Главы:

Глава шестая

 

— Взгляни-ка на дорогу! Кого ты там видишь?

— Никого, — сказала Алиса.

— Мне бы такое зрение! — заметил Король с завистью. — Увидеть Никого!

Да ещё на таком расстоянии! А я против солнца

и настоящих-то людей с трудом различаю! ... 

 

Льюис Кэрролл " Алиса в Зазеркалье "

           

День семнадцатый. Половина десятого утра

           

 Риэвир с тоской вытянул шею, чтобы лучше рассмотреть облачко за окном, а затем, собирая силу воли в кулак, всё-таки поднялся с постели. И стоит заметить, обычно это как-то быстрее происходило. Но что можно сказать? Сложно не стать черепахой, когда приходится опираться на любую горизонтальную поверхность, чтоб не упасть. Прежде всего, голова, хоть из-за лекарств и стала болеть меньше, приносила уйму неудобств. Туман в сознании смешивал мысли и раздражал даже больше, чем загипсованная нога, словно бы обратившаяся в каменную глыбу. Невозможность согнуть колено делала все движения вдвойне, а то и втройне более неловкими, нежели они могли быть. Однако, тяжело дыша и слегка высовывая язык от старания, парень достиг своей заветной цели и, отодвигая штору в сторону, выглянул на улицу. Там как раз резвились несколько мальчишек. Они со звонким смехом играли в какую-то игру. И их беззаботность заставила его улыбнуться.

- Разве доктор не запретил тебе вставать?

            Он обернулся и увидел Тийритэ. Девушка стояла, теребя в руках корзинку. Она выглядела смущённой, а две длинные косы, в которые были заплетены её волосы, лишь подчёркивали это. Золотые глаза, столкнувшись с ним взглядом, тут же начали смотреть на пол.

- Я пирог по маминому рецепту принесла. Тебе он вроде как нравится.

- О, это здорово! – ответил Риэвир, хотя и не помнил, что пробовал нечто такое. Но Тийритэ тут же расцвела, а, значит, ложь того стоила. – Ты первая, кто пришёл навестить меня.

- Разве?

- Владыка Макейр не считается. Он больше по делу приходил. И раз искал моего брата, а не меня, то ты мой самый первый посетитель!

- Надо же, - Тийритэ широко улыбнулась и, поставив корзинку на столик, подошла к нему ближе. – На что так смотришь?

- На детей. Им весело, и я чувствую, что с удовольствием присоединился бы к ним, если бы не всякая там репутация и неположенные возрасту деяния.

            Теперь она даже захихикала и призналась:

- У меня есть две маленькие двоюродные племянницы-близняшки. Так что приходится с ними играть и шить куклам одежду. Иногда возле них кажется, что сама возвращаюсь в детство.

- А воровать с ними землянику в чужом саду? Пошла бы?

- Нет, ты что! - искренне удивилась она вопросу.

- А я бы рискнул, - вздохнул Риэвир, но его печаль почти мгновенно угасла. Ему пришла в голову неплохая идея. – Знаешь, мне действительно надо выбраться отсюда, но доктор явно назовёт это безумством.

- Соглашусь с ним.

- А что, если сделать это более разумно? – он выжидательно уставился на девушку. – Ты же вроде как медсестрой работала? А, значит, имеешь все навыки. Не хочешь быть моей сопровождающей?

- Предлагаешь стать твоей сиделкой? – удивилась она, но тут же улыбнулась. – Наверное, я смогу убедить Луизора.

- Пожалуй, поговорить с ним лучше мне.

Тийритэ не казалась ему столь решительной, чтобы отстаивать интересы Владык. Однако девушка, наоборот, приосанилась, упрямо поджимая нижнюю губу.

- Нет мне.

- Уверена? – с сомнением произнёс парень.

- Это его дочки являются моими племянницами. И если он откажется, то ему придётся… Он не откажет.

            Риэвир усмехнулся. Кажется, обстоятельства складывались как нельзя лучше. И, радуясь им, как только Тийритэ вышла, он подошёл к корзинке и отломил от пирога солидный кусок. Предстоящее пробудило в нём аппетит.

            Несколько позже они вдвоём покинули здание больницы. Самому парню пришлось сесть в кресло-коляску, снабжённую моторчиком. Тийритэ пошла возле него. В руках она несла пару костылей. Улочки на Острове изобиловали ступеньками, так что полноценно проехаться по городу стало бы проблематично. А маршрут себе Риэвир, несмотря на озвучивание куда как более скромного плана, запланировал тот ещё! Однако, первая точка назначения ни у кого никаких протестов не вызывала. И потому они направились к его родовому гнезду. Молодой островитянин считал, что обязан поблагодарить брата за спасение и оказать ему поддержку.

…Каково же было его удивление, когда вместо Остора его там встретил Намор!

- А, это вы Владыка Риэвир.

- Я, - подтвердил он. – А ты чего здесь?

- Караулю.

- Что караулишь? Брат охранника нанял?

- Нет. От меня требуется сразу сообщить остальным, как Владыка Остор появится.

- Разве он не здесь?

- Увы, - покачал головой Намор. – Мы весь дом облазили сверху донизу. Никого здесь нет.

- Где же вы ключи и пароль от сигнализации взяли? – не видя на первый взгляд следов взлома, поинтересовался парень.

- У Вальетэ и Кейтэ. Последняя, собственно говоря, шухер и навела. Владыка Остор поддерживает с ней связь, но сам не появляется.

- В чём тогда проблема его найти? – даже разозлился Риэвир. – У нас не так много точек доступа, откуда можно совершить звонок.

- Так в этом-то и беда. Его так нигде и нет, а звонки не отследить.

- Что за мистика? – нахмурился Риэвир и, поправив костыли, решил сам осмотреть жилище.

            Осмотр ничего не дал. Даже действительно упущенная тайная комната была полна давным-давно никем неубираемой пыли. Как ни крути, а скрываться там Остор не мог. А, значит, Макейр не зря поднял тревогу. Головоломка, как и волнение, которую она принесла, заставили молодого Владыку нахмуриться. Самая простая часть его плана – поговорить с братом, выходила неразрешаемой.

- Что теперь? – спросила Тийритэ. – Останешься здесь? Я бы могла поговорить с Луизором, чтоб он перевёл тебя на домашнее лечение. Какая разница, где глотать таблетки, если есть должный уход и присмотр?

- Да. Поговори, пожалуйста, - он с осторожностью присел на диван. Голова на несколько мгновений закружилась и заболела ещё сильнее, но эта боль быстро стихла. – Мне здесь намного уютнее.

- Может, тебя проводить в твою комнату?

- Нет, Намор поможет позже. Она на втором этаже, а я устал. Пока здесь побуду.

- Надо тебе временно переехать вниз, - заметила девушка, и он согласно кивнул. – Я тогда дойду до больницы и вернусь. Только зайду купить продукты на обед.

- Знаешь, не торопись, - глядя на неё самыми честными собачьими глазами, мягко попросил Риэвир. – Я и так тебя оторвал от собственных дел. Да мне и подремать хочется. Мало спал этой ночью.

- Хорошо. Тогда я после обеда зайду.

            Тийритэ довольно выскользнула за дверь, и он подумал, что зря та связалась со Стийером. В девушке было много тепла и доброты, которые действительно притягивали. Наверное, она правильно приняла решение начать медицинскую карьеру и зря её оставила. У неё получилось бы стать отличным врачом, да и, прекращая столько времени уделять туристам, смогла бы познакомиться с кем-то стоящим её качеств. Чего только та подалась в Поднебесье?

Парень попытался вспомнить, что могло произойти в жизни Тийритэ, чтобы начались такие кардинальные перемены. Однако, хотя они были знакомы достаточно давно, чтоб ему быть в курсе таких событий, на память ничего не приходило.

- Ладная она девочка. Хорошая, - словно думая о том же самом, сказал Намор.

- Только замуж бы ей надо, - заметил Риэвир, как будто был солидным взрослым мужчиной с богатым личным опытом. – Удумала же со мной сидеть!

- Так не потому ли и удумала? – пряча ухмылку, произнёс Намор.

            О таком молодой Владыка даже как-то и не задумывался никогда. Однако стоило ему начать думать в этом направлении, как очень многое в размышлениях вдруг нашло своё неожиданное место. Стало чётким, ясным. Определённым. Он привык к другому и как-то вовсе не заметил робкие попытки Тийритэ сблизиться. Принял их за нечто другое. И оттого сейчас покраснел. Теперь ему, в свете этих мыслей, собственные намерения использовать девушку, чтобы сбежать из больницы, показались особенно бесстыдными.

- Я слышал, что это ты меня из Поднебесья вытащил, - перевёл Риэвир разговор на первую попавшуюся тему, неожиданно показавшуюся ему очень правильной и актуальной. – Как там всё было?

- Вытащил вас ваш брат. Я только помочь вернулся. А сам он всё диферамбы девушке красноволосой пел, что без неё бы не вышло… И удумал же! Обещал ей одеяло и чего-то там ещё. Ещё бы дом выстроил, - Намор поморщился. – Это этой-то! Призраку!

- И она была там?

- Да. Но только вы в себя более-менее пришли, как тут же пропала… И ох хватанули мы тогда горя с Владыкой Остором! Слуги словно бы нас окружить старались. Хорошо, что Шейтенор так никуда и не ушёл, а дождался.

- А потом что?

- Да потом ничего такого. Вернулись в город. Я домой пошёл. А на следующий день ко мне с вопросами заявились. Знаю я, где Владыка Остор, или же нет?

- Значит, вы разошлись, и тогда его след и потерялся? - решил провести собственное расследование Риэвир.

- Отнюдь. Ваш доктор клянётся, что тот до утра ждал, когда вы очнётесь. Не дождался. Умчался куда-то, но достаточно быстро вернулся. Узнал о вашем самочувствии, и дальше всё. Как будто растворился… Никто же за его перемещениями по городу намеренно не следил. Куда нам с Острова то деться?

            «Куда нам с Острова то деться?» - повторил про себя вопрос Риэвир.

            Отчего-то его интуиция обратила внимание на эту фразу. Однако разум в той ничего не смог уловить.

- Вам наверх помочь подняться?

- Нет, мне в другом помощь нужна, - само собой, укладываться в постель парень ну никак не собирался. Он и Тийритэ отправил куда подальше именно потому, что та начала бы возражать. – В коляске жуть как неудобно, а на костылях этих я едва передвигаюсь. Ужасное приспособление! Так что мне бы кого для подстраховки. Надо кое-куда дойти.

- Да куда вы с такой раной то?! Лежите, лучше! – воскликнул Намор, указывая на головную повязку Риэвира.

- Тогда я один пошёл.

- Ох, - поняв, что он не шутит, вздохнул мужчина. - Постойте. Я с вами Арейра могу отправить. Он с минуты на минуту должен мне обед принести. Если же кого другого с наблюдения снимать, то тут уж Владыка Макейр осерчает… Пойдёт? Он у меня парень сильный и ответственный. Справится.

- Отлично.

            Наверное, Риэвир перестраховывался, беря с собой попутчика. Однако Луизор умел основательно запугивать. Парню не хотелось свалиться где-нибудь посреди улицы от внезапного приступа. Тогда бы его надолго оставили в больнице… а дела не ждали.

            Навещать Кейтэ, как он планировал изначально, молодой Владыка не стал. Вряд ли бы секретарь сообщила ему о брате больше, чем прочим. А вот проблемы, возникшие в результате отсутствия Остора, с радостью преподнесла. И тогда совесть не позволила бы оставить их без внимания. А ему действительно было не до них. Осознание того, что такое Грань, требовало иных действий.

            Однако, ожидая Арейра, ему довелось наконец-то добраться и до интернета. К его радости, письмо от Инги пришло. Правда оно принесло двоякие чувства. Новое подтверждение потери памяти не обрадовало. И всё же остальной текст заставил его улыбаться от ощущения нежности… Что такое расстояние, если двоим хочется быть вместе?

 

            «Наверное, тебе покажется глупостью то, что я пишу, но ты же знаешь, что можешь мне доверять? Постарайся спать как можно меньше и пришли свой личный номер телефона. Мне очень нужно поговорить с тобой.

            Р.»

 

            Едва сообщение стало отправлено, как пришёл сын Намора. Отец сурово разъяснил Арейру его задачу, и вскоре Риэвир с юным попутчиком выдвинулись в путь.

- Рад видеть вас, - морщась, поприветствовал он хозяина гостиницы. Старик, как и обычно, стоял за стойкой. Вот только не обсуживал своих посетителей, а беспечно листал какой-то журнальчик.

- Тревожился, что я уже исчез? – на полном серьёзе поинтересовался Арьнен и внимательно посмотрел на Арейра. – Вот это выправка! Не то, что у моего внука.

            Находящийся поблизости тот самый внук засопел, ополоснул тряпку и принялся тереть витражные окна ещё усерднее. Арейр горделиво приподнял нос и расправил плечи. Лесть ему понравилась, но сам Риэвир не оценил подобного. Однако он сюда не учить жизни пришёл. Напротив. Учиться.

- Я видел Грань. И теперь знаю, что это такое, - сказал молодой островитянин.

- Хм… Молодец.

- Но мне так и не понятно…

- Тс-с, - Арьнен приложил палец к губам, прерывая собеседника на полуслове, и пальцем поманил к себе внука. Тот мгновенно прекратил своё занятие и поспешил к деду. Затем старик шепнул мальчугану что-то на ухо. Паренёк понятливо кивнул и молнией убежал.

- Что-то не так? – наконец подал голос Риэвир. Он не понял смысла произошедшего.

- Конечно не так! Вместо того чтоб заняться делом, ты снова тратишь время на всякие пустяки. Для чего тебе нужно моё одобрение, мальчик? Я не твой брат, чтобы указывать наиболее правильную тропу.

- Мне и не нужно одобрение! – разозлился Риэвир. – Я пришёл узнать, верно ли я понял, что такое Грань!

- Несколько ранее ты заявлял, что уже знаешь, что это такое.

- Ну, - испытал он неуверенность из-за такой дотошности, - у меня осталось несколько сомнений.

- Чего проще? – пожал плечами Арьнен, принимая от вернувшегося внука туго свёрнутый плед с яркими ромбовидными узорами. – Если твоё первое убеждение верно, то ты сможешь найти меня там, чтобы поговорить о ней. А нет, то какой смысл и начинать разговор?

            С этими словами хозяин гостиницы подошёл к нему впритык и резко вытянул руки, бросая одеяло. Машинально Риэвир выпустил костыли и ухватился за тюк, чтобы тот не снёс его с ног. В результате тело покачнулось, но он сумел кое-как удержать равновесие. Арейр, бдительно слушавший разговор с чуть приоткрытым ртом, тут же бросился на подмогу, хотя та и не понадобилась.

- Зачем мне это? – не мог не спросить парень.

- Возвращаться за такой ерундой не придётся, - буркнул Арьнен, занимая свой пост. И делая движение рукой, как если бы отмахивался от назойливой мухи, добавил. – Иди уже отсюда, мальчик. После позавчерашнего мои гости тебя боятся!

            Прощание вышло соответствующим, чтобы дать себе очередное обещание не возвращаться в треклятую гостиницу. Однако, хотя Риэвир искренне на тот момент считал, что ни за какие коврижки не станет искать здесь помощи вновь, он, намеренно не принимая от Арейра костыли, выдавил из себя нечто приличествующее моменту и, ковыляя, вышел на улицу. А там, первым делом, уставился на плед в руках с такой злостью, что уже не сдержался и бросил тот на землю.

- Куда теперь? – осторожно спросил сын Намора.

            «Главное подальше отсюда!» - мысленно ответил Риэвир, но, увидев выражение глаз паренька, сказал совершенно иное.

- Мы пойдём в Поднебесье и справимся со всем сами.

            Нужно ли говорить, какой восторг отразился в юных глазах?

            Однако о намерении было легче объявить, нежели его совершить. Как подниматься по тропе на костылях? Как бродить по небесным островам со сломанной ногой? Да и куда идти, попав туда?

- А что мы будем там делать? – задал мальчишка самый каверзный из вопросов.

- Искать путь в одно очень нехорошее место. И заодно и порадуем кое-кого, - припомнил молодой Владыка слова Намора. – Бери-ка плед, да стряхни с него грязь. Как верно сказал Арьнен, хватит терять время на ерунду!        

 

День семнадцатый. Позже полудня

 

- М-да.

            Макейру показалось, что это не у Риэвира голова проломлена, а у него самого, настолько та разболелась. В его возрасте было принято вести более спокойный образ жизни. Степенный. А тут как-то… Завертелось. Закружилось всё. Как будто начинающийся вихрь набрал такие обороты, что…

- Я пришла, а его там нет! - вытирая слезинки, запричитала Тийритэ. – Намор сказал, что отправил с ним Арейра. Не знал, что не стоило. Всё-таки Владыка приказал.

- М-да, - повторил Макейр.

            Он чувствовал свою вину. Вчера Риэвиру-то он пригрозил не совать нос в Поднебесье, а вот со всеми проблемами сообщить об этом остальным как-то забылось. А как можно ругать людей за то, что они не выполнили приказ, который до них не донесли?

- Ой! – испуганно взвизгнула Тийрите, вжимая голову в плечи и зарыдала ещё сильнее. Воскликнула она из-за того, что Макейр от злости на самого себя со всех сил ударил кулаком по столешнице. Девушка явно подумала, что это он на неё сердится.

- Ничего. Иди домой. Найдём мы этого беглеца. Ты же догадалась перед тем, как ко мне идти, заглянуть на пост? Теперь мы знаем, куда он направился.

            Он по-отечески улыбнулся ей. Тийритэ тут же несколько расслабилась, хотя страх в её взоре так и остался. Как назло, этот взгляд напомнил ему об Олийвэ – дочке Шейтенора, которую он с женой временно приютил у себя. Вестир не мог приглядывать за сестрой, покуда сам требовал надзора. У паренька не хватало выдержки и сил, чтобы суметь справиться с досадной судьбой и взять на себя дела хозяина дома.

            «Где же ты Остор?» - тут же вспомнил он о самой яркой своей проблеме.

Между тем, перед его внутренним взором возник образ упрямого мальчишки со взъерошенными чёрными волосами, огненным взглядом и словарём подмышкой. Мальчишки, плохо одетого в самостоятельно подлатанный клетчатый пиджачок, да держащего за руку совсем ещё несмышлёного карапуза. Мальчишка. Ещё мальчишка, но уже такой взрослый!

«Вестиру далеко до Остора», - с грустью признал Макейр.

Но чего Владыка так и не мог решить, так как же поступить с братом того. Риэвир действительно переступил все границы дозволенного. Так что, наверное, пришла пора прекращать его выходки. Вероятно, Остор был прав в своих выводах… Или же самого юного из Владык действительно вела Судьба? Когда тот рассказывал о своих предположениях и пояснял суть сделанных поступков, то в нём чувствовалась такая уверенность, что сложно было не поверить.

Вот только разуму не менее тяжело было и принять все объяснения.

- Не могу я домой, - вернула к себе внимание Тийритэ. – Мне Луизор таблетки дал. Рассказал какие и как давать. А они по времени. И я его подвела так! Обещала, что присмотрю. Справлюсь… И подвела!

- Ну-ну! – пригрозил Макейр. – Давай-ка вытирай слёзы. Не хватало мне ещё такую взрослую девицу утешать. Иди. И никому чтоб ни слова!

- Простите, - опомнилась та и, шмыгая носом, всё-таки ушла.

- Ужас, - напрямик сказал, до этого молчащий Вэльир. – Олвенор, когда узнает, снова напомнит, что таким Владыкам положено отрубать головы, да отправлять на лодке в последнее плавание. Он подаёт дурной пример не только нам, но и всем жителям. Уважение – вот на чём держится соблюдение правил. Какое же уважение к нему от остальных, если и мы у виска пальцем крутим?

- Да. Мы крутим пальцем у виска… Но разве мы не чувствуем зерно истины в совершённых поступках?

- Если бы не это, то я давно бы поддержал Олвенора и Шейтенора.

- Риэвир вчера сообщил мне точное число тех, кого забрали воды Острова, - сознался Макейр. – Он даже имя Мунвира назвал. Сказал, что воды уносят всех на некую Грань… Я бы посмеялся, но ведь Кейтэ мне подтвердила всё это. Какие тайны Остров раскрывает ему?

- Вопрос в том, почему мы не видим того же, что и братья? – печально вздыхая, задал риторический вопрос Антрейр. - Что нам мешает понять их?

- Получается, не один я считаю, что Остор далеко как не из-за Мэйтэ пропал? – осторожно поинтересовался Вэльир.

- Я был рядом с ним, когда ушла в Храм его мать, и когда умер отец, - Макейр наклонился совсем близко к своему собеседнику и перешёл едва ли не на шёпот. – И потому знаю, что он бы сейчас погрузился в работу, насколько возможно. Он не стал бы убиваться как Шейтенор. Уход Мэйтэ мог спровоцировать его на крайне серьёзный и отчаянный поступок. Но не на безрассудный.

- Тогда… где он? – невесело усмехнулся Демидор. – Весь Остров уже прочесали?

            Несмотря на то, что Макейр дал согласие на предложение Риэвира заглянуть под каждый листик в Поднебесье, всё же осматривалась территория совсем другая. Совет Владык сделал поиски Остора своим приоритетом. И он, не будучи до конца уверенным, как относиться к просьбе юнца, решил, что пара дней терпит.

- Пока ещё от Ианвира и Сильгора не было вестей.

- Мне думается, что его кто-то в городе прячет, - почёсывая подбородок, выдвинул предположение Вэльир и тут же, поднимая ладони, воскликнул: - Только не спрашивайте зачем! Просто к другому выводу мне не подобраться. Не на этой же странной Грани Остор таится?

- В городе его действительно могли бы укрыть, - согласился Демидор. – Но тут воистину смысла никакого.

- А вот про Грань это ты интересно сказал, - оживился Макейр. – Риэвир же о ней долго бредил. Что если Остор решил самостоятельно разведать, о чём его брат говорил?

- Думаешь, там он? В этом неизвестно где?

Остальные Владыки с затаённой надеждой пристально посмотрели на него. Им явно хотелось, чтобы ответ стал отрицательным. Но Макейр не мог сказать то, чего они на самом деле хотели бы услышать.

- А больше негде… И в этом – смысл уже находится.

- Подождём, что скажут разведчики, - по некотором размышлении заключил Антрейр и переглянулся с Вэльиром. Тот, кажется, был согласен со сказанным. – Может, всё окажется проще?

- А, может, Риэвир в Поднебесье именно к брату направился? Они всегда были одной командой.

- Тогда займись небесными островами, Макейр. Далеко этот мальчишка на одной ноге убежать не мог! Давай-ка его сюда, а послезавтра по самому утру сами туда отправимся, если он молчать станет.

- Вместе что ли? – удивился Вэльир.

- Вместе. Надо, чтоб это одним днём вышло. Так что будем созывать все отряды, - подтвердил Антрейр. – Или вы другого мнения?

- Нет, пожалуй, - поддержал Макейр и поднялся. – Действуйте, а у меня пока есть заботы.

 

 День семнадцатый. Позже полудня по местному времени

 

Инга сидела на высоком барном стуле и со скуки покачивала ногой. От этого тапок со ступни в очередной раз слетел, и ей пришлось оторваться от своего кофе и присползти вниз, чтобы подцепить тот кончиками пальцев. Акробатика вышла на славу. Девушка едва не сверзилась на пол, но оба мужчины этого не заметили. Они были чрезвычайно заняты – сидели за столом и внимательно рассматривали снимки. И, пожалуй, если бы она знала, во сколько эти материалы обошлись, то, пожалуй, посмотрела бы на те с большим уважением. Всё-таки когда добавляется даже небольшой смысл, то любая ерунда может стать бесценной.

- Самому мне не разобраться, чем заинтересована корпорация, - сознался Остор, и Антон, видимо, в отличие от Владыки прекрасно разобравшийся в чём соль, удивился:

- Неужели вы не видите? Другое дело, что это не могут быть результаты моей жены.

- Раз уж именно из-за них к вам на квартиру приехал оперативный отряд, то лично у меня сомнений нет, что...

- Вы не понимаете! – со всей убеждённостью воскликнул мужчина и почесал светлые волосы возле затылка. Обычно он так поступал, когда ему предстояло вести речь на свою любимую тему – медицину.

- Так вы поясните, - Остор смерил собеседника таким взглядом, что Антон несколько остыл и перешёл к объяснениям.

- Человек разумный произошёл от австралопитеков. Но Homo Sapiens далеко не единственный биологический вид, имеющий такого предка. Неандертальцы, денисовцы и флорессинцы. Это вымершие ветви, о которых смело говорит палеонтология.

- И что?

- Островитян тоже причисляют к Homo Sapiens, но вам самому известно, что обнаружены не только внешние расхождения. Вы не такие люди, как мы.

            Взгляд Владыки стал совсем ледяным, и Инга подумала, как бы тот не принял сказанное за некое оскорбление. Антон же словно бы этого и не замечал. У супруга появилась возможность донести своё занудство до окружающих. И у него словно аж засвербило в…

- Давайте по существу.

- Сканирование мозга островитян дало понять, что у них… что у вас несколько увеличена вот эта часть, - он указал на некую область на снимке. – Не ясно для чего это, но оно так есть, и больше ни у кого в мире не наблюдается.

- Я же просил вас по существу, - напомнил Остор.

- По прилёту моя жена проходила тоже обследование, что и вчера. Но такой аномалии тогда не было.

            Теперь они вдвоём уставились на неё. Инга, от такого внимания едва не поперхнувшись кофе, отставила кружку:

- Чего?

- Нам надо вернуться домой. Я оставил там все результаты обследования, но теперь мне необходимо посмотреть на них ещё раз.

- Слишком опасно.

- Это точно не опухоль какая? – девушка всё же встала и подошла ближе, чтобы своими глазами увидеть то, о чём говорил муж.

- Не похоже.

- Изменения могли быть вызваны каким-либо вирусом, - задумалась молодая учёная, бледнея. Если уж ей самой тут же захотелось саму себя изучить, то что уж говорить о прочих?! – И, надеюсь, он не смертельный?!

- Нам нужно в хорошее медицинское учреждение, - Антон выглядел растерянным. - Нам нужно в Stellimber Incorporated. Это ведущая корпорация в области передовых медицинских исследований. Инге там помогут!

На это замечание Владыка едко произнёс:

- Мне напомнить, что именно её сотрудники стреляли в вас?

- Нет-нет. Да они меня там на кусочки раздерут! – девушка побледнела ещё больше.

- А что вы предлагаете?! – возмутился Антон. – Сидеть здесь и ничего не делать?!

- Отнюдь. Для начала давайте действительно посмотрим на первые результаты. Вы верно сделали, что отправили их на Остров в электронном виде. Не придётся рисковать вылазкой на квартиру, - притормозил панику Остор.

После чего, недовольно задерживая взгляд на её муже, сделал фотографии анализов на телефон. По всей видимости отправил их куда-то, а затем ненадолго углубился в работу на ноутбуке. Однако не прошло и минуты, как он предложил подойти им ближе.

- Это то, что было отправлено доктору Луизору. Ваше мнение?

- Здесь тоже видно увеличение, - присмотрелся Антон, едва удерживаясь от тыканья пальцем в экран. – Но оно ещё такое незначительное, что я его упустил.

- И, видимо, не только вы, - вздохнул Остор, набирая на телефоне длинный номер.

            Разговор шёл на языке, который супруги не знали, однако интонации они слышали прекрасно. И звучащее удивление резало по нервам Инги. Событий за последние сутки у неё было более, чем предостаточно. Да и в целом с начала мая с ней словно бы случилась некая иная жизнь.

Жила-была себе некая москвичка. Хорошо так жила. Мирно, тихо. Только скучала очень… И вот судьба-то её и развеселила!

- Пожалуй, вам тоже стоит услышать это, - наконец произнёс Остор и включил громкую связь.

            Разговор шёл на английском, а потому Антон морщил лоб. Муж явно не понял и трети сказанного. Она тоже. Но по другой причине. Ей не была так близка медицина такого рода. Поэтому, несмотря на старания доктора Луизора, донести до слушателей всё то, что он хотел, не вышло.

- Полагаю, учитывая новые обстоятельства, вам придётся принять предложение посетить Остров.

- Что-то вы мне тоже доверия не внушаете, - напрямую заявила Инга, прикусывая губу чуть ли не до крови. – Из огня да в полымя.

- Извините, но… это чересчур, - промямлил Антон, постепенно набираясь уверенности в собственном мнении. – Я не понимаю, почему я должен скрываться? Зачем куда-то бежать? Вся эта история не для меня… Зай, нам надо вернуться домой и спокойно записаться на новое обследование.

- А вы уверены, - начал было Остор, но муж нашёл в себе силы перебить Владыку:

- Я не уверен, что всё произошедшее не подстроили вы сами!

- В этой версии есть свой резон, - задумчиво проговорила Инга. – Но я не думаю, что ты прав.

- Прав или нет, но меня пугает такое настойчивое предложение отправиться на Остров по нелегальным документам. И почему я должен верить, что обследование, которое мне показали, проходило именно вчера и именно с тобой?

            Ей следовало признать, что в словах мужа прозвучала истина. Наверное, если бы вместо Остора перед ней находился Риэвир, то она бы безоговорочно поверила. А так… Червячок сомнений нашёл пищу для размышлений. Да и не хотелось верить, что довелось подхватить вирус, вызывающий мутации.

Ведь если бы оно так и было, то она бы точно не стала первой жертвой!

- Действуйте, как желаете, - спокойно ответил Владыка, откидываясь на спинку кресла и соединяя широко расставленные пальцы ладоней. – Я не из тех, кто ведёт за руку по тропам Судьбы.

            Мужа не надо было заставлять ждать. Антон суетливо накинул сброшенную им ветровку и подал супруге её. Уверенности она не испытывала в свершаемом. Однако не стала противиться. Ей было страшно лишаться своей размеренной жизни, как бы она её терпеть не могла!

- Инга, - когда они подошли к двери, окликнул её Владыка. – Постарайтесь не спать. Во сне вы будете забывать всё значительно быстрее.

            А кто, собственно, сказал, что она стала первой?!

- О чём вы? – требуя разъяснений, спросила девушка. – Что вам известно?!

Остор ничего не ответил, а Антон дёрнул её за рукав, торопя. Так что, так и не дождавшись разъяснений, они спустились на лифте вниз. Однако выходить из подъезда пока не стали.

- Ты тоже боишься домой? – всё же поинтересовалась она, плотнее сворачивая картину Арьнена в рулон.

- Да. Давай-ка сначала до клиники какой дойдём? Сделаем срочное обследование и послушаем, что нам ответят.

            Задумка была хорошая. Согласиться на неё было просто. Тем более, что деньги при себе имелись. Так что они доехали до ближайшего медицинского центра и заполнили анкету. Инга, зная безалаберность администраторов, достала паспорт, но в договор внесла совсем иные данные. Как и ожидалось, проверять достоверность никто не стал. Иногда равнодушие к правилам – лучшее, что помогает сохранить инкогнито. Кепку, под которой она прятала плотно скрученные волосы, девушка тоже не снимала до последнего. Несмотря на то, Что Москва далеко не Остров, цвет всё равно привлекал внимание.

            «Нет. Точно перекрашусь», - зло решила она.

            Доплата сделала своё дело. Их приняли достаточно быстро. А интуитивный страх перед обследованием, которое являлось уже третьим за последние семь дней, пропал из-за богатого опыта.

- Вы говорили, что ждать ответ надо будет около сорока минут, а прошёл уже час, - начал выговаривать девушку-администратора Антон. Обычно он на такое не решился бы, но нервы мужа оказались расшатаны. – Отчего так долго?

            Ответ некой Ирины звучал хорошо поднадоевшей банальностью и вежливой просьбой потерпеть. Однако для успокоения им предложили по дополнительной чашке чая с печеньем. Радости у Инги угощение не вызвало. Ей хотелось спать. А потому она положила голову мужу на плечо и прикрыла глаза.

- Не спи – замёрзнешь, – вывел он её из дремоты ласковым голосом.

- И это в такой жаркий май?

- Май жаркий, а кондиционер работает исправно.

Мужчина прижал к себе жену. Она не возражала. Ей и правда было прохладно. А через пару мгновений ещё и страшно - в центр, прихрамывая, зашёл Станислав Александрович.

- Ну и заставили же вы нас поволноваться, Инга Валерьевна! Ох, заставили. Натравили на моих сотрудников какого-то, как они говорят, спецназовца… Не так что ли, скажете?

            Девушка почувствовала, что не могла сказать ни слова в ответ. Она явно перетрусила. И единственная мысль о Владыке Осторе, которая пришла к ней на тот момент, оказалась связана с тем, что этим мужчинам следовало бы поговорить между собой без её участия… Уж очень они стоили друг друга.

- Не согласны, я так вижу? – продолжил разговор Станислав и натянуто приподнял уголки губ. – Может, тогда ваша мать больше права, характеризуя его как человека весьма интеллигентного? И как иностранца вроде?

- Вы с ней разговаривали что ли? – прошептала Инга.

- Конечно. И она нам даже великодушно имя его назвала. Андреа… Вот только фамилию запамятовал. Напомните?

- Он вчера ей только по имени представлялся, - заметил Антон, ещё крепче прижимая к себе жену.   

- Ах, да, точно! – словно бы обрадовался Станислав Александрович. – Именно так она и сказала. Но обо всём этом можно и по дороге поговорить. Вставайте.

- Никуда я не поеду с вами, - упрямо заявила Инга, отчаянно вертя головой, словно в поисках наилучшего пути для побега.

- Можете и не со мной. Только тогда вас там полицейские ждут. Нападение с причинением телесного вреда у нас в России карается законом. Сурово.

- Да они первые начали! – возмутился Антон.

- Да? А мои ребята другое в заявлении написали, - в упор рассматривая его ледяными глазами, сказал этот опасный человек. – Но, может, они и не дадут делу ход, если мы всё-таки проедем побеседовать.

- Никуда мы…

- Нет у нас выбора, - перебила мужа Инга и встала. – Куда?

- Как куда? Что значит «куда»? – словно бы удивился Станислав. – На выход. Вот только одну секундочку.

            Он протянул руку за плечо, не глядя, и девушка-администратор тут же суетливо отдала ему папку с результатами обследования.

- Вы же не оставили себе копию? – на всякий случай уточнил руководитель безопасности Stellimber Incorporated.

- Нет. Что вы?! - испуганно пролепетала девица, и мышкой юркнула обратно к себе.

            Увы, у Инги поступить также возможности не было. А потому она, продолжая держать в одной руке свёрнутое полотно картины, а в другой ладонь мужа, вышла на улицу. Солнце, как будто ей довелось перевезти с Острова прекрасную погоду, тут же ослепило глаза. По небу плыло только одинокое крошечное облачко, которое от взгляда Станислава Александровича будто бы стало ещё меньше.

 

            Машина, в которую они сели, хотя и принадлежала к представительному классу, была далека от лимузина. Однако места в ней хватило, чтобы позади водителя расположились напротив друг друга сидения. Само собой, Инга и Антон сели рядом. Они явно не знали куда деть руки и глаза да походили на загнанных в угол кроликов. Станислав Александрович, наоборот, чувствовал себя прекрасно. И на правах хозяина положения, как только автомобиль начал движение, расслабленно облокотился на спинку.

            А затем Инга вскрикнула.

            Она никак не ожидала раздавшегося звука взрыва. У медицинского центра, от которого они уже основательно отъехали, обрушилась стена. Из окон полыхнуло пламя.

- Увы и ах. Надо же! В полицию то позвонили, что пакет странный обнаружили, но зачем-то взяли и вскрыли. Зачем вскрыли? - покачал головой Станислав. – И это во времена такого жуткого террора.

            Девушка уставилась на него с ненавистью. И от того, что незадолго до прихода этого жуткого человека она видела, как из центра уходила женщина с новорождённым, её даже затрясло. Антон, судя по виду, испытывал аналогичные чувства. Но он молчал. И ей тоже было страшно что-либо говорить. А потому она только смотрела, как Станислав вскрывает конверт, в котором лежали результаты проведённого обследования. Даже со стороны Инге было понятно, что они подтверждали вчерашнее.

- Так что там с этим Андреа? Я не люблю, когда мне переходят дорогу. И никогда не оставляю это без внимания.

            Наверное, не стоило им с мужем переглядываться. Так они сразу дали понять, что намерены нечто скрыть.

- Вы уж постарайтесь быть честнее, а то…

            Машина остановилась, и последовал комментарий водителя:

- Движение перекрывают. У троллейбуса рога упали на повороте, и какой-то лихач в него въехал. Лучше сразу развернуться и другим маршрутом.

- Давай, - дало согласие начальство, осматривая произошедшую на дороге оказию, благо сидело лицом по направлению движения. – И не отвлекай меня больше по пустякам.

            После этого Станислав снова уставился на своих «гостей».

- Андреа пригласил Антон. Они вроде как дружили в студенчестве, - решилась на обман Инга.

- И как его фамилия? Дата рождения? Из какого города?

- Эспозито, - промямлил муж. Его совесть утешало то, что имя Андреа Эспозито являлось чем-то вроде Ивана Петровича для русского человека. – И мы да. Действительно когда-то общались.

- Вы уж постарайтесь лгать более уверенно. Поправдоподобнее, пожалуйста, - попросил Станислав. – Уши в трубочку сворачиваются.

            Инга взвизгнула.

            Машине пришлось резко затормозить. Какая-то мамочка с коляской, не глядя по сторонам, решила перейти на другую сторону переулка, по которому они объезжали пробку. Дурочка ещё и застыла, испуганно разинув рот, пока водитель не открыл окно и не заорал на неё.

- Пошла прочь с дороги!

            Одновременно с его возгласом из-за стоящего рядышком фургончика тенью выскользнул мужчина и тут же приставил дуло пистолета к виску шофёра. Второе оружие, которое он держал в руках, целенаправленно уставилось на Станислава.

- Подловили. Вот так дела. Подловили! - даже несколько довольно улыбнулся сотрудник Stellimber Incorporated, а затем его улыбка резко исчезла. – Только понимаете, кому дорогу-то переходите, а?

- Отпирай дверцы, или я вам обоим сейчас мозги вынесу! - потребовал незнакомец. – Ваш эскорт мы уже обезвредили.

- Давай, Игорь. Всё равно им из Москвы никуда не деться будет.

            Замки щёлкнули, и Инга с Антоном, не теряя времени, шустро выскользнули наружу. Мамочка с коляской тут же подбежала к ним и, жестикулируя, как если бы ругалась, произнесла:

- Заходите в этот магазин. Там вас встретят.

 

 День семнадцатый. Десять минут четвёртого по местному времени

 

            В отличие от супругов Ильиных, у Остора не имелось повода сомневаться в верности снимков. Ему-то было точно известно, что никакими подделками он не занимался. Да и то, что для обследований большому миру первоначально достались образцы Хана Картера, сыграло свою роль.

Решив схитрить, некогда Владыки представили научной группе, направленной провести генетический анализ и прочие обследования на островитянах, именно Хана. Они и сами не ожидали такого, но отклонения нашлись. Это послужило дополнительным стимулом к изучению, в результате которого столо ясно - непостижимым образом Хан не только изменил свою внешность, но и стал самым полноценным местным. Ему были присущи абсолютно все черты жителей Острова.

Так что поверить в то, что Инга начала меняться, Остор мог. И ещё как!

            Кроме того, он прекрасно понимал, насколько ценной добычей становилась девушка. Она, подобно ему, не исчезала в окружающем пространстве. И это давало исследователям невероятные перспективы, ведь ранее те не могли вывезти ни одного научного образца с Острова. Официально – из-за запрета Владык. Неофициально – все попытки украсть заканчивались ничем. Это было просто-напросто невозможно! Островитяне не могли существовать в большом мире. Все фрагменты их тел растворялись в воздухе…

К счастью, воришки обнаруживали пропажу добычи по прилёту. А потому скользких вопросов пока так не возникло.

- За ними приехали, - с оттенком удивления и уважения произнёс мужчина, стоящий возле него. Кажется, до этого тот был уверен, что его время будет растрачено понапрасну.

            Остору снова пришлось воспользоваться связями Леона. Он был уверен, что Stellimber Incorporated не оставила бы Ингу в покое, а позволить им добраться до неё было нельзя. Теперь это являлось приоритетным делом Острова. Кто знает, какие тайны раскрыло бы её тело? Так что едва супруги закрыли за собой дверь, как он сделал новый звонок. Принципиальность же заставила его до поры до времени ограничиться исключительно слежкой. Ему хотелось получить от Инги добровольное согласие на путешествие. Всё-таки по прилёту им предстояло сотрудничать, а, действуя силой, это становилось проблематично. Пусть бы Stellimber Incorporated вновь показало своё истинное лицо.    

            И корпорация его показала. Взрыв медицинского центра наверняка причислили бы к трагедиям, о которых говорят днями. Увы, не дольше. У журналистов всегда хватало поводов написать новую статью или сделать репортаж.

- Получится?

- Сделаем всё возможное.

            Мужчина ушёл, и Остор вскоре тоже покинул крышу. Ему, конечно, не нравилось отсиживаться в стороне, ожидая результата спонтанного плана-перехвата. Будучи деятельным по натуре, он не любил оставаться на второстепенных ролях. Однако Владыка прекрасно понимал, что люди Жука справились бы значительно лучше без его вмешательства. Это была их территория. И они знали о нравах всех обитающих здесь хищников намного лучше его самого.

- Сделано, - наконец-то сообщил ему хрипловатый голос в телефоне. - Так что можете садиться на поезд. Багаж вам подвезут.

- Вы великолепно справились.

- А то, - ухмыльнулся Жук и строго добавил. – Только это. Знаете что?

- Что?

- Я не только за деньгами охотник. Услугой вам стал оплачен мой личный долг. Так что убирайтесь из города куда подальше и не возвращайтесь. Если мои ребята в Москве вас когда засекут, то пристрелят без раздумий.

- Серьёзная угроза.

- Из-за вас я перешёл дорогу Стальному Псу! Но продолжать стоять у него на пути никак не собираюсь.

            На этом разговор и завершился. Остор затеребил в руке билет на своё новое имя Бондаренко Максима Ивановича и поспешил на перрон. Люди вокруг сновали, легко разбираясь в обозначениях. Он же, если бы предварительно с полчаса не изучал план вокзала, то легко заплутал бы. А так ноги быстро подвели его к неказистому на вид поезду. После проверки проездного документа, он засеменил в своё купэ по узкому коридорчику. И вскоре ему принесли два объёмных чемодана.

- Так вы определились? – расстегнув молнии, поинтересовался он у скорчившихся там людей. – Поедете на Остров или нет?

 

 День семнадцатый. Вторая половина дня

 

- Не, ну а что? – с энтузиазмом выпалил Арейр. Пареньку явно льстило не просто находиться в обществе одного из Владык, но ещё и выполнять при нём некую «значимую» роль. – Если взорвать все эти острова, то где Хозяину просыпаться?

- Я думаю, он-то уж место найдёт, - усмехнулся Риэвир. – Ведь главное что?

- Даже не знаю.

- Главное – желание. Если его отнять, то и будет спать наш Хозяин крепким сном. Как миленький! Ну, и поэтому всё сказанное тобой интересно, но может только навредить. Нельзя действовать с наскока. Сначала надо разобраться.

- Так что ж столько времени никто разобраться-то не может?!

- Наверное, тебя не хватало, - не нашёл он лучшего ответа. – Для любого подвига нужен свой герой.

- А если этот самый герой не я? - нахмурился Арейр, которому, конечно же, хотелось всевозможных свершений.

- Выходит, это был не твой подвиг. Элементарно! – рассмеялся Риэвир, но брови его спутника придвинулись к переносице ещё ближе.

- Понять, в чём твоя Судьба, сложно.

- Разве?

- Да. Но вам-то легко говорить другое. Вы - Владыка, а значит, вам о себе всё ясно, - на полном серьёзе пояснил паренёк. – Мне же ещё разгадывать и разгадывать, для чего я родился... Вдруг, самое важное, что доведётся свершить в жизни, это всего лишь то, что вы меня провожатым взяли?

- Может и так, - Риэвир не удержался и всё же остановился, чтобы потрепать спутника по жёстким чёрным волосам. – Но самое приятное, что узнаем мы это намного позже. И до этого момента можно выдумать себе абсолютно любой смысл. И даже смысл за смыслом.

- Нет, мне так не нравится. Больше похоже на детскую игру. Хочется-то взаправду.

- А взаправду, так тебя не просто так в отряд приняли. Ты уже делаешь больше, чем мог бы в таком-то возрасте…

            Свои слова Риэвир произносил всё тише и тише, пока не замолчал. Он понял, что ему не показалось. У озерца, которое как раз осматривали туристы, сидела Лисичка. Некоторые её фотографировали, но девушка ни на кого внимания не обращала, а продолжала гладить ладонью воду, как будто котёнка. Все гиды же были уже предупреждены о присутствии на небесных островах «аномалии». И ведущий группу Аллевир, кивнув головой своему Владыке в знак приветствия, постарался перевести внимание «овечек» на другое. А там, как опытный пастух, и увёл куда подальше. Риэвир, старательно ковыляя на костылях, напротив, тут же подошёл ближе.

- Здравствуй, Лисичка.

            Девушка резко и с неким испугом в глазах наконец-то оторвалась от воды, и посмотрела на него, а затем и на Арейра.

- Это мой помощник на сегодня. Следит, чтобы меня солнечный удар не хватил, - напоказ бодро произнёс молодой островитянин, хотя от совершённого путешествия ему уже давно хотелось прилечь. Действие лекарств кончилось. Голова гудела не по-детски.

- Прости меня.

- За что? – не понял он её.

- Это я виновата. Я сделала, - она встала и с сожалением провела подрагивающими кончиками пальцев по его повязке. – Тебе очень больно?

- Ты? – искренне удивился Риэвир. – Мне никто ничего так и не рассказал толком, что произошло. Но я думал, что это… Пророк.

- Нет, - Лисичка красиво улыбнулась, словно восхищаясь его неведением. – Он бы никогда не смог. Он очень добрый.

- Это Хозяин-то доб, - начал было скептически настроенный Арейр, но замолк на полуслове, так как ему достался наилучший из ледяных взглядов Остора. Пусть и в исполнение младшего брата того.

- Значит, отныне я знаю, кто повинен в моих бедах, - с оттенком шутки произнёс он. – И теперь, чтобы искупить свою вину, тебе придётся помочь мне.

- Помочь? – удивилась она.

Кажется, Лисичка была совсем не привычна к подобному общению и терялась, словно маленький ребёнок.

- Да, помочь. И только тогда я отдам тебе это, - он указал на плед Арьнена, удерживаемый Арейром. – Кажется, мой брат одеяло тебе обещал?

            Она смущённо улыбнулась и начала мять руки.

- Я не знаю, как и чем могу помочь. Мне никогда не доверяли заниматься лечением.

Глаза её при этом посмотрели на плед с вожделением. Риэвиру даже стало крайне стыдно за такой шантаж.

- Отдай ей, - обратился он к подростку. – Видишь же, девушка замёрзла.

- Спасибо, - поблагодарила она тихим голосом и, как только получила свой подарок, довольно уткнулась носом в ворсистую ткань. - Правда, мне не холодно. Сейчас не холодно. Ночами вот да, а пока что тепло… Это так удивительно чувствовать и тепло солнца, и прохладу воды одновременно.

- О чём ты? – нахмурился Риэвир.

Ему почудилось, что Лисичка стала отчего-то выглядеть не просто наивной, а потерянной до сумасшествия… и серьёзно страдающей от этого.

- Там, в покоях Пророка ты задал правильные вопросы. Пока они не прозвучали, я даже не понимала, что со мной творится. Мне действительно не просто не хотелось ни есть, ни пить, ни спать – я не ощущала почти ничего. И не чувствовала никакой потери этого, пока не осознала, чего лишена. А сейчас это меняется. Медленно, неощутимо. И неотвратимо. Как будто жизнь возвращается в меня.  

            Девушка ещё сильнее обняла плед, став похожей на довольного рыжего котёнка. Однако интуиция Риэвира улавливала что-то ещё. Какую-то настороженность. Испуг.

- Ты этого боишься, - напрямик заявил он, не зная, что ещё сказать и как выразить собственные ощущения.

- Да, - не стала скрывать Лисичка. – Мёртвые не могут становиться живыми. Просто так не могут.

- И что на это говорит твой Пророк?

- Он не знает, что меня тревожит. Его и так расстроило, что я тогда осталась возле тебя. Он ушёл и пока так и не возвращался.

- А ты взяла и снова сбежала с его острова, - заметил Риэвир, улыбаясь. Ему хотелось разрушить апатию, исходящую от девушки. – Прямо-таки настоящая бунтарка!

- Я?

Лисичка только что не осмотрелась в поисках того, к кому ещё могли бы быть обращены его слова. А затем поняла, и широко улыбнулась во весь рот. Искренне. И даже хихикнула.

- Наверное… Да! Наверное, так. Мне нравится бродить по округе.

- А, быть может, ты встречала здесь кого по ночам? Кроме слуг?

            Спрашивал он не просто так. После своего то ли сна, то ли видения о Грани, парень всерьёз озаботился поиками одного из коллег Инги – Александра Мирного. Имя ему запомнилось, но, понятное дело, наводить справки в администрации по нему он не стал. Собственный вывод о местоположении учёного казался исключительно верным. Человека из большого мира, который всё не уплывает с Острова, давным-давно бы кто заметил. Вот и получается, что тот хорошо спрятался. И где же ему так качественно скрываться, как не на небесных островах? Тем более, что у него имеется возможность регулярно попадать на Грань. Поддержал домысел и факт, который молодой Владыка раздобыл с час назад. Из кафе на Лиловом острове стали пропадать продукты. Незначительно, чтоб на кражу обратить пристальное внимание и сотрудникам заняться проблемой всерьёз. Но всё же.

            В целом, кто-то бессовестно и втихаря обживался во владениях Хозяина Судьбы и Времени… И этого кого-то ночные проблемы никак не пугали.

- Никаких слуг мне не доводилось видеть. Даже в покоях Пророка. Но, быть может, тебе интересен, - Лисичка замялась, а затем всё же добавила, как если бы долго подбирала самое подходящее слово. – Щегол?

- Это здесь одни вороны, а у нас в городе птиц немало! – не удержался Арейр, возмущённо округляя глаза.

            Риэвиру тут же захотелось выдать пареньку подзатыльник, но тогда пришлось бы отпускать костыль. А тот только-только удалось удачно пристроить под боком. Менять позу никак не хотелось.

- Этот Щегол не птица. Он человек. Только очень странный, - попыталась объяснить девушка. – У него волосы разноцветные. Светлые золотистые и чёрные одновременно. Я такого никогда раньше не видывала у людей. Поэтому и назвала Щеглом.

- Думаю, что интересен будет. Не знаешь, где его найти?

- Он в домике на горном плато.

- Где? – попытался припомнить молодой Владыка.

Никаких домиков в округе не было. Во всяком случае, за всю свою жизнь он ничего о них не слышал даже. Разве что кафе на Лиловом острове находилось. И всё. Но местность там выглядела исключительно ровной. Никаких холмов даже.

- Вот там, - собеседница уверенно указала рукой в сторону, где ничего похожего на горное плато тоже не должно было бы находиться. – Только мне туда хода нет. Отчего-то становится очень и очень страшно.

- Но мне показать можешь? – Риэвир постарался, чтобы взгляд вышел таким, на какой хорошенькой девушке не захотелось бы давать отказ. – Пожалуйста. Очень выручишь.

- Ладно.

            Чем дальше и дольше они шли, тем большее недоумение появлялось на лицах спутников Лисички и тем чаще происходили недоумённые перегляды. В той стороне, куда их вели, простирались только сады. Да и местность там была скорее даже низиной. О каком доме на горном плато шла речь?

Однако сама девушка тоже посматривала на компаньонов с неменьшим подозрением. Точнее на компаньона. Её взгляд не да нет, а и останавливался то на ноге, то на костыле Риэвира. И всё же молчание, которое молодой Владыка периодически старался нарушать, главенствовало в их компании. Все ответы звучали односложно. Задавать новые вопросы при таком красноречии не получалось. Пожалуй, если бы не общее дело, то им давно бы стоило разойтись по разным тропам.

- Вот. Только я туда не пойду, - наконец остановилась Лисичка, кивком головы указуя на то, о чём говорила.

            Лицо Риэвира тут же скуксилось. Непроизвольно он, определяя время, даже посмотрел на солнышко, уже перевалившее за середину неба и расторопно приближающееся к глади вод. Ему подумалось, что столь долгий и тяжёлый путь стал проделан зря, и что успеть бы до сумерек вернуться!

Дело в том, что девушка показывала куда-то за обрыв, за край небесного острова, а там… а там простирался бескрайний океан.

            Нет! Правда! По правую руку легко различалась, сквозящая непроглядной тоской, Долина Сновидений. По левую отчётливо виделся контур другого небесного острова – Низины Владык. Он и правда располагался ниже прочих островов, и на это и делали акцент гиды, когда заводили речь о происхождении названия. Как-то мало восторга вызвал бы факт, что на самом деле там находилось кладбище… По названию, ясно для кого.

- Не, здесь, конечно, не пустынно, - начал издалека Риэвир, надеясь, что переход к делу стал бы выглядеть из-за этого мягче. – Но о каком доме шла речь?!

- О том, - девушка вместо кивка вытянула руку.

- Нет там ничего! – разозлился и Арейр.

- Как нет? – удивилась Лисичка. – Вот же он!

            Её изумление отчего-то задело некие струны в памяти. Инга тоже не видела корабль. Отчего же сейчас сам Риэвир сомневался в существовании чего-то, что, быть может, элементарно было недоступно его взгляду?

- А как это всё выглядит?

- Ну. Очень маленький остров-гора. Только со срезанной вершиной. И там, на самом краю стоит дом.

- И как к нему подойти?

- По любому из трёх мостов, - пожала она плечами, но, осознав, что её не понимают, добавила. – Отсюда путь короче, чем с других островов.

- Можно ты возьмёшь меня за руку и попробуешь подвести к мосту?

- Ты действительно ничего не видишь? – после длительной задумчивой паузы смущённо спросила Лисичка, как если бы боялась обмана. – Мне очень страшно находиться здесь. Как будто по другую сторону моста поджидает смерть.

- Правда, не вижу.

            Она сделала пару крошечных осторожных шажков к нему. Наверное, её пробуждающаяся материальность повлияла и на одежду. На подоле теперь виднелись следы грязи. Однако, даже понимая, что эта девушка не существовала, он так и не смог прочувствовать разницу между нею и обычными людьми. Лисичка казалась живой. Настоящей… И невинной.

            «Так только кажется», - напомнил себе он.

- Владыка Риэвир, - заскулил задёргавшийся Арейр, когда до края острова ему оставался последний шаг. – Вдруг она намеренно?!

            Подозрение имело полное право на существование. Однако его нога всё же зависла над пропастью и начала осторожно опускаться, чтобы… ступить на край моста. Изумлению не было предела! По счастью, мираж оказался более настоящим, чем для Инги. И теперь, воочию созерцая всё то, о чём говорила Лисичка, Риэвир даже разинул рот.

            Там, где как ему казалось, ранее ничего не было, теперь действительно находилась гора. Смешно и страшно, но будь она повыше и пошире, то походила бы на вторую половинку той, по которой шла тропа к небесным островам. На склоне её виднелись такие же витки дороги, созданной из тщательно примятой низкой травы и проплешин буроватого песка. А на ровной вершине (возвышающейся где-то метров на пятьдесят над тем местом, где они стояли) можно было разглядеть и постройку из почерневшей древесины. Неказистый домишко никак не соответствовал мостам, которые к нему вели. От Низины Владык, Долины Сновидений и Храмовых Садов тянулись… да нет. Не мостики! Самые настоящие арочные дороги из сверкающего белого камня. Широкие настолько, что свободно могла проехать и машина. Оград при этом у них почти не имелось. Ажурная декоративная вязь доходила бы взрослому человеку где-то по колено. Однако узор словно бы свешивался вниз, как тюль.

- Не могу в это поверить, - прошептал Риэвир, делая уверенный шаг вперёд.

- Эй! Ты куда его дела?! – вдруг закричал Арейр. – Он не упал! Я бы видел!

Парнишка бросился к Лисичке, только что не вытаскивая меч находу. Девушка испуганно округлила глаза и, тут же, молчаливо выпустив как руку Риэвира, так и плед, стремительно пустилась бежать по самому краю острова. Земля под её ступнями крошилась, и комьями падала в воду. Она ужасно рисковала, но зато Арейр, у которого инстинкт самосохранения оказался куда как более развит, отстал, хотя и старался изо всех сил, не обращая внимания на возмущённые вопли Владыки.

«Да он же меня не слышит!» - вдруг осознал молодой островитянин и, понимая, что со своей ногой он бы точно ни за кем из этих двоих не угнался, побрёл-таки вперёд.

Несмотря на то, что мост был прекрасен, Риэвир, как нынешний калека, сразу же прочувствовал его основной недостаток. Идти надо было «в горку». А несмотря на отличную физическую подготовку, парень основательно запыхался за день… Луизор вообще постельный режим предписывал!

«Главное, силы на обратную дорогу оставь», - тихо посоветовал голос разума и замолчал.

Собственно, когда мысли напомнили о факте о необходимости обратного пути, Риэвир искренне пожалел, что коляска осталась в доме. Однако вскоре все его сожаления сошли на нет. Словно в насмешку над мощёной белой камнем дорогой горная тропа оказалась донельзя узкой и неухоженной. Она изобиловала острыми шаткими камушками и петляла, как будто её прокладывал заяц!

Но молодой Владыка, чертыхаясь, всё равно направился наверх.

- Эй, может тебе помочь? – вдруг донёсся откуда-то сверху сочувствующий мужской голос.

            Риэвир попытался посмотреть на говорившего, но солнце заставляло щуриться так, что зрение захватывало только ноги. Поэтому, прежде чем ответить, парень устало убрал один из костылей и, придерживая его, поднёс освободившуюся ладонь ко лбу. Своеобразный козырёк выправил положение.

- Ещё и немой? Совсем блаженный что ли?

- Что? – переспросил молодой островитянин, так как все вопросы были заданы на русском, а им Риэвир, в отличие от своего брата, владел крайне плохо. Понимал ещё так себе, но говорить на нём вообще не мог. Честно сказать, даже итальянский и испанский, которыми он более-менее сносно владел, были выучены из-под палки.

- Дурак ты есть? – перевёл незнакомец, и Владыка тут же сделал вывод, что его новый собеседник основательно так плавал в грамматике английского – единственного иностранного языка, который он сам знал хорошо.

М-да, беседе определённо предстояло стать весёлой и запоминающейся на годы.

- Я не дурак. А ты?

            Риэвир старательно сохранял нейтральное выражение на лице. Он не мог не ответить без остринки, но не собирался доводить дело и до скандала.

- Шутка? – наконец-то осознал собеседник.

- Она самая.

            Послышался смех. И теперь, когда на лице мужчины появились морщинки, парень узнал его. Он, несомненно, видел этого человека среди компании Инги. Кажется, тот сидел за рулём. Вот только его внешность претерпела кардинальные изменения - он выглядел как обычный островитянин. Разве что разрез жутких двуцветных глаз был иной. Да на щеках неровными пятнами росла светлая щетина. Где-то густо, а где-то волос вообще не было. У островитян же бород никогда не бывало.

- Меня Риэвиром зовут. А вы Александр?

- Знать как?

- По улыбке... И Инга подсказала, где найти. Говорит, что на Грани часто видитесь.

- Где?

- На Грани!

- Где?

Нет. Не то настроение было у Риэвира, чтобы наслаждаться беседой, полной недопонимания.

- Инга в этом мире не помнит, - он обвёл свободной рукой пространство вокруг, а затем сложил пальцы в щепотку и поднёс к голове. – А в другом мире помнит. То место, где помнит, называется Грань.

- А, Грань! - скорее всего последнее слово означало именно то, что Риэвир и имел ввиду, но он сомневался. А потому спросил ещё:

- Ты видишь Ингу во сне?

- Да. Там видеть Ингу. Не мочь помочь. Я и хоте…

            Неожиданно его скрутил приступ головной боли. Более сильной, чем прежде. Молодой Владыка стал белее мела, несмотря на природную расовую бледность, и покачнулся. Ему, правда, повезло сползти на землю по склону горы, а не кубарем скатиться вниз. Александр же рванул к нему и постарался придержать. На счастье, этот мужчина был сильным и не походил на традиционно щуплого заумника.

- Наверх. В дом, - решительно заявил тот, когда Риэвир немного пришёл в себя.

            Возражать на это сил уже не было.