Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

Глава 4.

 

            Последствия материальные от резкого снижения дохода заметить она могла бы разве что через весьма продолжительное время. Но Дана не позволила такой роскоши. Решив отыграться на госпоже по полной за лишение источника прибыли клана, демонесса почти что буквально приковала девушку к рабочему креслу. Ситуация с делами и так была крайне напряжённой, но на этот раз Лее вообще не дали спуску и возможности полентяйничать, коей являлся, например, обеденный перекус. Ну, или отведение глаз в любую сторону от бумаг.

- Вот ещё, - скинув целую охапку свитков на стол, процедила сквозь зубы недовольная Дана и нехотя вернулась в архив.

- У меня есть шанс заслужить её прощение? – спросила несчастная жертва гнева клана Дагна у подруги чуть ли не со слезами на глазах.

- Конечно. Она скоро совсем остынет, - успокоила та госпожу. Девушка тяжело вздохнула:

- Надеюсь.

- А потом будешь отрабатывать и моё прощение. И учти. Я значительно менее отходчивая.

- Это ты меня сейчас по подвиги воодушевляешь?! – уже с оттенком истерики спросила Лея.

            На её настроении явно сказывались восемь дней беспощадной работы, лишение прав владения «Безымянными Копями» и непонятное отчуждение Ал’Берита после этого. Нервы не выдерживали.

            Дайна ничего не ответила.

 

***

 

            Мелодия переговорного диска разрушила тишину в кабинете. Первый заместитель вздрогнула, отрываясь от текущей работы, и приняла звонок.

- Госпожа Пелагея. Вас вызывает к себе повелитель.

            Отключив связь, Лея тут же встала из-за стола и направилась в кабинет наместника, крайне довольная этим обстоятельством. Она рассчитывала через две дюжины дней благополучно завершить период отчётности, закончить с основными делами и снова доехать до Питомника. И не на несколько часов, а, если получилось бы, на целый день. Подобное же следовало согласовать. Но вот просить об аудиенции Ал’Берита только по этому вопросу ей не хотелось. А тут и выдумывать никакого дополнительного повода не приходилось.

             Дайна проводила свою госпожу молчаливым взглядом, явно не собираясь никуда вставать с диванчика, так что в коридор вместе с молодой женщиной вышла Дарра. Из-за чего-то последние четыре месяца Кхалисси старалась не приближаться к виконту. Даже на приёмах в Аджитанте отправляла вместо себя других сопровождающих. Это выглядело странно. И девушка могла бы списать такое поведение на обиду в отношении себя, но в остальном та никак не давала знать, что злилась на что-либо. Наверное, демонесса просто не хотела попадаться на глаза повелителю.

            Виконт же уже весьма длительный срок старался держать Лею на отдалении. Можно, конечно, было выдумать оправдание, что он был очень занят некими иными делами, но жизненный опыт не допускал таких мыслей. Ал’Берит вёл себя безупречно вежливо и галантно с ней на светских раутах. Она по-прежнему составляла ему пару. Но на этом всё и заканчивалось. Тот не делал никаких попыток для сближения и не реагировал на робкие её. Ситуация являлась непривычной и становилась всё более раздражающей. Обычный мужчина давно бы пожелал всего самого наилучшего и ушёл. Или, если бы не существовала высокая вероятность крайне нежелательных последствий, это могла бы сделала она сама - только бы избавиться от этой удушающей неопределённости! За четыре дюжины дней Ал’Берит даже ни разу не обратился к ней на «ты».

            Время утекало сквозь пальцы, но вовсе и не собиралось лечить её душу вблизи от источника боли!

            Так что, терзаясь сомнениями, Лея как-то на днях спустилась на нижние этажи дома, чтобы встретиться с Дагенной.

- И чего же ты от меня хочешь? – добродушно улыбнулась ей демонесса с белоснежными волосами и крыльями.

- Ты и это чувствуешь? – не зная, радоваться или расстраиваться подобному факту, поинтересовалась девушка. С одной стороны стало неприятно. С другой – появилось больше шансов получить ответ, из-за которого и понадобилось общество эмпата.

- Нет. Просто обычно ты меня избегаешь. Должно было произойти нечто существенное, чтобы вдруг решиться прийти сюда. Что именно тебя беспокоит?

            Та говорила спокойным ровным доверительным голосом, каким разговаривали мудрые добрые бабушки со своими внучками. Лее действительно нужна была помощь, но она всё равно смущалась рассказывать. И потому решила начать издалека:

- Я хочу понять себя.

- Неудивительно. Внутри тебя целый клубок эмоций и сомнений. Начиная думать над одним, ты тут же переносишься к другому. И так по кругу. Все твои мысли взаимосвязаны, цепляются между собой. В таком хаосе сложно найти что-то определённое и прийти к какому-то выводу… Возможно, если ты более чётко задашь свой вопрос и сосредоточишься на проблеме, - собеседница с настойчивостью посмотрела на девушку.

- Дагенна, а что я испытываю к повелителю? – словно в омут с головой напрямую спросила Лея. Она действительно запуталась в себе.

- Ты не можешь воспринять его тем, кто он есть, полностью. А потому и любишь его. И ненавидишь одновременно, - не задумываясь, ответила Дагна. - И нельзя сказать, что из этого сильнее в тебе. Оба чувства настолько огромны, что поглощают тебя.

- В принципе это я понимаю и сама, - вздохнула она, осознавая, что сказанное не решило её проблемы.

- Тогда тебе нужен не ответ. А совет, - намекнула Дагенна.

- Может и так, - задумалась девушка. – Даже, скорее всего. Именно так.

- Иногда мне кажется, что ты не можешь жить, не страдая. Поэтому, даже немного странно, что ты наконец-то решилась избавиться хоть от чего-то тревожащего.

- Оно разъедает меня изнутри.

- Тогда, если ты хочешь вздохнуть свободнее, то собери его образ воедино и отпусти хотя бы одно из чувств, - предложила Дагенна. Совет был прост до безобразия.

- И я даже знаю какое из них двоих, - кисло улыбнулась Лея. – Просто... Это как-то не так просто.

- Я где-то слышала замечательную фразу: «Когда сердце поёт, разум должен не подпевать, а дирижировать».

- Слова всегда хороши, когда не касаются тебя самой.

- Отчасти верно… Однако знай, иногда оставить что-то в стороне от своего пути – лучшее, что можно сделать для собственной и чужой судьбы. И этого никто не сделает вместо тебя самой.

- Мне кажется, что у меня нет сил, - несчастная молодая женщина была готова заплакать, но Дагенна лишь рассмеялась.

- Напротив. Все твои проблемы из-за их избытка! Ты из-за некоего внутреннего и неосознанного принципа не хочешь сдаваться, а потому цепляешься за окружающее столь крепко, как только можешь. Не замечая, что хватка уже уносит в бездонную пропасть. Иногда нужно и проигрывать. Порой именно смирение приводит к триумфу.

- Проигрывать… А я думала, что только этим и занималась, - удержаться от горькой усмешки не вышло.

- Это тоже надо делать правильно… Больше же мне нечего тебе сказать по поводу твоего вопроса, - поставила своеобразную точку в разговоре демонесса.

            Молодой женщине оставалось лишь ненадолго застыть в раздумье, но спрашивать ей действительно больше было нечего.

- Благодарю за помощь, - попрощалась она и хотела уйти, но телохранительница её окликнула.

- Лея. Если ты хочешь гармонии с собой, то отпусти одно из чувств, - настойчиво повторила Дагенна, а затем намного тише добавила: - Но если покоя – то оба.

            Помимо наместника в кабинете присутствовал ещё и герцог. Последний полулежал на своём любимом сидении, стоящем возле трона Ал’Берита, закинув ногу в высоком сапоге на колено другой, и курил трубку. Кольца дыма неторопливо плыли в сторону окна и легко уплывали наружу. Первый заместитель от удивления приподняла брови. Она до сих пор была уверена, что в проёме находилось стекло.

- Присаживайтесь, - коротко ответил на её официальное приветствие Ал’Берит и указал на возникшее из каменного пола резное кресло.

            С учётом того, что рабочего стола виконта не наблюдалось - получался эдакий «кружок по интересам» из американских фильмов про встречи с психотерапевтами. Она села, как ей и предлагали, и выжидательно уставилась на демонов.

            «Собрание анонимных властелинов вселенной», - подумала Лея, стараясь не захихикать.

 

***

 

            Герцог закурил трубку и довольно откинулся на спинку кресла. Ал’Берит был с ним солидарен. Разыгрываемая в столице интрига удалась с блеском. Стоило и насладиться долгожданными результатами собственного труда.

- Кстати, давно уже не было сообщений от тебя о человеке. Есть какие-либо новые события? - неожиданно промолвил Его высокопревосходительство. – Не иссякла же у тебя фантазия?

- О! У этого существа есть занимательная уникальная врождённая способность устраивать приключения самостоятельно. Мне почти ничего не приходится корректировать для нужного развития! - восхитился Ал’Берит. - Так что вынужден признаться вам, что принял сторону стороннего наблюдателя. В неизвестности есть своё неповторимое очарование.

- У человека получается нести несчастья в первую очередь для себя, - рассмеялся Дзэпар и уже серьёзно добавил. – Но мне не нравится, что они переносятся и на других.

- Позволю заметить, что в данном случае вы преувеличиваете.

- Изволю не согласиться, - возмутился собеседник. – Расплачивается каждый, к кому эта женщина испытывает симпатию и стремится хоть как-то помочь. И чем глубже эти её благие намерения, тем разрушительнее. Клан Дагна стал первым, - демон показательно загнул мизинец на руке. - Вампиры на шахтах устроили кровавую междоусобицу.

- Зато сейчас они невероятно довольны, что находятся именно под её присмотром. И не только потому, что их накормили… А то, что многим пришлось восстанавливаться из-за этого конфликта – не так уж и значимо, - возразил наместник.

- Вроде бы да. Поэтому я говорил именно о бескорыстных порывах. Ведь вчера произошёл ещё один взрыв! Большинство рабочих уже превратилось в прах. Они, конечно, пусть и не скоро, но выберутся из этого состояния. Однако тебе известно сколь мучительно для них любое возрождение.

- Я бы сказал – всё существование. Боль обращения, боль голода и утекания энергии, боль мнимой смерти, боль воскрешения, повседневное удручающее бытие и практически полная невозможность от этого избавиться по собственному желанию. Страдания от лишения силы кристаллов душ такие, что пока ещё ни один вампир не сумел уйти из жизни самостоятельно, - перечислил Ал’Берит, после чего рассмеялся. - За бессмертие, пусть и вынужденное, тоже нужно платить!

- Со стороны выглядит, как будто разработки прокляли или осуществляется саботаж, - не поддержал герцог веселья своего вассала. - Не было таких проблем за всю их историю существования!... А уж про людей в Питомнике и говорить не приходится. Стоило мне узнать твою задумку, как я сразу понял – прототип себя не оправдает. Должно же им было категорично не повезти тоже!

- Про прототип это вообще отдельная тема, - поморщился виконт. – Такого быстрого и отрицательного результата не ожидалось даже по самым пессимистичным прогнозам.

- Это потому, что человек действует на события кардинально, - Дзэпар поднял указательный палец вверх, добавляя своим словам важности. – И крайне непредсказуемо. Забава же с ней несколько затянулась.

- Замечу, - отмахнулся повелитель. – Что в отношении себя я подобных нюансов никак не наблюдаю.

- В таком случае, постарайся беречь себя. Вдруг у меня в тебе возникнет серьёзная необходимость? Ибо, на мой взгляд, либо у тебя всё впереди, либо человек недостаточно придаёт тебе значение, - продолжил гнуть свою непреклонную линию Высший демон.

- Вот как быть с теми, кто тебя не ценит? – улыбнулся собственной шутке-вопросу Ал’Берит.

- С ними лучше не быть. В конце концов, это так приятно – отпустить того, кто тебе не нужен, - едко заметил герцог, хитро прищурив глаза.

- Сначала позвать. Дать задание. И только затем отпустить… для выполнения возложенной задачи, конечно, - с лёгкостью назначил порядок событий наместник Аджитанта. – Я за рациональное использование всех имеющихся ресурсов, Ваше высокопревосходительство.

- И неужели эта теория всегда у тебя становится практикой?

            Скептицизм, прозвучавший в голосе герцога, задел Ал’Берита.

- Могу показать вам, как это обычно происходит… Кассандра, пусть госпожа Пелагея зайдёт ко мне.

- Ты только что показал мне, что свои ресурсы используешь иррационально, - усмехнулся собеседник. - Вот если бы это было иначе, то у тебя для твоего первого заместителя уже не имелось бы никаких дел. Она была бы предостаточно загружена.

- Ваше высокопревосходительство, - искренне возмутился Ал’Берит. – Первостепенная задача человека - дать с интересом наблюдать за течением её жизни. А основным условием для осуществления всевозможных казусов является наличие свободного времени. Вот именно его я сейчас и намерен задействовать.

- И что же собираешься предложить? – вяло поинтересовался герцог, как в дверь робко постучались.

 

***

 

            Сняв туфли с массивными декоративными пряжками, Лея довольно вытянула ноги и развалилась на мягком диванчике кареты, прикрывая глаза. Не то, чтобы ступни болели от обуви, просто так ей было значительно комфортнее. А уют – чуть ли не самое главное условие для приятного длительного путешествия, каковым, собственно говоря, и являлась дорога к Питомнику. Она поправила подушку под головой и сладко зевнула.

            Прошлую ночь молодая женщина провела бурно. По окончании сложного рабочего дня ей предстояло прибыть в Бьэллатор на небольшое заседание, где присутствовали наместники подчинённых герцогу городов и заместители тех. Всех их девушка знала, ибо видела уже не один раз. Несмотря на её ожидания, Дзэпар снова ни словом, ни делом не дал Ал’Бериту понять, что недоволен прошлой выходкой того, когда виконт вместо себя направил на совещание человека. Затаил ли могущественный демон месть или что иное – можно было только гадать. Ахрисса и Форксас тоже вели себя подозрительно обыденно. Но Лее определённо не хотелось ничего знать о подоплёке такого поведения… Вечер же показался ей невероятно долгим и бесцельным. Наверное, из-за того, что только одна она оказалась не вовлечена в оживлённую дискуссию, ибо не понимала ни суть проблемы, ни, тем более, не поспевала за ходом мыслей Высших. Пожалуй, её досуг скрасил только Леккео, вновь предложивший бодрящий горячий напиток. Первый заместитель была преисполнена благодарности к пареньку за это, ибо уже, несмотря на важность события, начинала отчаянно клевать носом.

            По окончании же встречи она не смогла попасть домой без приключений. После прощания с герцогом, Ал’Берит галантно подал ей руку, чтобы вместе выйти из зала. Соприкосновение с его телом отозвалось знакомым жаром глубоко внутри, но Лея постаралась унять ненужное чувство, следуя совету Дагенны. Увы, это получалось плохо. Чем больше усилий прикладывалось к тому, чтобы попытаться избавиться от каких-либо мыслей, тем больше у неё выходило сосредоточиться на них.

            Они вдвоём неторопливо шли в задумчивом молчании по пустынным коридорам мрачного замка, как демон резко остановился, прислоняя девушку к стене. Лея опешила от неожиданности, хотя несколько секунд назад как раз мечтала именно о подобном.

            Внутренне она, однако, при этом приготовилась скорее к обороне, нежели к романтике, ибо подумала, что виконт решил защитить её от какого-либо нападения. Подобные порывы страсти были отнюдь не в духе наместника Аджитанта. Но тот лишь жадно прикоснулся к нежным женским губам. И это напугало ещё больше. Ей также отчего-то стало крайне стыдно предаваться любовным забавам в стенах замка герцога. Казалось, что у мрачных стен имелись глаза, а её не прельщало, чтобы у этой сцены обозначился какой-либо свидетель. Поэтому на поцелуй Лея ответила с наслаждением, хотя сердце тревожно забилось от другого.

- Ты сама не знаешь, чего хочешь, - прошептал он ей на ухо.

            Его тёплое дыхание и запах горького пепла. Столь близко. Так сводили с ума.

- Я не боюсь, - не раздумывая ответила она, считая, что тот говорил об её внутренней борьбе между глубоким страхом публичности и безудержного желания крепко обнять, погружая пальцы в его волосы. Но тут же ужаснулась собственным словам. Правила морали, столь ревностно взращиваемые годами её прежней жизни, дали невероятно крепкие и прочные ростки. Следуя совести пришлось сразу же идти на попятную. - Просто понимаю…

            Он не дал ей договорить реплику, прерывая речь ещё одним долгим поцелуем. Его пальцы медленно соскользнули вниз с её талии к бедру. Лея, понимая, что просто стоять уже было и некрасиво как-то, всё же попыталась его обнять, но он перехватил её ладони и немного отодвинулся назад. Молодая женщина удивлённо посмотрела на него. Их взгляд длился столь краткое мгновение, что она так ничего и не сумела уловить в его взоре. Но он, кажется, увидел предостаточно.

- Нет. Ты ничего не понимаешь! И это, по-своему, прекрасно, - Ал’Берит уверенно положил её левую ладонь на свою правую, чтобы Лея могла последовать под руку с ним и дальше. - Нам следует покинуть Бьэллатор.

            Виконт вежливо, но официально попрощался с любовницей у её дома, оставляя вместо себя некий осадок в человеческой душе. Его горечь заставила молодую женщину подняться на мансарду в полном молчании и одиночестве. И Дагна никак не отреагировали на это пожелание, беззаботно возвращаясь к своим повседневным делам.

            Надежда всегда умела отравлять жизнь. И ещё как!

            Знать. Понимать. Даже принять… И всё равно верить.

            Это было ужасно!

            Невероятно сложно проявлять стойкость даже при самых удручающих событиях и при этом оставаться самой обычной женщиной. Можно, конечно, вести себя так, как того требовала ситуация. Но это не означало, что получилось бы остановить внутренний крик души. А душа Леи вопила и словно горела в незримом огне.

            Уже слабом. Люди ко всему могут привыкнуть и приспособиться.

            Но пламя всё равно казалось ей мучительным и сокрушающим.

            На следующее после посещения Бьэллатора утро первый заместитель наместника Аджитанта проснулась с отёкшими и опухшими от слёз красноватыми глазами, синими мешками под ними, но с твёрдой уверенностью, что с неё хватит. Нельзя было лишаться покровительства демона, от которого напрямую зависела жизнь тех, о ком она сейчас заботилась. Да и её собственное существование тоже. Лея ни в чём не стала бы возражать ему. А потому осталась бы полностью покорна воле повелителя.

            Но пришла уже пора лишить его власти вытряхивать её душу из тела!

            И для этого ей следовало отвлечься. Забыться. Пожалуй, для этого идеально подходила ранее запланированная поездка в Питомник. Должно было совершить личную инспекцию в земной сектор, осмотреть быт новых «подданных», сверяя данные с отчётами главного смотрителя. Кварзиотто она откровенно не доверяла… Но основным поводом по факту всё равно стали глубокие личные проблемы.

            Саму поездку девушка, на самом деле, хотела бы совершить ещё четыре дня назад, но пришлось отложить из-за резко навалившихся текущих дел в период отчётности и приглашения на заседание в Бьэллаторе. Прежде всего, в такой напряжённый момент Ал’Берит не мог позволить своему первому заместителю исчезнуть на пару суток. А она хотела именно посмотреть на жизнь переселенцев изнутри, устроив себе при этом и «отпуск». Во-вторых, Лея не слишком из-за первого огорчалась, ибо в день первоначально предполагаемого отъезда начались дни, столь естественные для женщин. Пусть, благодаря умелому зельеварению Дагна, «дни» и сократились до слова «день», но побочный симптом в виде ноющего живота не просто никуда не исчезал, но и становился существенно болезненнее. Да и соблюдать личную гигиену в условиях Питомника вышло бы значительно тяжелее. Поэтому перенесение сроков желаемой командировки не расстроило. Зато сейчас путешествию в компании Дейры, Дарры, Дагенны и Дайны ничего не препятствовало.

            А если бы позволил поток мыслей, то удалось бы и подремать несколько часов сладким сном.

 

***

 

            Андрей встретил её с радостью. Его нога давно уже зажила, но он всё ещё хромал. Уже не сильно, но достаточно заметно. Скорее всего, такая походка должна была остаться у него до конца жизни. Друг привычно протянул ей ладонь для рукопожатия. Это было требование Леи – оставить обнимания в прошлом.

- Постройнел и побледнел, - прокомментировала она, улыбаясь. Сама госпожа первый заместитель уже давным-давно пришла к такому состоянию. 

- Как и остальные. Прямо-таки сборище вампиров!

- Вполне, - покривила душой Лея, соглашаясь с замечанием.

            Уж ей то доводилось видеть настоящих. Если тех нормально кормить, то оттенок их кожи становился значительно более приятного розового оттенка. В целом, нынче те выглядели даже более человечно, чем настоящие люди в Аду.

- Никогда бы не подумал, что буду мечтать о простой чёрствой корочке хлеба, а она станет недостижимым удовольствием, - Андрей мечтательно поднял глаза к небу. - Кстати, у нас как раз сейчас обед предполагается. Присоединяйся. Еда пусть одна и та же, но на ней никто не экономит.

- Знаешь. Что-то я не уверена, - замялась девушка.

- Да ладно тебе. Если так стесняешься с остальными, то можно в моём домике пообедать… Ты в нём и остановишься. Недаром же благодаря тебе у такого ничтожного меня и получилось заполучить отдельное жильё! Да и тебе всё равно же надо будет что-то есть, пока ты здесь. Пища же, как ни крути, везде одинакова.

            Приятель улыбнулся, а она почувствовала, что начала краснеть от стыда. Ведь чтобы не создавать проблем, девушка давно уверила Андрея, что питание в Аду не отличалось разнообразием, и меню состояло из единственного блюда. Разве что у демонов имелось в рационе ещё и мясо, но оно, мягко говоря, было сомнительным. И вот теперь предстояло пожинать результаты собственной лжи.

            Она действительно прибыла на длительное время, способствующее тому, чтобы весьма проголодаться. А потому Лея взяла с собой что перекусить в преизрядном количестве. И эти запасы были уж куда как приятнее на вкус, чем смесь грибов и плесени. О себе и Дагна она подумала. Но вот нюанс, называемый «гостеприимством», не учла… Не предлагать же ей было нормальную еду приятелю?! Через столько-то дюжин дней! Кем бы он её посчитал? Да и явно на словах с кем-либо обмолвился информацией. Начались бы конфликты.

            Нет. Делиться было нельзя. Не принимать отталкивающее предложение – тоже.

            Остальные переселенцы ещё бы поняли тот факт, что руководство где-то там, в одиночку, отдельно питалось от общества. Как говорилось, общество утёрлось бы.  А вот друг – нет. В его компании молодая женщина проводила всё время в Питомнике. Неожиданно резкое отдаление выглядело бы неприлично. Пожалуй, отвертеться не выходило.

- Так и сделаем, - ответила она ему согласием, надеясь, что сумела бы не слишком кривить лицо. Гадкая пища должна же была являться для неё привычным делом!

            Они сели на грубо сколоченную скамейку единственной комнаты дома, стоящего немного на отшибе. Это была самая первая каменная постройка в селении. Деревянные строения следовало заменять более долговечными. Обстановка же внутри выглядела никакой. По сути, самодельная скамья и стол являлись единственными предметами мебели кроме привезённого ею большого резного сундука. Не удивительно. Демонов как-то не особо беспокоил комфорт жителей. Так что захваченные с собой несколько одеял как раз пришлись бы кстати. Расстилать те, конечно, предстояло на полу, но всё же это были не куски жёстких шкур, оставшихся от предыдущих жилищ, которые использовали остальные люди...

            Как же вечером ей стало бы не хватать любимой мягкой кроватки!

- Ты то где будешь ночевать? – спросила Лея, чтобы ещё на некоторое время оттянуть неизбежное.

            Склизкая тёмно-синяя масса в красивой ложке из чернёного металла выглядела и пахла настолько неаппетитно, что её даже подташнивало. Кроме того, молодой женщине была известна специфика добавки, что находилась внутри пищи. Конечно, за время столь короткого пребывания в поселении, та вряд ли на неё настолько повлияла бы, как должно. Концентрация являлась значительно ниже, чем довелось опробовать на собственном опыте. Но всё равно оказалось крайне неприятно пичкать себя подобным.

- В соседнем доме. Мест то пока ещё хватает, пусть почти и впритык. И это при том, что все помещения исключительно спальные. А вот дети родятся, тогда тяжело станет.

            Он вяло зачерпнул массу щепкой, служившей ему столовым инструментом, и быстро отправил в рот. Лее пришлось повторить тоже самое. Одновременно с этим к ней пришло понимание, что теперь, прежде чем устроить себе отпуск в Питомнике, она ещё долго стала бы готовиться к такому отважному поступку. Несмотря на лишение дохода с шахты, экономить на своём питании первый заместитель больше вовсе не собиралась.

- А бабы словно с ума посходили! Каждая вторая беременна.

-У, - многозначительно замычала девушка, думая только об одном - как бы не сплюнуть дармовое угощение на пол.

- Вот, значит, как цивилизация, так им дорогие наряды, просторная квартира, роскошная машина, зарплата хорошая и карьера нужны сначала. А как в первобытное общество вернулись и жизненно необходимо всем просто нормально обосноваться – решили свою исконную функцию выполнить. И даже отсутствие роддома не пугает, - начал рьяно возмущаться Андрей. - Отвлекаться больше не на что.

            С улицы тут же послышался слаженный звонкий смех трёх Дагна. Телохранительницы пусть и тактично находились снаружи, но слышали то всё замечательно. А одна ещё и превосходно ощущала внутренние тайны окружающих. Всё-таки оставаться без Дагенны в таких поездках Лея не хотела.

- Веселятся что-то твои девчонки, - произнёс друг, уходя от скользкой темы, заметив смятение на лице собеседницы из-за своей предыдущей реплики.

            О том, что демонессы прекрасно понимали, о чём он говорил приглушённым голосом, мужчина не догадывался. Девушка же решительно зачерпнула пищу из миски. Доесть ту всё равно пришлось бы. Так что лучше уж было не тянуть время и сделать это быстрее. После чего, чтобы не смущать собеседника правдой, она сказала:

- Опять сплетничают. Не иначе.

- Наверное, о тебе, - предположил он.

 - Даже не сомневаюсь, - искренне ответила, улыбаясь, девушка.

            Наверняка перетирали сейчас ей косточки. Демонессы или нет, но они, как представительницы прекрасного пола, оставались любительницами пошушукаться о чьём-либо личном. И поездки госпожи к Андрею их явно забавляли. Во всяком случае, до тех пор, пока оба человека продолжали вести себя прилично. В рамках дружбы.

- И обо мне, - добавил приятель, смотря ей прямо в глаза. - Они же видят, что мы друг к другу тянемся.

- Давай не будем об этом, - излишне резко произнесла она, понимая, что на этот раз кусок пищи в горло не лез не из-за вкуса и аромата.

- А разве это не так?

- Когда я ем, то глух и нем!

            Лея невинно погрозила пальчиком, стараясь обратить достаточно серьёзный разговор в шутку. Андрей же только поддразнил её:

- Ты ещё скажи, что тебе настолько еда нравится, что не отвлечься!

- Само собой! Невероятно вкусно! - с набитым ртом проговорила она, и, проглотив, засмеялась. Тарелка оказалась пуста.  

            Конечно, это только на словах звучало, что первого заместителя наместника Аджитанта в Питомнике ждали дела. На самом деле даже черновой отчёт по поездке уже был у неё составлен. Оставалось только подправить тот, если всё-таки довелось бы увидеть что-то неладное, да переписать на гербовую бумагу. Поэтому Лея не торопилась приступать к оставшимся для исполнения должностным моментам. Но затронутая тема заставила её поскорее выйти из домика.

- Для начала хочу пройти по периметру поселения и попутно осмотреть все остальные жилища. А потом уже и рабочие места, - сказала молодая женщина.

            Это намерение являлось не самым тяжёлым мероприятием из тех, что предстояло осуществить. Скорее даже просто скрашивало время. Не всё же на лавочке было сидеть и болтать! Стоило и прогуляться.

- Хорошо. Только ты уверена в количестве? Может всего три или четыре? – недовольно поморщился Андрей, удивляя этим её.

- А что так?

- Людей прежде всего тревожить не хочется. Работа то идёт в три смены. В нечётных домах сейчас все спят. А, во-вторых, смотреть не на что. Всё тоже самое, что и у меня. Только стены деревянные, да, порой, и вообще без мебели.

- Ясно. Тогда четыре посетим, - решила она и улыбнулась. - Я тебе верю.

            Жизнь показала, что доверие к другу вышло оправданным. Приятель оказался прав. Возможно, даже стоило посетить только пару строений. Самым главным в этих зданиях являлась возможность наличия как можно большей жилой площади на весьма скромного размера фундаменте. Планировка никого не интересовала, но строительство её придерживалось, чтобы не возникло проблем с несущими конструкциями. В результате все комнаты были разного размера. Где-то жило и всего два человека. А где-то и десять ютились. Сами «квартирки» пропахли потом и выглядели очень грязными. Сказывалось отсутствие излишек воды. Кроме того, можно было бы землю и вымести, но та втаптывалась в необработанные доски. И как результат, те уже смотрелись совсем неприглядно.

            «Что же будет через пару лет? Пожалуй, уже надо усиленно приступать к возведению каменных домов», - подумала она, делая мысленную пометочку, что это и так присутствовало в её черновом отчёте.

            Люди самой госпоже Пелагее практически не уделяли внимания, предпочитая рассматривать, стоящих позади неё демонесс. Те очень выгодно выделялись. Синеглазые загорелые высокие блондинки словно сошли с обложек глянцевых журналов… Фантазийных. Таких, где принято изображать девушек в боевом скромном облачении и с роскошными готическими крыльями. Молодая женщина в очередной раз ощутила себя дискомфортно в этом эффектном обществе. Но что было поделать? Природа не одарила её ничем таким примечательным.

            «Но я всё равно симпатичная и, по-своему, особенная», - реабилитировала саму себя Лея, горделиво расправляя плечи.

            Не даром же именно она стала официальной любовницей наместника Аджитанта…

            Пусть он и не спал с ней уже давно…     

            И вышло всё это ненароком…

            Настроение от мыслей тут же испортилось. Так что последний дом, предназначенный для обхода, первый заместитель и не стала осматривать до конца.

- Устала, - пояснила Лея другу.

            Отчасти это являлось правдой. Вроде не так много было сделано, а время стремительно убежало вперёд настолько, что чувство голода настойчиво обращало на себя внимание.

- Скоро ужин?

- Ты прямо-таки обладаешь сверхъестественным предчувствием, - усмехнулся Андрей, ибо после её слов прозвучал гулкий звон, оповещающий об окончании смены. После него как раз выдавали новые порции пищи. - Только у нас уже нет таких определений, как завтрак и ужин. Всё обед.

- Отчего же?

- Так смены дня и ночи нет. А когда ты просыпаешься на работу, кто-то с неё приходит. У кого-то утро. У кого-то ночь. Путаница без часов получается… Так что давай обедать.

            Перекусывали они на этот раз на улице, ибо обстановка домов воздействовала на Лею угнетающе. Съесть склизкую пищу получилось значительно проще. Всё-таки практика у неё имелась обширная в поглощении этой гадости. Самый главный приём заключался в том, чтобы есть так, как порой кормили маленьких детей. Дно ложки должно было чуть задеть язык, а питательная масса уже сама провалиться в пищевод.

- Ну как? Теперь что-то из рабочих мест осмотришь? – поинтересовался по окончании обеда друг. Ответ девушки прозвучал после небольшого раздумья:

- Я бы это на завтра отложила. Но вообще можно какое-нибудь и посетить. Энтузиазм есть. Энергии ещё хватает.

- А, может, лучше отдохнёшь? – участливо предложил собеседник. - У тебя такие мешки под глазами. Ты вообще спишь?

- Это весьма сомнительный комплимент с твоей стороны, - не обижаясь, заметила Лея.

            Про то, как она выглядела, госпожа Пелагея и сама знала. Уж зеркало у неё имелось. А лгать по поводу красоты отражающие поверхности ей как-то не научились.

- А это и не комплимент, - «утешил» Андрей. - Скорее беспокойство. Это чем таким заниматься то надо?

- Да как оно обычно! - разозлилась она на саму себя. - Я мыслю, следовательно, снова никак не могу уснуть!

- Хватит уже за всё и всех переживать! – воскликнул приятель.

- Вот! Золотые слова! - с восторгом тут же поддержала Дайна, стоящая в нескольких шагах за спиной своей госпожи.

            Мужчина скосил на демонессу недовольный взгляд. Девушка же, не обращая внимания на бессовестную телохранительницу, упёрлась на своём варианте:

- Это совсем не так.

- А то я тебя не знаю, - с сарказмом произнёс Андрей.

- Точно знает, - улыбнулась Дарра, пихая свою Кхалисси локтём в бок и подмигивая той. Дайна довольно улыбнулась в знак согласия. Они были полностью солидарны с другом юности госпожи и наслаждались происходящим.

- А я на этот раз из-за себя! - возразила Лея.

            Ей казалось, что она находилась в окружении дружелюбных заговорщиков. Порой, так мог ощущать себя ребёнок, которому добрые любящие родители настойчиво объясняли изо дня в день одно и тоже. Не понимая, что дитя не слышало их уже из принципа.

            Андрей же действительно забеспокоился, ибо тут же серьёзно поинтересовался:

- И что же такого приключилось?

- Знаешь. А вот об этом я не хочу говорить, - слишком резко отрезала молодая женщина.

- Значит, дело в романе. Это твоя коронная фраза после расставания, прежде чем рассказать всё с самого начала, - сказал приятель, давая ей понять, насколько она являлась предсказуемой для него. Однако его брови удивлённо приподнялись. - Вот только с кем здесь то?

-  Это не то, что ты думаешь.

            Солгать в ответ получилось весьма убедительно. Всё же тема была ещё слишком острой, и ту предстояло ещё некоторое время подержать в себе. Как и говорил Андрей, она оказывалась готовой обсуждать отношения только после их окончательного завершения. А убежать от общества Ал’Берита было невозможно, пока он её сам не отпустил бы!

            От последней мысли Лея сорвалась и зарыдала:

- Просто я хочу домой! И к маме!

- Опять, - мученически закатила к беспощадному хмурому небу очи Дайна под осуждающий хмурый взгляд Дагенны.

            Из глаз первого заместителя наместника Аджитанта ручьём полились слёзы. Она по-детски начала вытирать их кулачком, размазывая солёную воду по лицу, смешивая её с пылью. Превращая в грязь. Первый всхлип быстро перешёл в сдавленные рыдания.

- Эй. Ты чего? - Андрей даже опешил от такой бурной реакции на свой вопрос. Он осторожно обнял девушку и погладил по длинным волосам. - Сейчас всем не сладко. Не думай просто об этом.

- О! Советчик нашёлся, - фыркнула Дайна, вытаскивая страдающую от депрессии госпожу из дружеских объятий. - Это мужчины могут так. Женщине же всегда надо выговориться. Причём большей частью не столько о текущей проблеме, сколько в принципе обсудить несправедливость мироздания. Начиная с проблем в детстве. Так что попридержи свой мудрый совет для себя.

- А у меня с рождения всё не заладилось! С рождения! - действительно начала жаловаться Лея, пока демонессы уводили её внутрь каменного домика подальше от любопытных взоров.        

            Андрей растерянно покачал головой, ощущая себя несколько лишним, но всё же последовал за остальными.