Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

Глава 4.

 

            Словно в насмешку над всеми предположениями, нападающие были вооружены своим рабочим инструментом. И пусть эти громоздкие орудия труда не имели остроту и манёвренность мечей, но их обладателям не мешали раны, они были достаточно сильны, и, не будучи живыми, вампиры проявляли крайнюю выносливость. В какой-то миг удача повернулась к ним, и почти единовременно Дайри и Дейра лишились оружия, выбитого из рук самыми обычными кирками. И если о защите двери, охраняемой Дейрой, волноваться не приходилось, так как там было достаточно воительниц, стоящих полукругом, то позиция у окна ослабла. Отшатнувшись и упав, Дайри открыла доступ в комнату. Лея сжала покрепче кинжал, ибо Дайна не могла защищать одновременно и проход, и не давать особо наглому вампиру добраться до сестры. Дэнна и Дорра пришли на помощь, верно рассчитав, что здесь их присутствие являлось нужнее.

            То, что творилось в спальне, было неописуемо. Молодые вампиры: и мужчины, и женщины, без тени сомнения кидались на мечи, заставляя оружие демонесс увязнуть в их телах, чтобы другие смогли добраться до неё. До Леи. И Дагна приходилось сдавать позиции. Дайна что-то шикнула, и все сестрички полукругом окружили девушку, зажав её в угол. Понять, оказались ли ранения среди демонесс, ей не предоставлялось возможным, ибо они, как и вся комната, были измазаны кровью с ног до головы. Пол маленького помещения уже покрылся телами и эти «трупы» внушали откровенный ужас, ибо никак не хотели утихнуть и умереть.

            Наиболее безобидными новообращённые становились, когда им отсекали голову. Тогда вампиры пытались подтянуть утерянную часть тела к себе вслепую, но прирастать та не спешила. Это всё-таки требовало времени. Так что такие противники уже не стоили внимания. Другой способ избавиться от живого мертвеца, заключался в том, чтобы отрубить тому конечности. Но, как бы то ни было, в обоих случаях был существенный недостаток – обычные проникающие удары совсем не годились. А самый лучший способ - проткнуть сердце, был затруднителен, так как грудь нападающих прикрывали толстые металлические пластины, и мечи просто скользили по ним.

            Вопрос, выстояли бы её телохранительницы, даже не стоял. Достаточно было совсем немного, чтобы тех сломило самое страшное оружие массового поражения – разъярённая толпа, жаждущая расплаты и крови обидчика.

            Мысленно молодая женщина уже приготовилась к самому худшему, но надежда всегда умирала последней, а события имели свойство оказываться переменчивыми. Ей было плохо видно из-за крыльев демонесс, что конкретно происходило в комнате, но то, что ситуация изменилась, стало понятно сразу. Как будто волна облегчения прошла по всему телу. Вскоре Дагна позволили себе значительно расширить круг её «заключения», и Лея смогла увидеть в просветы, что теперь противнику приходилось драться на два фронта.

            «Добрая половина посёлка пришла», - пронеслась в голове глупая мысль.

            На самом деле Эйтон видимо сумел добраться до шахт, и позвать помощь. Старые вампиры драться умели. Она даже содрогнулась, представив, что Дагна пришлось бы сражаться против тех.

Длинные клыки легко разрывали горло, а пальцы без сомнений проникали вглубь тел собратьев, чтобы вырывать сердца. Всё-таки миф об осиновом коле имел под собой основание. Лишённые этого органа вампиры падали замертво и не шевелились. Конечно, молодая женщина сомневалась, что это надолго, но, по крайней мере, те переставали быть угрозой и уже ничем от настоящих, полностью мёртвых существ, не отличались.

Происходящая бойня подходила к концу. Поняв, что численное превосходство более не на их стороне, противник осознал опасность ситуации и предпочёл сдаться. Убежать из сжимающегося кольца старых вампиров было невозможно.

            В какой-то момент Лея увидела Эйтона. В его глазах более не виднелось намёка на багрянец, они стали ярко алыми, выдавая охвативший гнев. Обычно добродушное простоватое лицо оказалось искажено в ярости. Изо рта стекала кровь от только что вырванного горла. Он сплюнул кусок плоти, и девушке стало понятно, почему этот добряк стал здесь главным. Второй заместитель, как и обычно, ошиблась. Когда дело требовало разрешения, управляющий мог действовать весьма и весьма решительно. Что-то грязно красное и человекообразное попыталось сбежать, но тот легко остановил это и, приложив растопыренную пятерню к сердцу существа, а другой зажав шею, подтащил ближе к демонессам. Теперь уже все молодые вампиры, добравшиеся до комнаты, прекратили драку и под натиском жались к стенам. Лея пригляделась. В руках у Эйтона находился мастер Ролан.

- Шлюха, - прошипел Морель, когда управляющий подвёл его достаточно близко.

            Рука управляющего на его груди сжалась, слегка проникая сквозь кожу. Тело молодого вампира изогнулось, но казнь ещё не последовала.

- Это зачинщик бунта, госпожа Пелагея, - несмотря на алые глаза, голос остался прежним, лишь добавился какой-то холодный стальной оттенок. Очень неприятный.

- Отродье! Тварь! – несмотря на предупреждение со всепоглощающей ненавистью прокричал Ролан. – Хорошо тебе жить, да?! Нужно двести шесть новых рабочих!!! А каково было бы тебе, когда твоя кровь начала кипеть в жилах?!

Эйтон стиснул тому горло так, что разъярённый вампир больше не смог говорить. Лея в замешательстве смотрела на бывшего человека.

Каковой была его судьба? Быть может, он так же, как и она когда-то, ни о чём не подозревая шёл на работу? А, может, с той? И его дома ждала жена и дети, а на выходные они планировали пойти в парк? А, может, просто была любимая девушка, которая теперь решила, что возлюбленный покинул её? А, может, он был одиночкой, и делал карьеру, надеясь, что когда-нибудь?… Какой была его жизнь? Каков путь?

- Что вы прикажете сделать с виновными и зачинщиком?

            Она посмотрела на говорившего. Всё было понятно. Он не хотел, чтобы судьба остальных жителей посёлка была сходна с тем, что ждала оступившихся.

Молодая женщина вспомнила приёмы в Аджитанте. Столько развлечений! Просто так. Чтобы порадовать гостей. Обычные забавы знати. Невероятно жестокая кара для кого-то… Перед глазами возник бал у герцога. Тогда ли она была жестока? Или намного раньше?…

«Двести шесть человек. Двести шесть сломанных судеб», - с горькой болью в душе подумала Лея. - «Что я готова свершить над ними? Какой кары им ждать от той, что лишила их жизни и повергла в Ад?»

- Ничего, - шёпотом ответила вслух второй заместитель на заданные самой себе вопросы. И уже более решительно добавила. – Ничего.

- Но, - вампир выглядел весьма растерянным.

- Просто проследите, чтобы подобного более не повторилось, - попросила Лея, не обращая внимания на возмущённый взгляд Дайны.

- Позволит ли тогда госпожа действовать в интересах её пожелания? – с некой рассеянностью спросил Эйтон.

- Да, - коротко ответила она,  чувствуя себя как выжатый лимон. Недаром говорилось, что всё когда-либо возвращалось и аукалось.

- В таком случае на примере Ролана я покажу новообращённым, как только они все восстанут, какой участи те избежали благодаря вам, - решительно сказал управляющий.

            Дайна довольно кивнула тому головой в знак уважения.

 

***

 

            Они перебрались в новую комнату. Очередного нападения уже не ожидалось. Новообращённых, искромсанных на части, выволакивали куда-то. Видимо, в какие-либо специальные помещения, где те смогли бы восстановиться. Остальные вампиры вернулись на работу. Лишь несколько старейших остались около дома Эйтона, чтобы проследить за обстановкой. Демонессы смыли с себя кровь. Лея осталась вполне чистой внешне, но на душе стало крайне тяжело, гадко и противно. Она переоделась в платье. На сорочку попало несколько красных капель, и носить её больше не хотелось.

- Я бы на твоём месте поставила бы этих юродивых на место! – не сдержалась от возмущения Дарра. Остальные телохранительницы в знак согласия осуждающе посмотрели на свою госпожу.

- Как ты думаешь, Дайна, а что бы было, если бы их задумка удалась? – проигнорировав предыдущую фразу, задумчиво спросила девушка.

- Ещё спрашиваешь! – фыркнула Кхалисси. – Пусть ты и человек, но ты госпожа! Ты второй заместитель наместника Аджитанта. Уже одно это потребовало бы, как и сама эта попытка, - не удержалась от уточнения воительница, – жесточайшего наказания. В Аду такое не спускается с рук! Более того, ты любовница Его превосходительства, официально им признанная. И начхать, что ему плевать на тебя, но такого отношения к своей собственности он не потерпит! Так что Эйтону с его задумками далеко до того, что должно ждать все эти шахты!

- Значит, Ал’Берит не должен ничего знать. И никто более. Всем понятно? - приказала Лея, внутренне содрогаясь от сочетания слов «официальная любовница» и «собственность».

            Уже все демонессы фыркнули, но промолчали. Видимо, именно сообщить виконту они и планировали. С одной стороны их легко было понять. Но вряд ли несколько царапин, укусов и неглубоких ранок следовало считать достойными таких ответных мер.

            В дверь постучали. Хотя вернее было бы сказать - поскреблись. Очень смущённо и нерешительно. Дайна, закатывая глаза, открыла дверь, не спрашивая у Леи разрешения в желании хоть как-нибудь насолить. На пороге стоял управляющий. Уже умытый и спокойный. Его внешний вид вернулся к прежнему состоянию. Разве что выражение лица было строгим и виноватым.

- Вы что-то хотели, Эйтон? – поинтересовалась Лея. Тот привычно сделал низкий поклон, чуть ли не дотрагиваясь лбом до пола.

- Госпожа, я бы хотел принести ещё раз свои извинения за произошедшее, и понимаю, что повелитель…

- Если вы не будете распространяться, - перебила его она. – То никто ничего не узнает. Главное, чтобы ваши временные потери в рабочей силе не сказались на итоговом результате работы.

- Благодарю вас, госпожа, - изумление от проявленного великодушия смешивалось с недоверием. – Но почему?

- Потому что это я виновата, - призналась второй заместитель, давая волю своим чувствам. – Это из-за меня было дано указание перенести этих людей сюда. И не просто доставить, а сломав все их жизни и судьбу, – молодая женщина замолчала, собираясь с мыслями, и, посмотрев управляющему в глаза, добавила. - Я не могу забыть, как Ролан говорил про кипящую кровь в жилах... Как становятся вампирами, Эйтон?

- В несколько стадий. Они все болезненны и крайне неприятны, – тот, не желая и далее сталкиваться взглядом с Леей, опустил голову. - Но они ничего не стоят одной... Вы когда-либо обжигались кипящим молоком, госпожа?

- Было как-то, - ответила она, хотя толком не припоминала такого. Вспоминалась только пословица, что «обжёгшись на молоке, дуют на воду». Видимо, это было намного больнее.

- А вы пробовали держать в кипящем молоке руку хоть несколько секунд?

- Точно нет, - не будь вампир столь серьёзен, то можно было бы улыбнуться. Уж как-то забавно звучали его вопросы.

- А вы могли бы представить, каково это, когда в течение нескольких суток кровь напоминает то самое кипящее молоко? Только от боли никуда не деться, ибо и руки, и тело, и шея накрепко прикреплены к столу.

            Лея вспомнила, как совсем недавно лежала на кровати. А голос Эйтона, полный горечи воспоминаний, не затихал:

- А кровь всё бежит и бежит по венам, сводя с ума, пока в один момент сердце не останавливается, и она не стынет. И пусть мышца после снова начинает работать, хотя и крайне медленно, это конец всей прошлой жизни.

- А затем тебя кидают в мясорубку. Ставят немыслимые условия. И требуют, и требуют… А ты просто понимаешь, что всё равно хочешь жить, - продолжила за него она тихим голосом. Эйтон кивнул, но позволил себе немного поправить.

- Всё равно не хочешь умирать. Потому что наша смерть медленна, и намного мучительнее обращения, госпожа.

- От меня никто ничего не узнает. Через пару часов я уеду. Не думаю, что мне удастся заснуть после этих событий, - твёрдо снова сказала второй заместитель и мягко улыбнулась. – Но вряд ли я ещё приеду сюда без всего клана Дагна. А решить оставшиеся вопросы мы сможем и по переписке. Во всяком случае, пока ситуация в посёлке не переменится. И можете не волноваться за жителей. Никаких сокращений в поставках не следует ожидать.

- Позволено ли мне будет попросить вас задержаться, госпожа Пелагея? – решительно спросил Эйтон, нарушая повисшее молчание.

- Зачем? – удивилась Лея и приподняла бровь.

- Я считаю, что должен вам кое-что показать. Поверьте, это крайне важно. Но до места назначения не так уж и близко. Поэтому я бы рекомендовал вам немного отдохнуть.

- А я бы не стала рекомендовать вам эту поездку, госпожа, - вмешалась суровая Дайна.

- И сколько займёт дорога?

- Если на дэзултах, то около четырнадцати часов. Но ехать надо верхом. Карета там не проедет, - ответил он.

- А вы можете мне хотя бы сказать, что хотите показать?

            Любопытство любопытством, но Лея устала. Более того, Дайна была права. Не стоило так уж и доверять управляющему. Мало ли что на самом деле было на уме у старого вампира? Эйтон отрицательно покачал головой.

- В таком случае, госпожа Пелагея, я тем более не рекомендую вам эту поездку, - снова произнесла Дайна, уже жалея, что впустила гостя в комнату.

- Хорошо, Эйтон. Думаю, мы вполне сможем отправиться через часов шесть.

 

***

 

            Естественно Лея предпочла подремать перед дорогой. Но, как она и предполагала, поначалу ей было не заснуть. А стоило только сну снизойти, как его решительно прогнала прочь Дайна, решившая, что хорошего помаленьку для дурной госпожи. Тем более она же приказ сей госпожи и исполняла.

            На этот раз проснулась молодая женщина не так быстро, и долго не могла понять, что происходило вокруг неё. Она даже умудрилась попросить Дайну не будить её ещё пять минуточек, так как в школу никто не опоздал бы. Тормошения на некоторое время прервались взрывом смеха, но под этот звук спать было ещё невыносимее, и организму пришлось сдаться.

            Граница запретной зоны шахт давно осталась позади. Охраняющие её Стражи были вынуждены, с явной неохотой, пропустить не только Лею с Дагна, но и Эйтона. С одной стороны, на подобные перемещения вампиров был чёткий запрет. А с другой, шахты были подвластны второму заместителю наместника Аджитанта и разрешения на такие действия оказывались во власти девушки. Так что, к некоторому сожалению телохранительниц, им удалось продолжить свой нелёгкий путь. И ныне Эйтон, как проводник, ехал впереди. За ним, на некотором расстоянии, ещё трое демонесс, а замыкали процессию Лея, Дайна и Дарра. Эта часть пути изобиловала трещинами, а потому ящеры буквально плелись. Кхалисси Дагна не отрывала крайне осуждающего взгляда от далёкой спины вампира.

- Не, ну каков наглец! – возмутилась вместо сестры Дарра. – Мало того, что ведёт неизвестно куда и непонятно зачем, так ещё и нашего дэзулта взял. Вот ты веришь в то, что его подвернул ногу на обратном пути с шахт?

- Дейра утверждает, что тот хромает. Но он мог это сделать и специально, - согласилась хмурая Дайна.

- Или у вас начинается мания преследования, - из вредности сказала Лея, хотя не могла не согласиться с сёстрами.

- А у тебя деградация инстинкта самосохранения, - не остались в долгу Дагна.

- Отнюдь, - возразила девушка. – Поэтому ещё час, и мне плевать на пепел и холод. Мы делаем привал!

            Прошло уже около восьми часов с момента отъезда. За месяцы путешествий в карете, Лея основательно подзабыла памятную поездку верхом до портала. Если бы ей довелось своевременно о ней вспомнить, то девушка всё-таки бы выбила из Эйтона, что тот хотел показать. Но об этом сейчас приходилось только жалеть. Пятая точка отваливалась. Лицо покрывал слой грязи и пепла. Пальцы и нос, привычные к жаре, мёрзли. А ведь не так уж было и холодно. Во всяком случае, температура точно была плюсовой, хотя и достаточно резко падала. Хорошо ещё управляющий соизволил предупредить, что им предстояло ехать к теневой стороне планеты, и госпоже следовало бы взять тёплую одежду. Словосочетание «теневая сторона» демонесс совсем не воодушевило, но Лея, сдуру обрадовавшись возможности хоть ненамного избавиться от вечного пекла, приняла его с энтузиазмом. И теперь искренне жалела.

            Ей представлялась то снежная равнина, то каток замёрзшего озера. Увы, надо было вспомнить такую планету как Марс, где при низких температурах всего этого не увидишь. Другими словами, их окружал всё тот же безрадостный пейзаж, только не стало вулканических гор, с которых всё время стекала лава. Вместо них оказался холод и приближающаяся темнота. Стоило бы и догадаться, что на теневой стороне планеты и должна царить вечная ночь.

Силуэт вампира становился всё более размытым, и вскоре в ладонях Дагна засияли осветительные огоньки. Они давали не так уж много света, но это было хоть что-то. Эйтон завистливо посмотрел на демонесс, и зажёг масляную лампу с высокой стеклянной колбой. Дэзулты заметно нервничали. Их совсем не привлекала полная тьма. Телохранительниц не радовало то, что они были видны как на ладони.

«Как кусочек ёлочной гирлянды», - подумала Лея и не заметила, как прошёл час, отведённый до времени привала. Да и останавливаться совсем не хотелось в такой обстановке.

- Что-то мне здесь не нравится, - наконец-то призналась она по окончании одиннадцатого часа путешествия. Хотя, до этого, изо всех сил старалась из упрямства делать вид, что вполне довольна прогулкой. Вокруг было невероятно темно.

- Неужели? – деланно удивилась Дарра.

            Кажется, демонессы из собственного своенравия решили не отговаривать свою госпожу. И игра в «кто кого» закончилась очками в их пользу.

- Давай-ка подъедем к нашему управляющему, - обеспокоенно попросила девушка, проигнорировав  ехидный вопрос.

            Дагна не стали возражать приступу благоразумия, и они легко нагнали Эйтона, чуть прибавив ходу. Во мраке это было достаточно опасным занятием. Если бы дэзулт подвернул или сломал ногу, то выбираться отсюда стало бы проблематично. Лея запоздало вспомнила, что границей сектора мифрильных шахт, принадлежащего Ал’Бериту, как раз являлось начало теневой стороны. А, значит, она уже покинула безопасную для неё территорию.

- Госпожа беспокоится? – спросил Эйтон.

- Да, - не стала скрывать очевидное второй заместитель. – Мы достаточно долго едем, но пока даже непонятно куда и зачем. Неужели вас бы это не беспокоило на моём месте?

- Конечно, - подтвердил вампир. – Но поверьте, мы почти прибыли. А то, что я покажу, необходимо увидеть своими глазами.

- И когда же это «почти» настанет? – скептически поинтересовалась Дайна.

- Очень скоро, - ответил он со всей убедительностью. – Но дальше мы пойдём пешком. Я не хочу пропустить нужное место, а ориентиров здесь практически нет.

            Демонесса многострадально вздохнула. Мысленно Лея с ней согласилась. Выматывающая поездка – это ужасно. И всё же идти своими ногами казалось ещё менее привлекательно. И всё из-за того, что она вслепую доверилась словам Эйтона, что это было «крайне важно». Хотя «крайне важно» для самой молодой женщины было бы забраться в тёплую ванну. Она знала, что в самом посёлке приятно прохладно и, на всякий случай, захватила палантин. Но кто мог знать, что ей пришлось бы скучать по зимним сапогам, тёплой куртке, варежках и шапке? Лея постаралась закутаться ещё крепче в тонкий плед, жалея, что не взяла два. А ещё лучше три. Или четыре… После чего посмотрела краем глаза на телохранительниц, не пожелавших ничего более надеть на себя.

            «Интересно, а о каком количестве пледов мечтают они?» - подумала она, но спрашивать не решилась, ибо Дагна отважно делали вид, что им было всё равно.

             Однако по коже в призрачном свете, исходящем от их ладоней, мелькали мурашки. Наконец, заметив обеспокоенный взгляд своей госпожи, Дайна презрительно фыркнула и взяла под уздцы нескольких ящеров. Освободившиеся от дэзултов Дагна совершили небольшую пробежку, определив оную как разведку. Внутри разгорелась лёгкая зависть. Те воспользовались самым простым и безопасным средством для борьбы с холодом. Увы, согревающаяся таким образом второй заместитель наместника Аджитанта смотрелась бы как-то неприлично. Уж ей самой было известно, что за пять минут бега сердце бы отбивало чечётку, а сама она задыхалась. При Эйтоне так выглядеть не хотелось. Поэтому девушка, как и несчастные ездовые рептилии, дрожала всем телом.

- Эйтон, - наконец, решилась она спросить вампира, стараясь сдержать клацанье челюстей. – Если вы мертвы, то у вас кровь холодная. Не мёрзнете?

- Нет, госпожа Пелагея, - даже усмехнулся он. На теневой стороне управляющий стал несколько более раскрепощённым. – Не при таких температурах. Но слишком далеко и я бы заходить не стал.

- Так может и нам не следует? – воодушевилась Лея. Ей уже было несколько безразлично, чего там так необходимо было увидеть.

- Дальше не стоит. Ведь мы пришли.

            Девушка осмотрелась. В свете магических светлячков и лампы не было ничего интересного, а вокруг них уже стояла сплошная тьма.

            «Что так вампир хотел показать?» - со злостью размышляло её сознание.

            Словно улавливая этот вопрос, управляющий сделал несколько шагов вперёд и замер у неширокой щели. Только-только, чтобы легко провалиться человеку в кромешной мгле. Длина тоже была не самая впечатляющая. Около двух метров.

            «Как могила», - тут же подумала Лея и поёжилась от собственных мыслей.

            Эйтон же посветил вниз лампой и осторожно спрыгнул, моментально исчезнув в яме по пояс.

- Прошу вас, госпожа, последовать за мной, - попросил вампир.

            Приглашение не воодушевляло.

- Только после меня, - решительно возразила Дайна и тоже посветила своей ладонью в отверстие, перевернув кисть. – Дэнна, Дорра, Детта. Останетесь наверху.

Второй заместитель поняла, что решительно не хотела спускаться ни в какие пещеры, но воительница уже исчезла с головой в трещине, и выбора особого не оставалось. Дарра осветила «могилу», и девушка посмотрела вниз.

Там находилась вроде бы самая обычная яма, только низ после метров четырёх был скошен, давая понять, что где-то там располагался вход в глубину. Хотелось закрыть глаза, но тогда бы легко было упасть. Лея обмотала вокруг себя плед, наподобие сари. Приоткрытые ноги обдало холодом.

«Вот простужусь, заболею и умру», - язвительно подумала она и осторожно приспустилась на маленький выступ. И ещё ниже.

Там её уже поддержала Дайна. Эйтон с горящей лампой стоял рядом. От огня повеяло приятным теплом, но управляющий безжалостно потушил тот, как только к ним присоединилась вторая Дагна, и достал из сумки некий стержень, сразу же тускло засветившийся в темноте пещеры.

Сначала идти пришлось, пригибая голову, но злосчастная госпожа всё равно пару раз ударилась лбом до звёздочек в глазах. Узкий тоннель стремительно уходил вниз, пока потолок не стал значительно выше, а сама полость пещеры достаточно широкой. Дорога не заняла много времени.

- Вот это да! – в какой-то момент восхищённо воскликнула одна из Дагна, с таким придыханием, как будто ей явился сам Бог во плоти, если подобное сравнение вообще было применимо к демонам. – Это то, что я думаю?

- Да, - гордо ответил Эйтон.

- Может, тогда и меня просветите? – устало поинтересовалась несчастная Лея, которая в почти полном мраке ничего не могла толком разглядеть.

Цель пути пока абсолютно не радовала молодую женщину. Дайна же наклонилась, подняла какой-то небольшой булыжник, слегка выковыривая его из почвы, и поднесла так близко к глазам вопрошающей, что той пришлось отодвинуться, чтобы рассмотреть предмет. Им оказался обычный камень с тоненькими прожилками серо-серебристого металла.

- Это мифрил? – догадалась второй заместитель.

- Да, это он, - гордо подтвердил Эйтон.

- Может, зажжёте лампу, а то плохо видно? – попросила его девушка, преследуя двойные цели. Хотелось и погреться, и посмотреть, что так восхитило Дагна.

- Огонь здесь ни в коем случае нельзя зажигать. Пыль необработанного мифрила имеет свойство взрываться, госпожа, - пояснил вампир.

- Зато можно сделать иначе, - произнесла Дайна. – Сестрёнка, подойди-ка поближе.

            Телохранительницы приобняли друг друга и, соединив ладони, быстро подняли руки вверх. На некоторое время пространство пещеры озарило яркой вспышкой света, режущей по глазам. Всего несколько секунд. Но этого было достаточно, чтобы при более насыщенном освещении тёмные стены слегка заблестели, доказывая насколько богата и щедра эта жила, почти вышедшая на поверхность.

- Ничего себе, - прошептала Лея, воспроизводя восхищённый тон демонессы.

- Теперь понимаешь? – спросила Дарра, и девушка лишь утвердительно покачала головой.

- Эйтон, как вы обнаружили это великолепие? – восторг в глазах госпожи и Дагна воодушевил управляющего на пламенную речь.

- Когда одиннадцать лет назад после сильного землетрясения Лоренс, управляющий «Ледяной Звезды», сообщил господину Хдархету, что всего в пятнадцати лигах от его шахты есть новое месторождение, то тот приказал обследовать близлежащую территорию. Никто ничего не нашёл, но мне довелось случайно споткнуться и упасть в этот тоннель.

            Лее очень хотелось спросить, почему же эту жилу показывали именно ей, но в голове зазвучал тревожный колокольчик по совсем иному поводу.

- И что, то новое месторождение, что недалеко от «Ледяной Звезды» обрабатывается? - вкрадчиво поинтересовалась она, и Эйтон даже слегка отшатнулся, понимая, что сказал лишнее.

- Нет, госпожа. Мне. Мне ничего не известно, - замямлил, несколько заикаясь, он.

- А мне кажется, что знаете, - грозно заметила «тактичная» Дайна.

- Вам лучше рассказать всё, что знаете, Эйтон. Поверьте, я буду на вашей стороне. И если вы сообщите и обо всех угрозах, то это поможет мне сделать всё возможное, чтобы вы их избежали, - заверила управляющего второй заместитель.

            Тот растерянно посмотрел на госпожу, но, не зная, насколько неуверенна в глубине душе была сама молодая женщина, тяжело вздохнул и, решаясь, признался.

- Разработка ведётся. Причём её добычей занимаются жители нашего, так сказать, посёлка и давно. Это по статистике, что вы показывали, у нас пятьсот двадцать три жителя, на самом деле их никогда здесь и не было. Я сам писал лживые письма о проблемах с добычей после землетрясения, чтобы у нашего господина было основание для перемещения дополнительного количества людей. Но ни на «Южные Копи», ни на «Утилемею» они не попали. А вот когда шахты перешли под власть повелителя Ал’Берита, вокруг нас в единый момент выросла запретная зона. Господин Хдархет более не мог попасть к нам, как, видимо, и вернуть недостающих жителей.

- А мы то думали, что это такая подлянка вышла, - обиженно заметила Лея.

- Может, он и думал, что мы так подумаем, и успокоился, - утешила девушку Дайна. – Как человек вряд ли бы ты что-либо заподозрила… Может поэтому он и делал в большинстве своём только мелкие гадости? Вроде как положено, но заменить тебя на более способного демона не выгодно. Нужна была возможность убрать сразу и тебя, и повелителя… А Эйтон ведь не стал бы нам всё просто так рассказывать. Не так ли?

- Так, - обречённо согласился тот. – Настолько так, что признал, что нам нужны дополнительные рабочие.

            Сердце у Леи приостановилось. Она посмотрела в глаза старого вампира с неким удивлением.

-Так что это совсем не ваша вина, госпожа. Только моя… Ибо я видел, что сделал господин Хдархет с предыдущим управляющим, решившим сообщить о нелегальной шахте.

- Нелегальная шахта, - наслаждаясь каждым слогом, произнесла молодая женщина.

- Скрытые доходы, - в тон ей добавила Дайна.

- Невыплаченные налоги, - продолжила список Дарра, заставив Лею вспомнить фразу из одной из реклам, когда-то показываемой по телевизору: «Заплати налоги и живи спокойно».

- Какое прекрасное экономическое преступление! – с восторгом подытожила второй заместитель наместника. – Эйтон, вы не представляете, насколько важно для меня то, что вы сказали!

            Внешний вид самого бедолаги вовсе не говорил о том, что он так уж разделял её радость.

- Когда мы вернёмся, у вас найдутся какие-либо бумаги по этой новой шахте? Или хотя бы можете указать её местоположение?

- Этими делами занимается Лоренс, так что у меня по ней ничего нет. Но на карте я смог бы показать, где она находится.

- Благодарю… Но я бы хотела поинтересоваться у вас ещё кое о чём.

- О чём же, госпожа? – устало спросил тот.

- Почему вы показали это месторождение мне и именно сейчас? Почему не Хдархету?

- Потому что появились бы только новые рабы, - с какой-то ненавистью и презрением ответил Эйтон. – Мы никогда и ничего не получали за свою работу, кроме нашей жизни, едва продлеваемой за счёт кристаллов. Но дело не только в том, что вы отнеслись к нам не как к кровопийцам и мертвякам, а как и положено человеку к людям. Не одна вы, - забыв про должное обращение, продолжил управляющий, - ненавидите себя за то, что вы делаете. И эти двести шесть новообращённых, обезумевших от отчаяния бывших людей, ежедневное напоминание о моём страхе. Но я не хочу, чтобы они столь глупо и мучительно погибли из-за моей же ошибки. Более того, этих вампиров вполне хватит для данной жилы.

- То есть это подкуп? – изогнула бровь Дарра.

- Можно и так сказать, - признался управляющий.

- Прямо-таки королевский, - честно сказала Дайна, невозмутимо складывая в небольшую сумку наиболее понравившиеся булыжники.

            А покончив с коллекционированием горных пород, приобняла вампира и, как бы по секрету, заговорщицки зашептала. Хотя шёпот был не тише обычной речи.

- Знаете, Эйтон. Я не просто сама промолчу на эту тему, но и лично проконтролирую нашу госпожу. Пожалуй, даже обеспечу временную потерю памяти.

 - Только подумай прежде, как ты сей госпоже объяснишь такое наличие не понятно откуда возникшего мифрила, -  ехидно заметила Лея.

- Вы даже не представляете, сколько столетий его копила Кхалисси Дагна. Можно сказать откладывала по талэнтуму не щадя себя, скупая бесценный метал по крупинкам, чтобы передать сие чудо своей преемнице, госпожа Пелагея.