Главы:

Глава четвёртая

 

— Как мне попасть в дом? — повторила Алиса громче.
— А стоит ли туда попадать? — сказал Лягушонок. — Вот в чём вопрос.

Льюис Кэрролл " Приключения Алисы в стране чудес "

 

День  пятнадцатый. Около шести вечера

 

Остор, заведя руки за спину, тревожно вышагивал перед началом Небесной Галереи и периодически посматривал то на тропу вниз, то на мост. Затем он остановился, и его правая ступня непроизвольно начала отбивать ритм. Нервы были на пределе. Владыке определённо хотелось действий, покинуть нынешний пост, но он не мог этого сделать. Это было самое удобное место для того, чтобы дождаться как отряд, так и гонца из города. Наконец, его ожидание подошло к концу. Причём, едва Намор, принёсший вести, замолк, как Шейтенор со своими ребятами перешёл по мосту на плато. Не так давно начавшая угасать неприязнь воспылала с новой силой, стоило этому типу раскрыть свой поганый рот:

- Что? Пришёл за братца извиняться?

            Владыка Вэльир, который на недавнем совете вступился за Риэвира, осуждающе и даже с неким обвинением посмотрел на Остора. Понятное дело, что братья были разными людьми, но родство крови основательно размывало этот факт. Даже простые воины и то прекратили болтовню, да уставились на него с неким презрением.   

- Ты что-то попутал, Шейтенор. Мне не за что извиняться.

- Всерьёз?! – гоготнул тот и, напоказ разведя руки в стороны, сделал неторопливый оборот вокруг себя. – Ребята, да среди нас никак невидимка завёлся, а?

- Не! Среди нас таких нету! – выкрикнул кто-то и в отряде послышались смешки. Но усмехались не все. Самый рослый из островитян – мужчина пожилых лет, так и вовсе недовольно поджал губу и положил мощную ладонь на плечо ближайщего соратника - молодого паренька. Увидев порицательное покачивание головы, тот сразу прекратил смеяться. Видимо, уважал старшего.

- Вот видишь, Остор. Нет у нас таких умельцев. Так что где-то твой братец спрятался и трясётся от страха.

- Раз уж тебе хочется обсудить всё при свидетелях, то давай, - сумев сохранить спокойные интонации, произнёс он. Основательно помогло в этом то, что ему уже было известно о решении Мэйтэ, а вот Шейтенору ещё нет. И некая жалость к извечному оппоненту, и некое чувство превосходства позволили не сорваться на банальную ссору.

- А зачем мне от кого-то что-то скрывать? Нам тут всем интересно, куда Риэвир запропал.

- На этот раз соглашусь, - поддержал Вэльир. – Подобное недостойно звания Владыки. Что не дало ему попасть в Поднебесье?

- Вообще-то он там, - несмотря на все старания, в голосе всё же прозвучал оттенок беспокойства. - До сих пор там.

- Давай-ка поподробнее.

- Сигнал Шейтенора о том, что отряд выдвинулся в неполном составе, уж и моё внимание привлёк, - пояснил Остор, решая ничего не озвучивать про перебранку с братом, и заставившую его так быстро среагировать. – Так что, пока вы занимались Хозяином, я провёл небольшое расследование. Риэвир вообще с самым первым автобусом наверх поднялся. Ещё когда туристов только начали вывозить. И судя по словам свидетелей, он был вооружён.

- И чего он удумал? К Храму что ли подался? – предположил Вэльир.

- Не знаю, но я очень рассчитывал, что по пути к Долине Сновидений он к вам присоединился.

- Мальчишка! – Шейтенор сплюнул на землю. В одном единственном слове послышались и упрёк, и сочувствие, и жалость, и раскаяние. – Вечно мальчишкам хочется стать героями, а потом мы обвиняем воды Острова!

- Нет, мы его так и не встретили, - покачал головой Вэльир, и Остор тут же поинтересовался:

- А отчего ты решил, что он пошёл к Храму?

- Ну, на мой взгляд в Поднебесье смысл идти только по двум причинам. Либо в Храм к жрицам на поклон, либо чтобы Хозяина резать, - пояснил свою мысль Владыка. – А ворота на мост были закрыты.

- Они могут и открытыми быть. Хозяин этим замком играет, как хочет… Но всё равно. Спасибо. Я тогда, наверное, всё же к Храму пойду. Так действительно больше шансов его найти, - поблагодарил Остор, поправляя меч на поясе.

- Рехнулся что ли? – Шейтенор встал так, чтобы перегородить своим телом проход по Небесной Галерее. – Смеркаться вот-вот начнёт. Не выберешься.

- Это мой долг! – гневно сверкая глазами и чеканя слова, произнёс Остор. – И потому что опасно и иду один. Уйди с дороги!

- Не один. Я с вами, Владыка, - сказал Намор. – Риэвир хороший парень. Молодой ещё и потому порой глупый – это да. Но хороший. И не дело его на ночь в Поднебесье оставлять, пока возможность найти живым есть.

- Верно. А втроём ещё сподручнее будет, - вызвался громила из отряда.

- Смысл тебе одному поисками заниматься, когда мы здесь всем отрядом находимся? Уж сорок человек справятся вернее, чем один или трое, – поддержал идею и Вэльир, но Шейтенор возразил:

- Вы это серьёзно?! Давайте-ка напрямик. Потеряйся так кто другой, и Остор бы сказал тоже, что сейчас говорю и я - один человек не стоит риска целое кладбище городить. Эти поиски надо на утро переносить. Четыре острова прошерстить – это то ещё занятие!

- Почему четыре? Низины Владык можно сразу исключить. Лиловый много времени занять не должен, да и им на обратном пути заняться можно. Так что хватит света до Храма дойти.

- Не ссорьтесь. Пока вы решаете, у меня драгоценные минуты уходят, - Остор отпихнул Шейтенора в сторону и пошёл по мосту. Намор и неизвестный ему рослый мужчина двинулись следом.

- Постой! – послышался зычный голос Вэльира, едва Небесная Галерея оказалась пересечена. - Иди к Долине Сновидений. Дорогу к Храму мы с ребятами на себя возьмём.

            Ему пришлось благодарно обернуться и кивнуть головой. Расстояние между Владыками было такое, что жест не остался незамеченным. А затем Остор вновь уверенно зашагал вперёд.

- А ты-то кем будешь? – вскоре спросил Намор нежданного попутчика.

- Я Мунвир.

- Издалека? Не слышал о тебе.

- Издалека. От дороги к Поднебесью живу, наверное, дальше всех островитян. Только на время дежурства к сестре в город переезжаю. Терпеть не могу эти места. До колик в животе.

- Ясно. То-то и вижу, что лицо совсем незнакомое. Чего только с нами, если небеса не для тебя?

- Хорошо Риэвира знаю. Нравится мне он. Так что я не мог поступить иначе. Лэйетэ бы мне этого не простила.

- Жена?

- Дочка, - лицо Мунвира на миг озарила улыбка. – Одна она у меня была. И всех жён на свете стоила! Выбор же её мне по нраву был. Так и думал, что с Риэвиром породнимся.

            Остор споткнулся на ровном месте. Он настолько привык считать брата мелким гадким сорванцом, что чьё-то видение того достойным мужем выбило у него почву из-под ног.

- Они встречались что ли? – не сдержался от вопроса Владыка.

До сих пор он думал, что Риэвир был слишком несерьёзен для такого глубокого чувства как любовь. Ну, и для постоянства тоже… Это же Риэвир! У него по семь пятниц на неделе!

- Да, - удивился незнанию Остора Мунвир. – Они года три назад познакомились, когда Лэйетэ со мной на дежурство в город приехала. Потом Риэвир к нам зачастил. Так что я, чтоб молодым не мешать, к сестре дочку отпустил жить. И только рад был, что у них всё хорошо. Риэвир очень ответственный и завсегда о других думает. Он бы берёг мою Лэйетэ.

            Остору очень хотелось спросить, точно ли речь шла об его брате или же о неком тёзке того.

- Так что переменилось? Вы всё как-то о ней в прошедшем времени говорите. Мне любопытно и извините, если мой вопрос кажется вам бестактным. Она умерла?

- Да ничего. Это нормально желать знать. А умерла или нет, я не знаю, - Мунвир печально вздохнул, задумался и продолжил. – Наверное, всё же умерла. Её Храм призвал, а становление жрицей лишает прошлого. Они все как на одно лицо. Все одинаковые. Верховная разве что чуть иная. Ещё более чужая… Так что, едва Лэйетэ пересекла Небесную Галерею, она уже умерла.

- И вы позволили дочери уйти туда?! – мгновенно взвился Остор. – Сказали бы Риэвиру, раз она это скрыла! Он бы уж точно попытался свою подругу остановить.

- Вы, видимо, совсем не знаете брата, - осторожно заметил Мунвир, и подобные интонации никак не подходили медвежьему обличию островитянина. – Ему, возможно, было даже намного больнее, чем мне. Горечь любви юности умеет сводить с ума. Но он не стал перечить Лэйетэ в решении, и, несмотря на свои терзания, даже проводил до Храма… Я слышал, именно тогда у него глаза и посерели.

- Да. Точно! - вклинился Намор. – Это я хорошо помню, сам видел. Только не знал, как ту девушку зовут, и кто она. А так заметил, что в Поднебесье он шёл собой, а вернулся, неся знак будущего Владыки. Верная примета, что вскоре один из девяти погибнет. Так с Ллойтиром и вышло… Правда, я думал, что жрицы не Риэвира назовут.

- Все, кроме Макейра, пророчили на место Ллойтира Сандира.

- Выходит, Владыка Макейр в Риэвире тоже, что и я разглядел, - продолжил Мунвир. - Я ведь потому и пошёл с вами, что знаю – этот парень всегда предпочтёт долг. И если он поступил вопреки ему, то с ним должно было произойти нечто действительно отвратительное.

- Разобрать бы весь этот Остров по камушку, - размышляя об услышанном, проворчал Остор. Так тихо, что его никто не услышал.

Дальше они перешли Шуршащий мост и пошли уже в полном молчании. Сложно вести разговоры, когда идёшь друг от друга на порядочном расстоянии, дабы охватить большую территорию. Лишь ненадолго тишину нарушили замечания Мунвира. Идти той же дорогой, что и отряд, было глупо. Поэтому, скорректировав направление, все трое зорко глядели по сторонам. Однако постепенно начало смеркаться.

- Вы всё же возвращайтесь, - решил Остор, едва показались ворота, преграждающие путь к Долине Сновидений.

- А вы, Владыка?

- Пока до обители Хозяина не дойду – не успокоюсь.

Это было правдой. Настроение Остора после рассказа Мунвира испортилось ещё больше, а ведь свежие воспоминания о ссоре с братом и так подливали масла в огонь.

            «Если тебе не нравится то, что с ней сейчас творится, то предъявляй все свои претензии Хозяину!» - в очередной раз прозвучали в его голове собственные едкие слова.

            …Неужели пошёл-таки и предъявил?

- Давайте-давайте, - пришлось настаивать ему, потому что оба спутника не сделали ни шагу назад. – Тебя, Намор, сыновья дома ждут.

            Намор на пару секунд смущённо опустил взгляд, а затем всё же несмело похлопал Владыку по плечу и решительно развернулся. Чтобы успеть уйти из Поднебесья до темноты, ему следовало поторопиться.

- А ты чего? – обратился Остор к Мунвиру.

- А меня никто не ждёт. Сестра вон даже обрадуется, что такой прожора к ней наведываться перестанет.

            Пытаться уговаривать он не стал. Глупо по-бабски тревожно что-то советовать такому взрослому мужику. Поэтому Владыка открыл замок и уверенно перешёл мост. Холодный ветер тут же возмущённо ударил ему в лицо. Эта земля дышала опасностью. Здесь царствовали слуги Хозяина. Сей небесный остров принадлежал им, а не живым.

- Куда пойдём? Округу прочешем или сразу к обители? – уточнил Мунвир.

- К обители.

            Решение дышало безысходностью. С одной стороны, ну куда же Риэвиру ещё-то идти? А с другой – так столько пар ног прошли именно этой дорогой. Неужели никто не заметил его брата?

- А если и там никого не найдёшь? Что делать станешь?

            Вопрос ставил в тупик. Остор прекрасно осознавал, что следовало бы вернуться в город. Причём, прямо сейчас. И вместо утренних поисков рациональнее было бы дать клич, чтобы выявить среди островитян тех, у кого внезапно посерели глаза. Остров нуждался в девяти Владыках.

…Но вот ему самому был нужен брат.

- Ты сказал, что только нечто действительно отвратительное заставило бы Риэвира поступить вопреки правилам.

- Или что-то действительно стоящее, - поправился Мунвир, но Остору не верилось в подобное.

- Нет. Отвратительное. Я не понял его и потому поступил очень гадко. Так что если он не отыщется, если воды Острова уже забрали его, то, - он несколько замялся, ощущая непривычную для себя сумбурность в мыслях. – Риэвир найдётся.

- Да. Найдётся.

            Они бок о бок пошли по тропе. И, наверное, только это и спасло жизнь Остору. Спрыгнувшая откуда-то сверху тварь предпочла броситься на более рослого противника. Мунвир взревел от боли диким зверем - слуга кусил его очень близко к основанию шеи. Кровь брызнула во все стороны. Владыка, почувствовав её тяжёлые тягучие капли на своём лице, поднял оружие, рассчитывая помочь, но Мунвир так резко дёргался из стороны в сторону, что мешал нанести точный удар. В результате Остор медлил. И новые нападающие, целой стаей выбежавшие из-за склона, заставили его занять оборонительную позицию.

- Беги! Беги отсюда! – всё же выкрикнул Мунвир, умудряясь самостоятельно освободиться от хватки слуги. Из-за раны и потери крови его шатало. – Я задержу их!

            Геройствовать в такой обстановке было глупо, однако Остор ринулся вперёд. Не так давно зажившая рука от напряжения застонала, но зато в первые секунды боя голов лишились сразу двое противников. Теперь их осталось шестеро. Они окружали и рычали словно стая хишников, отпрыгивали от взмахов меча и выискивали момент для нападения. Победить их в одиночку не удалось бы, но заходящее солнце, вдруг показавшееся из-за дымки облаков, заставило слуг укрыться в тени и раствориться в ней. Правда, верить в долгую защиту света не приходилось. Поэтому Владыка, пятясь осторожными крохотными шажками, обернулся. Он рассчитывал увидеть Мунвира и надеялся хоть как-то помочь ему, но… ему довелось лишь узреть, как один из слуг втаскивал обмякшее тело в ручей.

- А ну стой!

Разве такой приказ мог подействовать?

            От гнева Остор до скрипа сжал зубы. Настоящий позор дать умереть соратнику в Поднебесье и не снести ему голову! Мунвир был недостоин подобной участи. Но, будучи опытным воином, Владыка понимал, что уже ничего нельзя поделать. Вода, словно живая, объяла и слугу, и островитянина да потащила их обоих ко дну. Рука мужчины вздрогнула. Он обессилено, оглядываясь по сторонам, чтобы не подпустить никакой подкрадывающейся гадины, принялся отступать. Воздух, между тем, разрезал гул сигнала. А несколькими мгновениями позже послышался и ещё один. Вэльир и Шейтенор сообщали, что никого не нашли.

- Не уж то на утро придётся подыскивать разом двух Владык? – печально усмехнулся Остор, наблюдая, как в тени вновь засуетились мерзкие слуги. - Чего? И моей крови хотите?! А?!

            То ли те задумались и пришли к выводу, что ещё и отравились бы, то ли ещё чего, но их мельтешение внезапно прекратилось. Твари упали навзничь, и земля стремительно поглотила гниющие тела. Остор даже потёр глаза, не веря своему зрению.

- Помогите! Эй, помогите мне! – вдруг донёсся до него жалобный женский голос, и он увидел тонкую фигурку знакомой красной девушки. Девица стояла на возвышении поодаль, смотрела прямо на него и махала руками.

Ноги сами собой поспешили по направлению к этой особе.

- Что тебе? – буркнул он, не зная, как ему следовало бы правильнее обращаться к призраку.

…Может, лучше всего вообще снести голову?

- Риэвиру надо помочь. Это я! Это я виновата! – навзрыд зарыдала та, размазывая по щекам крупные слёзы. – Он никак не приходит в себя, Владыка!

- А ну, веди меня к нему!

            Лисичка согласно кивнула и легко, как дуновение ветра, побежала в сторону заходящего солнца. Однако она очень быстро остановилась и присела на корточки. Высокая, густая трава тут же скрыла её фигурку. Наверное, именно растительность была виновата в том, что никто из отряда Шейтенора не заметил девушку ранее. Пожалуй, если бы не его и Мунвира крики, то Риэвиру так и лежать в Долине Сновидений. Ведь именно громкие звуки привлекли её внимание. Иначе и быть не могло.

            Тонкие дрожащие пальцы приподняли голову брата. Бледная Лисичка положила ту к себе на колени, и, когда она освободила руки, на них остались обширные разводы крови. Посмотрев на алые ладони, девочка (Остору было очень сложно думать о ней, как о ком-то более взрослом) жалобно всхлипнула.

- Я не хочу, чтобы он умер. Я ведь не знала, что всё будет так. Я не хотела. Правда, не хотела! - шёпотом запричитала она.

            Усилием воли Владыка всё же не вырвал тело брата, а просто присел рядом. Этим он рассчитывал успокоить Лисичку. Ему ведь не просто нужно было разобраться в произошедшем, но и не дать этой девочке убежать… Слуги, судя по всему, не желали показываться ей на глаза. А, значит, возле неё было относительно безопасно.

- Ну, чего плачешь? – он вытащил из кармана платок и начал вытирать ей слёзы. – Я уже понял, что всё произошло случайно. Просто расскажи, как именно всё случилось.

- Я испугалась, что он его убьёт. И потому ударила его камнем, - по-детски наивные оранжево-медовые глаза Лисички доверчиво уставились на него.

- Кто кого убьёт? Кого камнем?

- Что Риэвир убьёт Пророка. Он так сердился на него.

            «Убьёшь его! Как же!» - мысленно фыркнул Остор, но произносить такое вслух было никак нельзя.

- А дальше?

- Я хотела защитить Пророка… Но надо было придумать что-то другое!

- Ты ударила Риэвира камнем?

- Да. По голове.

- Выходит, нам надо осмотреть его голову.

Остор постарался изобразить улыбку. Наверное, у него получилось, раз Лисичка уже более спокойно согласно кивнула. На самом деле, он и сам несколько пришёл в себя. Пока они разговаривали, пальцы сами собой нащупали запястье брата. Наличие пульса действовало умиротворяюще.

- И не пугайся, - неожиданно вспомнил Владыка о том, что ещё следовало сделать. – Сейчас я дам сигнал. Он позволит остальным, кто ищет Риэвира, понять, что с ним всё обошлось. Они перестанут тревожится… Хорошо?

- Хорошо.

            Обработанная раковина, служившая ещё его отцу, удобно легла в руки. Остор встал, чтобы звук разнёсся как можно дальше, и дунул во всю мощь лёгких, порой прикрывая ладонью отверстие. Громкий гул мелодичнее от такой игры не стал, и заставил девочку зажать ладонями уши. У него и самого барабанные перепонки словно лопнули, но он знал, что так только кажется, и потому повторил сигнал. Вынести брата из Долины Сновидений у него, возможно, и получилось бы. Но добраться до Небесной Галереи с такой ношей – определённо нет. Быть может, зная о том, что поиски прошли не напрасно, Шейтенор всё же выдвинется с отрядом навстречу?

- А теперь дай-ка я посмотрю. Может, всё и не так плохо? - ободряюще произнёс Остор.

 На сердце у него похолодело быстро. Осторожное ощупывание черепа Риэвира дало понять, что ни о какой простенькой шишке не шло и речи. Там была самая настоящая вмятина. Брату требовалась срочная медицинская помощь! Наверное, вообще не стоило бы трогать его с места.

… Но оставаться в Долине Сновидений?

            Послышался ответный сигнал.

К счастью, Шейтенор решил проявить неслыханное для себя благородство (видимо Вэльир победил в перепалке). Правда, отряд был готов встречать братьев только на первой трети дороги. Возле Шуршащего моста. И ждали бы они не дольше пары часов.

            Остор с тоскою посмотрел на садящееся солнце. Оно уже начало скрываться за горизонтом. Безжалостно. Немилосердно.

- Лисичка… Я же могу называть тебя так? Или у тебя есть какое другое имя?

- Одно время я старалась называть себя Ингой. Но сейчас я именно Лисичка.

- Хорошо. Тогда Лисичка, - заключил он. – Риэвиру нужен врач. Доктор.

- Кто?

- Лекарь. Без медицинских знаний Риэвиру не помочь. Ему очень плохо. Понимаешь?

- Да, - обиженно заявила та, давая этим понять, что ей не нравилось, когда с ней обращались как с ребёнком. – Я знаю, что надо позвать лекаря, но я не могла оставить его одного, чтобы попробовать найти кого-то.

- Ты всё верно сделала, - похвалил её Остор. – И всё же сейчас нас двое. И нам надо как-то отнести его домой.

- Я не пойду вниз!

- И не надо. Просто помоги мне дойти до моста с белыми лентами. Видела такой?

- Да… До туда я могу. Постараюсь.

- Вот и молодец! Нам нужно из веток сделать носилки. Пророк не сильно обидится, если я срублю те деревца?

            Он указал на два молоденьких растения. Их стало бы удобно использовать как шесты. Закрепить на них тряпками ветки кустарника, и конструкция, пусть и шаткая, была бы готова.

- Они тогда умрут, - возразила девочка. – Не надо.

- А иначе может умереть он, - Остор указал рукою на Риэвира.

Лисичка поджала губу, но отрицательно замотала головой.

- Так нельзя делать.

- Ладно, - тяжело вздохнул Владыка. – Ты тогда уж извини, но мне понадобится твой пояс. Я ухвачу Риэвира за руки, чтобы удержать на своей спине. Но если не привязать, то мне будет намного тяжелее.

- Это можно, - девушка развязала узел и широкая кожаная полоса, длиной под метра два, осталась у неё в руках.

            Вместе им удалось закрепить не приходящего в себя парня, и они двинулись в путь. Остор был бы рад вознести молитву любому богу, лишь бы не встретить слуг Хозяина, но единственное божество, которое, как он знал, действительно существовало и могло услышать его мольбы, вряд ли бы прониклось хотя бы тенью сочувствия. Так что он мог рассчитывать только на себя и свои умения. И разум говорил, что с такой ношей воин из него никудышный. От тяжести сбилось дыхание, да и своевременно выхватить из ножен клинок было невозможно. Поэтому Остор, едва они вышли из Долины Сновидений, скрепя сердце, смирился с тем, что придётся полагаться на одну удачу, и попросил Лисичку взять не только меч брата, но и свой собственный. Девочка несла оружие как охапку дров, но не отходила ни на шаг. Она заботливо старалась поддерживать тело Риэвира и периодически поправляла сделанный из футболки съезжающий ремень, удерживающий его голову вертикально.

- Остор? Ты ли это?

- Намор? – искренне обрадовался он.

- Я. Я услышал твой сигнал и решил вернуться, - боец оглядел встреченных им людей и уверенно заключил. – Кажется, не зря.

- Совсем не зря! Можешь хоть ненадолго сменить меня?

- Да, конечно. А что с Мунвиром?

- Погиб.

            Освобождённый от ноши Остор задышал ровнее, но никакого спокойствия в его душе не было. К изнемождённому мужчине, вновь нацепившему на пояс верный меч, мысли в голову приходили совсем дурные и какие-то… неправильные что ли? Владыка даже отчего-то всерьёз задумался, что было бы невежливо посреди ночи оставлять Лисичку в Поднебесье совсем одну.

…Он скосил взгляд на девочку, отрешённо идущую вперёд. В эти минуты она больше походила на сестру милосердия, выносящую с поля боя солдата под свист пуль и грохот взрывов.

Нет, какая чушь! Несмотря на хрупкий облик, ей было безопаснее всех на этих землях.

- Я боюсь, что обратно тебя будет некому проводить, - всё же заставила его произнести совесть.

- У меня нет дома, чтобы куда-то провожать, - мрак не давал особо разглядеть, но, кажется, Лисичка равнодушно пожала плечами. – Какая разница, какая трава станет мне постелью?

- Может тебе завтра одеяло передать?

- Я была бы счастлива.

             Намор, изо всех сил старающийся не показывать, насколько ему тяжело, в своей заинтересованности разговором повернул к ним голову и тут же споткнулся. На удачу, он не упал и не выронил Риэвира, но тело брата основательно встряхнуло, словно мешок. И парень, наконец-то, подал первый признак жизни – застонал. Звук заставил Намора аккуратно поправить свою ношу, а Остор, за долю секунды оказавшийся совсем близко, тревожно забормотал:

- Ты как? Риэвир? Слышишь меня? Как ты?

- Инге надо помочь. Она говорит, что ей нельзя спать, - бессвязно протянул слабый голос.

- Судьба и Время, да что мне до этой Инги? Ты! Ты как?! – повторил он свой вопрос.

- Я видел Грань. Там мокро и холодно.

- Он бредит, - заключил Намор. – Надо бы побыстрее до наших добраться.

- Нельзя оставаться на Грани… Просила помочь… Двадцать семь минут.

            Пожалуй, если бы кто смотрел на Лисичку, то увидел, каким напряжённым стало её лицо. Но на девочку никто не глядел. И она, делая маленькие шаги назад, растворилась в тени деревьев.

 

День шестнадцатый. Немного позже рассвета

 

            Он не мог точно сказать, что послужило толчком к пробуждению. То ли ему довелось проснуться от того, что голова резко упала на грудь во время сна сидя на диване. То ли пробудило чужое прикосновение – чья-то ладонь легла ему на плечо. Наверняка было ясно только одно – едва Остор открыл глаза, как сразу перестал думать об этом. Мысли мгновенно вернули его к насущным проблемам. И хотя сознание от недосыпа и пережитого всё ещё заволакивал туман, Луизора он узнал сразу и сразу задал ему самый важный для себя вопрос.

- Как мой брат? – хрипло поинтересовался Остор и откашлялся, чтоб вернуть себе голос.

- Пока ничего определённого, но то, что он вновь потерял сознание только на тропе, хороший знак. Сон слуги ему не грозит… Я бы вообще назвал его исключительным счастливчиком. Владыка Риэвир очень легко отделался. Травма, конечно, серьёзная, но ни какие осколки мозг не повредили.

- Он пришёл в себя?

- Нет пока.

- Так откуда вы уверены, что всё в порядке? – подозрительность и надменность в голосе Остора заставили доктора нахмуриться и поправить очки.

- Я не говорил, что «всё в порядке». У него ушиб мозга средней тяжести. Томография подтверждает это. Так что ему предстоит основательное лечение.

- И вы называете это редким везением?

- Да, – подтвердил Луизор. – То, как его доставили в клинику, могло бы спровоцировать совсем иные обстоятельства. Крайне печальные. Но состояние вашего брата стабильно, и его физическое здоровье подлежит восстановлению. Однако то, как произошедшее скажется на психике, я вам пока сказать не могу. Мне нужно будет обследовать Владыку Риэвира, когда он придёт в сознание. И это займёт время. Так что лучше идите домой и поспите в нормальной постели. Я вам сразу сообщу, как можно будет нанести визит.

- Сколь прекрасный совет! – ехидно восхитился Остор и, размяв затёкшие мышцы, поднялся с диванчика да выглянул за окно.

День намеревался стать чудесным. Ясным. Безветреным. Красивым… Наверное, природа подхалимничала перед судьбой, решившей вволю насмеяться над одним из Владык. Ведь Остор искренне считал, что утро, когда Мэйтэ, приготовив завтрак и на прощание поцеловав детей и мужа, выйдет за порог дома да направится в Храм, такое утро станет хмурым и дождливым. Сами небеса стали бы оплакивать уход нежной женщины. И тоскливый звук этих капель должен был пробудить Риэвира. Тому всегда нравилась ненастная погода.

- Луизор.

- Да? – отозвался врач.

- Он ведь может и не очнуться. Верно?

- Я не хотел бы рассматривать такую вероятность…

- Правду! – потребовал Остор.

- Если правду, то ему бы стоило проснуться часы назад.

            Луизор снова поправил очки, хотя те никуда не съезжали с его носа. Просто доктору было неуютно под сникшим взглядом обычно уверенного Владыки. Остора же мучили сомнения и совесть. Совесть и сомнения. Они настойчиво подводили его к выводу, что он обязан исполнить последнюю просьбу Мэйтэ и обязан заслужить столь необходимое ему прощение брата. И сделать это можно было одним единственным способом – помочь Инге. А раз уж истоки её проблемы брали корни на Острове, то… да, именно на Остров она и должна была вернуться. Здесь стало бы проще разобраться, что же с ней происходит.

            Сказав, что он до обеда вернётся и это не обсуждается, Владыка направился домой. Вот только отнюдь не для того, чтобы выспаться. Его пальцы начали быстро перебирать бумаги, так и оставшиеся с вечера пылиться на журнальном столике. Среди них он легко нашёл искомое и, не раздумывая, подошёл к проводному телефону в своём кабинете. Разница в часовых поясах позволяла не заботиться о раннем времени. Если здесь солнце только вставало, то где-то уже вступал в свои права день.

- Да? – послышался в трубке удивлённый мужской голос. – Кто это?

- Позвольте представиться. Меня зовут Остор.

Он не стал добавлять, что являлся Владыкой. Подобное могло напугать простого человека. Для самого обычного жителя большого мира это прозвучало бы, как: «Доброе утро. Вас беспокоит президент».

- Я вас не знаю. Чего вы хотели?

- Я представляю Остров. До меня через доктора Луизора дошёл ваш запрос… Вы не могли бы назвать своё имя, чтобы мне убедиться, что я разговариваю именно с заинтересованным лицом?

- Да, конечно. Только подождите одну минуточку, - судя по фоновым звукам, собеседник поспешно накинул на себя одежду и вышел куда-то за дверь. – Простите за ожидание, но мне было не удобно разговаривать в... Там, где я был. Я Ильин Антон.

- В вашей стране принято называть и отчество.

- Ильин Антон Леонидович… Знаете, для жителя Острова вы очень хорошо говорите по-русски.

- У меня обширная практика в деловых переговорах на этом языке, - ответил Остор на подозрение и продолжил. – Совет Владык принял решение снять ограничение с Ильиной Инги Валерьевны и окажет вашей семье максимально возможное содействие. В течение двух часов на почту, с которой вы писали доктору Луизору, будет отправлено официальное приглашение посетить Остров.

- Э-э-э. Хм. Приятно слышать такое, но… Не хочу вас обижать, но это не вполне та помощь, на которую я рассчитывал, - честно сказал огорчившийся Антон.

- Возможно, мне следовало начать с другого. Как только вы с женой сойдёте к нам на берег, то ею займутся лучшие доктора. Несмотря на более скромную территорию, нежели у России, Остров всегда стремился не только не отставать от передовых технологий, но и сумел внести свой вклад в развитие многих передовых отраслей. И медицина для нас одно из приоритетных направлений. К вашим услугам будет самое современное оборудование и опытные специалисты.

- Да, я наслышан об этом. Сам врач, и знаю, что вы говорите правду. Не раз в научных журналах натыкался на выдержки из работ того же доктора Луизора, - как-то оправдывающееся начал мужчина и вскоре стало ясно почему. – Но прибыть к вам всё равно нет никакой возможности. Я не стал говорить жене, однако вчера нам и даже всем нашим ближайшим родственникам аннулировали абсолютно все визы. А без пересадок прямых рейсов до Острова не существует.

 - Очень жаль, - задумчиво протянул Остор, никак не рассчитывающий нарваться на подобную юридическую преграду. И пока он размышлял, как же обойти препоны, Антон заполнил молчание.

- Полагаю, раз Ингу не уволили, то, возможно, Stellimber Incorporated окажет хоть какое-то содействие. Вы как раз задержали меня. Я собирался дозвониться до её начальства. По моей работе ни у кого нет связей, чтобы без вливания существенных финансов незамедлительно приступить к лечению или обследованию.

            К корпорации, в которой работала Ильина, у Остора было своё отношение. Неприязненное. Ему было прекрасно известно, что эта организация основательно влияла на политику. С её лидерами считались повсеместно. И вмешательство подобной структуры могло завершиться плачевно для его намерений. Во всяком случае, девушка определённо привлекла бы ненужное внимание, которого, хотя бы до поры до времени, хотелось избежать. Пусть бы вопросы начались, когда та, находясь на Острове, стала бы недосягаемой.

Увы, если бы не его отчёт, то вряд ли бы возникла ситуация с отменой виз. Остор собственноручно косвенно поспособствовал тому, чтобы Ильина Инга Валерьевна покончила с туризмом на очень долгое время.

- Вы мыслите в верном направлении, - принялся он дипломатично отговаривать Антона от поступка. – И всё же вынужден заметить, что со Stellimber Incorporated Остров связывают достаточно сложные отношения. Мы готовы оказать любую помощь вашей супруге, как человеку, но как для сотрудника этой корпорации подобное просто невозможно. Поэтому, если вы готовы несколько обождать с осуществлением своего решения, то я бы постарался в срочном порядке разрешить визовый вопрос.

- Это действительно в ваших силах? – насторожился Антон. – Вы уверены?

- Я Владыка Острова и один из глав его исполнительно-распорядительной власти. Так что моим словам вы можете доверять.

- Наверное, да. Хм. Всё равно до понедельника в офисе только дежурные служащие. Вряд ли до руководства достучусь. Так что можно попробовать и потерпеть.

- Тогда ожидайте моего звонка.

- Разрешение на посещение Острова всё равно ведь придёт? – вкрадчиво поинтересовался мужчина. Кажется, ему было очень сложно поверить в реальность происходящего.

- Само собой. Не тревожитесь об этом.

- Да?

- Да. Всего вам доброго.

- До свидания.

            Остор прервал разговор и постучал костяшками пальцев по стене, на которой висела картина с портретом его отца – тоже политически активного деятеля и Владыки. Старший сын уверенно ступал по шагам родителя, но искренне сомневался, что проблемы сыпались на того одна за другой также, как на него. Он-то рассчитывал, что совесть успокоилась бы с приездом Инги. Да и с Лисичкой, возможно, разрешилось бы что. Однако судьба чинила препятствия. И Владыка не очень-то верил, что у него получилось бы официально договориться с другими странами так, как ему хотелось. Легче всего стало бы отправить девушку на Остров по поддельным документам. Но предлагать подобное следовало крайне осторожно.

…Хотя, возможно, имелся и другой вариант.

 

- Что-то ко мне Владыки Острова зачастили. Один за другим так и ходят, - недовольно буркнул Арьнен, едва гость переступил порог.

Остор бы и проигнорировал это ворчание, но оно было сказано достаточно громко. А потому он смерил владельца гостиницы холодным взглядом и, не тушуясь, ответил:

- Видимо, на то есть причины.

- У вас причины, а у меня дверь. Знаете, как я не люблю двери?

- А разве Владыки как-то с дверями связаны? – ехидность в голосе зашкаливала.

- Связаны, когда они их на бегу вышибают, а мне потом приходится чинить.

- Ого, кто ж это так постарался? – у него не получилось сдержать удивление, но старик оставил вопрос без внимания и задал свой, выкладывая на стойку чёрный зонт:

- За ним вернулись?

- Нет. Не за ним, - на самом деле, он только сейчас вспомнил, что оставлял здесь подобное имущество. – С вами переговорить хочу.

- У меня сейчас дела, - Арьнен мотнул головой в сторону лестницы, по которой неспешно спускалось семейство туристов в коротких ярких одеждах. – Обождать вам придётся.

- Хорошо, - вроде бы смиренно согласился Остор, но, приподнимая за подлокотник тяжёлое кресло, стоявшее в углу комнаты, подволок мебель впритык к стойке администратора и уселся, скрещивая руки. – Я же вам здесь не помешаю?     

- Вроде бы уже не мальчик, а всё туда же, - осуждающе покачал головой Арьнен, а затем, принеся извинения постояльцам, выглянул на улицу и подозвал внука. После чего, сдав пост подрастающему поколению, старик пригласил «гостя» в свою комнату.

            В этом помещении Остор находился впервые и потому принялся с интересом осмотриваться по сторонам, но ничего любопытного так и не заметил. Интерьер оживляла разве что старая картина. На ней был изображён бревенчатый дом, стоявший посреди живописной поляны. Рядом в свете заходящего солнца пестрело яркими бликами озеро, а за ним виднелся густой лес. Склон горы не отбрасывал тень в это время. Так что, если бы не слетевшая с петель, видимо выбитая, дверь, лежащая на пороге окровавленная женщина да худощавый юноша в чёрно-серебристых одеждах, волокущий упирающуюся светловолосую девочку, то сюжет был бы очаровательным, а не неприглядным. Но происходящее действо заставляло подниматься волоски на коже рук. Оно вызывало неприязнь, беспокойство и ощущение произошедшей и уже непоправимой беды.

- Нравится вам? – заинтересовался старик, и Остор, отводя взгляд от полотна, честно ответил:

- Нет. У себя бы я такое ни за что не повесил.

- А зря. Очень хорошее ежедневное напоминание, что в мире полно гадких поступков. Особенно тех, что творим мы сами.

- То-то вы сюда почти и не заходите. Всё за стойкой стоите, - едко заметил он, и Арьнен добродушно рассмеялся.

- Подловили вы меня, Остор! Подловили! А я-то уж хотел спросить, какой сюжет может заставить вас не забывать, что стоит продумать о последствиях, прежде чем делать что-либо. Но теперь не стану. Теперь мне другое интереснее. Зачем вы ко мне пришли?

- Из-за Хана Картера.

- Как будто у меня над дверью вывеска висит «Хочешь поговорить о Хане Картере, так заходи скорее», - беззлобно буркнул собеседник и замолчал, ожидая продолжения.

- С вашей бывшей постоялицей, Ильиной Ингой, такая же беда. У неё прогрессирующая амнезия.

- Это я знаю. Ваш брат вчера заходил и говорил об этом.

- Риэвир? – тут же насторожился Остор.

- А разве у вас ещё какой брат есть?

- Мне одного этого предостаточно! Что вы ему сказали?

- Вы хотите узнать, что я сказал ему, или желаете услышать ответы на собственные вопросы?

            Фраза заставила Владыку вздохнуть и мысленно досчитать до десяти. Арьнен славился тем, что кого-угодно мог довести до белого каления, но игнорировать его слова никак не стоило. Поэтому он, немного успокаиваясь, сказал:

- Доктор Луизор хотел заняться Ингой, но очень сомневается, что способен помочь ей. А у меня сомнений ещё больше.

- Тут вы правы, - хитрый старик ободряюще улыбнулся и присел на стул.

- Кроме того, перевезти её на Остров, чтобы разобраться во всём самостоятельно, весьма сложно. Это создаст настолько много проблем, что риск неоправдан.

- Пока эта девочка остаётся на Грани – неоправдан вдвойне. Я предупредил Риэвира.

            Остор не удержался и всё же начал привычно выстукивать пальцами простую мелодию, столь часто напеваемую его матерью. Бред брата стал немного яснее для него. Вероятно, когда тот очнулся, то вспомнил о встрече с Арьненом.

- А спать-то ей почему нельзя?

- Во сне больше забывается. И чем больше забыто, тем крепче её удерживает Грань… Грань же жадная донельзя! Цепляется, словно клещ, и как паук высасывает все соки.

- Вы то ли сумасшедший, Арьнен, то ли…

- А вы сами, Остор? – сурово перебил его владелец гостиницы. – Вы скрываете от большого мира, что все островитяне далеко как не обычные люди. А вы ещё, как Владыка, намного дальше от такого понятия, как «человек», нежели все остальные местные. Отчего же по-детски сомневаетесь, что может существовать кто-то ещё, отличный от всех тех, кто вам известен?

- Потому что вы очень умело маскируетесь под самого обычного человека.

- Так ничто человеческое мне и не чуждо, - усмехнулся Арьнен. – Иногда, правда, оно выражается так, что меня никто не понимает до поры до времени. А некоторым, бывает, и вовсе никогда не суждено понять.

- Вот ваши заботы об этом меня мало волнуют, - честно ответил ему Остор, и старик рассмеялся во весь голос аж до хрипа и слёз.

- Будет вам! Будет! – он даже замахал рукой, словно призывая перестать шутить. – Прямо скажу, вы этими словами так меня в молодости напомнили. Ох, развеселили!

- Я не веселить вас пришёл, а узнать - можно ли мне своим приходом сюда Ильиной Инге помочь?! – недовольный голос Владыки прозвучал громче обычного.

- Знаете, вот ваш подход мне определённо нравится. Не то, что у вашего брата. Так что, так и быть, пойду навстречу вопреки собственным принципам, - с хорошо слышимым уважением произнёс Арьнен. – Не люблю, когда от меня помощи ждут такой, когда всё за всех делать надо. Раз уже сами справляться надумали, то помогу. Да, помогу.

            Остор, который готовился как раз произнести нечто обратное, тут же благоразумно прикусил язык. Ему, конечно, виделось вполне определённое развитие событий. Он предполагал, что Арьнен, не будучи островитянином, мог покинуть Остров. И если так, то там, в большом мире, тот смог бы повторить над девушкой чудесное исцеление Хана Картера.

Владыка пришёл в гостиницу по одной лишь причине - желал узнать, насколько этот план возможен.

- Вы Ингу сюда одну ни в коем случае не отправляйте, - тем временем наставительно произнёс собеседник. – Ей сейчас нельзя без присмотра человека знающего. Лучше всего… Действительно, лучше всего, сами к ней поезжайте. На месте вам и самому легче станет разобраться, что к чему, и как дальше действовать. Но так как это время займёт, то о снах её предупредите. Друзей, которые могли бы своевременно помочь ей в такой малости, у неё нет. А это очень важно.

- Вы хоть понимаете, о чём говорите? Как я могу куда-то поехать? – только что не крутя пальцем у виска, переспросил Остор. – Арьнен, уж вам-то прекрасно известно, что мне физически не покинуть Остров. Да и мои познания в медицине, мягко говоря, никакие. Если уж доктор Луизор беспомощен, то что я-то могу?

- То, на что обычная медицина никак не способна. И не рассчитывайте, что я вам сейчас подробную инструкцию составлю! Сделать что-то самостоятельно до этого додумавшись намного приятнее, нежели следовать чьему-то руководству.

- Вы хоть осознаёте, что я с этим совершенно не согласен?

- Более, чем. Но моё решение уже принято.

Арьнен поднялся со стула, и в его облике после такого простого действа мало уже что напоминало старика. Он стремительно молодел. Все сомнения Остора, верно ли, что владелец гостиницы способен разобраться с проблемой Инги, вмиг испарились. Стоящий перед ним черноволосый мужчина с необычным оттенком голубых глаз мог одним движением ресниц не только исправить любое событие, но и разрушить и весь мир, и даже вселенную. Аура могущества потрясала. И если бы исходящие от него властные потоки не угасли за доли секунды, то, возможно, Остров и всё мироздание действительно бы сморщились до размеров пылинки. Но тому, кто был известен под именем Арьнена, это было не нужно. А потому трансформация завершилась иначе, чем могла бы - перед Владыкой предстал только высокий статный властелин в человеческом обличии. Изменилась даже одежда. Теперь тот был одет во всё чёрное с серебристой вышивкой, как и юноша на картине. Вот только наряд его не казался таким вычурным. Он подошёл бы и королю, и барду-страннику, бредущему из города в город с одной, только ему понятной целью.

- А говорили, что вы не Хозяин Острова, - испытая невероятное потрясение, только и смог осуждающе вымолвить Остор. Ему даже почудилось, что беловолосый Спящий Бог всё это время был только подделкой. Фальшифкой. Развлечением истинного Хозяина Судьбы и Времени.

- Конечно, я не он. У меня никогда не было тяги к созданию миров, так что не надо предъявлять мне весь свой список претензий, - усмехнулся новый Арьнен. – И не спрашивай, откуда я уверен, что он существует. У каждого островитянина такой есть.

- Надо было просить помочь навсегда усыпить Хозяина, - неожиданно для самого себя задумался Владыка вслух.

- Тогда я бы вам отказал.

            Сказав это, Арьнен неторопливо подошёл к столику, на котором стоял глиняный кувшин. Уверенным движением налив в прозрачный стеклянный стакан воду из него, помолодевший владелец гостиницы сделал надрез на пальце. На коже выступила кровь. Привычно алая. Затем его ладонь приподнялась, и несколько капель нехотя стекло вниз. Они упали в воду, но не растворились. Казалось, кто-то создавал узор, чертя красные дорожки. Жидкости не смешивались. И Арьнен, банально перемешав содержимое ложкой, протянул стакан Остору.

- Пей.

            Возразить, может быть, и хотелось, но отказаться он не посмел. А потому залпом выпил всё содержимое. К собственному удивлению, тело вроде бы никаких изменений не ощутило, хотя разум намекал, что последствия определённо должны возникнуть.

- Теперь вы хранитель части Реальности и должны уяснить, что это очень опасно, - спокойно сообщил Арьнен. – Во всяком случае, в Поднебесье вам больше хода нет. Войдя туда, вы можете основательно побеспокоить Хозяина и разбудить его.

- Судьба и Время, вот уж удружил! – не сдержался Остор.

Хороший же из него Владыка отныне получался.

- Удружил, - не принял сарказма собеседник. – Зато отныне большой мир не растворит вас, а Грань никогда не сделает своим пленником. И, более того, она не впитает в себя воспоминания Инги, связанные с вами. Эта девочка, в конце концов, забудет как дышать, но некий Остор останется в её памяти.

- Удружил, так удружил, - ещё мрачнее повторил Владыка.

- Вот о помощи меня просить люди редко стесняются, - заворчал Арьнен, медленно старея до своего привычного облика, – а благодарности так и не дождаться.

- Так помогаете, видимо, - колко заметил Остор, который от смены внешности собеседника сразу почувствовал себя гораздо увереннее.

- Не без того будет, - с ноткой веселья подтвердил владелец гостиницы и решил, что пора бы уже и попрощаться с гостем. – Так что идите заниматься своими делами. Спасайте девушку, совершайте подвиги, сохраняйте мир в равновесии… А меня туристы ждут, да и цветы в саду полить надо.

            Поверить в собственную нынешнюю неуязвимость Остору было сложно. Да и незнание, что же ему предстояло делать в чужом большом мире, уверенности не добавляло. Однако он интуитивно чувствовал и другое - что никак не должен игнорировать доставшееся ему «счастье». А потому, срепя сердце и не теряя ни секунды, согласовал свой поспешный вылет, наскоро собрал небольшой чемодан, выдал Кейтэ конверт с указаниями, который надлежало вскрыть только ближе к вечеру, и быстрым шагом, поглядывая на часы, направился прямиком в клинику.

По дороге он наткнулся на вдрызг пьяного Шейтенора.

- О, Остор! Я к тебе, а ты мне сам навстречу, – весело замахал тот рукой и, присев, чтоб поднять упавшую бутылку спиртного, так и остался сидеть на земле. – Иди-ка со мной выпить! У меня ведь повод есть. От меня жена ушла!

- Чего ж ты такое празднуешь-то? – нахмурился Остор и подошёл ближе, не смея оставаться безучастным. Понятное дело, что не от счастья подобное происходило.  

- Так не к тебе ушла!

- Ох, и не до тебя ж мне нынче, - тихо вздохнул мужчина, осматриваясь по сторонам. Вдвоём стало бы проще довести Шейтенора до какой-нибудь кровати, чтоб он проспался, но, увы, улица оказалась пустынна. – Давай-ка. Обопрись на меня.

            К счастью, возражать пьяный Владыка не стал. Он дружески ухватился за своего оппонента и, едва переставляя ноги, поплёлся в избранном Остором направлении.

- А ведь я тебя искал, - повторил Шейтенор, неприятно икая.

- Зачем только?

- Хотел попросить Вестира в свой отряд взять.

- С ума сошёл что ли?! – возмутился Остор. – Он же мальчишка ещё совсем! Да и ты, как отец, присмотришь лучше.

- Ну, а вот ты бы как умереть предпочёл? Исполняя долг или же прячась в доме?

- Я бы жить предпочёл. Оно как-то интереснее.

- Почему тогда женщины считают иначе? Мы-то уходим в Поднебесье с надеждой вернуться. А они, зная, что останутся там навсегда.

- Так. А причём здесь Вестир? – постарался вернуться к прежней теме Остор. От поднятого вопроса ему и самому тошно было.

…Между тем, домик, который он избрал своей целью, становился всё ближе. Движение за окнами подсказывало, что хозяева находились внутри, а значит «сдать» некоего Владыку на попечение получилось бы.

- Он из дома убежал, и часа не прошло, как Мэйтэ ушла. Схватил мой меч, вскочил на коня и поскакал. Мне не догнать было, но Нэвир его в Поднебесье не пропустил… Вестир такой храбрый мальчик. Совсем как Риэвир… А я… А я трус! Я не смог ей перечить. Не смог остановить… Мэйтэ. Мэйтэ! Моя Мэйтэ!

            Эмоциональные слова Шейтенора намекали, что к нему следовало направить кого из клиники. Пусть бы вкололи успокоительное. Отчаяние и боль плохие спутники Владык. Пожалуй, нужно ещё и к Антрейру гонца послать. Тот, пусть в силу возраста и отошёл от ратных дел, но смог бы временно помочь Вэльиру.

…Или лучше призвать Макейра?

В любом случае, не следовало забывать, что сразу трое Владык из девяти выбывали из строя. И надолго.

- Да? Кто? – раздался вопрос в ответ на стук в дверь.

- Владыка Остор.

Женский голос показался всхлипывающим. Но он бы отнёс это на счёт разгулявшегося собственного воображения, если бы полноватая островитянка, открывшая ему, действительно не утирала слёзы платком. Кажется, момент для визита вышел совсем не подходящим. Однако у него не имелось ни малейшего желания волочить Шейтенора в какое другое место.

- Вы сможете у себя этого человека оставить? Ему не стоит в таком виде разгуливать по городу, - обеспокоенно спросил он.

- Да. Конечно, - пролепетала женщина и отошла в сторону, чтобы пропустить внутрь незваных гостей.

- Почему это мне не стоит ходить по городу?! – тут же возмутился Шейтенор.

При этом колени его подогнулись, и Остор, хотя и устоял на ногах, не смог удержать свою ношу. Бедолага позорно упал ничком. Однако пьяным всегда везло. Падение прошло удачно. Правда, подняться противный Шейтенор так и не сумел. Он сделал пару неловких попыток, а затем свернулся клубочком и засопел, намереваясь заснуть прямо на полу.

- У меня есть свободная кровать. Можно положить его туда, если сумеете дотащить. Справитесь?

- Придётся.

- Тогда в эту комнату, - женщина указала на дверь и вдруг заревела пуще прежнего.

- Я отправлю к вам людей, чтоб его увезли домой. Не переживайте. Это всё ненадолго.

- Нет-нет. Он меня ни капельки не побеспокоит. Пусть отдыхает. Тут дело в другом. Простите меня, Владыка Остор. Просто я эту комнату всегда для брата держала, а вчера Мунвир так и не вернулся. Никто мне пока ещё ничего не сообщал, но я и так знаю, что это значит.

            Внутри у Остора всё похолодело. Подвезло же ему нарваться именно на это жилище!

            «Привыкай, - послышался в голове насмешливый голос Арьнена. – Теперь в твоей жизни будет очень много совпадений. Такова уж ныне заключённая в тебе сила. Это счастливый дар Судьбы и Времени… И их проклятие одновременно».

- Мне жаль, но вы правы. Вчера воды Острова поглотили вашего брата, - предпочёл быть честным Владыка. – И это тяжёлая потеря для всех нас. Мунвир был не только хорошим воином, верным другом, но и настоящим человеком. У него было огромное доброе сердце. А про его отвагу я не забуду никогда.

- Спасибо, - тихо прошептала женщина, и в её глазах отразился огонёк благодарности за эти слова.

- Если вам нужна хоть какая-либо помощь, то обращайтесь ко мне напрямую. Не стесняйтесь. Очень хотелось бы хоть как-то поддержать вас.

            Реплика показалась ему какой-то фальшивой и чрезмерно официальной. Остор даже стыдливо опустил взгляд. Внутри него нечто болезненно сжалось, и он ощутил себя крайне неуютно. А потому, в стремлении как можно скорее покинуть сей дом, принялся поднимать уснувшего Шейтенора, затем уложил его на кровать и, произнося торопливое прощание, поспешно ушёл. После чего поднял оставленный на улице чемодан и, не оглядываясь, продолжил путь к клинике. При этом в голове его царила такая сумятица, что дорога не оставила следа в памяти.  Остору помнилось только, что он часто поглядывал на часы. До вылета вертолёта оставалось совсем немного времени, а ему непременно хотелось увидеть брата.

 

- Другое дело. Верно сделали, что последовали моему совету и отдохнули. Выглядите значительно лучше, - довольно заключил Луизор, окинув взором посетителя.

- Да? Как-то отдохнуть у меня и не получилось, - сознался Остор, пытаясь рассмотреть на поверхности хромированной подставки под канцелярские принадлежности своё корявое отражение.

- Вот оно как. А я то решил, что раз моему посыльному дверь никто не открыл, то вы так крепко заснули. Простите, что в администрацию никого не отправил. Было ещё очень рано.

- Вы посылали за мной? Есть новости?

- Да. Ваш брат пришёл в себя. И теперь я готов сказать, что прогноз положительный. С ним всё будет в порядке, если только…

- Что если только? – задал он подозрительный вопрос вдруг замолчавшему доктору.    

- Если только он с неделю у нас под присмотром полежит, а там и дома постельный режим соблюдать станет. Хотя бы какое-то время. Хотелось бы и дольше, но Владыка Риэвир, пусть его и тревожила сильнейшая головная боль, едва пришёл в сознание, как всерьёз вознамерился вернуться в Поднебесье. Пришлось ему даже снотворное вколоть.

- Ясно, - нахмурился Остор.

- В остальном проблем нет. Память не повреждена, да и прочие показатели почти в норме. Если же говорить об его навязчивой идее, то её сложно связать с нарушением психики. Как мне видится, порыв осуществить какую-то цель возник ещё до травмы.

Мужчина вынужденно кивнул головой и задумался. Однако молчание воцарилось ненадолго. Остор прищурил глаза, недовольно прицокнул языком и сказал:

- Когда Риэвир проснётся, то захочет сбежать куда подальше. И сбежит.

- Далеко ему не уйти. У него сейчас жуткие боли.

- Это вы его упрямства ещё не знаете, – хмыкнул Владыка, и в его глазах засветилась упёртая решимость. – Так что, пока он спит, наложите-ка ему на ногу гипс. А если припомнит, что его не было, то смело заявляйте, что первым делом вы, как врач, иными обследованиями занимались.

- Владыка Остор, - осторожно начал подбирать слова Луизор, не иначе как подумывая, что его собеседник тронулся умом. Но пока он размышлял как лучше выразить свои возражения, Остор уверенно продолжил:

- И так, чтобы выше колена был, накладывайте. Надёжнее будет.

- Но Владыка Остор…

- Мой приказ не обсуждается! Дело Острова.

- На левую или на правую? – обречённо уточнил медик.

 

День шестнадцатый. Тринадцать часов сорок две минуты по местному времени

           

- Жаль, что ты так и не взял билеты на мюзикл, - вздохнула Инга, отходя от окна. – Заняться вообще нечем. И это выходной день! Мне иногда кажется, что ничего не делать даже сложнее, чем подготавливать самые занудные отчёты.

- Может, и так, - не стал возражать муж. – Но ты сама не захотела пойти прогуляться.

- Знаешь, после того как ты мне начал выносить мозг своим диагнозом, идти в гости к твоим друзьям-медикам, желания как-то не возникает.

- Можно в торговом центре посмотреть кино.

- Можно. Но телевизор ничем не лучше и не хуже.

            После этих слов Инга, очевидно насупившись, села в кресло и уставилась на привезённую картину. Жена смотрела на ту всё чаще. При этом её взгляд менялся. Становился каким-то отрешённым, потерянным.

            «А вдруг на этой живописи какое проклятье?» - похолодел от внутреннего предположения Антон, до сих пор не верящий ни в какую мистику.

- Что ты там так высматриваешь? – он подошёл ближе и мягко обнял супругу за плечи. Та облокотила голову на его руку и созналась:

- Каждый раз, как смотрю на эту картину, то вся комната даже исчезает. Ощущаю, будто переношусь куда-то. Словно сама стою внутри холста. Кажется, что этот мужчина не просто рисунок, а живой человек, которому очень и очень плохо. И мне и жаль его. И одновременно я его ненавижу отчего-то.

- Достаточно противоречивые чувства. И очень глубокие для такой безделицы… Может, снова наши фотографии повесить?

- Нет. Мне действительно нравится подарок Арьнена.

- Хорошо, - Антон поцеловал жену в волосы у самого лба и, подумав, сделал новое предложение. – Зелени ещё маловато, но давай в парк? День на удивление безветренный и солнечный.

- Ладно. Это и правда лучше, чем просто дома сидеть.

Инга ему улыбнулась. И от этой нежной улыбки по спине пробежали мурашки. Он осознавал, что терял столь любимую им девушку. Она ускользала от него, как просачивается вода сквозь пальцы. Истончение памяти казалась ему сродни смерти, и оттого каждый миг с ней, ещё помнящей его, казался мужчине чудом. И каждую секунду подле неё ему захотелось превратить в сказку.

- Тогда собирайся, а я сейчас. Пить хочется, - суетливо произнёс он и поспешил на кухню, где вместо того, чтоб налить чай, включил домашний ноутбук.

Антону, во что бы то ни стало, приспичило заполучить билеты на мюзикл. За любые деньги. И пока жена обновляла макияж, ему удалось договориться с перекупщиком. Поэтому, едва Инга сообщила, что готова, он потребовал от неё переодеваться вновь.

- Зачем? – удивилась девушка, невольно оглядывая себя и не понимая, что не так. Но, выслушав пояснение, довольно взвизгнула. – Класс! Ты прелесть!

- Просто я люблю тебя.

- Коли так, то, может, тогда и романтический ужин устроим?

- Ресторан или по пути домой купим бутылочку вина?

- Белое вино и суши на доставку! - по размышлении ответила та и, быстро чмокнув мужа в губы, снова раскрыла шкаф.

            Слушая, как она копошится в комнате, стараясь найти в гардеробе нечто грандиозное, Антон, весьма довольный собой, наконец-то воодушевился. Собственная задумка основательно подняла его подавленное настроение. Так что мужчина, увлёкшийся собственными радужными мыслями, искренне расстроился, когда завибрировал телефон. Он нехотя взял его и посмотрел на экран в надежде, что можно и не снимать трубку. Однако номер не высветился, и это заставило его напрячься. Несколькими часами ранее также поступил звонок от Владыки Острова. Пожалуй, пропускать вызов не стоило.

- Добрый день, слушаю, - приглушая голос, произнёс он. На удачу, Инга включила музыку, а потому не было особой нужды в том, чтобы сбегать «в магазин». Достаточно было плотнее закрыть дверь на кухню.

- Это снова Остор. Вы получили приглашение?

- Да, спасибо. Но что с визами? У вас получилось с ними? – поинтересовался Антон и затаил дыхание.

Говорил он негромко, из комнаты доносилась ритмичная композиция кого-то из современных певцов, а фоном в трубке отчётливо слышался гул транспорта. Поэтому ничего удивительного, что его переспросили:

- Что, простите?

- У вас получилось с визами?

- Полагаю, острая необходимость в них отпала.

- Как это?

- Вас очень плохо слышно, поэтому перейду к сути своего звонка. Я сегодня около пяти вечера прибываю в Москву, и мне бы хотелось сразу по прилёту встретиться с вами для обсуждения всех деталей. Это не составит проблему?

- Что, простите? – переспросил на этот раз Антон, и к своему удивлению услышал повторение фразы.

Ему пришлось прочистить горло, чтобы получить пару секунд на обдумывание. Однако иной ответ, нежели сразу пришёл к нему, так и не появился.

- Мы с женой собираемся на мюзикл. Он закончится только в семь, но это в центре. Я смогу очень быстро приехать, куда скажете.

- Пожалуй, будет лучше, если я навещу вас в вашем доме, - словно бы вслух задумался собеседник и тут же пояснил. – Всё-таки мне нужно переговорить не только с вами, но и с Ингой Валерьевной. Кроме того, островитяне обычно не покидают пределы Острова, а мой визит не носит официального характера. Поэтому мне бы хотелось избежать появления в людных местах и максимально сохранить своё инкогнито. Понимаете?

            Владыка закончил фразу на вопросительной ноте, и Антон, размыслив, что в квартире порядком чисто, ответил:

- С моей стороны это не станет проблемой.

- Рассчитываю на это.

- Но объясните, чего нам ожидать? Хотя бы кратко! – опомнился он.

Мужчина был выбит из колеи обрушившимся на него потоком событий. Он не успел толком переварить одну информацию, как на него уже посыпалась другая. Не менее непривычная. Однако напор предлагаемой помощи заставлял тревожиться, и оттого в его душе родились сомнения. Зачем такому высокопоставленному человеку приезжать к нему домой? Что тот хотел сообщить? Причём такого, что требовало приватного разговора. Может его приезд связан с намерением разрешить визовый вопрос на месте? Или что другое?

- Это требует достаточно долгих пояснений, а моё время крайне ограничено. Поэтому попросил бы вас быть дома ровно в восемь.

- Хорошо, - Антон чувствовал себя невероятно растерянно. – Мне рассказать об этом Инге?

- Пока не стоит. До вечера.

- До вечера.

            Он ещё с несколько секунд смотрел на телефон, а потом открыл кухонный шкафчик и налил полкружки бальзама, который они с женой периодически по чуть-чуть добавляли в чай или кофе. Другого спиртного в доме не было, а ему хотелось выпить.

- В этом я готова идти хоть на бал! – заявила Инга, вбегая в кухню. В руках она держала вешалку-плечики с простым коротким платьем чёрного цвета.

- Отменно, - безрадостно похвалил Антон, и девушка, почуяв неладное, подошла ближе. После чего поморщилась.

- Ты это зачем?

- Ну, как тебе сказать? Ты вот смотришь на картину, и она тебе кажется настоящей. А мне в последние дни кажется, что я очень крепко сплю и никак не могу проснуться.

- Может, это и неплохо? – задумчиво улыбнулась Инга и ненароком обернулась. Через раскрытую дверь ей было прекрасно видно висящее на стене полотно. – Иногда чей-то сон может стать для кого-то целым миром.