейчас.

- Хорошие мысли.

- Может быть. А, может, причиной всего страх. Вестир меня теперь ненавидит. И, наверное, будет ненавидеть всю жизнь. Ему не понять, что я не мог помешать Мэйтэ. Она же… Она же всегда была такая! Мягкая, тихая. Но если что решила, то шла напролом. Могла горы свернуть.

- Да. Мэйтэ была такая.

            Шейтенора затрясло. Макейру было невыносимо смотреть на товарища. Мужчины, которые пытаюся сдерживать собственные слёзы, выглядят жалко. И отчего-то нелепо. Поэтому он уж было начал какую иную тему, но вдруг на тропу перед ним выбежала Лисичка. Девушка слепо мчалась, прикрывая глаза сгибом руки, дабы ветки не хлестали глаза, а потому врезалась во Владык, неспешно идущих бок о бок по дороге. Прочие воины шли следом и в рассыпную для охвата большей территории.

- Вот же! – не сдержался от восклика Макейр, убирая клинок в ножны. – Чего на меч лезешь, дурная?!

            На небесных островах так внезапно появлялись только слуги Хозяина. И оттого первоначальная реакция требовала изрубить возможную угрозу на кусочки. Бедняжка, испуганно убирающая с лица руку и скидывающая наползшие на лоб пряди запутанных волос, не знала, чего избежала. Ей повезло, что он успел остановить удар.

- Ага! Вот она! – словно очнулся Арейр и помчался вперёд.

            Лисичка взвизгнула, но убежать не успела. Шейтенор, с места делая огромный прыжок, ухватил её и повалил на землю. Девушка пыталась сопротивляться, но безуспешно, а потому вскоре истошно закричала:

- Пустите меня! Пустите! Пустите!

- Рот ей закрой! – зачем-то посоветовал Макейр, хотя вроде бы и не собирался причинять вред злосчастной девице.

Шейтенор, сев верхом на извивающуюся Лисичку, умудрился ухватить её запястья одной своей лапой. Вторая его ручища легла ей на рот. Правда, ладонь он сразу отдёрнул.

- Кусается, бестия!

- Пустите! Отпустите меня!

            Новая попытка Шейтенора заткнуть Лисичку удалась. Владыка просто-напросто вытащил из кармана платок, по счастью чистый, и засунул его в рот как кляп. Подоспевший паренёк помог и в остальном.

По результату Арейр остался удерживать ноги девушки, а Шейтенор, довольно усмехаясь, великодушно позволил той присесть. И, удобно устраиваясь за её спиной, продолжил сдерживать тонкие руки. Один Макейр остался не при делах. Он ещё раз моргнул ресницами и, почесав лоб, снова сплюнул на землю:

- Судьба и Время, да мы выглядим как идиоты.

- Если у тебя имелись иные предположения, то следовало действовать быстрее меня, - съязвил Шейтенор, но тут же замолк.

            Ясное небо расчертила молния. Затем ещё одна. Резко поднявшийся ледяной ветер заставил пробежать по коже мурашки. Глубокий голубой цвет небес на глазах светлел до белизны. Он истирался словно краска на холсте, чтобы насытиться сочным чёрным цветом. Заголосили вороны.

- Нет, определённо следовало иначе действовать, - наставительно сказал Макейр и, откашлявшись, обратился к утихомирившейся Лисичке. – Простите вы нас. Вот уж чес-слово не хотели. Думали только поговорить с вами, а всё так неожиданно вышло.

- У! – только и смогла издать возмущённый звук она.

- Простите, - повторился Макейр и присел рядом. – Если вы обещаете, что никуда не убежите и ответите на вопросы, то мы, конечно же, вас отпустим. Хорошо?

- У.

            Прозвучало вроде бы утвердительно. Да и остальные члены отряда стянулись на вопли и уже окружали их полукругом. Убежать у Лисички теперь так просто не вышло бы. Поэтому он попросил:

- Шейтенор, Арейр, отпустите её. Мы пришли к согласию.

            Те послушались. Однако раздавшийся гулкий гром и нагло пролетевший над ними ворон, едва не коснувшийся лохматой шевелюры Шейтенора перьями, заставляли нервничать. Хозяин Острова пробудился. И вряд ли кто-то сомневался, что виною стал не произошедший инцидент.

- Вот этот парень, - Макейр похлопал по плечу Арейра, - клянётся, что вчера видел вас.

- Да, мы встретились у малой воды, - подтвердила Лисичка. Нижняя губа у неё недовольно подрагивала.

- Так, может, вы расскажете, что стало с Владыкой Риэвиром? А то сущий бред какой-то! Вроде как вы взяли его за руку, и он исчез. Разве такое бывает?

            Раздался сигнал оповещения. Совсем близко некто сообщал, что следовало созывать отряд для усыпления Хозяина. И, как единовременно осознали переглянувшиеся Владыки, этим некто не мог быть кто-то кроме Риэвира.

- Он здесь. Алдор, Увиртор и Снойр, быстро в ту сторону! – уверенно приказал Шейтенор, словно бы забыв, что вовсе не желал и должен был сегодня командовать.

            Ребята без промедлений ринулись выполнять приказ, а над их головами пролетело сразу несколько воронов. Острые клювы заставляли настороженно коситься на огромных птиц, запевших под раскаты грома свою неизменную хриплую песню.

- Итак, - постарался как можно спокойнее произнести Макейр, несмотря на внутреннюю дрожь. Вылавливать девушку по новой ему вовсе не улыбалось. Хотелось получить все ответы. Здесь и сейчас. – Пожалуй, один из вопросов почти снят, но…

            Договорить он не успел. Лисичка снова завизжала. Однако на этот раз из-за того, что из-под земли, почти у самых её ног, стал выкарабкиваться один из слуг. Она откатилась в сторону, упираясь боком в ствол дерева. Большие красивые глаза превратились в блюдца. А затем девушка вскочила, по-детски испуганно затопала ногами, но, увидев, что кроме неё никто так ярко не реагирует, нашла в себе силы спросить:

- Что это? Что это за мерзость?!

            Вылезающий мертвец раззявил клыкастую пасть. Часть мяса и кожи на одной из его щёк отсутствовала, а потому выглядело зрелище впечатляюще. Настолько, что Лисичка сразу утратила свою любознательность и, бросаясь за спину Макейра, умоляюще запричитала:

- Спасите меня от этого. Спасите!

            Долго думать над просьбой Владыка не стал, ведь вокруг них появилось огромное множество нор. Он просто выхватил меч и расправился с тварью. А затем ещё с одной. И ещё. Шейтенор и остальные не отставали. Кажется, Хозяин Судьбы и Времени старался защитить девушку, но, по правде, своим вмешательством больше пугал её. Макейр спиной ощущал её страх. А потому всё же улучил момент и обернулся. Испуганные тёмные глаза сразу уставились на него.

- Что это такое?

Вопрос удивлял. И мужчина не мог за краткий миг разобраться с тем, из-за чего Лисичка могла спрашивать о мертвецах, а потому честно ответил:

- Это слуги Хозяина. Такие же, как и ни ты.

- Я не такая! – воскликну та и рванула прочь.

            Удерживать её сейчас было себе дороже. Ему надо было сосредоточиться на бое, какие бы правильные думы не лезли в голову. Так что он с сожалением посмотрел, как скрылось за ветвями кустарника яркое платье, и приступил к делу. Противника оказалось слишком много.

«Что теперь делать? И как оно так вышло?» - нанося удар, расскекающий тело на двое, не мог сдержать мыслей Макейр.

Несомненно, нынешняя ситуация произошла исключительно из-за воплей Лисички. И, несомненно, прежде всего требовалось исполнить свой основной долг. Вот только как добраться до Долины Сновидений при таких атаках? Нет, это невозможно.

«Невозможно», - вновь прозвучало в голове.

- Эй, они прячутся под землю!

            Действительно. Стоило подступить отчаянию, как его прогнала надежда. Мертвецы возвращались в недра небесного острова, оставляя людей в покое. Макейр недоверчиво повернулся вокруг себя, продолжая удерживать меч в руке, но вроде становилось тихо. Небо вот только не начало светлеть. Напротив, оно стало ещё чернее. И всё же это была хоть какая-то передышка. И за время её появились отправленные за Риэвиром воины.

Своего блудного Владыку те привели. И не только его.

- Макейр! – бодро и с радостью произнёс Риэвир, хотя в его интонациях явно слышались смущение и тревога. Он не знал, как вести себя при такой встрече.

- Ты ещё мне мирного дозора пожелай!

- Ну, и это тоже!… Это вы за мной так, да? Я бы и сам вернулся.

            При свидетелях устраивать должную выволочку одному из Владык не следовало, поэтому Макейр попытался сдержать желанные острые словечки. Но вот Шейтенор так не поступил. Хорошо ещё, что свои проклятия он забубнил себе под нос. Хотя… пожалуй, надолго его тактичности не хватило бы. Следовало срочно переключать внимание на что-то… или кого-то? Кто это рядом с Риэвиром? Новое лицо. Странное. Разрез глаз и белёсые волоски на щеках превращали незнакомца в сущего урода.

- А ты кто такой? Небесные острова не проходной двор! Что здесь делаешь?!

- Это мой знакомый - Сандор. Немой правда… и совсем тупой, - тут же вклинился Риэвир, зачем-то используя английский. – Он из пригорода. В Храм шёл.

- Ничего, что дорога к Храму в той стороне? – с искренней подозрительностью вопросил Шейтенор, показывая ладонью куда-то значительно левее.

- Я же говорю, что он тупой совсем. Затерялся, - улыбаясь так, чтоб стало видно все зубы, ответил молодой Владыка. – Хорошо, что меня встретил. Теперь я его провожаю. И пока вы Хозяином занимаетесь, мы, пожалуй, как раз до Храма дотащимся. Арейра только б на подмогу.

- Наглеть, может, харе, а? С нами пойдёшь!

- Ну, может тогда через пару суток и дойдём до… Эй! Ты чего?!

            Обозлённый Макейр подошёл к Риэвиру и одним движением руки усадил парня на землю. После чего достал острый нож и, нащупав зазор между ногой и гипсом, приступил к работе.

- Это не вариант. Я всё равно не смогу идти!

- Сможешь, - холодно ответил он и, разрезав гипс до конца, резкими рывками начал отдирать его. Волоски от этого выдирались тоже, а потому Риэвир начал вскрикивать, заставляя товарищей по оружию мстительно улыбаться.

- Знаешь, чего-то я не могу тебя понять, - осторожно вклинился Шейтенор. – Сперва я думал, что ты его прирезать хочешь, вот и промолчал. Но ежели расклад иной, то он прав. Зачем он нам со сломанной ногой то?

- Это голова у него больная. Нога вполне здоровая, - сообщил Макейр с искренним злорадством. И, пока не стал снят последний кусочек гипса, рассказал всё, что уже знал от Вэльира.

 

День восемнадцатый. Снова тем временем

 

            Едва довелось избавиться от неприятного общества Лобаря, как Остор поспешил на адрес, переданный ему Леоном. Однако конечная точка назначения настроения не подняла, так как для краткой передышки ему предназначался небольшой номер в низкосортной гостинице. Пожалуй, здание прочно впитало в себя дух лёгких сексуальных интрижек, тайного порока употребления наркотиков, рискованного сбыта ворованных вещей, да тихого закапывания трупов в ближайшем леске. Покосившиеся стены не украшал даже новенький, хотя уже и местами выцветший, сайдинг. Окошки тоже больше напоминали тюремные. Маленькие и узенькие, их также перегораживали решётки. Пузатый неопрятный мужик, вписавший в толстую тетрадь вымышленные имена Инги и Остора, не стал даже спрашивать паспорта. Он только скосил единственный глаз на нервничающую девушку и плотоядно облизнул нижнюю губу. После чего подмигнул островитянину, вынужденному понимающе улыбнуться в ответ. В конце концов, вид новых постояльцев действительно не способствовал проявлению большей вежливости. Ну, а полученные ключи и указание, где найти столь желанную комнату, и вовсе изгладили неровность на душе от подобной встречи.

- О, определённо следует что-либо заказать! – оживился голодный Остор, узрев на полке в прихожей буклеты меню ближайших ресторанчиков. Инга хотя бы шоколадкой перекусила, пока они поджидали такси. На удивление, на два батончика ему не хватило денег - крупные купюры, обладателем которых он являлся, автомат не принимал, а мелочью они ещё как-то не обзавелись.

            Девушка на возглас не ответила. Только окинула своего спутника страдальчески отрешённым взором и присела на край единственной полутороспальной кровати, устало опуская голову в ладони. После чего разревелась. Может, стоило её и утешить, но у него на такой поступок сил не было… да и желания, если честно, тоже!

- Пожалуй, вам стоит немного побыть одной, - с удовольствием сняв чёрную рубашку с черепами и повесив ту на вешалку, решил он использовать ситуацию в свою пользу.

Приятнее было остаться в одной полосатой майке, нежели в таком наряде!

- Да. Это точно.

- Я тогда пока в душ схожу. А вы никуда не выходите отсюда. Ладно?

- Ладно.

            Столь легко получив необходимое согласие, Остор, уголки губ которого машинально так и стремились подняться всё выше и выше, захватил с полки буклеты, трубку стационарного телефона и зашёл в смежное с комнатой помещение. Ванная оказалась крошечной. Всё стояло впритык друг к другу. Однако возле раковины на табурете лежали положенные полотенца, да и упакованные в полиэтилен комплекты с зубными щётками, пастами и единственным крошечным мыльцем нашлись. Положив всё это добро на грязноватый пол (больше было просто некуда), он присел на сидение, шатающееся из-за укороченной ножки, и, посмотрев на своё отражение через сеточку трещин зеркала, сообщил тихим шёпотом:

- Леон, когда я вернусь на Остров, то тебе предстоит крайне неприятная беседа. И поверь мне, я не стану откладывать её ни на секунду!

            «Думаешь, что где-то ущемляешь своего наймита, раз он тебя по таким злачным местам гоняет?» - предположил Арьнен.

- Нет, - уверенно ответил вслух Остор. – Но разве не ясно, что он мстит мне за что-то?

            Незримый спутник промолчал. Поэтому, выждав с минуту, но так ничего и не услышав больше, Владыка включил воду и приступил к изучению меню под звонкий звук капель о металлический поддон душевой кабины. На картинах все блюда выглядели весьма аппетитно, однако вряд ли бы в эту гостиницу доставляли хоть что-то приличное! Поэтому выбор остановился на сетевом ресторанчике. Вывески с аналогичным рисунком ему довелось видеть и в России. Франшиза добавляла уверенности, что расстройства желудка получится избежать. Так что, заказав по местному телефону несколько гамбургеров, пиццу и уйму картофеля фри, Остор довольно разделся, но развязывать повязку на руке не стал. Лишь обмотал целлофаном, чтобы хоть как-то защитить от влаги, да залез под струи воды.

            О, да! Как же это здорово хоть немного расслабиться!

            Однако ванная комната внесла свои коррективы. Видимо душевой слив работал плохо, а потому вода вскоре начала выливаться за низенький бортик поддона. Пришлось экстренно заканчивать с омовениями, сделавшими его лицо отчётливо бледнее. То ли мыло, которым он воспользовался, содержало в себе на редкость качественные элементы, максимально растворяющими самую стойкую краску, то ли это было связано с особенностями его кожи, но искусственный загар заметно смылся.

- Не было проблемы, - снова всматриваясь в зеркало, но уже по другой причине, недовольно произнёс островитянин.

После чего оделся, вернулся в комнату и… повторил свою фразу с теми же ворчливыми интонациями:

- Не было проблемы.

            Несомненно, Инга в его отсутствие не скучала. Девушка пододвинула впритык к ровати кофейный столик и наслаждалась обществом - её одиночество скрашивали пластиковый стаканчик и две высокие зелёные бутылки с тёмным содержимым. В одной из них жидкости не хватало уже на треть.

- И откуда всё это?

- Пока ты мылся, в номер постучались. Мне предложили купить алкоголь по очень разумным ценам, - спокойно объяснила девушка (окончательно переходя на «ты») и продолжила. – Так что я заглянула в карманы твоей рубашки. Сдачи, правда, не нашлось, поэтому вместо вина пришлось взять чего покрепче, и в прихожей ещё четыре бутылки стоят.

- Великолепно, - только и смог произнести Остор.

Да. Ни на миг не следовало забывать, с кем его свела судьба. Эта «дама» была похлеще взбалмошного братца!

В голове раздался тихий смех Арьнена. Чтобы заглушить тот, Остор подошёл ближе и, подняв открытую бутылку за горлышко, принюхался. Запах оказался сладковато-пряным и с ярко выраженным спиртным оттенком. Неприятным.

- Что это хоть?    

- Вроде как ром, но точно не знаю. По-английски парень, который это добро продавал, говорил плохо. Но на вкус ничего так.

            Владыка осмотрелся по сторонам. На подоконнике лежала упаковка с остальными, пока ещё идеально чистыми стаканчиками. Взяв один из них, он налил себе напиток… Нет, вкус оказался ни капельки не лучше запаха! Хотя вполне терпимо, если целью являлось просто промочить горло.

            Раздался стук в дверь. От звука Инга поморщилась и вздохнула:

- Никак снова? Я же сказала, что больше ничего покупать не буду.

- Полагаю, это приехала закуска… Я правильно сказал это на вашем языке?

- Если ты имеешь ввиду еду, то да.

            Остор, допивая по дороге ром, подошёл к двери и спросил:

- Кто?

- Доставка.

Довольно кивнув головой, он открыл дверь. Оказавшийся за ней высокий массивный курьер с татуировкой на шее отнюдь не выглядел безобидно, но его руки были заняты термосумкой. А, значит, особого подвоха не ожидалось.

- Оплату картой принимаете?

            На столь простой вопрос мужчина резко повернул голову в сторону. Остор с любопытством и тревогой проследил за его взглядом. Вроде коридор был пуст. Правда, секундой позже из номера неподалёку вышла девушка аппетитных форм, одетая в нечто, едва прикрывающее грудь и зад. Она стала возиться с ключами, одновременно начиная разговор по телефону.

- Вы не бывали в Испании?

- Что простите? – не понял Остор неожиданного вопроса курьера.

- Мне знакомо ваше лицо. Мы не могли видеться в Леоне?

            Это был кодовой вопрос, а потому он от удивления сделал шаг назад. Стоящий перед ним тип не совпадал с ожиданиями.

- Может быть, - неуверенно ответил Владыка и решил, что стоит довериться судьбе. – Вы тоже приезжали туда на концерт?

- Действительно. Было классно!

- Знаете, сейчас мне больше хочется есть, нежели предаваться воспоминаниям. Заносите заказ внутрь.

            Курьер подмигнул девице. Та улыбнулась, убрала ключи в сумочку и, положив одну из ладоней в задний карман шорт, ушла прочь виляющей походкой. Высокие каблучки звонко цокали, но сам Остор это всё только слышал. Он подошёл к Инге и сказал:

- У нас гости.

- Кто?

Ответить он не успел. Курьер вошёл в номер, плотно закрывая за собой дверь, и беглым, но очевидно внимательным взглядом осмотрел пространство. Затем, уверенно подойдя к кровати, поставил на постель свою сумку. Инга, недовольно фыркнув, подвинулась. На незнакомца она смотрела с удивлением. Мужчина же, вытащив из термосумки снедь, достал и чемоданчик с медицинскими принадлежностями.

- Покажите мне вашу руку.

            Возражать Остор не стал. Псевдо-курьер ловко разрезал повязку ножницами и, осмотрел ранение.

- Нужно обработать. Будет больно, но обезболивающее я вам не вколю. Из-за алкоголя.

            «Алкоголь и есть прекрасное обезболивающее!» - рассмеялся Арьнен.

- Тогда секунду, - он решил, что на этот раз замечание бестактного комментатора не следовало игнорировать. А потому по-быстрому опустошил ещё стаканчик рома. Голова несколько закружилась. Крепкое спиртное на пустой желудок действовало быстрее обычного. – Теперь можно приступать.

- Рана не сложная. Вам явно повезло.

            Остор промолчал, чтобы интонациями не выдать испытываемую им боль, и принялся наблюдать, как очищают рану. Затем дал сделать себе укол от вероятной инфекции. Затем его руку вновь перевязали. На этот раз умело. Всё действо заняло не более пяти минут. Вполне приемлемое время для нахождения курьера в номере.

- Это всё?

- Нет. В этом конверте ваши новые документы и банковские карты. Поэтому прошу вас отдать старые.

- Держите.

            Получив всё необходимое, мужчина спрятал вещи в термосумке и двинулся в прихожую.

- Подождите, вы забыли, - сразу подала голос Инга, указавая на оставленный на постели объёмный чёрный пакет.

Вряд ли в нём могла находиться еда!

- Нет. Это для вас вас. Прощайте.

- Какие-то шпионские игры! – уже по-русски фыркнула девушка, и отхлебнула из своего стаканчика. После чего потянулась к сумке с едой и, довольно вгрызаясь в гамбургер, поинтересовалась:

- Как такой тип сумел нас найти?

- Те, кто нам помогает, прослушивали связь. И когда дождались моего звонка, то выдать своего человека за курьера сложности не составило. Подобное достаточно распространённая практика.

Остору ужасно хотелось есть, но любопытство пересилило. Он разрезал плотную плёнку посылки. Внутри, как он и ожидал, лежала одежда. Ему достался вполне приличный наряд. Во всяком случае, не банальные джинсы, а брюки. Правда, крупные карманы чуть выше колена не могли принадлежать офисному стилю. Верх в виде рубашки поло и лёгкого кардигана тоже. Но это было в разы лучше его прежней обновки с черепами!

…И, наверняка для того, чтобы радость в глазах от этого стала не так заметна, в футляре нашлись и очки с бесцветным стеклом.

Остор незамедлительно примерил их. Глазам было неудобно. Да и непривычная тяжесть на переносице добавляла беспокойства. Поэтому он практически сразу снял очки, чтобы приступить к надеванию рубашки и кардигана. Прежде всего, в номере было прохладно. А, во-вторых, ему казалось неприличным находиться возле Инги в одной майке. Ещё штаны снять и «красота»! Однако, про девушку Леон тоже не забыл. И после собственной примерки, Остор передал пакет, внутри которого находилось что-то из ткани нежного цвета.

- Полагаю, это для вас, Инга.

            Скептически осматривая упаковку, она вскрыла ту. Внутри оказалось длинное до пят платье с рукавами в три четверти, палантин, лёгкие босоножки нужного размера и...

- Почему именно чёрная? Даже не тёмный каштан, а тупо чёрная?! – рассматривая картинку на коробочке с краской для волос, со злостью поинтересовалась Инга. – Это издевательство какое-то! Если уж перекрашиваться, то в блондинку. В конце концов, это мой натуральный цвет!

- Да? – удивился Остор. – Зачем тогда красить волосы? Мне казалось, что натуральные светлые волосы являются чем-то… вроде повода для гордости.

- То есть это твоих рук дело? – карие глаза уставились на него с таким выражением, что Владыка Острова предпочёл как можно скорее ответить:

- Нет, ни в коем случае.

- И что это за одежда? – теряя к нему интерес, продолжила возмущаться девушка. - Мне надлежит разыгрывать из себя мусульманку?

- Вроде бы, нет. Имя вполне европейское. Кристине Вилкс.

- А тебя как обозвали?

- Эдгар Канторс, - рассматривая данные в новых паспортах, ответил Остор, прежде чем помрачнеть. - М-да. Новости не самые хорошие.

- Что не так?

- Первоначальные намерения состояли в том, чтобы сделать в этой гостинице краткую остановку, но теперь придётся сидеть здесь допоздна. Видите время? Билеты на ночной поезд.

- С каких это пор девять часов считаются ночью, а не вечером?

            Он проигнорировал её вопрос, так как ему совсем не хотелось вести разговор в таком тоне. Да и в животе заурчало. Напоминание голодного желудка привело к тому, что Остор, делая последнее усилие над собой, собрал в один ком чёрную плёнку, упаковку с одежды и конверт да выкинул всё в мусор. Инга использовала возникшее молчание по своему усмотрению. Пока её спутник занимался необходимой деятельностью, она достала коробку с пиццей и налила в стакан ещё «рома».

- Ты будешь?

- Да.

Он имел ввиду пиццу, а не алкоголь, но… каждый в этой компании думал о своём. Чтобы не оставлять в бутылке остатки, девушка наполнила новый стакан до краёв. Поэтому, когда Остор всё же присел на кровать, ему пришлось взять в руки наполненный до краёв «бокал». Но, прежде чем довелось успеть сделать хоть глоток, Инга произнесла:

- За моего мужа.

            Традиции славянских стран Остор знал значительно хуже языка, а потому не мог не спросить:

- Простите. Что за вашего мужа?

- Хватит уже выкать! Я говорю, давай выпьем за моего мужа.

- Мне не особо понятно.

- У нас принято пить спиртное в память об ушедших из жизни, - пояснила Инга, непроизвольно начиная всхлипывать вновь. – Так мы вспоминаем их, их дела, мечты. И желаем, чтобы на том свете им стало хорошо.

            Реплика едва не перевернула мировоззрение Остора. Общемировое мнение характеризовало Россию как чрезмерно пьющую страну. И некоторый негатив, связанный с этим фактом, испытывал и он сам. А теперь вдруг оказывалось, что вся причина алкоголизма заключалась в поминании своих предков. И пусть последствия такой традиции замечательными назвать сложно, но сама предпосылка…  

- Антон был достойным человеком.

- Да, - ответила она и залпом выпила всё содержимое своего стакана.

Остор лишь немного пригубил напиток. Его куда больше интересовала пицца…

Весьма недурная, кстати!

- Надо пить до дна.

- Зачем?

- Для большего уважения.

- Хм?… Ладно.

Он допил содержимое стакана, решив, что в дальнейшем не стоило наливать больше трети. Инга меж тем благосклонно посмотрела на него, и ему не пришло в голову ничего лучше, чем повториться:

- Антон был достойным человеком.

- Достойным, но глупым. Иначе бы он ни за что не решился связаться со мной!

            По её щекам снова потекли слёзы. И нервные движения, которыми она те стирала, позволили ему сделать вывод, что девушка основательно пьяна.

- Мне довелось видеть вас вместе не так уж и долго, но могу уверенно сказать, Антон был счастлив с тобой.  

- Он хотел быть счастливым со мной, - грустно поправила его девушка. – И это огромная разница.

- Пожалуй, не стоит…

- Нет! - перебила Инга, продолжая открывать новую бутылку, и разлила содержимое по стаканам. Этикетка была такой же, но цвет «рома» явно отличался от прежнего. – Если бы ему было известно, что у меня в голове творилось, то… Но мне не хватало смелости признаться. У меня находился тысяча и один повод не сказать ему, что я не люблю его и никогда не любила! Мы вели разговоры о возможных детях, а я искренне желала просто развестись и уйти от него. Навсегда! Понимаешь?!

            С ломтика пиццы, который Остор держал, свалился кусочек болгарского перца. Вязкий сыр тут же растянулся, натянулся нитью и лопнул, разрываясь как пуповина. При такой тираде банально пережёвывать пищу не получалось. Поэтому он вынужденно положил еду обратно в коробку и сказал:

- Не уверен, что понимаю. Но очевидно, что ты сейчас на него злишься.

- Да. Именно так! – воскликнула девушка. – Потому что едва я собрлась с силами покончить с этими отношениями раз и навсегда, как он взял и умер!

            «Как же это нехорошо с его стороны. Ай-яй-яй!» - внёс нотку чёрного юмора Арьнен, и Остор едва не прыснул со смеха.

Не то, чтобы островитянин давно очерствел сердцем, просто смерть являлась для него событием обыденным, а Антона он знал крайне недолго. И, если быть честным, то и особой симпатии тот так и не вызвал.

…Но вести себя равнодушно было не очень-то вежливо.

- И теперь мне остаётся жить с этим. И не просто так. Нет! Раньше я была женой, которой полагалось любить и с добротой, и с нежностью относиться к своему мужу. А теперь я его вдова! И это вносит обязательств ещё больше!

            Дрожащими от эмоций руками она подала ему стакан. Для отказа у него не нашлось слов.

- Пей. Антон действительно был достойным человеком. Просто ему не повезло, что я оказалась на его пути.

             Они выпили. Как и полагалось, до дна. Остор отметил, что ром в этой бутылке не только отличался по цвету, но и был явно крепче. Но факт уже не показался таким важным. Разум зацепился за последнюю фразу, и ему захотелось начать глубоко личную беседу, которая действительно его интересовала.

- Моему брату, я так понимаю, тоже? Но, благодаря опыту, ему-то голову морочить не станешь?

- Риэвиру? – с некоторым удивлением и возмущением переспросила Инга.

- Само собой. Для чего вообще понадобилось вести с ним переписку?

- Ведёшь себя как мамочка, беспокоящаяся за любимую дочурку! Не переживай. Его невинности ничего не угрожает.

            Сказано это было с хорошей иронией и сарказмом. И Остор понимал, что виной тому стал его собственный тон вопросов, но знание никак не обеспечило контроля над эмоциями. Он плеснул себе в стакан рома, по неострожности немного проливая его, и поставил бутылку на столик с громким стуком. Та едва не разбилась в дребезги. Инга вздрогнула, однако глаза её продолжали гореть огоньком наглости.

- А я за его жизнь переживаю, - с холодной яростью пояснил Владыка Острова и отпил свой напиток. Затем угрожающе наклонился в сторону собеседницы, довольно наблюдая, как та интуитивно прижала к себе руки, словно бы в намерении сжаться. – Он из-за тебя на Острове уже далеко не одно правило нарушил, и результате такой вот деятельности валяется на больничной койке с проломленным черепом. Или тебе мало?

- Да откуда мне знать, что он делает?!

            Вопрос прозвучал скорее жалобно-оправдывающееся, но его громкость заставила Остора и самого повысить тон голоса.

- Или тебе мало?! – рыкнул он и, игнорируя боль от раны, крепко ухватил девушку за плечи да легонько потряс. Во всяком случае, ему казалось, что тряс он недостаточно сильно, нежели оно того стоило. – Хочешь, чтобы совет вынес ему смертный приговор, а?! Хочешь, чтобы он валялся мёртвым в луже крови, как и твой муж?!

- А ну пусти меня!

            Вместе с собственным криком, девушка извернулась и сумела резко провести ногтями по груди Остора. Царапины тут же засверкали крошечными алыми каплями. Но она на этом не остановилась и постаралась пнуть обидчика. Этого не стерпел уже сам Остор. Он ухватил мерзавку здоровой конечностью за запястье и, заломив руку за спину, прислонил лицом к стене. Это «лёгкое» прикосновение ознаменовал громкий стук, но хруста, какой слышался при дроблении костей, не возникло. Инга взвизгнула, Владыка тут же второй рукой сжал её шею. Не спереди, а потому задушенной девушке быть не грозило. Однако это всё равно несколько усмирило её. Она тяжело и порывисто задышала, дёргаясь телом, как хищник, намеревающийся при первом удобном случае разорвать глотку охотнику, чтобы сбежать.

- Я от тебя ответа жду! - освобождая её и, превозмогая себя, сделав шаг назад, напомнил Остор.     

Инга тут же обернулась. На лбу у неё красовался кровоподтёк, но это не помешало ей послать Владыку Острова в достаточно смачных выражениях. Он большинство слов не понял, хотя смысл от него не ускользнул. А потому он всё-таки двинулся в сторону хамки. Девушка, спотыкаясь о край кровати, упала назад себя на постель.

- Не смей приближаться ко мне, зараза!

            Но отступать он не собирался. А потому без тени сомнений сделал ещё шаг. Инга резко вытянула правую ногу, ударяя его ступнёй в грудь. Удар вышел достаточно сильным, чтобы Остора отбросило к стене, с которой тут же свалилась картина с простеньким пейзажем. Стекло её разбилось, а хрупкая рамка развалилась на две части.

            Настала очередь Владыки ругаться на родном языке. Всё бы ничего, но он ударился поясницей об острый край комода. И новая боль заставила стремительно подойти к непереставающей выкрикивать гадости Инге. Однако, девушка наконец-то то ли испугалась, то ли смогла запустить в своей дурной голове некие мыслительные процессы, требующие прекратить злить куда как более сильного мужчину. Вместо того, чтобы сопротивляться или драться, она замолкла и постаралась переползти через кровать. Но не сумела. Он, бесцеремонно переворачивая её лицом к себе, сел сверху на бёдра, чтобы не возникло новой атаки ногами. Глаза с гневом посмотрели в пылающие ненавистью глаза и… то ли дурман, принесённый выпитый спиртным, то ли возникшая эйфория от собственной победы, но Остор склонился над Ингой и поцеловал её в губы. А она ответила ему.

- Ни с места! Полиция! – послышался через мгновение зычный голос, сливающийся с шумом резко открывающейся двери.

            И следующее, что ощутил Остор, стало прикосновение металла наручников к собственным запястьям.

                          

День восемнадцатый. Часом позже

 

            Периодически Риэвир косился в сторону Александра. Тот выделялся среди остальных в отряде. И не только из-за своей, пусть и почти до конца преобразившейся внешности. Его телосложение нельзя было назвать щуплым, но всё же оно уступало прочим. Воины знали, в чём состояла их работа. Их мышцы получали достаточно тренировок. А потому, в целом, Александр походил на тощего дворового проныру на выставке породистых котов. Точно также у него сверкали и глаза. Голод любопытства в них был ярче прочих отличий. Однако сделать замечание на этот счёт возможности не было. Традиционно дорога до Долины Сновидений проходила в молчании, а тут и речь вести пришлось бы на английском. И ладно бы они ещё позади всех плелись! Но, нет. Макейр выдал каждому из них по мясницкому ножу и строго-настрого приказал находиться только посреди отряда.

- Слышь, Сандор, - обратился к Александру идущий по близости Алдор. – Ты из какого селения будешь? С какой стороны Острова?

            Ответом стали огромные, словно блюдца, непонимающие глаза. Речей островитян учёный из большого мира не понимал напрочь.

- Оставь ты этого идиота в покое.

- Как-то нелестно вы, Владыка, о своём знакомом отзываетесь, - тут же недовольно заметил Алдор. – Что с того, что не все рождаются с мозгами и красавцами? Он всё равно человек. И относиться к нему стоит по-человечески.

- Просто я этого дурака лучше твоего знаю!

            С этими словами Риэвир ухватил Александра за рукав и подтянул ближе к себе. От движения вернувшаяся в распоряжение нога сбилась с ритма. Он едва не споткнулся. Скованные на столь долгое время мышцы каверзничали. Кроме того, организму требовался отдых. Заживление пробитой головы предполагало, как минимум, наличие сна, а парень в доме Художника подобной вольности себе не позволил. Желание увидеть Грань – это одно. А вот так рисковать собственной шкурой – другое. Рано как-то становиться слугой. Ещё не все тайны стали явными.

            Если же говорить о тайнах, то до того, как он услышал девичьи вопли, Александр успел рассказать не так уж и много. Да и озвученное всего лишь подтвердило смутные подозрения. Лисичка и Инга некогда являли собой единое целое. Хозяин Судьбы и Времени воспользовался прибывшей на Остров девушкой, чтобы через неё влить силы в новую сущность.

…Кажется, в большом мире существовали такие жучки. Они откладывали в прочих насекомых свои личинки. И те, произрастая в чужих телах, захватывали контроль над разумом, прежде чем выползти из шкуры и стать самими собой. Наверное, с Ингой должно было бы произойти нечто похожее. Однако Художник разделил души до того, как стало слишком поздно. Вот только если Лисичке хватило сил, чтобы проявиться призраком на небесных островах, то в самой Инге их осталось недостаточно, чтобы покинуть Грань. И сейчас эта весёлая красноволосая девушка медленно и неощутимо для себя погибала. Иное пространство жадно вытягивало из неё все соки, а он, понимающий отныне произошедшее, вместо того чтобы придумать, как ей помочь, покорно шёл вслед за отрядом.

От такой мысли Риэвир совсем помрачнел. Обитель Хозяина показалась ему даже собственной могилой. Он болезненно поморщился, и Макейр, увидивший это, жестом подозвал его к себе.

- Как твоя голова? – нарушая тишину едва слышным шёпотом, поинтересовался друг, с отечески тёплым беспокойством оглядывая парня. – Продержишься?

- Ну, отдохнуть в Храмовых Садах ты мне сам возможности не дал. Так что какой выбор?

- Можешь меня не корить. Я просто не хочу, чтоб ты снова пропал куда. Хватит с нас пропажи Остора.

- Он так и не нашёлся?

- Нет. Но ты не переживай так, - увидев, как сник Риэвир, поторопился дополнить свой ответ Макейр. – Вэльир тут вызнал кое-что. Есть у нас предположение.

- Какое?

- Позже, - с некоторой неприятной для слуха заминкой, сказал старший Владыка и продолжил ещё более тихим голосом. – Ты мне лучше скажи. Этот твой. Немой. Он и есть тот, кого ты хотел найти?

- Да. Это он. Но пока не надо распространяться об этом.

- Получается, Луизор со всеми своими обращениями прав? - задумчиво оглядываясь, чтобы окинуть взглядом объект обсуждений, протянул тот. – Крайне неприятно. Может, вообще придётся покончить с туризмом.

- Ты это о чём?

Риэвир насторожился от предчувствия некоего неприятного ответа, но услышать его ему было не суждено. Новая атака заставила Макейра сосредоточиться на бое.

Сегодня по дороге им встретилось исключительно много слуг. И, хотя потерь на удачу, пока не было, подобные битвы изматывали. И физически, и морально. А уж Риэвир, отправившийся на небесные острова без меча, да ещё и с нарушенной координацией и конкретной головной болью, и вовсе ощущал упадок сил. Как можно помочь друзьям, когда ты калека и в руке твоей жалкий нож? Парень беспомощно вздохнул и вместо того, чтобы привычно броситься в гущу сражения, выловил глазами Александра да поспешил к нему. Однако путь преградил мертвец, спрыгнувший откуда-то с потолка. Судя по коже более тёмного оттенка, нежели обычно, тело некогда принадлежало туристу. Подобные ожившие встречались крайне редко, но всё же островитянин не стал обращать внимание на такую ерунду, как расовая принадлежность. Угроза оставалась угрозой. Он крепче ухватил нож, намереваясь хотя как-то повоевать. Однако молодой Владыка мало интересовал слугу. Тварь сильно толкнула его когтистой лапой, сбивая с ног, и уверенно помчалась в сторону учёного. И тот, пусть и до этого не проявлял особого энтузиазма в стычках, вдруг преобразился в какого-то донельзя растерянного типа.

- Паша? - уловил слух Риэвира, прежде чем слуга повалил Александра наземь.

            Брызнувшая кровь мощным потоком потекла на камни. Парень суетно осмотрелся, стараясь взглядом выискать помощь, но все островитяне были заняты. Атака выглядела продуманной и многочисленной, словно проведённая с одной единственной целью засада. Кроме него самому действовать было некому. Поэтому он встал на ноги, крепче перехватывая нож. Слуга же, словно наслаждаясь предсмертным хрипом своей жертвы, вдруг вцепился ловкими пальцами в чёрные волосы Александра и, словно под лужей крови только что и не было пола, как в яму стал запихивать его тело в камень.

- Ах, ты, гад! – зло выкрикнул Риэвир, но кто-то поблизости, кажется Алдор, делая замах мечом, случайно ударил его в висок.

            Парень грохнулся на колени и ухватился за голову. Внутри мозга словно натянулась и оборвалась какая-то нить. Боль затмила сознание.

 

 

Его трясло. Тело лихорадило и казалось раскалённым. Однако вода, в которой Риэвир оказался, обдавала льдом. Сознание мотало словно шлюпку во время шторма. Зрение расплывалось. Всё, что ему довелось понять, так это то, что он тонет, находясь в метрах пяти от берега. Преодолеть столь малое расстояние в его состоянии было невозможно.

Парень на миг скрылся под гладью океана, захлёбываясь солёной влагой.

Руки суетно задёргались, но холод делал движения безрезультатными. Он медленно опускался всё ниже и ниже, правда, сумел выплыть, со всей силы отталкиваясь ногами от дна. На этот раз ему повезло. Когда новая волна накрыла его с головой, то стало ясно, что всё. Больше ему не справиться со стихией. Мышцы тут же смиренно расслабились, принимая такую глупую смерть…

Но сегодня был не её праздник.

Чья-то сильная рука схватила его ворот рубашки и поволокла наверх. К солнцу. Ясный свет ударил в глаза, и Риэвир закашлялся. А затем некто выволок его на берег. Бесцеремонно. Словно сеть с уловом. Однако лица самого спасителя, так и не стало видно. Тот присел на белоснежный песок спиной к спасённому, и всё, что можно было понять с такого ракурса, так это то, что это был высокий пепельноволосый человек, одетый в наряд белого цвета, напоминающий одежды Хозяина Острова

- Эй! Спасибо, – окликнул незнакомца парень, понимая, что прежнее недомогание напрочь исчезло.

Мужчина обернулся. Взгляд очень светлых серых глаз оказался пронзительным и неприятным. Риэвир ощутил, что его оценивают. И, испытав из-за этого рассеянность, машинально дотронулся до волос, рассчитывая их поправить. Но на голове оказалась повязка, какая была на нём и в реальном мире.

... Реальном мире?! Вместе с памятью вернулось и головокружение.

 - Правда. Спасибо. Вы мне жизнь спасли! Даже не знаю, смогу ли отблагодарить за такое достойно?

- Можешь. Убей её, - сухо и требовательно ответил спаситель, поднимаясь. Песок налип на тонкую мокрую ткань одеяния, но его облик от этого не стал менее внушительным. Морщины на лице, говорящие о солидном возрасте, лишь углубили впечатление, что сей человек привык к беспрекословной власти.

            Риэвир искренне растерялся. Подобная просьба заставила его закашляться, хотя в горле из-за соли уже не першило.

- Кого её то?

- Ингу.

- Вы это чего? Чего удумали?! – возмутился он, не увидев альтернативы, как ещё реагировать на высказанные предпочтения. И пожилой тип, видимо понимая, насколько выбит из колеи его собеседник, пояснил:

- Ей не уйти отсюда самостоятельно, а, значит, если там, в Фантазии, она попадёт на Остров, то её тело и душа окончательно потеряют друг друга. Это откроет дорогу для крайне прискорбных событий. Как Владыка ты должен согласиться с единственно возможным решением. Уничтожить тело нужно заранее.

- Знаете, - проводя пятернёй по левой щеке и тем стараясь вернуть душевное равновесие, произнёс Риэвир. – Мне эти полузагадки, полуответы надоели уже. И ваше… назовём так, предложение, я воспринимаю не иначе как бред. Но если вам так хочется считать его чем-то нормальным и действительно важным, то потрудитесь объясниться. Мне нужны подробности. А там я уж сам решу, стоит ли прислушиваться к вашим словам или нет.

- Ещё один молодой дурак!

            Пепельноволосый окинул его крайне неприятным презрительным взором и быстрым шагом пошёл по направлению к особняку.

- Эй, постой! Если я молодой дурак, то ты - дурень старый! – из жалости крикнул Риэвир вослед. – Туда нельзя ходить! Зайдёшь внутрь и останешься там навсегда.

            Фраза заставила незнакомца обернуться. И постепенно недоумение на его лице сменилось на гадливую хищную улыбку. А там он и засмеялся. Хрипло. Неприятно до дрожи. Зазвучал смех и позади парня. Но другой. Более звонкий и весёлый. Риэвир резко развернулся на пятках и тут же воскликнул:

- Арьнен?! Вы всё-таки существуете на Грани!

- Есть немного, - ответил мужчина в чёрно-серебряных одеждах, который, несмотря на юный внешний вид, всё равно никем, кроме как стариком-владельцем гостиницы быть и не мог. – Но, предвещая твои последующие расспросы, замечу, что ты, мой мальчик, попал на Грань недостаточно мудрым способом. У нас не получится повести желаемую тобой обстоятельную беседу.

- Но я же здесь!

- И сможешь уйти отсюда только потому, что мессир проявил к тебе снисхождение. Я ещё не видел, чтобы он помогал кому-то.

- Мессир? – глупо переспросил Риэвир, с сомнением поглядев в сторону, куда направлялся пожилой мужчина. Местность была достаточно ровной, чтобы ещё его видеть силуэт, но вокруг уже не было ни души. – Правда? Это действительно он?

- Да. А теперь поспешим, - Арьнен указал рукой в нужном направлении и, не дожидаясь собеседника, пошёл вперёд уверенным размашистым шагом. – Долго корабль на пристани не простоит, а на нём возвращение к себе станет намного приятнее… Хотя голова у тебя всё равно заболит ещё как!

- А Инга? Где она? Я хочу её увидеть.

- Насколько проще стали бы миры, б люди осознали, насколько им нужно избегать исполнения собственных желаний.

- Где она, Арьнен? Прошлый раз она сидела возле этого поваленного дерева.

Узнать место оказалось легко. У ствола имелись примечательные изгибы, да и были уже видны белоснежные паруса корабля. Всё было также, как тогда.

- Ушла. Возможность бесконечного созерцания воды не прельстила её. Всё-таки у неё характер действия.

- С ней всё в порядке?

- Настолько, насколько с ней вообще что-то может быть в порядке, - усмехнулся Арьнен и уже более серьёзно добавил. – Твоё положение сейчас намного опаснее. Радуйся, что оно хотя бы разрешаемо. Ты ведь помнишь, что было до твоего визита сюда?

- Да, - пытаясь поправить волосы так, чтобы не задеть повязку, ответил Риэвир. – Мы отрядом шли в покои Хозяина. Потом на нас напали слуги. Один из них толкнул меня и попытался утащить Александра, а я…

- И утащил, - перебил собеседник, показавая ладонью на группу людей, сходящих с корабля на пристань. – Вот он.

- Ему надо помочь! Надо увести оттуда!

            Риэвир бросился вперёд, но Арьнен, с лёгкостью нагнав его, крепко схватил парня за плечо, останавливая.

- Угомонись!

- Ему надо помочь!

- Не надо. Он мог уйти, но ему не дала это сделать очень страшная жажда. Жажда знать больше, чем того достаточно для счастливого бытия! Она оказала ему своё величайшее внимание. Так дай ей получить за то свою плату.

- О чём вы?

- Иногда милосердие, которое нас просят оказать кому-то, важнее именно для нас самих! Ты так же будешь рваться спасать этого чужака, если узнаешь, что он запросто мог не скрываться в моей мастерской, а своевременно спуститься в город и рассказать всё об Инге? Она ведь умоляла его здесь об этом, считая своим другом.   

            Всеобъемлющее чувство разочарования погасило порыв устремиться к людям, начавших подниматься к особняку. Но этот огонь не погас полностью, и, чувствуя это, Арьнен так и не убрал с его плеча свою руку. Даже, на миг, сжал пальцы ещё крепче.

- Выходит, что вы и есть Художник?

- Да. И мне будет приятно, если бы ты никому не расскажешь о моей маленькой тайне. А теперь давай. Беги к кораблю, а то не успеешь!

- Погоди. А как же остальные на холме? Это всё мои друзья. Их можно как-то вернуть обратно? - пытаясь разобраться в суматошном ворохе мыслей, Риэвир не мог уйти без ответа на ещё один важный вопрос. – И Остор? Куда он пропал?

- Он взял на себя обязательства, которые вынуждают его таиться. Чуть позже, ты услышишь подробности. От него самого.

Арьнен внезапно успокоился, как если бы минуту назад никого никуда и не торопил. Он неторопливо и тщательно ополоснул руки в воде да, с ленцой разгибаясь, произнёс:

- Раз от тебя звучит столько вопросов, то можно я задам свой?

- Хорошо.

- Ты видишь, сколько людей из твоего отряда направляется в особняк мессира, и понимаешь, что остался лежать без сознания в крайне опасном месте. Однако по-прежнему стоишь передо мной, а не поднимаешься на борт корабля… Скажи, ты действительно так хочешь умереть?

            У него на сердце похолодело. Ещё миг назад он стоял как вкопанный, и вдруг ноги с резкой болью в мышцах ринулись вперёд. За спиной раздался заливистый смех, но Риэвир не оборачивался. Его щёки покраснели от напряжения и запылали ещё ярче, когда до слуха донеслись насмешливые слова:

- Давай-давай! Беги быстрее! Не думаешь же ты, что быть дураком так просто?