Главы:

Глава четвёртая

 

Встретить бы кого-нибудь разумного для разнообразия!

Льюис Кэрролл "Приключения Алисы в стране чудес"

 

День третий. Около пяти часов вечера по местному времени

 

Старик-администратор за стойкой беспрекословно выдал ей ключ от комнаты, не моргнув и глазом. Как если бы всё было именно так как надо. Однако Инга не сомневалась, что информация об её возвращении в номер уже летела к Владыке Остору как по оптоволокну. И чтобы избежать встречи, а значит и уже явного запрета на деяния, ей следовало взять необходимые вещи и уходить. Быстро. Только это и могло позволить осуществить задуманное – как минимум осмотреть место падения джипа, чтобы сделать свои собственные выводы…

            Ключ легко вошёл в скважину замка и повернулся. Инга вошла внутрь, удовлетворённо замечая, что обстановка в комнате осталась прежней, и никто и не думал копаться в её вещах. Брать чемодан смысла не было. Поэтому она просто достала свою дорожную сумку, из которой накануне доставала все вещи, и попыталась сложить самое необходимое. После чего быстро переоделась в джинсы и майку. Чуть ополоснув ноги от уличной пыли в ванной (идти-то пришлось босиком), а заодно захватив и зубную щетку, она наконец-то включила ноутбук. В городе наличие интернета являлось редкостью. Нельзя было не воспользоваться возможностью зайти в сеть. От мужа тут же посыпались сообщения, но читать их, даже мельком, у Инги времени не было.

- Что происходит?! – моментально пришёл вопрос от Антона, в кой-то веке заставшего благоверную в сети.

- Со мной всё в порядке. Свяжусь позже. Вернусь домой раньше, - быстро напечатала девушка с опечатками и резко захлопнула крышку ноутбука, не увидев важных уведомлений. Звук совпал с шумом от открываемой двери, но не слился.

Инга повернула голову в сторону прихожей.

- Владыка Остор, - не скрывая сожаления, опознала она вслух вошедшего.

Как тот смог столь быстро оказаться в гостинице?! Как будто караулил у порога, зараза!

- Я приехал сам, хотя мне следовало бы направить вашего лечащего доктора и санитаров, - тон его голоса не отличался от утреннего, вводя девушку в некое состояние, когда хочется опустить голову и признать свою неправоту во всех настоящих и мнимых грехах.

Вот только столь послушной девочкой Инга никогда не была!

-  Чтобы меня повязали и отправили обратно в палату? – язвительно спросила она, и на лице Остора проявилось вполне человеческое выражение. Только Инге оно совсем не понравилось, ибо оно походило на… сочувствие.

- А разве не стоило? – чуть приподняв бровь, с иронией поинтересовался мужчина. – Ещё утром вам объяснили, что ваш организм находится под действием сильного галлюциногенного наркотика, и его действие ещё не до конца прекратилось. Как результат, происходит путаница реальности с вымышленным. И это обстоятельство требует, чтобы вы не покидали палату, - он постучал костяшками пальцев по стене. - И что же?

- А что не так?

- Изорванная простыня. Верёвка. Какой-то детский и нелепый побег!... А, войдя в номер, я застаю вас для чего-то собирающей вещи, - Владыка смотрел с некой жалостью и укоризной. - Вам это кажется нормальным? Вашим естественным поведением?

- Нет, - Инга почувствовала, что покраснела от стыда.

            С такой стороны всё выглядело действительно отвратительно. Как если бы она и правда была психически неуравновешенным человеком и душевно больной. Следовало оправдаться.

- Мне показалось странным, что исчезли тела моих коллег, - горечь сдавила сердце от факта гибели людей, ставших ей друзьями. Сашку и Павла она ведь действительно давно знала. И представить, что больше никогда не получилось бы увидеть их… Это было невыносимо! – Я всего лишь хотела самостоятельно осмотреть место аварии и, быть может, понять больше о том, что произошло.

- Вы не доверяете полученной информации? – стальные глаза Остора засияли нехорошим оттенком.

Ответить положительно – означало, что она принесла бы себе ещё больше проблем. Если отрицательно, то выходило, что у неё и правда не все дома. Смысла то куда-либо бежать тогда не было.

- Они мои друзья. Я не могу покинуть Остров, не пытаясь хоть что-то разузнать об их судьбе. Мне нужны подробности, - ответила девушка.

-   Инга, - впервые обратился Остор к ней по имени и продолжил на хорошем русском, вызывая у неё искреннее удивление. - Ваши причины мне понятны. Но я попросил бы вас взять себя в руки. Кажется, именно такое выражение используется в вашем языке для обозначения спокойного и рассудительного мышления, несмотря на тревожные обстоятельства?

- Да.

- Тогда именно так. Возьмите себя в руки! Для чего вам проводить тёмное время суток впустую на улице?

- Что вы хотите сказать?

- Наступающая ночь не даст вам возможности что-либо рассмотреть. Обратите внимание, где находится солнце на небосклоне. Вы неверно выбрали время… А что касается намерения осмотреть место аварии. Как собирались его обнаружить? Обойти тропу вдоль и поперёк? Вы неверно выбрали способ, - эта весьма откровенно обличающая речь произносилась более мягким голосом, чем прежде, но от этого Инга почувствовала себя только хуже. - Какими бы не были причины – сбегать из больницы по-любому являлось невероятной глупостью. Следовало хотя бы дождаться утра. Мне даже странно, что подобный поступок может совершить человек, посвятивший себя научной деятельности.

- Со стороны выглядит всё просто ужасно, - попыталась она, улыбаясь, перевести всё в шутку, но Остор был слишком серьёзен, чтобы дать ей такой простой выход из сложившейся ситуации.

- Именно так. Так что если бы за вашей исследовательской группой следил иной Владыка, то вместо этого разговора, вы бы уже находились под стражей... Вы хоть осознали из-за чего?

- Да, - она всё-таки виновато опустила взгляд.

 Остор же отбил пальцами по стене какую-то новую мелодию, словно обдумывал что-то важное для себя. Потом удовлетворительно мотнул головой, как бы соглашаясь с чем-то, и неторопливо произнёс:

- Поднебесье так и останется закрытым для посещения, но я позволю вам осмотреть желаемое на тропе, - он передал ей уже знакомую кожаную папку. - Здесь точно отмечено место аварии и даны имена лиц, что занимались поиском. Препятствий вам никто чинить не станет, но послезавтра утром вы должны будете отбыть на корабле. Я пришлю несколько человек вечером, чтобы они помогли вам собрать вещи коллег. После чего они отправят груз на корабль.

- Спасибо, - поблагодарила Инга.

- Не стоит. Я не хочу, чтобы мой отказ на эту авантюру ваши правительства использовали как факт сокрытия каких-либо данных. Исследуйте.

            Мужчина развернулся и вышел не прощаясь. А Инга поняла, какую ужасную ошибку совершила. Если бы она провалялась на больничной койке, то сообществу стран можно было бы упрекнуть Владык Острова в недостаточности совершённых действий по раскрытию всех обстоятельств. Они направили бы настоящих специалистов, способных разобраться в трагедии. Действительно нашли бы и тела, и поняли насколько правдива сама история…

А теперь?

Она же здесь как официальное лицо! И сама уполномочила себя заниматься расследованием. Владыка Остор, конечно, обещал не препятствовать. Но он не собирался и помогать. Ей самой следовало как-то добираться до места аварии и найти людей из списка. А как их искать? Да ещё за один день?

Как можно было совершить такую глупость?!

Инга закрыла входную дверь на ключ, чтобы наверняка избавиться от возможных посетителей. Затем стянула только что надетые джинсы и легла на кровать, чтобы пролистать содержимое папки. К первой странице прилагался её билет на ближайший утренний рейс. Она немного повертела его в руках и приступила к изучению остального. Информации вышло не так уж и много. По сути – это был крайне сухой отчёт, скрашенный нелицеприятными фотографиями.

Само собой, что ей захотелось прежде всего посетить именно то место, где её нашла местная жительница, но небесные острова теперь были недосягаемы. Оставалось лишь осматривать место события аварии.

Вот только как?

Удивительно! Стоило получить возможность осуществить задуманное, как посыпались коварные вопросы. А ведь ещё час назад она была уверена, что ей было достаточно единожды увиденного снимка.

Как можно не узнать место трагедии?... Да легко!

Теперь девушка сомневалась, что разглядела бы что-либо ценное. Всё нужное и так было отмечено красным маркером кружками на фотографиях. Кто-то уже внимательно прочитал следы.

            Инга тяжело вздохнула и снова включила ноутбук. Хорошо, что в гостинице существовал интернет, где можно было поискать необходимую информацию для начинающего следователя!

- Меня пугает твой ответ. Инга, что происходит?! – по имени Антон уже давно к ней не обращался.

- Всё хорошо, Антош, - солгала она.

Муж снова лез к ней, когда ей было совсем не до объяснений с ним! Это раздражало, поэтому Инга рассчитывала отделаться от него такими короткими фразами.

- Инга, обычно я бы дал тебе разобраться со своей проблемой самой, если так не хочешь рассказывать. Но сейчас ты на другом краю мира! Я волнуюсь!

Внутри разгорелся настоящий гнев, но девушка сумела себя сдержать. Каждый раз, когда муж пытался спросить её о чём-то, она старательно переводила всё на другую тему или избегала общения, считая, что тот ничем не помог бы. А его сочувствие уже поперёк горла стояло!

Может хоть на этот раз стоило изменить тактику?

- Произошло нечто ужасное, - через силу начала объяснять ситуацию Инга, но постепенно писать ей стало значительно легче. Незаметно для себя она написала мужу обо всём произошедшем… Но без своих кошмаров, которые она могла чётко назвать сновидениями.

- Не стоит ничего делать, зай. Собирай свои вещи и возвращайся ещё раньше, если это возможно. Эта дурная история, и тебе в ней делать нечего. Я не говорю, что не верю, что может быть правдива и твоя версия. Не говорю, что рациональнее то, что всё было именно так, как говорил Владыка. Но ты у меня умничка. Так что подумай логично сама.

- Думаешь, он прав?

- Я думаю, что вы первая исследовательская группа, получившая доступ. Ничто не мешало Владыкам подстроить события как нужно, дабы прекратить все изыскания на корню. И, быть может, твоё везение именно в том, что ты отстала от остальных. Иначе и сама пропала бы без вести.

- Зачем же скрывать трупы? – как ни странно, ответ мужа совсем не содержал предполагаемого сочувствия. Наоборот, позволил взглянуть на ситуацию с ещё одной стороны. И Инга ощутила даже прилив сил - оказывается, ей действительно было с кем поделиться!

- А ты уверена, что они на данный момент мертвы? Может, Владыкам нужно что от них?

- Не знаю.

- И поэтому возвращайся, пока они дают тебе шанс. И лучше всего не на предложенном рейсе.

- Ты прямо-таки прирождённый шпион, - ответила Инга, понимая, что от слов мужа холодело сердце. – Вот только вертолёт должен был прилететь за нами только через несколько дней.

- Просто я действительно за тебя беспокоюсь.

- Тогда прости, но я всё-таки постараюсь осмотреть место аварии. И отправлюсь в путь в день, назначенный Владыкой, - напечатала девушка и поставила свой традиционный смайлик, когда хотела обозначить ложь. Ведь их разговор могли просматривать, интернет никогда не был надёжным хранилищем тайн, а, значит, нужно было дать вероятным наблюдателям уверенность, что всё шло по их плану.

Антон верно воспринял её ответ и не стал больше поднимать щекотливую тему. Они ещё некоторое время переписывались с долгими паузами между ответами - Инга параллельно искала информацию по интересующему её вопросу. Поэтому Антон предпочёл попрощаться сам. Девушка тут же отключила программу для общения. Разговаривать с остальными знакомыми ей и вовсе не хотелось.

Долгая беседа с мужем принесла и новые тревоги, и облегчение. Вкупе с дневным сном это вылилось в бессонницу из-за размышлений. Поэтому она начала складывать одежду в чемодан, думая, с чего начать утро.

Корабли отходили с Острова не каждый день. Вечером рейс. На другие сутки - утром. После чего перерыв в три дня, и снова график повторялся.

Так что если уезжать не послезавтра, а завтра, то вполне получалось посвятить день намеченному. И уехать раньше. Оставалось лишь поменять билет, своевременно прибыть в гостиницу за вещами, да отправиться в путь.

Или ещё больше схитрить? Существовал вариант отплыть и менее заметно. Так, чтобы никто не догадался. Сделать всё в последний момент и...

Словно параноик Инга решительно разобрала только что собранный чемодан и аккуратно развесила свои вещи по вешалкам. Как было раньше. Она решила, что взяла бы на корабль только небольшую сумку. И, сложив в неё самое необходимое, девушка осталась довольна.

Бог с ними, с вещами! Дело наживное, в конце концов. Переживёт и Владыка Остор изумление от её сумасбродного решения!

Лучше так, чем отплывать на корабле, что заведомо обречён, например, на крушение по некой технической неисправности.

Закончив с перекладыванием одежды с места на место, Инга вымоталась настолько, что бессонница отступила.  Девушка сняла с себя майку и пошла в душ. Струи воды успокаивали, унося тревоги дня. Это приводило тело и разум в расслабленное состояние. Все страшные твари на небесных островах теперь действительно казались лишь вымыслом. Наркотическим бредом. Инга даже усмехнулась. Она никак не ожидала, что её мозг смог бы вообразить себе нечто подобное. Чаще всего девушка не запоминала сны, но, если те и оставались в памяти, то обычно заключали в себе самые обыденные сюжеты. А тут она всё помнила. Да ещё и такие кошмары!

Инга вышла из ванной комнаты, достала из аптечки пузырёк с таблетками валерьянки и приняла пару, запив стаканом воды.

- Уж в эту ночь я буду спать спокойно!

 

Проснуться довелось от того, что ей отчего то стало очень холодно. Она открыла глаза. Кружевные занавески развевались на ветру, позволяя увидеть ясное небо с россыпью бриллиантовых звёзд и ярким диском почти полной луны. Окно как-то раскрылось само собой - Инга его и не открывала вовсе.

Понимая, что согреться под одеялом так и не удалось бы, ей пришлось встать, чтобы закрыть источник свежей прохлады. Она протянула свои руки к ручке окна, но тут же отдёрнула. Собственные ладони показались очень бледными и неестественно синими в ночном свете. Инга встревожено подошла к правому комоду, над которым висело частично завешанное плотной тюлью зеркало. Освещение было слабым по сравнению с дневным, но его хватило, чтобы в ужасе отпрянуть от собственного отражения. Кожа выглядела мертвенной, и что-то не так было с лицом.

Инга заставила себя снова подойти ближе и наклонилась к отражающей поверхности.

Левый глаз. Его радужная оболочка стала похожа на застывший клей или сгусток паутины. Зрачок отсутствовал, но зрению это не мешало.

- Да что же это?! – взвизгнула она, ощущая ужасную панику.

Затем девушка провела синюшними пальцами по бледному лицу и потрогала глаз. Тот не чувствовал никакой боли, а исчезнувшее на миг от этого движения отражение вернулось, отображая чью-то тонкую белую ладонь на её левом плече.

Неестественно медленно девушка повернула голову. Шея словно одеревенела. Но вместо человека за спиной увидела на своём плече огромного ворона. Тот склонился, как бы всматриваясь в неё холодными синими глазами, и резко дёрнулся чтобы выклевать её странный глаз. Клюв наносил решительные удары. Ей было не отбиться, а потому она завопила… Чтобы через миг осознать, что сидела в своей постели и заходилась беззвучным криком.

За окном виднелся восход. Новый день начинался.   

 

День третий. За три часа до заката

 

            Очень быстро Сашка понял, отчего существовал запрет для туристов на ночные посещения небесных островов. Это было время тварей. И на Запретном Острове, кажется, обнаружилось если не их гнездовье, то целый выводок. Потому что там те бродили и днём!

            Первого зомбика Сашка заметил, когда вольготно переходил мост через ручей. Точнее, это тот заметил его и ринулся в атаку. Оружия, кроме ножа, закреплённого на ветке, у парня не было. Но он попытался защититься своей самоделкой и даже нанёс несколько ударов, однако существо никак не отреагировало на них… как и полагалось мертвецу. Понимая, что драка ни к чему хорошему не привела бы, Сашка выпустил орудие из рук и ринулся прочь к воротам, надеясь, что тварь потеряла бы его след. По пути он выкинул свой тюк с едой. Лишний груз мешал скорости. Однако по прямой добраться не получилось. Дорогу преградили ещё две бестии, выбравшиеся из-под земли. Так что передвигаться пришлось зигзагами.

            На удачу, зомби не догадались до приёмов стаи. И вряд ли этому помешал их слабый интеллект. Скорее, те изначально были людьми, а человечество давно прекратило подобные глупости охоты. Повезло и в том, что врождённое чувство направления и адреналин позволили добраться до моста, не задыхаясь от преодолённого расстояния.

…Плохо было другое. Не желая давать местным знать о себе, он запер ворота. Так что теперь ему предстояло брать четырёхметровую преграду наскоком. А верх той по-прежнему украшала жёсткая колючая проволока!

- Твою мать! – завопил Сашка во весь голос, ибо рыки тварей за спиной никак не отставали, и в секунды преодолел подвесной мост.

            От его бега пластины шатались из стороны в сторону. А потому в какой-то миг парень едва не потерял равновесие, но достиг цели. Он даже сумел основательно подняться на одних руках по скользким прутьям ворот, как осознал, что его уже должны были бы сцапать!

            Сашка медленно и недоверчиво повернулся в сторону Запретного Острова.

            Все чудища застыли у основания моста. Суетливо перебегали с места на место. Тянули лапы, но на мост не становились.

- Словно баг в игре, - похолодел учёный и сделал несколько столь желанных снимков на камеру. После чего начал рыться в карманах в поисках отмычки.

Делал он это суетливо, а оттого та выпала из рук и провалилась в щель между планками. Кажется, его ключу от врат предстояло покоиться на дне океана.

- Ну-ну! Не на того напали! – погрозил Сашка зомби кулаком излишне бодрым голосом.

- А кто именно-то кого нападать? – раздался требовательный глас за спиной на корявом русском. Из-за сбитой грамматики вопрос прозвучал крайне неясно.

            Парень прикусил губу и снова развернулся. Теперь он смотрел в сторону Храмовых Садов и в начинающихся сумерках увидел местного, спокойно подходящего к воротам и выжидающе скрещивающего руки на груди. Выглядел тот уверенно… Может потому, что на его поясе присутствовал меч.

- Проходи на эту сторону ворот и узнаешь на своём опыте, кто тут кого, кем, чем и вообще зачем, – нагло предложил Сашка и перешёл на английский, как мог. Языки ему давались туго. – Смотрю, ты при оружии.

- Мне ворота не открыть - ключи от них только Владыки носят. А ты не из них, вроде как, да?

            Кажется, островитянин не страдал отсутствием юмора, но смысл фразы Сашка понял чисто интуитивно.

- Слушай, мне бы выбраться, - всё же перешёл к делу парень, на этот раз используя родной русский. – По воротам без подставки какой до верха не дотянусь.

- А забраться как? Не лететь, обернувшись вороном?

- Как забрался - выйти уже не выйдет.

- Говори как, – упёрся на своём островитянин, и Сашке оставалось только сознаться:

- Отмычку соорудил из проволоки и частей швейцарского ножа. Но у меня больше ни того, ни другого нет!

- Удача в тебе! – усмехнулся синеглазый собеседник, но его улыбка вышла откровенно горькой. – Фильтры и перчатки потерять?

- Ты мне поможешь или как?

- Давай пробовать.

            Незнакомец слегка пригнулся, упёрся ногами и подставил скрещённые ладони так, чтобы Сашка мог использовать те как ступени. Отказываться от подмоги парень не стал, но результата это принесло мало. Островитянин был сильным молодым мужчиной и, если бы у него самого имелась хотя бы половина сноровки того, то задумка бы вышла. А так все четыре попытки кряду провалились впустую. Кроме того, в результате неловкого движения Сашка случайно оступился. Нога попала на поясную сумку островитянина, и в той что-то громко треснуло.

- Надо прекращать, - заключил помощник, вынимая на свет осколки какой-то раковины. Лицо у него при этом так сморщилось, как если бы безделушка имела существенную ценность.

- Отдышусь с минуту и, может, новые силы появятся, - кисло предположил Сашка.

- Говорить чеснок, если ты верха достать, то слой иглы металла много. Ты запутаться и живот себе распороть, - на полном серьёзе произнёс островитянин, указывая на колючую проволоку.

- Эй! Это не повод оставлять меня здесь одного! – он непроизвольно скосил глаза на тварей, по-прежнему выжидающих у начала моста.

- Если бы сигнал остаться цел, - островитянин кивнул головой на осколки раковины. – Я звать бы других… Надо так сразу и делать быть! А в этот момент быстро к городу надо, чтобы много людей к тебе позвать. Будет ночь, но много кто нарушить правила и прийти.

- А если я не дождусь?! Они же меня сожрут!

- На. Держи! - собеседник, вытащив меч из ножен, протянул тот рукоятью вперёд. – Отрезать головы. Это любого не живой вода остановить!

            Сашка дрожащими руками принял тяжёлое оружие и судорожно сглотнул слюну. Островитянин же, не став терять времени, действительно прытью убежал прочь. То ли действительно на помощь звать. То ли куда подальше от своей совести. Парень не знал. А потому постарался пару раз взмахнуть мечом. Удары выходили неловкими. Такими, как если бы он держал топор.

            Между тем темнело на глазах. Мертвецы оживились. Теперь они осторожно выбегали на несколько планок вперёд, но, словно бы их как собак одёргивал хозяин, возвращались на место. Подбираться к ним Сашка не рисковал, хотя, может оно того бы и стоило. Он с надеждой ожидал подкрепления, хотя на такое скорое появление кого-либо рассчитывать не приходилось. Скорее всего, островитянину потребовалось бы часа полтора бежать со всей возможной скоростью, чтобы достигнуть Небесной Галереи. А ведь там тому предстояло и людей найти. И уговорить на подмогу идти. А те вряд ли бы передвигались с такой же быстротой. Да ещё и сборы. Так что помощь раньше полного заката не поспела бы.

            И с каждой пройденной минутой угрюмая решимость переполняла Сашку с новой силой.

 

Раннее утро четвёртого дня

 

            В какой-то миг Инге стало физически плохо от мысли о том, что кошмары остались бы с ней навсегда. Если те намеревались и дальше продолжаться, то тогда она точно не смогла бы нормально засыпать. В голове возник собственный несчастный вялый облик с синими опухшими веками, красноватыми глазами и нервно дрожащими конечностями. Видение показалось настолько жалким, что Инга даже всхлипнула.

- А ведь люди сюда отдохнуть ездят! – пожаловалась она и, осознавая, что так и до рыданий недалеко, постаралась успокоиться и с опаской подошла к зеркалу.

            Отражение ни коим образом не походило на ночной кошмар, но и до обычной жизнерадостной Инги ему ещё было очень далеко. В эту ночь она поспала крайне мало, проснулась слишком рано, да и сон не принёс долгожданного умиротворённого отдыха. Однако ложиться в постель более не хотелось. Вовсе. Посчитав за лучшее выспаться уже на корабле (отплывшем как можно дальше от этого жуткого Острова!), девушка быстро собралась и вышла из гостиницы, чтобы зайти в крошечный ресторанчик напротив. По отзывам там подавали великолепный кофе. Однако время оказалось чересчур ранним, и на закрытой двери висела соответствующая табличка.

- Прямо-таки день неудач, - задумчиво и несколько раздражённо пробормотала самой себе под нос Инга. Такая малость как чашечка ароматного кофе, способная привести в более радужное состояние человека в её ситуации – оказалась недоступна. И это сделало ясное начинающееся утро хмурым.

            Хотя жаловаться на природу и погоду совсем не следовало. Солнце пока находилось очень низко, придавая безоблачному небу розоватый оттенок зари. Нежные, ещё несколько неуверенные в своей силе лучи света мягко скользили по красной черепице крыш, настойчиво проникая сквозь узкие щели ставней. Они прогоняли ночные тени, путаясь среди роскошных крон деревьев и влажных от росы трав. И капли влаги сияли как драгоценные камни. Ранние птицы только просыпались и начинали привычную утреннюю трель, в которой вещали о невероятной красоте мира и могуществе жизни. У щеки Инги пролетел и первый жук. Остров пробуждался. Ещё совсем немного и по улочкам прошли бы первые прохожие.

- А, это вы! - сказал кто-то за спиной девушки и откашлялся.

Инга обернулась и увидела старого администратора, обычно стоявшего у стойки. В его волосах давно появилась седина, но легко угадывалось, что первоначально тот был обладателем густых чёрных волос. А ясные голубые глаза, прячущиеся среди сеточки морщин, сохранили живой взгляд.

Когда она выходила – его пост был пуст. Поэтому постоялица самостоятельно повесила ключ от номера на стенд. Всё равно возвращаться в комнату уже не планировалось.

- Уж думал, кто-то нехорошее задумал. В такое время то по улицам бродить.

- Простите, если напугала, - улыбнулась она старичку. – Проснулась рано. Хотела кофе выпить… А кафе закрыто.

- Ну, так возвращайтесь в гостиницу. Как раз себе этот интересный напиток готовить начал. Угощу вас, - он немного отошёл в сторону от проёма, как бы приглашая её. Отказываться было неудобно, да и не хотелось. Поэтому Инга вернулась в здание и вслед за старичком проследовала через таинственную дверь за стойкой.

            За ней оказалась небольшая и очень уютная комната. Слева от входа у стены стоял высокий шкаф, за ним потрескавшийся от времени комод и узкая кровать. Над комодом висела картина. Настолько старая, что цвета сильно потускнели, и изображение скорее угадывалось, нежели восхищало взгляд. Сразу у кровати располагалось широкое раскрытое окно с тяжёлыми мрачными шторами. А напротив крошечная дровяная печка, предназначенная для подогрева или приготовления пищи, да маленький круглый деревянный столик, окружённый простыми, но вместе с тем и изящными стульчиками. Из старомодной обстановки выбивалась лишь подвесная полка, на которой гордо возлежал между двух потрёпанных местных кожаных книг серебристый современный ноутбук. По всей видимости, старичок здесь и жил.

- Присаживайтесь, - радушно предложил он.

- Спасибо, - Инга послушно присела на ближайший стул, позволяющий смотреть на картину.

Обычный сюжет. Травяное поле, за которым начинала резко возвышаться гора. Чуть слева видна поросль молодого смешанного леса и озеро. А на переднем плане красовался скромный бревенчатый домик, на пороге которого навечно застыла встревоженная длинноволосая женщина с двумя девочками. Одна из них, вроде как в испуге, крепко держалась за руку матери, а другая, словно прячась от кого-то, выглядывала из-за плотной балюстрады веранды.

- Видимо вам тоже не спится? – поинтересовалась Инга, закончив рассматривать любопытную живопись.

- В моём возрасте считается, что лучше вообще не спать. Оставшегося времени и так мало. А уж по ночам… Только и остаётся следить, как бы воды Острова не утащили тебя в свою обитель! - он доброжелательно улыбнулся девушке, но той фраза показалась слишком зловещей.

Может это местная религия так проявлялась?

            Между тем старичок достал из шкафчика у печки объёмную простенькую турку и засыпал вместе с сахаром помолотый несколько ранее кофе из ручной мельницы. Инга с удовольствием решила понаблюдать за процессом. Обычно настоящий напиток она пила только в кафетериях. Покупать кофемашину на маленькую кухню однокомнатной семейной квартирки не получалось. Элементарно не хватало места, чтобы расставить всю столь необходимую в повседневной жизни технику. А возиться по утрам с туркой казалось невероятно долгим и муторным занятием. Поэтому в качестве альтернативы на столе стояла стеклянная банка современного порошка, называемого растворимым кофе. И иногда она представлялась девушке аналогом жизни современного человека… Администратор же неторопливо налил в ёмкость воду из запотевшего кувшина. На толстых стенках керамики отчётливо проступали маленькие капельки. А после поставил смесь на единственную конфорку горячей печи.

- Вы давно здесь живёте? – снова решила завязать разговор Инга и, опираясь на локти, положила на ладони подбородок, чтобы хоть куда-то деть руки.

- Начал и закончу жизнь на Острове.

- Я про комнату, - пояснила свой вопрос девушка.

Внешний облик собеседника не вполне давал ясно понять, что тот был коренным островитянином. Что-то в его разрезе глаз да оттенке загорелой кожи напоминало скорее о сказках востока. Те же волосы, пусть и были первоначально чёрными, а блестели. Хотя вот прямой нос с небольшой горбинкой, напротив, соответствовал местным чертам лиц больше некуда! Да и всё в поведении старика говорило о длительной жизни на Острове.

- Как построил гостиницу.

- Так вы хозяин? – искренне удивилась Инга.

- Ну, куда уж мне теперь? - усмехнулся тот в ответ и неторопливо помешал деревянной палочкой кофе. - Дочка ныне занимается. А я так. Помогаю. Если ж всю жизнь на себе ремесло держать, то как молодым его достойно продолжить?

- А, быть может, вы мне поможете? – внезапно озарило девушку.

- Я не золотая рыбка, чтобы абсолютно все желания исполнять, как только оно тебе захочется, - хитро усмехнулся он и лукаво посмотрел на Ингу, шутливо грозя пальцем. – Сначала скажи чем, а там и рассудить можно, что в силах сделать.

            Разговор про желания напомнил ей о странных снах, которые память уже почти изгнала прочь в небетиё. И чем дольше она пыталась вспомнить их сюжет, тем более размытым становилось содержимое. Старичок же снял турку с огня и разлил по чашечкам дымящийся ароматный напиток. Комнату наполнило благоухание бодрости, смешанного с чем-то возвышенным и, пожалуй, не имеющим словесного выражения. После чего он поставил кружку перед Ингой на белую вязаную салфетку. Движения его были быстрыми и ритмичными, но жидкость даже не колыхнулась. Затем он достал из шкафчика глубокую тарелку с домашним печеньем и доброжелательно пододвинул ближе к гостье. Девушка не удержалась, взяла ароматный кругляш ноздрястого рассыпчатого теста в рот и только затем вытащила из сумки коричневую папку.

- Может быть, вам известен кто-либо из этих людей? – Инга указала на список имён.

- А для чего тебе это надобно-то? – с любопытством спросил старичок, обращаясь к ней на ты, и, жмурясь от удовольствия, сделал свой первый крошечный глоток горячего кофе. На лист он пока даже мимолётного взгляда не бросил.

- Вы ведь знаете, что с моими коллегами произошёл… несчастный случай? – ответом послужил утвердительный кивок. – Вот я и хотела посмотреть место аварии. Понять, как та произошла.

- И что тебе это даст? – светлые глаза старика сияли живым умом, и в них читалось, что он задумал некую, соответствующую его возрасту, гадкую хитрость.

- Внутренний покой, - уже немного злясь, ответила Инга.

Простой администратор, а вёл себя словно великий пророк!

- Нет, - категорично и жёстко отрезал он, снова погрозив ей пальцем. - Ты стараешься найти причину. Выявить, что могла бы сделать, дабы предотвратить беду. И ответ очевиден. Ни причина, ни события тебе не подвластны, ибо они лежат в прошлом… Но горячая молодость требует действий. Покой же придёт лишь тогда, когда сердцем примешь то, что произошло и начнёшь жить дальше. Радуясь настоящему и вспоминая хорошее былое.

- Знаете… Спасибо за кофе, - предварительно сделав ещё один глоток раздражённо сказала Инга, быстро сгребая листы обратно в папку, но сухая тёплая ладонь старика легла на её, останавливая.

- Вода поглотила твоих друзей. Что забирают воды Острова – искать бесполезно.

- Я просила помощи, а не чтобы вы меня запугивали! – не выдержала девушка, но её вспышка ярости лишь вызвала ухмылку, на миг сделавшую лицо старика похожим на совсем молодое.

- Если ты хочешь пойти на место события, чтобы проститься с теми, кто был тебе дорог, то тогда обратись к нему, - корявый палец указал точно напротив одного из имён в списке, хотя глаза старика ни разу так и не опустились на лист. – Скажешь, что тебя направил Арьнен.

- И где мне его искать? – уже более спокойно и сдержанно спросила Инга, которой овладело непоколебимое ощущение, что она разговаривала с выжившим из ума стариком. Этим вопросом ей хотелось смутить собеседника, заставить его осознать, что тот заигрался.

- Ныне Риэвир занимается перевозкой туристов, - хотя хозяин гостиницы так и не бросил ни единого взгляда на лист, сказанное им имя совпало с написанным. - Так что найти его не составляет труда на стоянке автобусов до небесных островов… И, если, конечно, ты возьмёшь в аренду велосипед, чтобы добраться до горной тропы, то успеешь попасть туда до того, как он покинет это место.

Старик хитро улыбнулся. Подобные услуги его гостиница предлагала за умеренную плату.

             

День четвёртый. Утро.

 

- Нам следовало бы прийти сюда ещё вчера, Шейтенор! Почему меня не поставили в известность?! Ведь это я отвечаю за этих людей! – требовательно зашипел Остор ближайшему из мужчин.

- А я за безопасность всего Острова, - холодно и сурово ответил тот, не сводя мутноватых серых глаз с пятен крови на досках моста.

- Он мог выжить, - тихо предположил третий Владыка. – Если провёл здесь столько времени, то шансы на то есть.

- Кровавый след тянется не до конца моста, Макейр, и пропадает у края. Он определённо сорвался вниз! - раздражённо покачал головой Остор, затем ещё более гневно развернулся на пятках и хотел было уйти, но Шейтенор остановил его.

- Стой.

- Чего тебе?

- Ты уже сообщил в большой мир подробности. И в историю не стоило вносить новые обстоятельства. Такой выживший только добавил бы проблем и разногласий с их правительствами.

- И это всё основание?

- Ещё мой человек видел на нём камеру, просмотреть материал которой мы не в праве. Теперь тебе хватает пояснений?

- Да, - Остор приблизился к Владыке вплотную и продолжил свою речь медленным, но громким голосом. – Мы призваны сохранить этот мир. Но ты избираешь тропу уничтожения… Задумайся. Разве на ней есть место для жизни?

            Шейтенор слегка толкнул Остора в грудь. Несильно. Так, чтобы тот всего лишь слегка отстранился. А затем гордо и сам ушёл по тропе. Первым.

- Вы с ним когда-нибудь поладите? - устало поинтересовался Макейр. – В конце концов, Мэйтэ уже мать двоих детей.

- Дело не в том, что он увёл её у меня. А в том, что он так предательски поступает со всеми. Всегда!

            Макейр на эту убеждённость покачал головой:

- Если ты хотел сказать, что решение с этим учёным следовало принимать совету, а не ему единолично, то стоило бы выбрать другие слова.

 

День четвёртый. Чуть ранее

 

            Встречный ветер заставлял глаза неприятно щуриться, но зато как будто уносил с собой и все неприятные мысли. Инга полностью сосредоточилась на процессе и сначала ехала крайне осторожно. Она давно не каталась на велосипеде и боялась столкновения или нарушения местных правил. Однако поняв, что для активного уличного движения было ещё очень рано, ноги закрутили педали в непривычном быстром ритме, принося наезднице ощущение невероятной свободы и полёта. Улочки проносились одна за другой, и она не останавливалась, чтобы свериться с картой. Зная примерное направление, Инга выбирала дорогу наугад, рассчитав, что если уж стала бы совсем долго кружить, то спросила бы у кого верный путь до места назначения.

            Высокие светлые дома. Более низкие. Спуск. Поворот. Снова подъём. А вот и сад на чьей-то крыше, ограждённый воздушной белой оградой, утопающей в зелени вьюнка. Колёса велосипеда быстро крутились, стремительно несли вперёд, и Инга широко улыбнулась миру. Всему, что окружало её в этот момент. Желала, чтобы миг превратился в бесконечность и стал вечностью. Вечностью её собственной маленькой вселенной такого очевидного счастья и детской открытой радости.

            Путь, выбираемый девушкой, петлял, и она очень сильно удивилась, когда всё же приехала на нужное место без лишних приключений. По душе даже пробежала лёгкая рябь сожаления – прекрасная поездка завершилась. Однако осознание, что именно стоянка автобуса и являлась конечной целью, смело огорчение как игривый ветер первый опавший осенью сухой лист. Инга нажала на тормоза и, достаточно резко останавливаясь, лихо спрыгнула с велосипеда, не снимая ладоней с руля. Водитель автобуса, до этого вяло протирающий кузов серой затасканной тряпкой, тут же обратил на неё внимание.

- Ещё рано. Первая поездка через час, - буркнул он, сразу поняв, что перед ним очередная туристка.

- Да я просто хотела…

- В автобус запускаю только за пятнадцать минут до времени отправления, - монотонным скучающим голосом перебил её парень.

- Мне нужно…

- Если у вас нет действующего разрешения на посещение Садов, - он строгим и неподкупным взглядом посмотрел на неё, раздражая Ингу ещё больше.

- Риэвир! – перебила водителя девушка именем, чтобы тот перестал переводить свой диалог с ней к привычной для него схеме. Конечно, сама Инга не особо надеялась, что это имя что-либо сказало парню. Ей ещё казалось, что прибытием сюда она только уличила бы старика в том, что тот тыкал пальцем в небо.

- Риэвира ищите что ли? – вроде бы и расслабился водитель, но при этом и очевидно удивился, и подозрительно нахмурил брови.

- Да. Меня к нему Арьнен направил, - на всякий случай многозначительно выдала Инга кодовую фразу полностью.

- Сейчас позову, - уже нормальным человеческим голосом ответит тот и, попутно вытирая руки об одежду, поспешно скрылся в небольшой пристройке к гаражу.

            Облегчённый вздох вырвался из груди девушки. Похоже, старик не так уж и выжил из ума, как ей казалось, и имел право на странности. Однако просто скромно стоять и ждать было бы не в её духе. Разговор ожидался продолжительный, поэтому она осторожно подвела велосипед к специальной стойке и прикрепила тросовый замок с выгравированным на металле адресом гостиницы. На её взгляд присутствие подобной гравировки на раме самого велосипеда было бы актуальнее, но… Кто понял бы этих островитян? Туристам, с учётом тех денег, что они затрачивали на поездку на Остров, красть чужой велосипед смысла не было. А местные воришки, верно, увидев имя владельца, уже сами решали, стоило ли связываться. Не так уж много населения здесь обитало, чтобы процветал криминал. Так что Инга спокойно отошла от арендованной у Арьнена собственности и остановилась у низенького ограждения, обозначающего своеобразную границу между стоянкой и песчаным пляжем. Отсюда открывался изумительный вид на Лиловый Небесный Остров снизу. Тёмные камни широкими полосами, словно гигантский живой вьюн, осторожно выходили из воды, чтобы устремиться вверх, переплетаясь и увеличивая удерживаемое ими пространство.

- Словно другой мир, да?

- Именно так, - зачарованно прошептала Инга в ответ и, перед тем как обернуться, задала вопрос незнакомцу. – Вы читаете мои мысли?

- Нет. Все туристы так говорят. Для меня же это весьма обыденный, привычный вид, а потому я не так часто останавливался бы, чтобы насладиться им.

- Почему же останавливаетесь? – спросила Инга машинально. На самом деле она была в шоке от того, что узнала говорившего. Им оказался тот самый сероглазый парень из гробницы, что улыбнулся ей когда-то. Что спас жизнь.

- Чтобы восхититься чужими взглядами на него. Люди, для которых это ново, на миг становятся совсем иными. Их переполняет нечто, чему я просто напросто не могу дать название. Но оно позволяет и мне самому увидеть мой мир с иной стороны… Понимаете о чём речь?

- Кажется, да. Вы определённо романтик, - приветливо улыбнулась ему девушка.


- Обычно меня называют Риэвиром, - парень дружелюбно протянул ей руку. – Мне сказали, что вы меня ищете.

- Всё в чём-то проще, - пожала она плечами. - Да и потом же их оставить на склоне можно будет в случае чего. А спускаться точно легче станет!

- Ну, смотри сама.

- Это будет вернее.

- Тогда подожди здесь. Я быстро. За своим только схожу.

            Девушка подошла к стойке и сняла не так давно закреплённый замок. Однако прежде чем она это сделала – ощутила внезапное острое чувство голода. Завтраки Инга никогда не любила, еле вымучивая себя лёгким бутербродом, ибо потом до обеда следовало работать без отвлечений на такую ерунду. Съеденное в гостинице печенье вполне утолило на время потребности организма, но теперь, после активной поездки, аппетит проснулся во всей красе.

- Готова? – спросил Риэвир.

- Конечно! – без тени сомнений солгала Инга.

            Не предлагать же было спутнику зайти перекусить куда-либо? Раньше надо было думать!

- Значит, поехали.

            Девушка, мысленно печально вздыхая, оседлала своё транспортное средство.

- У тебя хороший байк, - она никогда не разбиралась в велосипедах, но даже на первый взгляд велосипед Риэвира выигрывал по сравнению с арендованным в разы.

- Хочешь, попрошу у Стийера его? А то на твой смотреть жалко. Он же только по городу и годится.

- Не стоит, - легкомысленно отказалась Инга, представляя, что пришлось бы признаться в неумении правильно переключать скорости для комфортной езды.

            Она села и приготовилась к путешествию.

- Хорошо. Но ты всё равно слезь лучше пока.

- Зачем?

- Хотя бы седло до правильного уровня приподниму. Сразу видно, что у тебя нога вообще до конца не распрямляется, - растолковал Риэвир.

            Понятнее Инге не стало. Но раз уж кто-то решил позаботиться об её комфорте, то возражать она не намеревалась.

 

День четвёртый. Около девяти часов утра

 

            Подъём в гору действительно оказался весьма сложным делом. Мышцы икр напряглись, обещая к вечеру сильную боль в ногах. В какой-то момент Инга даже поняла, что крутила педали на пределе своих возможностей, а велосипед практически стоял на месте. Это заставило её остановиться, прижимая одну ступню к земле, но так и не слезая с седла. Со стороны поза, должно быть, казалась весьма забавной, но девушке было не до таких дум. Она вытащила из специального держателя небольшую бутылочку воды и допила остатки. После чего устало смахнула пот со лба рукавом, так как взять с собой в дорогу платок как-то не удосужилась. Вот и приходилось использовать то, что имелось! Но Инга не переживала из-за этого. Всё равно возвращения в гостиницу было не избежать. И не столько по причине арендованного велосипеда, сколько из-за того, что в пропитавшейся потом одежде отправляться в весьма затяжное плавание не хотелось. Абсолютно.

- Долго ещё?! – с тенью надежды выкрикнула она своевременно тоже остановившемуся Риэвиру. Однако он не сразу заметил её остановки, а потому всё равно находился на довольно-таки приличном расстоянии от неё. Так что вопрос заставил парня немного вернуться, чтобы произнести свой ответ без повышенных интонаций.

- Порядочно.

- А мы не могли поехать на автобусе? – позволила себе всё же заныть из-за горького факта Инга.

- Это нарушает правила. Он только для туристических групп.

- Неужели настолько всё серьёзно, что нельзя сделать крохотное исключеньеце? Маленькую поблажечку? – поинтересовалась она, растягивая букву «а» в слове «маленькую».

- То, что было один раз – повторится, - серьёзно ответил парень. – Обязательно. А с маленького нарушения начинается грандиозный хаос. Сначала ты легкомысленно позволяешь себе какую-либо мелочь. Например, начнёшь не вполне аккуратно заправлять постель по утрам, - Инга, у которой дома кровать и вовсе никогда не закрывалась покрывалом, если не предстоял приход важных гостей, постаралась ни на капельку не измениться в лице. - А затем привыкаешь к этому настолько, что перестаёшь убирать постельное. После не замечаешь, что на столе грязная посуда, что вещи лежат на мебели, а не убраны в шкаф. И постепенно, очень медленно и неторопливо, твой дом поглощает хаос.

- А как же генеральная уборка?

- Если в доме поселился хаос, то уже на следующий день он снова распространит своё влияние, - с этим нельзя было не согласиться. Практика доказывала правоту. – Так, быть может, не стоит делать и первого шага ему навстречу?

- Я тебя поняла. Просто уже ужасно устала, - с грустью созналась Инга и, решив всё же удовлетворить давно гложущее любопытство, поинтересовалась. - А мы точно нигде не встречались раньше?

- Встречались, - спокойно подтвердил Риэвир.

            Девушка, не ожидающая услышать такой ответ, пристально уставилась на парня.

Неужели тот сейчас напомнил бы про мрачную гробницу на Запретном острове?!

- На стоянке. Вы тогда всей группой решали, ехать вам на своей машине или подождать автобус... Странно, что ты вспомнила. Я-то ничем не выделяюсь. Это тебя по волосам легко узнать.

Он широко и открыто улыбнулся белоснежной улыбкой и вновь потеребил свою собственную прядь, словно дразня девушку.

«Да он же флиртует со мной!» - неожиданно отчётливо поняла Инга, ощущая некоторую неловкость.

Ей мгновенно ещё сильнее захотелось вновь вернуть время назад и отказаться от поездки по серпантину.

- Прижмись ближе к скале. Автобус едет, - посоветовал между тем Риэвир и, слезая с велосипеда, прислонил его к каменной стене. - Не самое широкое место, чтобы пропускать транспорт, но к более удобному уже не успеем.

- А разве кто-то едет?

- Да. Ещё не слышишь?

- Уже слышу, - ответила она и, следуя примеру проводника, приставила велосипед к скале. После чего, на всякий случай удерживая тот одной рукой, и сама встала вплотную.

            Шум двигателя тем временем стал отчётливо различаться. Парень придвинулся ближе к Инге и, когда автобус проезжал мимо, рукой ещё сильнее прижал девушку к склону.

            Его ладонь легла чуть ниже её груди. Не самый романтичный жест. Тем более что смотрел Риэвир только на автобус, и движение его казалось скорее машинальным, призванным защитить. Но девушка мгновенно покраснела под стать своим волосам.

- Проехал, - констатировала Инга факт и, стараясь, чтобы это выглядело невзначай, убрала с себя руку спутника. Та легко, но словно бы нехотя, вернулась в распоряжение своего владельца.

- Тогда и мы поехали. Готова?

- Готова, - трагизм в голосе не удалось скрыть, и Риэвир громко рассмеялся.

- Ещё минут пять и можно будет спокойно оставить велосипеды да пройтись пешком.

- Своими ногами меня всё равно что-то ещё меньше прельщает, - созналась Инга.

- Даже если скажу, что подъем станет круче?

 

 День четвёртый. Около десяти часов утра

 

            Нога расстроено пнула мелкий плотный крапчатый камушек, и тот скатился с края обрыва. За его полётом она не наблюдала. Девушка невероятно вымоталась. Риэвир же, как назло, выглядел весьма бодрым и, преспокойно грызя сорванную травинку, наслаждался выдавшимся отдыхом и открывающимся живописным видом.

            Инга чувствовала себя отвратительно. Долгая дорога напрочь лишила утренней бодрости. Ей хотелось есть. Ужасно! Более того, из-за усталости и ночного недосыпа её даже начало клонить в дремоту на ходу. Из-за этого разболелась голова. А результатов, как и следовало предвидеть, никаких. Следы оставались ещё достаточно свежими, чтобы рассмотреть всё то, что было указано на фотографиях. Но ничего подозрительного в них не имелось. Так что Инга, не зная, как точно надо поступить в такой ситуации, постаралась следовать противоречивым, в большинстве своём, советам в интернете.

Она представила себя за рулём джипа. Постаралась мысленно проехать по дороге.

            Но это абсолютно ничего не давало!

- А здесь их, получается, вынесло с тропы, - поразмыслив немного, произнесла она неуверенно вслух.

- Чуть дальше, - сказал Риэвир, видимо посчитав сказанное вопросом.

            Несколько шагов вперёд. Подходить столь близко к краю дороги без ограждений не хотелось. Разум и инстинкт самосохранения откровенно возмущались. Любопытство тоже не особо волновало её душу, но вот природное упрямство требовало не обходить свои страхи стороной. Инга целенаправленно всё-таки подошла к обрыву, жалея, что у неё имелся невольный наблюдатель. Так бы она не постеснялась примитивно встать на четвереньки для лучшего сохранения равновесия.

- Земля под твоим весом здесь точно не обвалится.

«Обвалится?! Чёрт! Она же ещё и осыпаться может!» - закричало нечто истерично у неё в голове, пока Риэвир продолжал говорить:

- Поэтому вместо того, чтобы стоять поодаль и тянуться всем корпусом, дабы кончик носа всё же сумел оказаться над пропастью – рекомендую сделать дополнительный шаг вперёд. Меньше шансов упасть.

«Упасть?!» - ещё громче воскликнула некая внутренняя мнительная барышня, готовясь к обмороку.

            …И отчего парень не был столь молчаливым, как в её воспоминаниях о гробнице?!

- Так и сделаю, - сквозь стиснутые зубы вынужденно согласилась Инга с рациональным доводом. И, сглотнув слюну, постаралась подойди ещё ближе.

Сделанный шаг показался ей огромным, хотя глаза не обманывали. Пройденное расстояние было не больше половины её небольшой ступни.

- Давай. Я подержу тебя, - Риэвир выплюнул жёваную травинку, шустро встал и крепко ухватил руку девушки.

            Как ни странно, но пронесшаяся в голове логическая цепочка размышлений способствовала результату обратному, нежели успокоение.

            Первой мыслью стало, что раз парень снова к ней прикасался, то это было не хорошо. Потому что в таком поведении присутствовала вольность, а у неё всё-таки имелся муж. Воспоминание об Антоне тут же переключило думы на последний разговор супругов. А тот, пронизанный шпионским духом, привёл к нехорошему соображению, что её сейчас могли бы и скинуть в море-океан, как велел де царь Салтан… или Владыка Остор.

- Нет, я не хочу! – завизжала Инга, шустро делая несколько решительных шагов обратно к скале, и как можно удобнее поставила ноги, чтобы крепче упереться в поверхность.

- Да не бойся, - удивлённо и несколько обескуражено посмотрел на неё попутчик, так и не успевший отцепить свою руку. Со стороны сцена выглядела, как если бы Инга пыталась вырваться.

- Нет! Не буду!

- Каррр-р! - послышался резкий и противный звук совсем близко.

            Они одновременно встревожено посмотрели в сторону источника шума, чтобы увидеть на ветке корявого сухого кустика, непонятно как сумевшего вырасти и прижиться на этой не плодородной почве, ворона. Чёрная огромная птица косила на них недобрыми синими глазами-бусинами, поворачивая голову то одной, то другой стороной.

- Кар-каррр-р!

            Сердце Инги похолодело от воспоминаний о кошмаре с выклеванным глазом. Ей сразу захотелось не просто зажмурить глаза, но и закрыть их ещё и ладонями для надёжности. Риэвир тоже, по всей видимости, воронов крайне недолюбливал. Он без резких движений отпустил руку девушки и мягко тихо проговорил:

- Пойдём отсюда.

            Это было именно тем, чего она сама желала. Поэтому они, стараясь не смотреть в сторону пернатого чудища, сделали несколько осторожных размеренных шагов в сторону спуска, как ворон снова пронзительно закричал. От этого звука спутники вздрогнули и снова синхронно обернулись, чтобы увидеть, как птица расправляла в воздухе огромные крылья, снова улетая в сторону небесных островов. Чем дальше пернатое чудище отдалялось от них, тем легче становилось на душе. И тем глупее казался страх, столь резко и неожиданно проснувшийся. Точнее казался бы… Но Инга видела, что её спутник и сам испытывал нечто подобное.

- Почему предложил уйти? – подозрительно и напрямую спросила она.

- Всё равно ты уже осмотрела дорогу, - парень пожал плечами как ни в чём не бывало и посмотрел на неё невероятно честными ясными серыми глазами. - Да и твоя реакция, когда я хотел лишь поддержать, насторожила.

- И дело не в птице? – Ингу не покидало ощущение, что Риэвир специально сказал про поведение на краю. Хотел смутить настолько, чтобы не задавались лишние вопросы.

- Меня тревожат вороны, но твой испуг при взгляде на птицу не был поддельным. Просто напросто побелела как полотно.

            Снова речь шла о ней! А он и ни при чём как бы. Всё ради Инги. Не хватало только проявить интерес, из-за чего она их так боится!

- Какая-то неприятная история с ними связана?

- Не припомню ничего такого, - сделав вид, будто действительно вспоминала и не находила подтверждения, ответила она.

            Нутром Инга почувствовала подвох. Ей пришла безумная мысль, что, может, весь тот кошмар на небесных островах и не был бредом. Вспоминая события и сравнивая их с  нынешним поведением Риэвира, разум не мог сказать ничего однозначного. Более того, версия Остора для мозга казалась логичной. Верной. Правильной. Но интуиция кричала об обратном настолько сильно, что во всём старалась найти для себя собственное доказательство!

            Возможно, будь Инга мужчиной, всё стало бы проще. Как учёный она перестала бы обращать внимание на ничем не подтверждённое желание верить другому. Однако ей довелось родиться женщиной. А потому она верила своим чувствам. И это вызывало невероятный дисбаланс и размытость восприятия, способную свести с ума сама по себе. А уж в связи с кошмарами, как наяву!

            Спуск происходил значительно быстрее. Они мчались со скоростью ветра, и её красные короткие волосы развевались словно флаг. Риэвир молчал. Он пытался сначала завязать разговор. Даже рассказал занимательную историю, но Инга определённо не была настроена на беседу. Она невпопад кратко отвечала на вопросы, и вскоре интерес к продолжению подобного общения погас и у него самого. Ноги, крутя колёса для дополнительной скорости, размеренно поднимали дорожную сухую пыль, уже не ощущая напряжения и боли. Мышцы слово превратились в камень от перенапряжения. Тело походило на некоторое подобие механического устройства для вращения педалей.    

 

 День четвёртый. Полдень

 

            Солнце находилось в своей наивысшей точке над горизонтом. Яркие беспощадные лучи, отражаясь в лазурных водах, слепили настолько, что к концу спуска приходилось болезненно щурить глаза. Колёса скользили по неровной дороге, сдерживаемые от стремительного бега на кочках отменными тормозами. Так что обратная поездка на велосипеде не принесла Инге того же состояния гармонии, которое переполняло её утром.

            Мир как будто изменился до неузнаваемости. Тихие и пустые, словно призрачные, улочки возле стоянки наполнились своими суетливыми прохожими и детским заливистым смехом. Игра бликов прекратилась. Даже тени казались лишь жалким подобием своих возможностей. И воцарилась ужасная вездесущая жара. Пот стекал со лба, а волосы, казалось, горели огнём. На стоянке автобуса толпилась очередная небольшая группа туристов, ожидающая подъёма к небесным островам. Их восторг резал по ушам.

- Ну, мне пора, - нарушил молчание Риэвир. Его голос, лишённый прежнего энтузиазма, казался мёртвым.

- Спасибо за потраченное время. И прощай, - чуть поворачиваясь к нему, невежливо буркнула Инга, а затем, не прерывая движения, поехала в сторону гостиницы.

            Вялость переполняла. Ноги свои девушка давно не ощущала. Казалось, что тело начало жить непостижимой собственной жизнью. Отдельной от разума. А последний страдал. Боль в висках сдавливала. Рот казался липким, хотя влаги явно не доставало, и от этого язык словно подраспух. Но остановить своё собственное движение Инга уже не могла. Хотя сама толком уже не понимала куда и зачем спешила…

 

Словно пробел в памяти. Последнее воспоминание о дороге и велосипеде…

Какой велосипед?

Она же вышла из комнаты с секретарём в коридор. Вот и мальчик рядом. Так же держит её за руку…

 Инга осмотрелась получше, хотя голова почему-то сильно болела. Мигрень мешала сосредоточиться, но глаза наконец-то дали понять, что они стояли в маленькой комнатке. Крошечной, словно та являлась расширением узкого коридора. Всего-то метров шесть-семь квадратных. При этом большую часть пространства занимал огромный костёр из неестественно медленно горящего картона. Как будто тот был не прессованной бумагой, а полноценными поленьями.

Мальчик, как и прежде, крепко держался за неё. Но он больше не был столь напуган. Это обстоятельство порадовало девушку, однако не настолько, чтобы полностью расслабиться. Ведь напротив них. Слева. Почти скрываясь в тлеющем пламени, находился мужчина.

Ингу вновь охватило чувство кого-то "своего". Кого-то, кого бояться не следовало. Однако она не расслабилась до конца, доверяя первоначальной настороженности.

Мужчина же бережно поправил листы картона, чтобы те догорали дотла, ничего после себя не оставляя. Ведомая неким инстинктом, Инга тоже поправила листок, но он съехал так, что стало видно человеческое тело под костром. На мгновение девушку охватил ступор. Лишь на краткий миг. Она суетливо возвратила лист на место, чтобы ребёнок ничего не заметил, и присмотрелась к незнакомцу внимательнее. Теперь она отчётливо видела, что им был тот же человек, что закрывал двери в музее.

Почему же мальчик держал за руку её, а не его?

Доверял ей больше?

Инга не сдвинулась с места, но взгляд свой больше от мужчины не отводила, ловя каждое его движение. И потому заметила, что он отрезал маленькие кусочки от человека под костром. Свежие надрезы не кровоточили. Алое мясо, словно на шампур, поочерёдно нанизывалось на длинный узкий четырёхгранный нож, изогнутый словно коготь, а затем вносилось в пламя. При этом плоть не поджаривалась, а чернела, как смуглел бы настоящий картон, и стремительно обращалась в золу, пепел и дым.

От трупа уже очень мало осталось. Видимо мужчина занимался своим делом долго. Да и её собственная полусидячая усталая поза намекала о том же… Поэтому она пошевелилась. Ей также захотелось нарушить тишину. И сероволосый незнакомец, словно осознавая, что творилось у неё в голове, произнёс:

- Она всё равно уже мертва. А для разговора с тобой здесь нужна жертва.

- Это ритуал. Я поняла, - услышала свой приглушённый голос Инга и, действительно, как будто что-то осознала. Или приняла как должное. Воистину необходимое, а потому не вызывающее ярких негативных эмоций.

            Так происходит. Так надо. И размышлять тут не о чем!

- И где же всё-таки искать выход? - задала она свой вопрос.

- Разве ты уже забыла, что я сказал?

- Он может прятаться. Но там, где вход, всегда есть и выход, - вмешался в беседу мальчик и, словно смущаясь своего поведения, добавил: - Я помню.

Стоило это ему произнести, как мужчину начало словно засасывать куда-то. Он ещё успел бросить многозначительный взгляд, дающий оценить важность последних слов. Но это было концом. Последним событием, связанным с этим человеком в этом месте. Мужчины больше не стало с ними в комнате.

Он исчез. Вернулся. Стал снова свободен.

Костёр ещё пылал, но огонь скоро должен был потухнуть. И интуиция вопила о том, что не стоило бы оставаться в этой приближающейся темноте. Надо было опять возвращаться туда, откуда она пришла с мальчиком. И как можно быстрее!

 

- Вроде очнулась, - услышала Инга над собой, и как бы в стороне, чей-то знакомый и приятный, но отчего-то раздражающий голос.

            Она повернула непослушную голову в сторону звука, желая что-либо сказать, но из горла вырвалось нечто похожее на сдавленное мычание. Открытие глаз тоже ни к чему не привело. Лицо закрывало плотное влажное полотенце, прохладные капли с которого стекали за шею, вызывая противный зуд.

- Похоже, - согласился кто-то и, слегка приснял с лица полотно. – Выпей.

            Риэвир просунул руку под спину девушки, приподнимая, и прислонил к её иссохшим губам керамический стакан. Пить Инге почему-то вовсе не хотелось, но ёмкость приняла наклонное положение, и влага требовательно потекла по подбородку. Оставалось либо раскрывать рот, либо ощущать себя безумной в доме сумасшедших, пускающей слюни.

            На вкус жидкость показалась подсолённой водой. Может, так и было на самом деле. Когда же «коктейль» закончился, стакан убрали. Опора в виде руки Риэвира тоже мягко исчезла, а невероятная слабость не дала ей привстать самой. Поэтому Инга снова вернулась в горизонтальное положение.

- Где я? – наконец-то смогла выговорить девушка. – Что произошло?

- На стоянке. В дежурке.

            Собственно, скромность небольшого помещения и специфика простой обстановки и не давали ей спутать то с чем-либо, кроме как со служебной комнаткой. Совсем не походило ни на уютный номер в гостинице, ни на палату в больнице. Хотя до того, как с неё сняли мокрое полотенце, Инге казалось, что она находилась именно там. Лежала на койке в лазарете.

- У тебя тепловой удар.

- Не успела толком отъехать, как с велосипеда свалилась, - прояснил другой мужчина.

            Его она уже видела утром на стоянке.

 - Да? – удивилась Инга. Голова болела, но память настойчиво и упрямо твердила, что уж пару улиц ей удалось проехать.

- А тебе показалось иначе? В таком состоянии не мудрено, - усмехнулся Риэвир.

- Ладно, раз всё в порядке, то я пойду дальше с туристами помогать, - сказал второй мужчина. - Или всё же позвать доктора?

- Нет-нет. Мне уже хорошо! - солгала Инга, через силу приподнимаясь на локтях. Она даже улыбнулась, делая вид, что всё у неё было просто изумительно.

            На деле, головокружение моментально достигло апогея.

- Вот и хорошо, - не заметив подвоха, сказал тот и вышел.

- Долго я здесь? – поинтересовалась Инга у Риэвира, вновь бессильно падая на диван.

- Не более получаса.

- У тебя не будет неприятностей, что настолько от работы отвлекла? Всё утро, да и сейчас вот, - неожиданно почувствовала неловкость девушка.

- У меня сегодня вообще выходной, - очаровательно улыбнулся тот.

- Так что же ты здесь? – не оценила рвения Инга. Для неё подобное выбивалось из нормы и казалось чем-то странным. Человек, полноценно отработавший всю неделю, просто обязан был отвлекаться от забот!

- Забыл кой-чего вчера. Вот утром и пришлось вернуться. А там не смог не сыграть в нарды партию с новой сменой. Потом мне сказали, что некая интересная особа поджидает... Всё дела, дела.

- И ты вот так просто поехал со мной по горной тропе? Несмотря на свои собственные планы на день?

- А что такого в том, чтобы провести время с хорошенькой девушкой, а не отдать его каким-то занудным планам? - уже откровенно рассмеялся тот.

            «Точно флиртует!» - последние сомнения Инги испарились словно капля влаги под жарким солнцем Острова.

- Я замужем. И уезжаю, - она чуть не сказала сегодня, выдавая себя, но своевременно опомнилась. - Завтра.

- Э-э-э, - даже несколько смутился Риэвир. – То есть, соглашаясь помочь тебе, я оказался настолько наивен, думая, что можно просто приятно поболтать с незнакомкой? Только здороваясь, мне тут же стоило обязательно продумать все варианты нашего совместного будущего? Ну, как минимум подходящий домик и имена детей...

- Нет! – излишне резко прервала его Инга, краснея от смущения. Глаза парня смеялись с некой издёвкой над нею. - Всё не так!

            Происходящий диалог казался настолько нелепым, что Инга и сама захихикала, но быстро прекратила, прижав ладонями влажное полотенце снова к лицу.

- Значит всё ещё нехорошо?

- Угу, - послышалась из-под ткани.

- Совсем плохо что ли? – тут же встревожился Риэвир.

- Нет, - для лучшей слышимости собеседника пришлось всё-таки снять полотенце, но далеко его девушка не стала убирать, начав протирать лоб. В ушах звенело. - Просто ещё немного голова кружится.

- Может тогда лучше полежать и поспать?

- Нет! - предложение вызвало даже холодные мурашки. Вот уж чего Инга и хотела, и боялась одновременно – так это заснуть. Мир кошмаров всё ещё не стремился покинуть её. - Мне бы в гостиницу вернуться.

            Странно. Последнее воспоминание о каком-то костре промелькнуло, словно падающая звезда, и погасло навсегда.

- Ты попробуй встать для начала, - откровенно скептически отнёсся к задумке парень, и она упрямо заявила:

- Ещё минут десять поваляюсь и встану.

- Что-то меня гложут сомнения. Но раз тебе так надо в свой номер, то могу предложить прокатиться верхом.

- На велосипед я сегодня больше не сяду, - поразмыслив и, прислушиваясь к нижним немилосердно ноющим конечностям, сообщила Инга. - Сама пешком дойду.

- А мне потом тебя героически на руках доносить до гостиницы? – приподнял бровь собеседник. – Ты ж затем выскажешь, что я вновь на твою честь покушался так замысловато! И про верхом – имелся в виду конь живой. А не железный.

В голове пронеслись картинки, где Инга то обнимала красавца Риэвира за шею, а он торжественно нес её, то она сама нежно прислонялась к сильной груди всадника, сидя на спине великолепного белогривого коня… При этом, в первом случае островитянин страдал и обливался потом, ибо вес у девы, несмотря на стройность, всё же превышал половину центнера. А во втором тайком морщился, так как её одежда была грязной, пыльной и уже определённо дурно пахла.

- Нет. Я, правда. Сама как-нибудь, - решительно отказала она, думая, как бы ненароком обтереть полотенцем и тело. Хотя бы частично.

- На самом деле, есть ещё вариант, - голос Риэвира прозвучал крайне нерешительно, как если бы он очень сильно сомневался как в задумке, так и в её результате. – Я мог бы брата попросить тебя перебросить. У него автомобиль есть.

- Да? Это кто же твой брат? – поразилась девушка.

До сих пор единственным встреченным четырёхколёсным транспортом, кроме их джипа и автобусов, курирующих по тропе, была только машина Владыки Остора. Даже наездники на лошадях встречались не так часто в самом городе. И как-то не сходился облик парнишки, да и его место службы, с тем, чтобы тот являлся членом какой-либо влиятельной семьи.

А иная бы позволять себе подобную расточительность не стала!

Это в современном обществе люди тратили жизнь на игрушки. И речь не только о различных хобби. Действительно полезного и важного для мира делалось не так много. Существующее большинство профессий призвано было предлагать потребителю нечто модное, улучшающее комфорт и повышающее статус, хотя труд таких сотрудников мог бы быть направлен на научные разработки, к примеру. И благодаря иной сфере деятельности, возможно, тем предстояло бы спасти тропические леса, излечить жуткие болезни. Или же можно было элементарно посадить и ухаживать за полем пшеницы, чтобы получить настоящий хлеб. Тогда человечеству не приходилось бы питаться некими концентратами и передовыми разработками химической промышленности. Земля имелась. Людей тоже хватало для такого труда…

Но ведь намного интереснее выдумывать дизайн нового смартфона, нежели собирать урожай!

Человечество трудилось не покладая рук, растрачивая свою жизнь на создание безделушек. И при этом ощущало себя в праве диктовать свои условия всему существующему на планете. Изменить русло реки, уничтожить целый вид животных или вывести новую породу, переменить климат – достаточно просто для человека. И даже немного страшно становилось от того, что подобная власть досталась существу, продолжающему до сих пор играться в некие игры, оставшиеся с доисторических времён. И неважно, что те адаптировались под современные условия, становясь тайными и скрытными. Маскировка была хороша, но далеко не идеальна.  

- Ты его знаешь, - решил отделаться Риэвир таким простым ответом. - Как задумку то оцениваешь? Своим ногам больше веры?

- Больше! - не задумываясь, ответила Инга. – И всё же. Кто он? Тем более, если знаю.

- Владыка Остор, - пришлось сознаться Риэвиру, искоса посмотревшему на девушку в ожидании реакции.

- Тогда точно. Только своими ногами!

- Упадёшь, - без тени сомнений прокомментировал собеседник.

- Только если не пообедаю.

 

День четвёртый. Ближе к четырём часам дня

 

            Возмущенные мышцы ног отказывались верить, что принадлежали такому ужасному и эгоистичному существу. Им требовался покой и отдых! А мозг тирана заставлял их работать, несмотря на отчаянное и яростное сопротивление.

- И чем же ты так перед семьёй провинился? – дабы снова проигнорировать мольбы стонущих конечностей решил развлечь себя разговором разум Инги.

- Почему так считаешь? – недоумение на лице Риэвира казалось искренним. От удивления он даже чуть приостановил велосипед Арьнена, который всю дорогу вёл слева от себя. На раме красовалась широкая царапина от падения.

- Странно, чтобы брат одного из Владык занимался перевозками туристов.

- Чем же странно то? – уязвлённо спросил тот.

- Это значит, что ты из солидной семьи. И мне сложно представить, чтобы кто-то в таком случае добровольно стал водителем, а не наслаждался благами своего положения.

- И я ещё предлагал её до гостиницы довезти, - страдальчески поднял глаза к солнцу Риэвир, как бы вопрошая небеса - за что ему досталась такая кара. Да ещё с самого утра сама пришла и взяла в оборот. - Ты много здесь машин видела?

- Нет.

            Почему-то смущаться в обществе Риэвира у Инги получалось с каждой его фразой всё лучше и лучше.

- А, значит, умение водить и уж тем более чинить подобную технику редкое, исключительное и уважаемое занятие, - пояснил он, словно на пальцах.

- Так тебя уважать, значит, надо, мистер шофёр и автослесарь, – девушку объяснение позабавило. - Преклоняюсь!

            Она театрально поклонилась и звонко рассмеялась. Уж очень сильно сказанное отличалось от обыденной жизни в её стране.

- Вообще правильное стремление, - невозмутимо ответил спутник. – Мне нравится, когда ко мне так относятся, хотя я и не водитель, и не механик.

- Арьнен же сказал мне, что ты перевозками занимаешься…

- Верно сказал. Это ты себе напридумывала значит.

            Он откровенно издевался. Не по злому. Шутя. Оттого и замолчал, чтобы Инге для прояснения ситуации, пришлось принять его правила игры.

- И чем же ты занимаешься?

- До чего же ты странная! Не видишь, что ли? Тебя до гостиницы провожаю! 

            Риэвир звонко хохотал, а девушке захотелось хоть чем-нибудь того пристукнуть, чтобы напрочь выбить из спутника все глупости. И, желательно, чем-нибудь потяжелее. Увы, замужество и возраст потребовали более зрелой реакции, соответствующей нажитому годами опыту.

- Ну, и не говори тогда.

            Инга сделала вид, что надулась и начала рассматривать лепнину на домах. Задумка удалась.

- Руковожу. И автобусами у тропы в том числе… Считай, что я вроде вашего какого Министра по транспорту.

- А цепь драгоценная где? Всё же отняли? – продолжила подшучивать над провожатым Инга, хотя ей сразу же стало как-то неловко в его обществе. Сказывалась привычка маленького человека.

- Она от солнца почти раскаляется. Да и вес. Ты бы её сама в руках подержала хоть раз – всё сразу поняла. Что я? Враг сам себе в свой выходной такой груз таскать?

- Или как ещё оправдаться, что ничего-то такому, как ты, не положено… Ой! Мы почти пришли, - заметила она знакомый силуэт здания гостиницы и содрогнулась.

            Надо было как-то объяснять Арьнену царапину на раме и договариваться на минимальные выплаты. Ведь оплатить командировочными не получалось. Павел раздал всем по крайне небольшой сумме. И её Инга уже почти полностью потратила на аренду велосипеда. Свои финансы же следовало поберечь, раз возвращаться домой приходилось экстренно. Вдруг компания не стала бы оплачивать перелёт? Но торговаться после утреннего гостеприимства старика становилось совсем неудобно.

- Это да, - меж тем согласился Риэвир.

            По его голосу было не разобрать: обрадовался он конечной точке назначения или всё-таки нет. Но, как бы то ни было, островитянин сам поставил велосипед к стойке. Местный мальчонка, присматривающий за этим движимым имуществом гостиницы, удивлённо наблюдал за действом, но молчал. Инга же решила не виниться за порчу раньше времени. Ей было стыдно и неловко настолько, что она предпочла усугубить ситуацию, а не сразу разрешить ту. Хотя надеяться, что изъян на раме вдруг стал бы совсем незаметен – не приходилось.

            Дверь в здание легко и плавно отворилась. В фойе обнаружились многочисленные только прибывшие горделивые вычурные туристы, мечтающие о скором вселении. Поэтому занятый Арьнен безмолвно поприветствовал вновь вошедших, суетливо передал Инге ключ от номера и продолжил заниматься своими обязанностями. Девушка облегчённо вздохнула. Кажется, признаваться становилось и вовсе не с руки. Обстоятельства прямо-таки благоприятствовали этому! Так что она остановилась у лестницы, и Риэвир замер рядом. Сам парень ничего не говорил, поэтому как-то начинать прощание ей предстояло самостоятельно.

- Спасибо, что столько времени мне уделил.

- И составил приятную компанию, конечно! Не забудь.

- За это, несомненно, тебя ожидает особая благодарность, - последние слова она заговорщицки прошептала.

- Какая же? – сразу заинтересовался заинтригованный Риэвир. Инга рассмеялась и ответила:

- Ты навсегда останешься в моей памяти.

- Ну, тебя, - несколько разочарованно произнёс парень. – Это же само собой подразумевалось!

- Тогда извини. Больше у меня ничего для тебя нет.

- Тогда пока, вредина, - только и сказал он кратко. И девушка, с некоторым огорчением понимая, что вот и всё - их пути разошлись, попрощалась:

- До встречи.

- Ты думаешь, мы ещё встретимся? – приподнял тот в удивлении брови, а затем подмигнул и, не дожидаясь ответа, лёгкой походкой вышел из фойе на улицу.

            Инга глянула на Арьнена. Тот суетливо занимался туристами и словно бы не заметил трогательной сцены расставания. Ей же ничего не оставалось, как подняться наверх. Широкая лестница тёмно-коричневого цвета с тонкими перилами, закреплёнными на обитыми резной вагонкой стенах, привычно скрипнула на одной из ступеней. Инга недовольно поморщилась. Звук вышел визгливым, протяжным и противным. Он резал по ушам.

- Займусь на днях, - донёсся до неё раздражённый голос старика, которого туристы даже ненадолго не желали оставить в покое.

- Было бы хорошо! - улыбнулась она ему, оборачиваясь.

- Так-то оно так, - печально вздохнул старый администратор и, объявив небольшой перерыв (благо появился сотрудник, которому он мог передать своё дело), подошёл к ней поближе. - Только сколько не перебирай, всё равно через пару дней снова скрипеть начинает. Нравится этой ступеньке так со мной воевать что ли?

- Наверное, раз она побеждает, - усмехнулась девушка.

- Побеждает тот, кто не даёт себе проиграть, - наставительно и гордо произнёс островитянин. - Пока никто не смирился с поражением, и каждый готов действовать - остаётся причина. Где есть причина – там и следствие. И так до бесконечности.

Её позабавил его ответ. Инга даже приспустилась пониже, чтобы было приятнее продолжить разговор. Вредничающую ступеньку она старательно перешагнула и сказала:

- Пока кто мудрее не разрешит это.

- В моих силах заменить всю лестницу! - звонко рассмеялся Арьнен, наслаждаясь собственным всемогуществом по данному вопросу. - Хотя не так уж и обязательно новую собирать. Поставить эскалатор или лифт тоже возможно. Но много ли тогда развлечений в жизни останется у старика?

- А если ступенька облагоразумится и перестанет скрипеть? – предложила свой вариант развития событий Инга.

- Значит, она нашла другой интерес и в чём-то стала значительно умнее. И проиграв в борьбе со мной, в ином выйдет победителем. Вот только что она предпочтёт – решать только ей самой.

- Мы так говорим, как будто ступенька - это живое существо! – осознала бред, что они несли, Инга и неприлично фыркнула.

- И гусеница однажды может стать бабочкой.  Вот только она этого не осознаёт в отличие от пережившего обращение мотылька. И никто не может доказать ей, что это не только просто. Но и неизбежно в чём-то. Однако их взаимоотношения, будь то борьба или дружба, выявляют для гусеницы превосходство бабочки. И это способно вызвать в ней стремление стать чем-то иным, независимо от собственной веры.

- И причём здесь ступенька? – запуталась Инга.  

- Разве не понимаешь? – улыбнулся старик. - Просто повод поговорить об истине, пониманию которой крайне сложно научить.

- Конечно, если облекать её в такие путаные-то слова! – едко заметила девушка и звонко рассмеялась.

- Вообще-то истина зачастую лежит за пределами того, что человек в состоянии выразить привычным путём. И уж тем более на это не способны ступенька или гусеница.

- И как же тогда её передавать кому-то?

- Это возможно. Достаточно вызвать стремление, желание. Пробудить внутреннюю суть действовать иначе.

- Звучит, как-то совсем непонятно, - созналась девушка.

- А вы бы ещё больше старика слушали, девушка. Вообще бы заплутали в моих жизненных размышлениях! – радушно усмехнулся он и посоветовал. - Наслаждайтесь юностью. Это то, что уже никогда не вернётся так, как могло бы.

- Постараюсь, - ответила Инга и снова начала подниматься. Разговор оставил у неё некое странное чувство. Вот только она не могла объяснить какое. А потому отмахнулась от него, чтобы продолжить свою жизнь без таких тяжёлых раздумий.

- Инга, - представилась девушка и пожала его тёплую жёсткую ладонь в ответ. По её руке от соприкосновения почему-то пробежали мурашки. Она тут же смутилась и потому сразу перешла к делу. – Меня направил к вам Арьнен. Сказал, что вы можете помочь.

- Раз мне предстоит помогать, то тогда предлагаю перейти на «ты». Любая помощь достаточно сближает для такой мелочи.

- Хорошо. Мне самой так будет легче.

- Тогда пойдём, - просто предложил он и направился к окружающей гору тропе размеренным шагом.

- И даже не спросишь, в чём собственно нужна помощь? – изумилась Инга. Всю поездку она заготавливала речь, способную уговорить и каменное сердце.

- На Острове не так много женщин с такими волосами. Я бы сказал – ты одна единственная такая за всё время моей жизни. Так что не сложно понять кто ты. И чего можешь хотеть.

Парень потрогал при этом свою матовую чёрную шевелюру, но девушка всё равно смутилась от его слов. Ей нравился собственный яркий рубиновый цвет волос. Она в него красилась с юности. Но хотя такой оттенок и нельзя было бы считать популярным, обычно никто не акцентировал на нём внимания.

- Я хочу посмотреть на место аварии. Велосипеды не понадобятся? – поинтересовалась она, проигнорировав этим вопросом замечание Риэвира. Привыкнуть, что её волосы оказывались здесь сродни опознавательному знаку, так и не получалось.     

- Так будет намного быстрее, но дорога порой весьма крутая, - несколько скептически и оценивающе осматривая Ингу, пояснил он. – Уверена, что справишься?