Глава 2.

 

            Без спешки обойдя поселение по периметру и отвечая на редкие приветствия, первый заместитель поняла, что её миссия здесь закончена. Как бы ни хотелось задержаться и ещё немного поболтать с другом - следовало возвращаться. Тем более что к концу прогулки спутник значительно побледнел и стал прихрамывать ещё сильнее. Всё-таки с момента серьёзного ранения прошло не так уж много времени. Он не был готов к столь продолжительным пешим променадам.

            Девушка, воодушевлённая приятной болтовнёй, сама обняла Андрея на прощание и пошла по направлению к вершине, где её ожидал один из местных служащих для обратной телепортации.

- Я бы посоветовала тебе быть осторожнее с этим человеком, - грозно и сурово сказала Дайна, как только они чуть отошли в сторону. – Твои приветствия и прощания могут быть привычными для людей, но… Повелитель точно не будет в восторге.

            Лея искоса посмотрела на воительницу, которая так и не добавила фразу «если узнает».

- Ты меня понимаешь?

- Понимаю, - вынужденно согласилась она. Не стоило так подставлять их обоих из-за собственной глупости и радости встречи.

- Тем более, - решила вставить своё слово Дагенна. – Что этот человек испытывает к тебе очень сильное влечение. Своими прикосновениями и словами ты играешь с ним.

- Да ну, - не поверила молодая женщина. – Это просто взаимная дружеская симпатия и ничего больше.

- Ты сильно ошибаешься в высказанном предположении. И более того. То, что ты действительно ощущаешь от моего замечания, ещё больше должно бы тебя отдалить от него. 

- Что ты хочешь сказать? – испуганно спросила демонессу Лея, уже ничего и не ощущая кроме сильной тревоги и нехорошего предчувствия грандиозной неприятности после подобной фразы.

- То, что я только что и сказала, - непонимающе пожала плечами Дагенна. – Если бы ты хоть ненадолго позволила себе успокоиться, дать слететь налёту мимолётных переживаний, то поняла бы о чём речь. Пояснять же бесполезно. Некоторые вещи нужно осознать самой.

- О! Так здесь кажется дружеская любовь, - захихикала Дайна.

- Мало смешного в том, чтобы непроизвольно ощущать подобное и знать, что всё невозможно, - серьёзно сказала Дагенна, сурово глядя на сестру. – И ты прекрасно понимаешь, о чём я сейчас говорю.

- Неа. Как-то не очень, - беспечно отмахнулась Кхалисси, после чего обратилась к девушке. – И тебе не рекомендую понимать. Не заморачивайся с самоанализом. Разве недостаточно того, что ты просто знаешь, что стоит делать, а чего нет?

- Вполне достаточно, - согласилась Лея, которой совет Дайны позволил прекратить ощущать столь ярко в себе целую смесь самых разнообразных эмоций и помог сосредоточиться на делах.

- Ну вот.

            Они подошли к площадке, и по указанию первого заместителя вернулись к дому Кварзиотто. Смотритель, казалось, никуда и не сходил с места, поджидая госпожу, хотя до посещения земного сектора Лея уже уделила тому почти полтора часа времени, за которые они обсудили достаточно вопросов. Демон немного встрепенулся, узрев прибывших.

- Ваше появление озарило мой путь, госпожа Пелагея. Будет ли дозволено вашему скромному слуге поинтересоваться, считает ли госпожа, что тот достойно выполнил свой долг? Довольна ли она селениями ничтожнейших?

- Вполне. Но вам стоило бы более аккуратно обращаться с людьми. Других у нас не будет уже.

            Она постаралась, чтобы её взгляд стал как можно более тяжёлым, но того это ни капельки не смутило.

- Увы, увы, - крайне расстроенным голосом пробулькал главный смотритель, как если бы ему и правда было кого-то жаль. - Приходилось выжидать, пока эти ничтожнейшие решатся на злостный, но ожидаемый, шаг. И всё равно. Для меня не менее тяжело было отдавать соответствующий приказ, чем золотому сердцу госпожи принимать его. Однако теперь люди не посмеют предпринимать иных попыток. И это сохранит намного больше жизней, столь необходимых для нужд Питомника.

- И всё же. Если подобное сопротивление повторится, мне бы хотелось принять решение об участи таких нарушителей самостоятельно, - упрямо продолжила молодая женщина.

- Как пожелает, госпожа, - тот раболепно поклонился и добавил. – Но вы можете быть уверены, что это был последний случай.

- Вероятно, - не стала возражать Лея. – Меня ещё интересует и вопрос питания. Столь резкий переход на пищу не может не сказаться. Люди уже предпочитают порой голодать, чем есть её. Существует возможность хотя бы время от времени накладывать вкусовые иллюзии? Насколько я понимаю, затраты на это вышли бы незначительными, а позволили бы, - она немного замялась, пытаясь придумать хоть какую-то логичную формулировку. – Сохранить переселенцев в форме, необходимой для рабочей деятельности.

- При всём желании, моя госпожа, это невозможно.

- Только не говорите, что финансы Питомника не позволяют это! Мне нужно просто знать точную сумму, - первый заместитель решила, что поняла подоплёку «невозможности».

- И это тоже. Но если возможно дополнительное финансирование, - в мутных розовых противных глазах загорелся огонёк вожделения.

- А что основное? – перебила его она, только что не морщась от отвращения.

- У людей в последний день этого месяца будет заканчиваться адаптационный период. Им будет даваться специализированная пища, способствующая улучшению возможности зачатия. И вызывающая в них…

            Демон тоже сделал небольшую паузу, подбирая нужные слова, и мельком пробежал по фигуре девушки сальным взглядом. Несмотря на то, что на ней было длинное закрытое платье, Лея почувствовала себя на миг обнажённой. Внутри разгорелся огонёк гнева.

- Плотское желание. Их разум довольно хорош, чтобы выполнять работы достаточно высокой сложности, но для нужд Питомника не менее важно и размножение. И эта добавка несовместима с вкусовыми иллюзиями.

- Что?! – ужаснулась она вслух. Но тут же поняла, что не особо имела право на простой эмоциональный и нравственный протест, каким бы ярким и сильным тот не был. – То есть вы считаете, что это оправдано?! Не думаете, что если мужчины начнут, в конце концов, набрасываться на женщин, то это приведёт к ужасающим беспорядкам?

- О, - беззаботно ответил главный смотритель. – Ваш светлый разум зрит в корень, но несравненной госпоже не стоит беспокоиться о таких недоразумениях. Для этого добавка влияет исключительно на женский организм. И можно было бы ввести раздельное питание по полу, но вот именно это и может спровоцировать конфликт. Так что система весьма отлажена. И тревоги не заденут спокойствие госпожи.

- Возможно, - злясь на весь этот мир и Кварзиотто в частности, произнесла первый заместитель. - Мои дела здесь на этот раз закончены, но вскоре я снова посещу селение. И хотела бы, чтобы численность жителей была не меньше нынешней. Надеюсь, вы помните, что до достижения шестидесятилетнего возраста эти люди неприкосновенны?

- У госпожи нет повода для сомнений в руководстве её верного слуги, с нетерпением ожидающего нового визита наипрекраснейшей.

            Демон низко поклонился. Лея, понимая, что ещё минута, и её просто начало бы тошнить от такого «милого» общества, постаралась как можно быстрее сесть в карету.

- Как он меня раздражает! – высказала девушка сидящей напротив Дайне, стоило только ей пересечь границу Питомника. На душе сразу стало несколько легче.

- Это да. Я бы уж точно не захотела оказаться в одном из селений для постоянного жительства на твоём месте. Вряд ли Кварзиотто даровал бы тебе такую спокойную жизнь как остальным.

            Даже мимолётная мысль о подобном вызвала невероятное отвращение у Леи. Она, под действием этой эмоции, села на диванчик с ногами и пару раз ударила ступнёй подушку. Та упала на пол. Девушка подняла её и, положив себе под спину, облокотилась на стену кареты, принимая полулежащее положение.

- Мне бы вообще не хотелось ни говорить о нём, ни размышлять о таких вероятностях. Куда важнее, как обосновать повелителю, почему возникла необходимость организовать поселенцам нормальное питание? Без таких мерзких добавок.

- Что-то мне кажется, что по этому делу тебя никто слушать не станет. Да и, в конце концов, неужели ты думала, что легко быть вымирающим видом?

            Демонесса показушно начала рассматривать свои ногти, вызывая новый приступ раздражения у своей госпожи.

- Это мы ещё посмотрим!

            Карета пересекла городскую стену почти одновременно с тем, как стрелочка на часах госпожи Пелагеи покинула лиловый сектор. Посещать замок сразу по возвращении из такого длительного путешествия у Леи и так не имелось никакого желания, а намеченный повелителем на завтра важный приём лишь усугублял стремление сразу направиться домой. Поэтому подгадать момент отправления из Питомника, чтобы прибыть в Аджитант к определённому времени, труда не составило.

 

***

 

            Ахрисса уже осуществила все свои намерения, запланированные на этот вечер, а потому просто наслаждалась завершающимся светским мероприятием. И ныне, вместе с остальными наместниками городов, подчинённых герцогу Дзэпару, вела беседу, тонко соскользнувшую под влиянием Форксаса на тему барона Аворфиса.

- Ваш второй заместитель чрезвычайно похож на вас в этом же возрасте.

            Граф не часто использовал при общении с Ал’Беритом довольные нотки в голосе, но в этот раз они прозвучали почти что восхищённо. Фраза и интонация служили прекрасной ширмой для истины. Подобным тот не просто хвалил Аворфиса, а ещё и выражал своё отрицательное мнение по отношению к поведению наместника Аджитанта в настоящем. Более того, углублял негатив суждения, сравнивая с прошлым. И этим демонстрировал упрёк.

            Искусством риторики наместник Игниссиса владел безупречно.

            Сама баронесса была излишне эмоциональна, а, вследствие, и тороплива для подобных игр красноречия. Она предпочитала философии деятельность. И потому опередила ответ виконта собственным комментарием.

- Сложно представить, что Ал’Берит был таким скучным, - поморщилась демонесса.

            Возраст не позволял ей являться свидетельницей дней, которые имел в виду Форксас. Хотя, конечно, она знала достаточно о Хранителе летописей и Главном архивариусе Ада. И не только по личному общению, сформировавшему вполне определённый образ. До ушей Ахриссы не могли не дойти истории с оригинальным сюжетом. И между строк этих рассказов легко улавливалось повествование, как повлияла на Высшего демона близкая связь со сводной сестрой – прославленной нарушительницей установленного порядка.

            Пик их интимных отношений длился весьма непродолжительное время. Ашенат проявляла неустойчивость в своих страстях. Но и за этот срок имя Ал’Берита вошло в легенды, как в Аду, так и на Земле. А после, так и оставалось на слуху. Именно с тех пор его репутация резко приобрела нынешние черты, которые, при всей схожести наместника и заместителя, кардинально различали тех.

- Беспристрастным, - поправил Форксас.

            Единственное слово сделало акцент на утерянном виконтом качестве, этим ещё больше оскорбляя хозяина замка, хотя на поверхности значился кардинально противоположный смысл. При этом стало и озвучено замечание Ахриссе по её несдержанности и некорректному соблюдению этикета.

            И подобному наместница Крудэллиса не обрадовалась.

            Поэтому, когда граф покинул общество после ещё трёх не менее примечательных реплик, она сказала:

- По мне, так было бы интереснее, если бы господин Аворфис походил на вас и в нынешнем возрасте.

- Для этого он не так хорошо знал свою мать.

            Ашенат не раз возобновляла роман с братом, вскоре поддаваясь новому увлечению. Но при такой ветрености в отношениях способствовала возвышению Ал’Берита. И умело прикрывала его тылы. Однако сколь неистово она проявляла в этом редкое для себя постоянство, столь же усердно начала и разрушать положение виконта. Вмешательство стало столь ярким, что почти молниеносно сделало родственников и любовников непримиримыми врагами… Второй заместитель появился же на свет незадолго до завершения сих событий, сгубивших легендарную демонессу.

- Для этого он считает достойным примером вас, - усмехнулась Ахрисса, намекая, что Ал’Берит перенял достаточно черт характера от сводной сестры.

- У него рассудительная избранница и нет существенных причин в создании причуд.

- При всей ценности правил, удовольствие приносят отступления и исключения. Это достаточное основание для совершения любых шалостей, - не согласилась она с возражением.

- Даже прочувствовав вкус, он своему умению держать последствия таких проделок под контролем предпочтёт отказ от оных.

            Повелитель Аджитанта свободно говорил о весьма откровенных, пусть и не тайных, вещах равнодушным голосом. Как будто замечание графа о беспристрастности заставило его прямолинейно заявить об обладании им этим свойством. Однако впечатление нарушил не особо сдерживаемый смешок под конец фразы. Он даже напоказ повернулся в сторону, стоявшего на отдалении, племянника, словно оценивал, насколько тот соответствовал только что высказанному мнению. Аворфис, почувствовав пристальный взгляд, взглянул на обсуждающих его персону демонов. Слов тот, конечно, не слышал. Но внимание к нему говорило само за себя. Ал’Берит же не стал менять направление взора, и барон предпочёл продолжить свой собственный разговор. При этом умело делая вид, что подобная заинтересованность осталась им незамеченной.

- Его спокойствие только усиливает желание поиграть, - с неким азартом заметила Ахрисса.

            Однако виконт предпочёл завершить разговор на эту тему. И новую начинать не хотел. А потому, давая баронессе возможность произнести любезные слова и покинуть этот приём, лишь согласно улыбнулся в ответ, переводя взгляд с племянника на собеседницу... И всё же от неё не укрылось, что во время такого простого и быстрого движения тот вновь вскользь взглянул и на человека, обсуждающую что-то с одним из гостей.

            В этот вечер наместник Аджитанта уделял общению со своим первым заместителем не больше внимания, чем обычно. Однако его глаза значительно чаще не выпускали ту из поля зрения.

            Любопытство к Аворфису тут же отошло на второй план. Этот факт заинтриговал её больше. Ахрисса интуитивно почувствовала грандиозность обстоятельства. И желание самостоятельно раскрыть подоплёку такого поведения возобладало над ней. Поэтому она смиренно попрощалась с хозяином замка, но уходить из зала не собиралась. Хитрая демонесса подошла ко второму заместителю наместника Аджитанта и, прибегая к элементарной уловке, заставила того завязать с ней беседу.

            Начало столь простого на первый взгляд обмена фразами всего лишь соответствовало этикету. Однако позволило ей не только задержаться на вечере для наблюдения за дальнейшими действиями Ал’Берита, но и усыпляло бдительность того. Ведь он видел интерес к игре с Аворфисом. Так что поступок прекрасно согласовывался с представлениями виконта об её вероятных планах… которые она параллельно основному стремлению и начала осуществлять.

            Граф Форксас, стремящийся к совершенству в риторике, мог быть сколь угодно не доволен тем, как баронесса управлялась со словами. Ахрисса превосходно владела иным искусством. Настолько умело, что мастерски оставляла его тайной для окружающих. Красноречие ей и не требовалось.

 

***

           

            Несмотря на прошлую отстранённость и произошедшее в кабинете наместника Аджитанта в день её возвращения с Земли, между ней и Ал’Беритом за последние дни вновь установились достаточно близкие отношения. Поэтому скуку вечера скрашивало лишь ожидание, что по завершении приёма, она задержалась бы в замке. И, пусть поводом для подобного являлись совсем не деловые вопросы, возможным становился и разговор о поездке в Питомник… в котором ей хотелось упомянуть и про нюансы пищи переселенцев. Поэтому, хотя гости и расходились, Лея вовсе не стремилась прощаться с виконтом и делала вид, что увлечена разговором с одним из присутствующих. Это привело к результатам. Повелитель покинул компанию Ахриссы и подошёл сам. Собеседник первого заместителя тут же воспользовался ситуаций, чтобы закончить нудную беседу и покинуть зал.

- Нынче вы никуда не спешите, госпожа Пелагея, - смешливо произнёс виконт.

            Замечание несколько смутило молодую женщину, и всё же ей удалось это скрыть. Она даже словно бы ненароком посмотрела на свои часы, на которые до этого старательно не переводила взгляд весь вечер.

            «Ай-яй! Как же это я так  потерялась? - прозвучала в голове Леи ироничная мысль, прежде чем ту заменила другая. – А как ещё я должна дать понять, что мне хочется остаться?».

            К сожалению, роман с демоном был таков, что напрямую озвучивать подобное мешали гордость и страх открытой насмешки. Ал’Берит же ничего и не менял в этом вопросе, быть может, чтобы периодически наслаждаться чудесами её артистизма.

- А вот время неумолимо бежит вперёд, Ваше превосходительство, - ответила она, создавая предположение, что приём показался ей весьма занятным.

            При этих словах на лице демона вроде не дрогнул и ни один мускул, но его выражение, несмотря на лёгкую улыбку, резко перестало казаться Лее приветливым. Ей даже пришлось несколько крепче сжать веер, ибо пальцы, хотя сознанию и думалось, что она не успела испугаться, задрожали. Но это движение было совершено зря. Оно лишь больше привлекло внимание повелителя. Тот выразительно посмотрел на её руки, а затем ненадолго взял ладони в свои и тихо произнёс:

- Удивительно. Ты чувствуешь неуверенность, беспокойство, волнение. Тебе от этого скверно, а между тем твой организм своенравно старательно выправляет положение, делая всё, чтобы это было не так.

- И что же в этом необычного? – смогла всё же продолжить разговор Лея, хотя и сама фраза и тон обескураживали. – Клеткам тела нет дел до моих размышлений. Они стараются, чтобы им стало хорошо.

- Но при этом заботятся, чтобы ты и умерла соответственно их плану и в нужный момент.

            «Ничего у них не получится. Ведь такими же хлопотами занимаются и окружающие демоны», - порадовал своим гениальным предположением интеллект.

            Но такое она не могла сказать в ответ. А ничего лучше разум посоветовать не мог. Во всяком случае, сейчас. Позже ей наверняка бы пришли в голову достойные слова. Но не раньше, чем они стали бы бесполезны. Ал’Берит же отпустил руки девушки.

- Звучит как-то двусмысленно, - всё-таки промолвила его первый заместитель. Осознание, что мозг ещё долгое время возжелал бы прокручивать этот разговор, заставило её произнести хоть что-то для сокращения тягостных размышлений.

- Подобное давно не востребовано, госпожа Пелагея. Ныне актуальны не менее, чем четырёхсмысленные фразы.

            Улыбка на лице виконта стала шире, стирая его прежний хищный облик и давая ей понять, что последняя реплика являлась шуткой. Во всяком случае, он усмехнулся, и Лея мгновенно почувствовала облегчение. Тема собственной смерти ей совсем не понравилась. У неё ведь уже имелись планы на жизнь.

- Да уж. Следуя этой моде нужно приложить немало усилий, чтобы усложнить даже самый простой разговор, - весело прокомментировала она, понимая, что не способна с ходу придумать даже чего-то трёхсмысленного.

- Быть демоном не так уж и легко. Приходится соблюдать уйму клише.

- У людей тоже не всё так просто, Ваше превосходительство. Существует уйма законов, правил, традиций. И, пожалуй, в этом можно увидеть сходство, несмотря на остальные различия.

- Такая общность не вполне подходит, госпожа Пелагея. Отрицание хаоса тоже происходит разными путями.

            Между тем, к ним подошёл Аворфис. Молодая женщина не часто радовалась присутствию второго заместителя в этом мире, и это появление не стало исключением. Она только-только приготовилась к приятной и интересной беседе с Ал’Беритом. Повелитель же, не давая барону провести обмен прощальными любезностями, поинтересовался у того:

- Господин Аворфис, как вы считаете, в чём принципиальное отличие демонов от людей?

            Задавать вопросы наместник Аджитанта умел как никто иной. Лея бы на месте коллеги ещё долгое время молчала, не решаясь высказать ни первый пришедший в голову ответ о физических расхождениях, ни последующие банальные вроде недостижимых умственных способностей. Ведь какой бы правдой это ни было, но в её присутствии, как представителя человечества, сиё прозвучало бы весьма оскорбительно.

- Пожалуй, в отсутствии души, Ваше превосходительство, - даже не затруднился с выбором подходящего различия второй заместитель и, делая крайне короткую паузу, вежливо откланялся.

- А что бы ответили вы? – полюбопытствовала девушка, когда Аворфис отошёл на достаточное расстояние.

- На мой взгляд, это глубокая порядочность.     

            Она едва удержалась от едкой усмешки. По поводу обитателей Ада у Леи на этот счёт имелось весьма чётко сформированное мировоззрение. Но, видимо, её желаемая реакция не стала для повелителя неожиданностью, ибо он добавил:

- Вам не следует забывать, что совершенная игра может основываться только на предельной честности и безукоризненной репутации.

- Ну, да. Люди же таким интригам как-то предпочитают жить по совести, - язык всё же не сдержался от колкой фразы.

- Сохранение объективности требует, чтобы вы, выражая такое мнение, не относили себя к подразумеваемой безупречной части человечества. Весьма самоотверженно с вашей стороны произносить такое, госпожа Пелагея.

            Видимо, каждая озвученная ею реплика поднимала настроение Ал’Бериту. Улыбка не сходила с его лица, а в голосе слышались смешинки. Демон с удовольствием посмотрел на собеседницу, чей вид выражал возмущение. К сожалению, Лея не знала, как его проявить более достойно. Но она была убеждена, что подобное сомнение в её моральных ценностях необоснованно. А потому рискнула возразить.

- Не могу согласиться с вами, Ваше превосходительство.

- Список событий, подтверждающих мою точку зрения, открывает обстоятельство, что вы без особых раздумий принесли присягу герцогу Ада и этим, по-своему, предали человеческий род. А теперь стараетесь своими благими намерениями нарушить и эту клятву верности. Разве не так?

            Девушка почувствовала, что щёки начали пылать. С такой стороны она свои поступки как-то не рассматривала. Наместник же ещё и продолжил:

- И это только часть фактов. За вами протянулась достаточно длинная цепь предательств. Так что совестью вы пользуетесь по ситуации, госпожа Пелагея. Чисто по ситуации.

            От неприятной паузы разговор спас очередной гость, желающий покинуть замок. Это дало Лее несколько мгновений, чтобы обдумать сказанное виконтом и прийти к выводу, что ей и самой следовало бы попрощаться.

- Благодарю вас за столь интересную беседу, Ваше превосходительство, - произнесла она.          Фраза была честной. Краткий разговор вышел познавательным, пусть и нёс на себе осадок новых откровений. Ал’Берит же вновь одарил её внимательным взглядом и очень серьёзно сказал:

- Допускаю, что ваше первоначальное намерение остаться до самого конца вечера нарушило именно моё замечание, госпожа Пелагея. Однако, как бы вас не расстраивало подобное видение ваших поступков, оно всё же не означает, что окружающие принимают их как что-то негативное. Повторюсь, именно в порядочности я вижу принципиальное различие между демонами и людьми. По-моему мнению, вы лишь следуете своей исконной сути. И было бы глупо не принимать это обстоятельство за данность.

            Его слова вызвали у Леи ассоциацию с неким извинением. Однако на её взгляд сама она пришла к более верному выводу об основном отличии между столь разными существами. И молодая женщина решила им поделиться:

- А мне кажется, что между человечеством и демонами пролегла бездна понимания и осознания, Ваше превосходительство. Понимания первыми, что им никогда не осознать вторых. И осознания вторыми, сколь непонятны для них поступки первых.

            Ал’Берит снова довольно улыбнулся. Лее показалось, если бы то позволяли правила этикета, то она бы услышала и его смех. Но вечер являлся светским мероприятием, и такие вольности никак не поощрялись общественностью.

- Право, вам удалось выразить вашу мысль весьма изящно, - даже прозвучал нетипичный комплимент из его уст. – Однако мы несколько отклонились от первоначальной темы. Я обратил внимание, что нынче вы никуда не спешили, госпожа Пелагея. Возможно, вам было бы приятно составить мне компанию по завершении приёма?

 

***

 

            Заместители повелителя почти одновременно подошли к двери кабинета наместника и с неким любопытством воззрились друг на друга. Видимо, они оба были уверены, что кто-либо свернул в сторону по своим делам. Разы, когда Ал’Берит вызывал своих подчинённых одновременно, можно было по пальцам пересчитать. Наместник не устраивал типичных для Земли ежеквартальных совещаний, предпочитая решать все вопросы индивидуально.

            Аворфис, следуя этикету, склонил голову, позволяя молодой женщине первой зайти внутрь. Однако самому ему пришлось остановиться на пороге. Обходить неожиданно замершую на месте госпожу Пелагею выглядело бы как-то совсем невежливо.

            Остановило же Лею изумление. В кабинете никого не было.

            Затем она решила, что это только первое впечатление, повелитель вот-вот вышел бы из своего архива, и поэтому сделала оставшиеся шаги к подиуму. Барон последовал за ней и встал рядом. Дверь наконец-то смогла закрыться. Наступила тишина, нарушенная лишь стоном противной мумии.

            Первый заместитель, поняла, что всё-таки не ошиблась, и с неким недоумением посмотрела на Аворфиса. На лице того не отразилось никаких эмоций. Он лишь снял пенсне и стал протирать стекло. Это навело её на мысль, что тот и сам был растерян и не знал, что сказать.

            «Может спросить, есть ли кто здесь?» - подал неуверенный голос некий внутренний советчик.

            «А лучше поднимись по ступеням и загляни в личный архив Ал’Берита. Тебе же давно было интересно узнать, что там. А тут и повод», - предложил коварный интеллект.

            «Как бы ещё избавиться от свидетеля», - тут же приступил к размышлениям разум, которому цель посещения смежного с кабинетом помещения показалась крайне привлекательной.

- Достаточно необычная ситуация, - всё же произнесла Лея вслух, чтобы думы перестали настойчиво давать свои советы.

- Вынужден согласиться с вами, госпожа Пелагея, - кратко ответил коллега и внимательно посмотрел на вновь захрипевшую мумию.

            Судя по его поведению, тот не стремился к разговорам. Однако сама Лея иначе не могла. В молчании ей было не выдержать время до появления Ал’Берита. Поэтому она ухватилась за первую попавшуюся нейтральную тему для беседы и указала ладонью на ступени.

- Вам тоже это не нравится, господин Аворфис? – спросила молодая женщина, имея ввиду противные звуки.

- Его превосходительство имеет право следовать своим вкусам, - лояльно ответил демон, но в его глазах сверкнул какой-то гневный огонёк, и он несколько более эмоционально, чем стоило бы, произнёс. – И всё же по личным мотивам соглашусь с вами.

            Последнюю дюжину дней, дабы избавиться от навязчивых размышлений о земном секторе Питомника, Лея активно занималась обустройством своего особняка. Доступ к уйме свободных финансов, полученных благодаря шахте, позволял разрешить вопрос пустого пространства, местами требующего основательного ремонта. Причём быстро. Так что в комнатах велась бурная деятельность. Естественно, под чутким контролем госпожи Пелагеи, которой не хотелось получить по итогу нечто, наводящее мрачное уныние или попросту пугающее. Её предпочтения резко отличались от предложенных демонами эскизов.           

            Погружённость же в проектирование интерьеров сыграла свою роль. Услышав в реплике Аворфиса словосочетание «следовать вкусам», молодая женщина решила, что тот не вполне верно воспринял её слова и подумал, что вопрос относился не к мерзким стонам, а к дизайну. И она предпочла воспользоваться ситуацией, чтобы узнать, что барона так не устраивало.

            Может, этот нюанс был актуален и для обстановки её дома.

- Некоторыми моментами сложно восхищаться, когда ближе иное, - начала издалека Лея «понимающим» голосом. Всё-таки обсуждение затрагивало чувство стиля повелителя. И вести разговор напрямую не стоило.  

- Да. Детали порой полностью меняют восприятие, - пошёл на контакт Аворфис, хотя его интонации приобрели несколько зловещий оттенок.

- Хорошо, что их иногда можно подправить, подстраивая идею под себя.

            Своей фразой она рассчитывала плавно перейти к конкретике и выяснить, не одобрял ли демон подиум, мерзких мумий, количество ступеней, отсутствие перил или же, как вариант, цвет камня. Желание узнать, что же приходилось не по нраву коллеге, даже вытеснило тревогу по отсутствию Ал’Берита. Напротив, Лея уже надеялась, что наместник задержался бы на достаточное время для выяснения заинтересовавшего её мнения… Вот только второй заместитель проявил действия, отличные от ожидаемого. Вместо слов он изумлённо и тревожно воззрился на неё. Взгляд вызывал у молодой женщины ассоциацию с путником в лесу, внезапно осознавшим, что змея у его ног, принятая им за обычного ужа, оказалась чёрной гадюкой.  

            Реакция барона показалась Лее несколько странной. И пока она обдумывала это обстоятельство, возникла достаточно длительная пауза, чтобы Аворфис надел пенсне, а в кабинет вошла Кассандра и сообщила, что повелитель ожидал их в ином зале.

            Заместители так и не поняли, что разговаривали о разном.

 

***

 

            Лея заканчивала рабочий день, периодически поглядывая на часы, чтобы уйти из замка своевременно. Сегодня должны были привезти мебель в последнюю из пустующих комнат особняка, и молодой женщине не терпелось осмотреть воплощение своей дизайнерской задумки в жизнь. Однако размышления первого заместителя наместника Аджитанта были далеки от повседневных дел. Несмотря на то, что она вернулась из Питомника как две дюжины дней назад, мысли навязчиво, снова и снова, возвращались к этому месту и селениям. Логика подсказывала, что согласование с Ал’Беритом по поводу перемены питания людей ни к чему не привело бы и этого делать не стоило. Он всё равно отказал бы, а ей стало бы неприятно...  Но не противнее же, чем хранить понимание, что люди являлись не более чем кроликами?

            Почему то факт такого невидимого дёргания за ниточки ужасно раздражал.

            «В конце концов, всё равно люди разделятся на парочки. И очень скоро. Такова человеческая природа! Для чего нужны столь мерзкие стимулы?» - возмущалась нравственность вкупе с реалистичным взглядом на жизнь.

            «Не делай ничего», - советовал разум, но сам же не прекращал думать на эту тему ни на секунду. Наверное, ему хотелось произвести впечатление на хозяйку некой гениальной выдумкой и разомкнуть замкнутый бесконечный круг в мыслях – «повелитель откажет, а совесть требует».

            И вот, дописав очередной документ, она отважилась.

            Ведь не обязательно же было вводить Ал’Берита в курс дела и иметь строжайший отказ в своей просьбе, запрещающий любые подобные нововведения!

            Он назначил её ответственной за Питомник?

            Значит, Лея и должна была принимать решения, которые считала нужными.

            «И можно будет этого Кварзиотто ткнуть носом, словно щенка», - довольно улыбнулась про себя госпожа Пелагея, втихаря создавая указ.

            Конечно, Кварзиотто мог начать возмущаться, но первоначально обратиться по этому вопросу напрямую к наместнику, минуя непосредственное руководство, выходило против бюрократических правил. А пока она рассмотрела бы его жалобу, дала свой ответ (уж затягивать по необходимости дела её ведомство научилось прекрасно!), прошло бы достаточно времени, чтобы практика показала результаты по растущей численности и без всяких специфических добавок. Личный же доход с шахты позволял улучшить питание людей, не затрагивая, подлежащий строгой отчётности, бюджет. Даже затратный ремонт не особо задел нынешнее финансовое благополучие первого заместителя наместника Аджитанта.

 

 

 

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           Дагна было решено ничего не рассказывать по вполне понятным причинам. Поэтому, улучив момент, молодая женщина, повинуясь сиюминутному желанию, дописала текст, в завершении поставив размашистую роспись, и положила меж готовых бумаг. Просматривать вновь их уже никто не стал бы. Дело оказалось сделано. Она, не изнывая от переживаний после содеянного, вышла из кабинета, чтобы отправиться домой.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: