Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

Глава 2.

 

- Госпожа осмотрела всё, что считала нужным? – осторожно уточнил Кхоттаж, когда Лея изъявила желание вернуться в Аджитант.

- Даже более чем, - отрешённо и устало ответила она, а затем подумала, что, быть может, вопрос был с подоплёкой. – Или есть ещё моменты, который бы стоили моего внимания?

- Пожалуй, вы осмотрели очень много для такого малого времени.

            Мысленный вздох от ответа Кхала Рохжа вышел тяжёлым. Около двадцати часов, проведённых в Питомнике, не казались ей таким кратким сроком. Осмотр и неспешные пояснения Кварзиотто измотали её. А ведь поначалу, рассчитывая на телепортацию, молодая женщина была уверена, что Ал’Берит преувеличивал насчёт суток.

- Но вы требовали показать жизнь этих людей от начала до конца.

            Последнее слово Кхоттаж выделил, заставив главного смотрителя слегка поморщиться. Первый заместитель тут же попыталась вспомнить, что она могла упустить, как догадка громом рухнула на её голову. Конечно, же. Каков итог всех животных на ферме? Внимание настолько сконцентрировалось на том, как люди стали бы здесь жить, что совсем позабылось о том, как тем довелось бы… умирать.

- Действительно. Каков же итог их жизни? – обратилась к Кварзиотто Лея, стараясь убрать из речи все интонации. Не то, чтобы ей так хотелось это знать. Просто должно осознать всё. Решение требовало именно этого.

- Госпожа желает осмотреть бойню? – вяло заинтересовался жабообразный демон. Судя по его голосу, показывать эту часть Питомника он не особо желал в силу своих каких-либо причин.

- Желает, - решительно ответила госпожа.

            А ведь она считала, что после ужаса арен готова ко всему. Нет, разум понимал, что предстоящее зрелище ни за что не смогло бы оставить её равнодушной, но… к такому Лея не была готова…

- Особи, предназначенные для убоя, - от самой фразы, произнесённой Кварзиотто после телепортации, желудок попытался сделать кульбит. – В основном те, кто достиг определённого возраста и дети мужского пола. Для популяции важнее самки, приносящие потомство. Производителей нужно не так уж и много… Иногда ассортимент расширяется, но только по заказу.

            Сухие факты. Лея осмотрела помещение, где люди подлежали своеобразной предварительной чистке. С них, ничего не понимающих, состригали волосы равнодушные низшие демоны. Для них это была самая обычная работа.

- Можно и опалить, - заметил Кхоттаж.

- Не стоит расходовать то, что ещё можно использовать, - недовольно произнёс главный смотритель. Ему не понравилось, что тот позволил высказать своё мнение.

            Какая-то женщина пыталась играть с отрезанными прядями, по-детски радуясь и смеясь. Её звонкий смех эхом раздавался в каменных стенах. Острые предметы людям видимо не доверяли, но после стрижки выдавали своеобразные губки и направляли в соседний зал, запирая за ними дверь. Там, под указанием демонёнка, злобно зыркнувшего на Лею (видно он не привык видеть людей в таком облике), те сами мыли друг друга. Процесс явно был непривычен для несчастных. Поначалу они боялись, но очень быстро понимали, что от них требовалось, испытывая только новое воодушевление. Если не думать о том, что являлось следующей стадией, то можно было бы найти всё это и забавным. Ведь человечки веселились, не зная, что их ожидало. А дальше начинался ужас, заставивший впечатлительную девушку надолго забыть о чувстве голода. Пытки и издевательства – это страшно. Но когда убийство превращалось в хладнокровное монотонное привычное ежедневное действо…

            Одного за другим тех уверенным движением подвешивали за ноги, размещая с помощью крюка на своеобразной цепи-конвейере, медленно перемещающейся благодаря валикам на существенное расстояние. Тонкие тела извивались, напоминая пойманных рыбёшек. Некоторые начинали скулить и жалобно плакать, словно в предчувствии дальнейшего. А оно не заставляло себя ждать. И от будущего отделяла тоненькая шторка из полупрозрачной светлой кожи, за которой стоны быстро превращались в отчаянные крики, почти мгновенно затихающие и переходящие в еле слышный хрип. Сам воздух, казалось, был пропитан чёрной зловещей смертью. Никто не оглушал людей. Они видели, как шею предшествующего человека плавным единым движением разрезал гладкий острый нож в руке демона. И ничего не могли сделать.

            «Элитное мясо», - только и возникли в голове Леи два слова.

            Цепь же двигалась. Уже недвижимые фигурки перемещались, чуть пошатываясь от движения звеньев. И стекала кровь в специальные желоба на плитах пола. На запястьях и лодыжках делались надрезы, чтобы одним резким движением стянуть кожу. Затем шло потрошение с сортировкой внутренних органов…

            Отрешённо смотреть на грандиозность замысла Питомника не получалось. Рабы… У рабов и то было больше прав! Скот. Именно так. Именно этим словом можно было назвать селян, обитающих в этих землях. Как люди использовали некоторых животных для разнообразных работ – так и демоны извлекали пользу из них самих. А когда те становились непригодными – шли на убой. Покорно. Как будто, так и должно было бы быть.

            Поневоле Лее вспомнились слова Дайны о том, что ей бы просто радоваться тому, как сложилась её жизнь. Как же права была демонесса! Все пережитые горести и близко не стояли с той реальностью, с которой она столкнулась нынче. А ведь по должности приходилось следить за домами развлечений. Умом понималось, кем являлись такие люди для жителей Ада. Но «лицезреть своими очами», как говаривал Кварзиотто – совсем  иное.

И при этом, даже всё это осознавая, в её голове трепетно билась мысль, что, может, всё и не так получилось бы? Глупая и безрассудная надежда! Над ней можно было бы хорошо посмеяться, не будь ужасающая реальность столь настоящей, что, как говорилось, рукой подать.

 

***

 

            Лея вымоталась. Она пробыла в Питомнике даже дольше, чем предполагал наместник. И во всём своём величии ощущение разбитости пришло, когда она вернулась в карету. Несмотря на пережитое, усталость настолько овладела ей, что глаза слипались. Хотелось вздремнуть те два с небольшим часа, которые бы длилось путешествие до замка, но она сомневалась. Проснуться своевременно казалось проблематичным. Дожидаться пока Рохжа разбудили бы? И снова выглядеть посмешищем?

            «Нет. Хватит!» - решила Лея.

            Поэтому ей пришлось старательно занимать голову разнообразными мыслями, чтобы хоть как-то отогнать дремоту. В конце концов, это удалось настолько, что из кареты девушка вышла преисполненной легендарного второго дыхания. Правда, при этом она чуть не споткнулась, зацепив подол платья, но Кхоттаж успел её поддержать. Первый заместитель благодарно улыбнулась ему, и невозмутимый демон, казалось бы, смутился. К несчастью этот инцидент заставил второе дыхание испариться, как если бы его никогда и не возникало. А стоило только зайти в кабину лифта, как усталость по полной вновь взяла своё. Лея сладко зевнула, прикрывая ладошкой рот. И как в таком состоянии можно было вести серьёзные беседы? Она постаралась снова вернуть настрой. Ведь и правда. Диалог с виконтом предстояло вести совсем нешуточный.

- Ты задержалась, - прокомментировал её появление Ал’Берит, изящным взмахом руки повелевая Рохжа покинуть помещение. Кружевная манжета чуть шелохнулась от этого движения и вернулась в своё прежнее безупречное состояние. – Присаживайся.

            Возле стола наместника одновременно с его словами вновь появилось кресло. Оно поднялось из-под поверхности каменного пола, как из глади тихого тёмного зеркала мрачного озера. Факт наличия сидения порадовал молодую женщину. Несмотря на долгую дорогу в карете, она достаточно набродилась по Питомнику. Ноги всё ещё гудели и требовали продолжения отдыха. Желательно в горизонтальном положении. Увы, последнее не грозило ещё на протяжении нескольких часов. Внеурочная командировка ещё не являлась основанием отлынивать от общественно полезной деятельности в рабочее время.

            Лея ступила на первую из трёх обсидиановых ступеней, в края которых впивались зубами чёрные тела мумий. Наступало время своеобразной битвы. Глазница тварей засияли недобрыми огоньками, но особенно одной из них. Та тихо, протяжно самодовольно захрипела, боясь разжать пасть, но не упускала ни малейшего движения. Взгляды встретились. Ступня в хорошенькой туфельке постаралась мимоходом наступить на гадкую черепушку, но мумия на этот раз сумела как-то увернуться, да ещё и цапнуть зубами подошву обуви. От неожиданности первый заместитель чуть не потеряла равновесие, но удержалась и попыталась вырваться.

- Кыш, - всё же шикнул на тварь Ал’Берит, понимая, что старания девушки не приносили ни малейшего успеха.

            Мумия жалобно перевела взгляд на хозяина, словно ожидая, что тот переменил бы мнение и вредная нахалка стала бы всё же справедливо наказана, но повелитель больше не давал никаких указаний. Той пришлось разжать челюсти, чтобы снова ухватиться за край ступени. Иначе тело твари утонуло бы в камне окончательно. Лея встряхнула ногой, как если бы отряхивала грязь. Хотя, на самом деле, пыталась осознать - не возникла ли бы боль в ступне. Судя по внешнему виду туфелька вроде не была прокушена, но мало ли. Зубы у противника выглядели страшными. Ещё только инфекцию какую подхватить не хватало на ровном месте.

- Вот поганка! - не удержалась от эмоциональных слов девушка, прежде чем окончательно подняться по ступеням и сесть в кресло. Демон натянуто улыбнулся, но на фразу ничего не ответил и не возразил.

- И как прошло путешествие? – беспечным голосом поинтересовался он.

            От вопроса создавалось впечатление, что его подчинённой довелось побывать на курорте и сейчас предстояло показывать фотографии, как хорошо могло быть под южным солнышком, а особенно в купальнике среди морских волн. Лея хмуро взглянула на него исподлобья, но тут же постаралась вернуть своему богатому на мимику лицу более вежливое и подобающее ситуации выражение.

- Это было… познавательно, - нашлась девушка с ответом.

- И… - намекнуло на ожидание продолжения фразы начальство.

- Моё предложение всё ещё в силе. Хотя и с некоторыми поправками в связи с тем, что частично оно уже было осуществлено, - решила не тянуть Лея.

            Вдруг наместник захотел бы ещё и подробный пересказ. От самой мысли о таком по коже пробежали мурашки. Да и признать свою оплошность следовало сразу. Лучше уж так, чем выслушивать указание на это от повелителя.

- У меня осталось только одно сомнение.

- Всего одно? – даже искренне удивился Ал’Берит.

- Два, - немного подумав, уточнила его первый заместитель. – Прежде всего, ведь между Раем и Адом существует соглашение. Если переместить людей, то во время ближайшего визита ангелов их так же убьют?

- Ни в коем случае, - серьёзно ответил он. – Договор о вторжении предусматривает некоторое исключение из этого пункта.

- Некоторое? – подозрительно спросила молодая женщина. Жизнь в Аду заставляла докапываться до любых мелочей.

- Да. Но для тебя всё именно так, как тебе хотелось бы по данному нюансу.

- Могу я спросить о подробностях? – не унималась она, нюхом чувствуя какой-то нехороший подвох. Ал’Берит хитро и ехидно прищурился, несколько фривольно отклоняясь на спинку своего кресла:

- Не доверяешь?

- Не до конца, - созналась Лея после небольшой паузы, полной сомнений в том, что следовало ответить на вопрос повелителя.

- Вот и правильно… Только тогда тебе стоит изучить договор самостоятельно, - ответил демон, усмехаясь.

            После чего открыл один из ящиков своего стола и достал огромную, невероятно толстую, книгу. Скорее даже фолиант. Любая из виденных ею энциклопедий меркла по размерам по сравнению с ней.

- Дарю свою собственную копию. Так ты сможешь  досконально узнать все подробности.

            Подарки от виконта доставались не часто, но угрозы сами по себе не несли никогда. Поэтому она без опаски пододвинула к себе том. Точнее, сначала попыталась, но одной рукой перемещать его было бесполезно. Пришлось ухватиться двумя, чтобы подтянуть подарочек и рассмотреть повнимательнее. Бело-чёрная тиснёная кожа обложки с непонятными двойными иероглифами не воодушевляла на изучение содержимого. Уже понимая, что довелось бы увидеть, молодая женщина всё же раскрыла страницы.

            Они оказались из тончайшего, но непрозрачного материала. Одна сторона разворота была белоснежной. Другая - словно сама тьма. Крошечные же золотые руны покрывали всё видимое пространство. Языка, на котором сиё было написано, Лея, конечно же, не знала. Однако, судя по количеству страниц и шрифту, на чтение, даже если бы она понимала содержимое, пришлось бы потратить не менее полугода вечеров. Во всяком случае, именно столько времени по первоначальному представлению первого заместителя это бы заняло. И уже понимая, что вряд ли бы она собралась на такой подвиг, разочарованная Лея ухватилась за слабую надежду:

- А перевода нет?    

- Ни в коем случае! - возразил Ал’Берит, искренне наслаждаясь угрюмым выражением её лица. - Подобные документы всегда следует читать только на оригинальном языке во избежание разногласий.

- Прелестно! – восхитилась она, решив, что всё же захватила бы с собой «местную прессу». Мало ли чего полезного Дагна отыскали бы? Виконт же решил вернуть разговор в прежнее русло:

- А второе сомнение?

- Я бы желала лично заниматься делами новой группы людей, - заявила Лея.

- Эта просьба не вызывала даже тени сомнений, - отмахнулся повелитель. – Она будет удовлетворена. Земной сектор Питомника перейдёт в твоё подчинение.

- Значит, я могу надеяться на положительное решение моего вопроса? – обрадовалась та, что всё так легко получалось. Затем вспомнила, что ещё так и не рассказала о новых доводах для создания поселений. – Это действительно необходимо. По сведениям некоторые работы…

- Можешь не продолжать, - скучающе произнёс Ал’Берит. – Причины для утвердительного ответа у меня есть. Так что считай, что оно уже принято. Все необходимые данные о предпочтительном количестве, возрасте, после запросишь у Кварзиотто.

- Я благодарю вас, повелитель, - пожалуй, это было самой замечательной новостью за последнее время. Естественно, что её тут же омрачили новым замечанием.

- Отбором людей для переселения тоже будешь заниматься лично. Приступишь сразу, как только первая волна пройдёт, и на Земле образуется некое подобие порядка.

            А вот это было уже намного хуже.

            Когда ты спасаешь некое абстрактное человечество, то всё ещё довольно просто. Посмотрела на Питомник. Решила, что даже предлагаемые им ужасы лучше, чем ничего. Теперь вот стоило узнать - сколько человек можно было вытащить с Земли. А там следовало постараться организовать наиболее приемлемый быт для них… Но вот когда из нескольких сотен предстояло лично выбрать двух-трёх? Собрать кучку, чтобы пройти мимо тысяч?

            Ал’Берит знал, что делал. Прекрасно понимал, что действительно стоило доверить своей марионетке, чтобы та ни на миг не прекращала ощущать свои тонкие ниточки. И ведь было не подкопаться. Сама всех взбаламутила. Самой и стоило идти до конца. И начинать с самого начала.

- Я поняла, - ответила, в миг побледневшая, Лея.

- Замечательно, - спокойно ответил наместник и достал новый свиток.

            Его пальцы ловко вытащили из подставки для письменных принадлежностей огромное чёрное перо с серебряным наконечником. Рука привычно начала выводить изящные символы, а затем и сделала внизу заключительную подпись, больше похожую на схематичный рисунок. Документ, написанный виконтом Ал’Беритом – непревзойдённым наместником города Аджитанта, можно было смело вешать в рамку, как произведение искусства, а демон лишь просто и буднично передал свиток в её слегка вспотевшие ладони.

- Вот указ. Исполняй.

            Лея взяла свиток, встала с кресла и хотела было уйти, но вспомнила про фолиант. Пусть повелитель думал бы себе что угодно, но от «подарочка» она не отказалась бы. Пальцы ухватили книгу за обе стороны низа обложки, но та ни в какую не хотела подниматься. Тогда в голову пришло, что можно было и «по старинке». Прилагая немало усилий, девушка пододвинула фолиант к самому краю стола, чтобы документ чуть свисал. Наместник наблюдал за сим цирковым фокусом не отрывая глаз. Помогать ей, чтобы лишить себя подобного увеселительного зрелища, он явно не собирался.

            Наверное, только богатое воображение, нарисовавшее, как она всё же взяла бы книгу, спустилась по ступенькам, а там, стараясь сделать поклон, так и рухнула бы со своей ношей, позволило избежать подобной ошибки. Умница предварительно поклонилась на прощание и, всё-таки сумев удачно ухватить том, начала спускаться с постамента. Мумия, понимая, что малейший неосторожный взгляд и эта кипа каллиграфической писанины рухнула бы на многострадальную черепушку, затаилась, заставляя Лею злорадно ухмыльнуться. Увы, вес ноши соглашения не позволял подбросить его, чтобы припугнуть ту ещё сильнее. А дверь из кабинета по доброй привычке раскрылась вполне самостоятельно.

            В коридоре уже маячила фигурка Дайны. Демонесса вальяжно опиралась спиной о перила ограждения, поджидая свою госпожу. Узрев оную, та лениво покинула пост и неторопливо подошла к девушке.

- Держи, - не терпящим тоном возражений сказала её госпожа. В конце концов, силёнок у воительницы поболее было.

- Милая книжечка, - угрюмо прокомментировала Дайна, но всё-таки приняла фолиант.

            Мышцы рук телохранительницы слегка напряглись, но видно было, что удержание документа не доставляло ей таких уж неудобств. Лея, передав свою ношу, свободно вздохнула. От тяжести кисти рук слегка задрожали, но это было временным явлением. Хотя, скрыть его стоило. Поэтому молодая женщина прямиком направилась к себе. Её желание отдохнуть и выспаться никого не волновало здесь.

            «Время рабочее – так что соизвольте и проводить его соответственно, госпожа Пелагея… А не то вон там Питомник некий есть. Всегда добро пожаловать», - ехидно прокомментировал мозг, и на душе стало обидно, что такие комментарии отпускал её собственный разум.

            В кабинете царило безмятежное спокойствие. Дарра развалилась в кресле своей госпожи. Дорра полулежала на ковре и над чем-то звонко хихикала. Даже Дана и то не занималась бумагами, а спокойно сидела на диванчике с неестественно прямой спиной и закрытыми глазами. Их она не собиралась открывать даже несмотря на то, что руководство соизволило де явиться. Дайна оглядела своих сестёр хмурым взглядом и направилась к письменному столу. Соглашение с глухим, но раскатистым гулом, рухнуло на столешницу. Глаза Даны резко открылись, а остальные Дагна с любопытством уставились на это чудо письменности.

- И чёй-то такое? – поинтересовалась Дарра, не решаясь дерзить раньше времени.

- Подарочек, - Лея ласково погладила кожаную обложку. Белая половина отдавала бережным теплом. Чёрная - ледяным холодом.

- Увесистый, - авторитетно заявила Дайна, наконец-то решив рассмотреть заголовок. Видимо тот её не порадовал, настолько кислым стало лицо Кхалисси.    

- Познавательный, - реабилитировала тот девушка, и Дана оглядела фолиант убийственным взглядом.

            Кажется, умная демонесса моментально поняла, кому на самом деле предстояло «познавать» сиё чудо юриспруденции. Правда, на её счастье госпожа от этого взора смутилась. Просьба о переводе буквально застряла в горле. Уж и так слишком много возложено было на плечи этой Дагна. Поэтому Лея обрадовалась, когда Дарра повела разговор в иное русло. Пусть и такое.

- Как поездка?

- Это было… познавательно, - повторила она те же слова, что и в кабинете наместника. Однако на этот раз грустно добавила. – Честно. Я думала, что такое от меня не будет скрываться. Неожиданно и неприятно!

- А ты действительно хотела бы знать всю правду? – даже не думая оправдываться, возмущённо сказала Дайна.

            «Да!», - хотелось вскрикнуть вслух мозгу, но он понимал, что демонесса оказалась права, и только заставил голову опуститься.

- Я бы не хотела её узнавать так, - наконец решительно произнесла девушка.

            Воительница усмехнулась и подошла совсем близко, смотря только в глаза Лее. Этот взгляд вышел очень тяжёлым, но она его выдержала.

- А теперь ответь. Спасая людей, чтобы отправить их в Питомник, ты бы рассказала им всю правду?

- Нет, - пришлось признаться тихим голосом.

            Наверное, действительно, чтобы простить кого-то, нужно было его понять. А это всегда оказывалось невероятно тяжело. Ведь каждый из нас пропускал информацию через маленькую призму, называемую «Я». Ничтожный нюанс, а смысл порой менялся кардинально. Одно и тоже событие имело уйму сторон и разночтений. Поэтому понять кого-то всегда намного сложнее, чем могло бы показаться. Понять - это полностью примерить «шкуру» другого существа на себя. И сейчас Лею просто ткнули носом, как щенка, в этот факт. Она и сама бы сделала то же самое, что и Дагна. Какое же тогда имела право осуждать их?

- Тогда давай не будем говорить о том, что мы невежливо или несколько нехорошо поступаем с тобой, - заключила демонесса. – Во всяком случае, наш клан хоть как-то старается тебе помочь.

- И я очень ценю это Дайна. Очень… Наверное мне просто ещё больше не хочется терять уверенность, что это действительно так. Что я хоть на кого-то могу положиться в этом мире, - призналась Лея и поняла, что это действительно было правдой. От осознания истины стало невероятно жалко себя, и она горько пожаловалась. – Вокруг все только и пытаются использовать меня на своё усмотрение!

- Использовать! Это называется взаимопомощь без взаимности. И Питомник тому яркое подтверждение, – фыркнула в ответ Кхалисси и хитро прищурилась. – Так ли уж ты ничего не получаешь взамен, чтобы столь расстраиваться?

- Больше, чем могла бы, - была вынуждена согласиться молодая женщина.

- Так живи так, чтобы сильным мира и далее была интересна твоя судьба, - с оттенком беспечности в голосе посоветовала подруга. Первый заместитель же горько созналась:

- Боюсь, что мне тут даже стараться не придётся.

- Ещё бы. Всё то тебе неймётся, - печально вздохнула Дана и, взяв в руки соглашение между Раем и Адом, направилась в архив.

            Дарра, храня молчание, последовала за ней, а Дорра вернулась на свой пост у входной двери в коридоре. Лея осталась наедине с Дайной. Девушка села в своё рабочее кресло и заёрзала. Несмотря на испытываемые сильные угрызения совести за принесённый фолиант, ей очень хотелось в нём поудобнее устроиться и поспать!

- Ты хоть на этот раз не засни, - словно читая мысли, произнесла телохранительница. – За время твоего отсутствия дел поднакопилось.

- Постараюсь, - ответила она и почему-то искренне улыбнулась.

            Дайна, однако, от этой улыбки смутилась, и после почти минутного молчания сурово добавила:

- А по поводу доверия к кому-то. Никогда не забывай, что все кланы Аджитанта беспрекословно подчиняются повелителю.

- Несколько безвыходное положение.

- Нет. Просто следующее из этого заключение тебе не нравится. Полагаться ни на кого не стоит. Никогда.

 

***

 

            Утро вышло самым обычным. Разве что первой мыслью стало: «Один день». Именно столько времени осталось до начала беспощадной войны…

            Войны… О какой войне могла быть речь, когда противник даже не смог бы толком сопротивляться? Резня. Вот более верное слово.

            И так дурное настроение, преследующее по пятам, упало ещё ниже.

- Если ты и дальше будешь реагировать на моё появление таким выражением на лице, то я отказываюсь заходить к тебе по утрам! – решительно заявила Дайна.

- Неужели всё настолько плохо? – кислым голосом вопросила девушка.

- Конечно! Я сразу начинаю думать, что во мне не так. То ли волосы растрепались, то ли одежду не так надела.

- Да не. Вроде чёлка то отросла у тебя, - честно ответила Лея, единой фразой поднимая себе настроение.

- О! У кого-то проснулось чувство юмора, - весело прокомментировала подруга, не думая обижаться. – Настоящий прогресс для такой плаксы.

- Просто всё чаще вспоминаю один мультик.

            Что-то внутри никак не могло смириться с обзыванием её плаксой. Да. В последнее время слёзы лились рекой. Но кто бы посмел сказать, что для них абсолютно не было повода? Демонесса же, сразу же потеряв интерес к разговору, всё же из своих соображений о вежливости спросила:

- И что за мультик?

- Про чёртика тринадцатого, - ушки воительницы насторожились. – Была там замечательная фраза. «Люби себя, чихай на всех и в жизни ждёт тебя успех!».

- Прелесть какая! – искренне восхищаясь, ответила заинтригованная Дайна. – А о чём ещё там была речь?

- Боюсь, что сам сюжет тебе не понравится.

- Тогда лучше и не рассказывай. Пусть впечатление останется… Но вот на чём тебе учиться жизни стоило!

- Я и училась… По-своему, - ворчливо заметила Лея, понимая, что всё же действительно пора было вставать.

            День, как ни крути, обещал стать насыщенным. Война войной, а административный аппарат работать должен был несмотря на такие события. То есть по расписанию. Это рядовые жители, коим не предстояло перемещаться на Землю, могли развлекаться и праздновать. Хотя радовались и собранные войска. Пусть отряды и муштровались строгими командирами, дабы избежать в дальнейшем проблем с дисциплиной, но там царило не меньшее предвкушение и ажиотаж. До моральных же проблем первого заместителя наместника городу не было ни малейшего дела, а потому демоны не собирались давать госпоже Пелагее даже малюсенькой передышки в работе.

            Наверное, хуже чем ей, было только Ал’Бериту и Аворфису. Им то предстояло во второй половине дня ещё и столицу посетить, оставив без внимания требовательных подданных. Хотя, всё относительно. Их умственные способности то позволяли вести свои дела без таких трудовых затрат. Во всяком случае, сама Лея была в этом убеждена.

            Свою подчинённую повелитель, как и всегда, не брал с собой. Поэтому, когда стрелка часов перевалила за середину лилового сектора, первый заместитель позволила себе немного расслабиться, решив сделать пару кружков по кабинету, чтобы размять косточки. Как говорилось – «кот из дома, мыши в пляс»! Мышцы сладостно заныли, одобряя подобную прогулку. Но не успела молодая женщина завершить и первый круг, как перед глазами возникло нечто красное, с чем она, не успев прервать ход стремительного шага, и столкнулась.

- Ой! – воскликнула Лея, потирая ушибленный нос и отступая назад, чтобы рассмотреть неожиданную помеху. К её удивлению препятствием послужило тело герцога Дзэпара.

            Возможно, будь на нём не доспехи, а обычный наряд, столкновение вышло бы менее болезненным. Но уж так получилось, что он оказался именно в боевой броне из непонятного материала. На ощупь та была прочной, как металл, и при этом несколько гибкой, не стесняющей движений. Пожалуй, только последнее обстоятельство и спасло её от украшающего лицо перелома.

            Пока она пыталась свести глаза на переносице, чтобы понять, точно ли у неё ещё существовал нос, Дзэпар провёл ладонью по остроконечной эспаньолке, в которую плавно переходили узкие полосы щетины, скрывая усмешку. Даже легко приподнятые уголки губ внушительно смотрелись в величественном облике могущественного демона.

- Прошу прощение, Ваше высокопревосходительство, - поспешила принести извинения за инцидент Лея, хотя вина её была весьма мнимой.

            Она поклонилась и с некоторой опаской посмотрела на герцога. В его чёрных глазах без белка отражался блеск тонкого золотого венца, надетого над небольшими костяными выступами.

- Принимаю, - произнёс Дзэпар низким голосом. Как и обычно, говорил он как бы с ленцой, чуть растягивая слога.

- Чему обязана чести вашего внимания? – полюбопытствовала Лея с интересом посматривая на нежданного посетителя, ибо пауза несколько затягивалась.

            Конечно, столь светские речи казались неуместными при столь внезапном визите, но ранг герцога требовал именно такого обращения. Его высокопревосходительство жестом, словно он и не являлся здесь гостем, по-хозяйски предложил присесть ей на диванчик. Между тем из воздуха возникло его любимое кресло в средневековом стиле, без спинки. Судя по всему, демон желал достаточно длительной беседы. И весьма неофициальной, иначе бы его собеседнице пришлось стоять.

- По делам службы, госпожа Пелагея, - соизволил ответить он, как только девушка заняла предложенное ей место. Дагна, находившиеся в это время в кабинете, предпочли отойти как можно дальше к стенам. – Уж приходится вас тревожить.

            Внутри Леи всё замерло от резко возникшего предчувствия грандиозной неприятности. Даже нудящий от столкновения, и по её ощущениям несколько опухающий, нос отошёл на второй план.

            Неужели в каком-либо деле они с Даной допустили ошибку?

            От этой мысли можно было и поседеть! Даже обычные служебные неприятности на прежней работе в офисе банальной фирмы тяжело сказывались на душевном равновесии девушки. Не принимать их близко к сердцу не получалось. А уж вот так. Зная, чем мог окончиться малейший промах… Достаточно было и последней выволочки от повелителя, чтобы забыть, что в языке существовало такое слово как «халатность» и присутствовали словосочетания: «не знаю», «не умею», да «не могу».

- Его превосходительство наместник Аджитанта Ал’Берит буквально-таки прячет вас от высшего общества, бессовестно находя невообразимое количество приличествующих доводов для подобного действа, - продолжил герцог, и девушка даже немного расслабилась. Подобное не ассоциировалось у неё  с понятием «проблема». Скорее наоборот. - А ведь ваша должность порой обязывает присутствовать при тех или иных событиях. Как, например, сегодняшний вечер в столице. Начинаются пересуды.

- Боюсь, что эти пересуды и не смолкали с момента моего назначения, - даже шутливо ответила Лея, заставляя демона открыто улыбнуться.

- И всё же вам следовало бы нынче покинуть Аджитант. Неужели вы откажете мне в такой малости, как наслаждение вашим обществом?

- Увы, у меня просто нет выбора, - стараясь придать своему голосу приличествующее сожаление, отказалась она.

            Взгляд на мгновение поневоле упал на стол. На нём покоилась, недавно водружённая Даной, кипа свитков. Весьма своевременно. Появлялась возможность указать герцогу на завал, но… А не оказалось бы это ещё хуже? Пожалуй, не стоило озвучивать подобные отговорки. Во всяком случае, столь прямолинейно.

- Обстоятельства требуют настоятельного внимания, ведь в связи с последними событиями в моё распоряжение перешли ещё и некоторые дела Питомника.

- Вот как? – искренне заинтересовался Его высокопревосходительство и, словно забыв о первоначальной цели визита, полюбопытствовал. – И чем же вам предстоит заниматься?

- Организацией новых поселений, сформированных из захваченных людей.

            Уже предостаточно развитая интуиция намекала ей, что что-то здесь было нечисто. Неужели Ал’Берит решил сыграть в «тёмную», не уведомляя ни о чём герцога?... Лея не собиралась больше ничего говорить по этому поводу, но болтливый язык не сдержался и добавил. В конце концов, Дзэпар был сеньором над землями наместника, и всё равно оказался бы в курсе всех дел. Рано или поздно. И «рано» уже обеспечила ему сама девушка своей предыдущей фразой.

- Повелитель также доверил мне руководить отбором подходящих… особей.

- Замечательная мысль с его стороны, - согласился собеседник. – Делая выбор между вами и господином Аворфисом, я бы тоже предпочёл доверить такое тонкое дело именно вам, госпожа Пелагея… И всё же мне искренне жаль, что вам приходится пропускать такое грандиозное зрелище, призванное потрясти всю столицу до основания. Не на памяти и всех демонов происходили подобные события.

- Уверена, что до меня обязательно дойдут весьма подробные красочные пересказы… Но вы в доспехах. Это означает, что под вашим руководством будет некоторое количество войск?

            Раз уж её оставляли в покое, то она решила поинтересоваться планом нападения. Ал’Берит ускользал от расспросов на эту тему с невероятной ловкостью и проворством опытного вельможи. Даже на прямо поставленный вопрос он умудрялся ответить ничего не значащими общими фразами.

- В каком-то смысле да. Но заниматься командованием напрямую не в моём желании, тем более что на это есть соответствующие лица. Скажем так, я предоставляю свои войска в их распоряжение. Предпочитаю развлечься самостоятельной прогулкой.

- И как вы считаете, люди смогут оказать какое-либо сопротивление? – задала столь давно беспокоящий её вопрос Лея.

- Сомнительно. Нам известны все основные объекты, которые могли бы быть несколько опасны. Причём их способность причинить неприятности несёт вред не столько для Ада, сколько для возможности дальнейшей жизни на планете. Достаточно перемещения отрядов в единый миг времени в такие комплексы, чтобы сломить вероятную оборону. Более того, единовременно с этим будут устранены правительства, нарушена связь и отключена основная подача электроэнергии. Это моментально устранит возможную координацию войск Земли. Возникнут, конечно, небольшие стычки, но они не столь актуальны, чтобы называть их таким словом, как «сопротивление». Основная «битва» займёт всего несколько минут.

- Но ведь у обычных жителей остаётся шанс ускользнуть, - заметила первый заместитель.

            Конечно, ситуация выглядела безвыходной. Но, быть может, хоть кто-то и выжил бы самостоятельно.

- Позвольте поинтересоваться, госпожа Пелагея. Учёные Земли же уверены, что предшествующие Homo Sapiens виды исчезли повсеместно?

- Да, - с тенью сомнения согласилась она.

- Так вот. Небезосновательно. Кроме того, замечу, что их устранение являлось более тяжёлым делом, ибо энергия душ не была столь велика в то время. Почуять же человека, если на него предварительно не нанесены специальные защитные метки, и вовсе труда не составляет.

            Лея невольно вспомнила, как во время побега Дагна разукрасили её лицо и ладони бордовой краской. После чего с сожалением проговорила, радуясь, что хотя бы решилась на использование Питомника:

- Достаточно безрадостная картина для человечества.

- Ну что вы, - отмахнулся демон. – Вы даже не представляете, сколько людей искренне обрадуется, узрев подобное нашествие. «Избранных» предателей своего рода, мечтающих о бессмертии и иных благах, невероятно много… И для чего им далось так это бессмертие? Большинство даже за столь короткий срок своей жизни не знает чем себя занять.

- Сомневаюсь, что и они будут долго ликовать, Ваше высокопревосходительство, - искренне прокомментировала заявление обладательница бесценного опыта.

            Верить в благодарность со стороны жителей Ада, а тем более ангелов, за подобное не приходилось. Герцог даже поморщился:

- Само собой. Такие ничтожества не вызывают ничего кроме отвращения и желания воздать по заслугам за их служение.

            Фраза для самой Леи не вызывала двоякой трактовки. Ожидать таких несчастных могла только ещё более страшная участь, нежели остальных живущих.

-  Подобных человечков можно некоторое время использовать для выявления скрывающихся групп. Люди ведь столь любят собираться в стаи при первой же опасности. Всегда готовы принимать новых «выживших»… А это только приводит к более лёгкому обнаружению. Как из-за предательств, так и из-за более сильного сигнала энергии душ.

- Предусмотрены абсолютно все моменты.

            Печальная улыбка возникла на её лице. Можно было не задавать оставшиеся немногочисленные вопросы. Наверняка и на них имелся не менее чёткий план действий.

- До мельчайших подробностей, - довольно подтвердил герцог и встал с кресла. То сразу же начало неспешно таять в воздухе. – К сожалению, вынужден оставить вас наедине с возложенными на вас заботами, госпожа Пелагея.

- Наша беседа доставила мне удовольствие, - попрощалась в свою очередь она, делая реверанс.

            Герцог исчез, оставляя вместо себя чувство опустошённости. И как можно было надеяться совершить ещё что-либо? Как приходило в голову сомневаться в гениальности стратегов Ада?

            Молодая женщина раздражённо села в кресло и посмотрелась в маленькое зеркальце. Нос лишь немного покраснел и даже и не думал опухать, как ей казалось. Беспокоиться о нём не стоило, так что можно было смело возвращаться к прочтению ранее отложенного документа. Бессмертие то ей явно не грозило, но, чтобы сохранить свою жизнь, оставалось быть хоть немного полезной демонам… И для этого занятия предоставлялись все возможности в виде ещё не разобранной кипы документов.

            Как бы бойко ни шла работа, Леено ведомство всегда работало на пределе своих возможностей. Шатко балансировало на грани между «вроде разобрались» и «ещё чуть-чуть и завал». А тут ещё и за Земным сектором Питомника следить пришлось бы.

- Госпожа Пелагея, - отвлекла, уже вникшую в суть просьбы, изложенной в свитке, первую заместительницу наместника Аджитанта Дана. – Я сделала перевод первых страниц соглашения. Можете посмотреть и сделать вывод, стоит ли его продолжать.

            Взяв тонкие листы, разделённые на две части ровной линией, Лея вчиталась в текст. Голова мгновенно отказалась воспринимать содержимое. Обычная документация, с которой ей доводилось иметь дело на Земле или в Аду, и близко не стояла с тем, что она держала сейчас в руках. Перевод Рая вышел не лучше витиеватых, тяжело воспринимаемых речей ангелов. Версия Ада – настолько изобиловала бесконечными примечаниями и сносками, что одно предложение умещалось на целый лист мелкого почерка. В любом случае суть вроде и была перед глазами, и между тем бессовестно ускользала.

- А если кратко и основные моменты? – из приличия она заставила себя прочитать все четыре страницы перевода, хотя могла бы уже давно остановиться.

- Я и так позволила себе это сделать, - обиженно пояснила Дана.

- А если пересказывать, то это уже сказка про тысячу и одну ночь, - сделала неутешительный вывод девушка. – Благодарю тебя за работу. Но дальнейшее не понадобится.

- Наконец-то уяснила, сколь глупо верить, что без тебя чего-то не предусмотрели?

            Ехидная интонация Дайны оказала благотворное влияние и на этот раз.

 

***

 

            Ал’Берит отошёл немного в сторону от основной свиты и позволил себе облокотиться на перила крошечного балкончика. Кхал Кхоттаж тенью проследовал за ним. Рохжа крайне неуютно чувствовал себя, ведь остальные Высшие не дозволяли низшим кланам присутствовать во время таких процессий. Наместнику эта неловкость лишь доставляла удовольствие.

            Кислота, выделяющаяся из желёз в основании пальцев и покрывающая те до кончиков острых, словно бритва, когтей заставляла поверхность камня, на котором возлежали руки Ал’Берита, слегка шипеть. Демон не обратил на это никакого внимания. Столицу хранили достаточно мощные заклинания, чтобы последствия не были необратимыми. Величайший город Ада восстанавливал сам себя. Ещё бы! Столько демонов в одном месте. Если бы не самостоятельная регенерация, то от него давно не осталось бы камня на камне! Поэтому и взгляд Хранителя летописей не задержался на перилах, а устремился дальше.

            С высоты балкона открывался непревзойдённый вид на необъятную главную площадь подземного города, сплошь покрытую прямоугольниками легионов. Демонические войска стояли там в полной готовности. Они лишь ждали сигнала. И до последнего оставалось совсем немного. Одно слово и целому миру должно было вновь встать на колени перед могуществом превосходящих сил. Грандиозность замысла и величие момента завораживали.

            Ал’Берит слегка повернул голову в сторону, расположенной на том же уровне, что и балкон, площадки, где собралась остальная свита во главе с самим Князем Светоносным. Архитектура скрывала от его взгляда основные события, но ему это и не требовалось. Достаточно было и отражения в жаждущих расправы и крови глазах легионеров. Затем он, как если бы событие, ради которого виконт и посетил столицу, перестало занимать, повернулся к площади спиной и обратился к стоявшему неподалёку демону задумчивым голосом:

- Знаешь, Кхоттаж, в последнее время перед моим взором достаточно часто возникает образ моего второго заместителя. Господина и барона Аворфиса, - титул и имя наместник произнёс с некоторой холодной насмешкой. – Причём почти всегда в сопровождении своей супруги… Яркое подтверждение тому, что и демонам доводится впускать в себя то чувство трепета к другому существу, желания обладания и заботы, что люди называют коротким словом «любовь». Вот только в отличие от человечества большинство из нас прекрасно может справиться с биохимией своих тел, чтобы не допустить возможного губительного влияния этой эмоции.

- Истинно так, мой повелитель, - бесстрастно согласился Кхал Рохжа.

- А скажи-ка мне, Кхоттаж, позволял ли ты испытывать себе нечто подобное? – вкрадчиво поинтересовался Ал’Берит, смотря свысока на подчинённого. Он был всего на пару сантиметров выше того, но это не мешало его ярким лиловым глазам словно пронзать вынужденного собеседника насквозь.

- Для моего клана подобный вопрос не столь актуален. Если ты ценишь женщину, то никогда с ней не будешь, мой повелитель, - ответил серокожий демон, намекая на то, что готовые к рождению дети клана Рохжа вынуждены были поедать внутренности матери, прежде чем выбраться из её чрева. Таким уж являлся единственный способ получить жизнеспособное потомство.

            Наместник, казалось, задумался, но затем его взор вновь вернулся к площади. Своевременно. Согласно сигналу пламя массовой телепортации взмыло ввысь почти касаясь края балкона.

            Вот оно. Начало и конец. Или наоборот? Конец и начало. И сколько ещё раз замыкался бы этот круг?

- Решительно не понимаю, к чему стоило делать из этого такую тайну! - без приветствия начал свою возмущённую речь герцог, вставая около виконта. Задуманное свершилось. Князь покинул свою свиту, и предоставленные самим себе Высшие демоны спешили воспользоваться обретённой свободой. – Это только лишило меня удовольствия наблюдать за всем с самого начала.

- В неизвестности есть своё неповторимое очарование, - прежде чем выйти из своего состояния задумчивости ответил Ал’Берит, с ходу понимая, о чём шла речь. Дзэпар позволил не утруждать себя избавляться от запаха человека, дабы сократить вступительные речи.

- Вот только сомнительно, чтобы женщина оценила его по достоинству, - рассмеялся он. – Но я доволен! Каковы бы ни были последствия этого… прототипа, всё ведёт к одному. Так что можешь продолжать, только с одним условием.

- Вы обязательно будете присутствовать, Ваше высокопревосходительство. Никак не смею разочаровывать вас в этом моменте.

- Замечательно, - довольно произнёс Дзэпар. – Ты по-прежнему не желаешь посещать Землю?

- Человечество и так узрит предостаточно демонов. Вы же знаете, что я предпочитаю несколько иные развлечения.

- И всё равно не следует отказывать себе в разнообразии! – с укоризной возразил собеседник и язвительно добавил. – Вот почему я столь долгое время предпочитал общество Ахриссы.

- Для неё ныне действительно настали наиприятнейшие времена.

            Баронесса была достаточно молода, а потому не застала предыдущего вмешательства. Так что в том, что кровожадная демонесса не упустила бы свой шанс посетить Землю на этот раз, сомневаться никому не приходилось.

-  Ты прав. Однако наш разговор следует прервать. Не желаю упускать время. Вторжению и так суждено стать весьма коротким действом.

- Не смею задерживать вас, Ваше высокопревосходительство.

            Они раскланялись, и Ал’Берит вновь остался на балконе в обществе Кхоттажа. Повелитель Аджитанта посмотрел вниз. Пустоту площади нарушало медленное шествие пары демонов. Аворфис неспешно вёл куда-то под руку свою супругу.