Глава 3.

 

            Карета плавно скользила по грубой дороге. Один из дэзултов снаружи утробно зарычал, привлекая к себе внимание. Лея выглянула за шторку, но ничего серьёзного не произошло. Видимо, ящер решил посвоевольничать, за что и получил удар хлыстом от наездницы по чешуйчатому боку. Он ещё раз что-то проревел, но на этот раз тихо, словно ворча, и вернулся к остальным.

- С ним иногда бывают проблемы, - прокомментировала Дайна. – Всё время хочет чувствовать себя вожаком.

- Будь он волен, возможно, так бы и было, - ответила Лея.

Она снова облокотилась на поручень диванчика, позволяя себе со скучающим видом наблюдать за мелькающим пейзажем. На этот раз ветра и пепла не было. И это радовало. Не слишком приятно, когда он лип к коже.

Они уже давно проехали за границу запретной зоны. Стражи, охраняющие шахты, незамедлительно пропустили госпожу. Подобная значимость льстила, но до сих пор и смущала Лею.

- Ты ещё волнуешься? - спросила телохранительница. До посёлка оставалось совсем немного.

- Конечно, - не задумываясь, произнесла очнувшаяся от раздумий Лея. – Я абсолютно потерялась в происходящем. Знаю одно, хочу совершенно другое… И главное почему он? Я же всегда недолюбливала его.  

- Вообще-то я имела в виду шахты и жителей посёлка, - открыто усмехаясь, заметила подруга. – Тебе давно следовало оставить свои сомнения. Вся проблема связана исключительно с биохимией твоего организма. Ныне ты радуешься собственному самообману… Лучше вспомни, насколько смешно выглядит прыгающий вокруг хозяина щенок. А ещё лучше активируй другие отделы мозга. Всё-таки даже для такого существа, каким ты являешься, выживание должно являться приоритетом. А если не включишь логическое мышление, то эта функция будет провалена.

- Я знаю, - вздохнула молодая женщина. – Понимаю, что это только игра, и что она кончится… Но ничего поделать с собой не могу. Может, есть какое-нибудь средство, чтобы подавить эмоции?... Да, и откуда ты про щенков знаешь?

- Если моё пребывание на Земле и было столь кратким, это ещё не значит, что мне о ней ничего не известно, - хмыкнула демонесса. – А помочь тебе отрешиться от себя поможет разве что то, что ты пила перед балом у герцога. Но постоянное использование разрушит организм… Да и ты знаешь, что эффект не так долог.

- Ясно, - сразу мрачнея, коротко ответила она. – Кстати об отварах, микстурах и тому подобному... Мне бы хотелось хоть проблем, связанных с возможными детьми избежать. Может, у вас в клане что-либо практикуется?

- Нет, - засмеялась Дайна. – У Дагна таких проблем точно нет. Да и тебе беспокоиться не о чем. Дети от связи между демонами и людьми и так исключительное явление. А уж от Высших. У них и между собой это редкость. Тот же Хдархет. Ему не одно столетие, но вряд ли во всём Аду ты найдёшь кого-то помоложе из знати.

- С моим-то везением, - возразила Лея, но успокоилась. В этом вопросе она вполне могла положиться на воительницу. – И повезло же ему родиться! Не мог обождать парочку тысячелетий?

- Видимо не мог, - только и сказала собеседница.

            Карета остановилась возле уже знакомого двухэтажного каменного строения. За разговором второй заместитель совсем забыла понаблюдать из окна за окружающими домами и жителями, хотя и планировала.

- Госпожа Пелагея. Мы так вам рады! – выпалил Эйтон и, как и его жена Инесса, отвесил земной поклон.

            Стоящий около управляющего хмурый человек тоже неловко поклонился, но его лицо при этом перекосило словно от боли. Госпожа слегка махнула рукой, давая понять, что те могли разогнуть спины. Встречающие выпрямились, и Лея поразилась переменам.

            Исчезла худоба. Вместо жалких, сломленных судьбой и обращением вышестоящих, созданий, которых то и людьми, будучи человеком, было стыдно назвать, стояли, пусть и подневольные, но вполне уже не обделённые жизнью особы. Во всяком случае, так можно было сказать об Эйтоне и Инессе. Их кожа приобрела чуть розоватый оттенок, всё ещё очень бледный (хотя Лея и сама благодаря местному климату не претендовала на золотистый загар), но пепельная трупная серость ушла. Или может это из-за того, что на этот раз не было ветра, несущего с собой золу? Нет, изменения были, и внимания они стоили. Округлились очертания лиц, перестали выпирать рёбра, в глазах появился какой-то огонёк. Но самое главное, от них перестало исходить полное отчаяние.

            Третий человек отличался. Да, его физический вид вполне соответствовал управляющему и его жене, но в остальном было много отличий. Самым бросающимся в глаза фактом стала смугловатая кожа и одежда. Не просто тканая, а современная. Джинсы и футболку с нелепой надписью, пусть местами и рваные, и грязноватые, было ни с чем иным не спутать. Кросовки тоже как-то не приветствовались жителями Ада. А потому Лея сделала единственное возможное умозаключение – тот оказался здесь не так уж и давно. И значит по её указанию. Теперь стало понятным и выражение его лица - любопытство, смешанное с гневом, ненавистью и раздражением.

- Это Ролан. Он горный мастер на «Утилемее», госпожа Пелагея, - заметив заинтересованный взгляд, прокомментировал Эйтон.

- Ролан Морель, - поправил мужчина.

            Он был долговяз, держался подчёркнуто отстранённо и с вынужденным уважением. По овальному лицу, украшенному тонким ястребиным носом, большими глазами под дугообразными бровями и высоким лбом с неглубокими поперечными морщинками, было просто невозможно не прочитать это. Вполне пухлые губы были упрямо сжаты в чёрточку, а волевой подбородок гордо приподнят. Нечего было и гадать, предположение Леи, что новые рабочие её недолюбливали, оправдывалось. И, похоже, в самую худшую сторону.

- Эйтон, на этот раз я рассчитываю на более длительный визит, - перешла сразу к основному моменту второй заместитель. – Поэтому хотела бы расположиться в комнате, а потом заняться делами.

- Как пожелает, госпожа, - снова поклонился управляющий.

            Она последовала в дом, попутно замечая, как глаза Ролана сверкнули красным.

            «Показалось, наверное», - подумалось ей. – «Может, и хорошо побыть здесь. Отдохнуть от демонов. А то мерещится всякая ерунда».

            Дайна и Дорра, храня молчание, шли следом. Путь был знаком. Эйтон вёл их в ту самую комнату, где она ночевала в прошлый раз. Обстановка там не изменилась. Разве что постельное выглядело абсолютно новым. Лея подумала, что это было несколько не нужно и лишняя трата. Всё-таки она являлась довольно простым и нетребовательным человеком. И прожитые в Аду около полугода на высокой должности так и не сделали из неё ханжу и привереду. Уж очень хорошо помнилась скромная земная жизнь.

- Госпожа чего-либо желает? – поинтересовался перед уходом Эйтон и улыбнулся.

- Нет. Так что примерно через полчаса я спущусь, и мы обсудим некоторые вопросы, - сказала она, желая остаться ненадолго наедине.

- Позвольте тогда выразить безмерную благодарность за то, что вы для нас сделали и делаете, госпожа.

Управляющий замялся, словно стесняясь собственной смелости, позволившей выразить признательность, поклонился и вышел. Судя по интонации, эти слова были искренними и шли из самой глубины его души.

Сердце девушки же остановилось. Нет, красный отблеск в глазах Ролана Мореля ей не померещился. Иначе можно было смело принимать тот факт, что у неё проявился психоз или какое иное психическое отклонение, ибо светло ореховые глаза Эйтона изменились. Как будто радужную оболочку заменила густая тёмная свернувшаяся кровь, а в глубине загорелся багровый огонёк. Улыбка, хоть и осталась добродушной, стала тоже не менее пугающей. Верхние клыки, бывшие и так чуть длиннее положенного, выросли на добрых пять миллиметров. Лея дождалась, когда дверь закрылась, и, сев на стул, непонимающим взглядом обвела комнату. Оставшиеся с ней Дагна язвительно улыбались кончиками губ, позволяя какому-то нехорошему подозрению в глубине души разрастись в самую настоящую уверенность, что от неё что-то скрывалось, причём исключительно из вредности демонесс.

- И, быть может, кто-нибудь мне объяснит? – как можно более внушительно поинтересовалась второй заместитель.

- Что именно? – с самым невинным и даже удивлённым выражением поинтересовалась Дарра. Лея указала в сторону двери пальцем и потрясла им.

- Что это было? Что с ним не так?

- Да всё с ним нормально, - только и пожала плечами Кхалисси. – Каким был – таким и остался.

- Дайна! – молодая женщина постаралась придать своему лицу более грозное выражение. – Что у него с глазами и зубами?

- Ничего особенного, - всё так же равнодушно и даже словно с некоторым раздражением, как если бы ответ и так был понятен, сказала воительница и, не сдержав полуулыбки, добавила. – А как, по-твоему, должен выглядеть сытый вампир?

- Ну почему все в этом мире надо мной издеваются?! Неужели это доставляет столько веселья и интереса?! – задала риторический вопрос Лея, потирая руками виски. – Вы ведь об этом знали, да?

- Конечно, - не стала даже отговариваться Дайна. – Просто ты так забавно реагируешь на любые мелочи.

- Мелочи, - фыркнула девушка.

- Более того, никогда не следует расслабляться, - поучая, продолжила демонесса.

- Да вы уж дадите расслабиться, - огрызнулась Лея. – Я даже знать не хочу, на какую еду уходили мои деньги, по одной простой причине. Эйтон так благодарен, что мне теперь стыдно как-либо менять своё отношение. Это как взять котёнка с улицы, покормить, погладить, пригреть и выкинуть через пару недель, так как он подрос, на его корм уходят деньги и более того он царапает мебель. И я не хочу знать, почему вы от меня скрыли такую информацию!

            Она немного задумалась, обвела взглядом телохранительниц и язвительно добавила:

- Предательницы!

            Предательницы приняли комплимент к сведению и заулыбались ещё шире, решив, что их шутка удалась.

- Но почему вампиры? Почему здесь именно они?

- Я предвидела твой вопрос, а потому даже собрала всю необходимую информацию. И это при том, что мне никогда не было дела до шахт, - заметила Дайна.

- Ценю и внимаю, - иронично ответила её госпожа и вытянула ноги.

- Не задумывалась, почему идёт добыча, хотя Ад существует столько времени?

- Нет, - признала девушка, понимая, что действительно как-то упустила из виду этот вопрос. – И сколько существуют шахты?

- Месторождение открыто достаточно давно. Проблему составляла добыча. Если со взрывами ещё было возможно бороться, то опасные газы шахт лишали возможности добраться до мифрила. Их даже айэтор не блокирует. Проникают через кожу. Конечно, некоторые Высшие имели оружие из этого металла, но чтобы так, как оно доступно сейчас.

- Это при том объёме добычи, что у нас есть, доступно? – засомневалась в правдивости сказанного Лея.

- Во всяком случае, это значительно больше, чем ничего… И так, проблема была в ядовитых испарениях, опасных даже для демонов.

- А как же Высшие себе на мечи насобирали? – заинтересовалась молодая женщина.

- Не только на мечи, - поправила Дайна и пожала плечами. – Это же Высшие. Они вполне могут контролировать окружающее их пространство или не дать яду проникнуть в организм, или нейтрализовать его. Вот уж не знаю, как они это делают.

- Или же просто ходили и с поверхности самородки собирали, - добавила Лея и рассмеялась.

Богатое воображение понеслось значительно дальше вдаль и дорисовало этих самых Высших, покрытых толстым слоем пепла и грязи, с гигантскими кубинскими сигарами в зубах, крепко сжимающих кирки в мощных лапах. А по поверхности, педантично высматривая пропущенный металл, одиноко бродил Ал’Берит в белых перчатках. Чистоплюйство никак не позволяло опуститься ему до уровня шахтёра.

Молодая женщина отсмеялась. Неудивительно, что добыча не велась столько времени. Деньги и обладание мифрилом – это одно, но так опускаться никто бы из Высших не стал.

- А может и так. Не довелось понаблюдать, - весело, видимо представив что-то вроде того, что и Лея, сказала Дайна. – Вот тут в игру и вступил Хдархет. Он сумел создать вампиров. Само по себе создание ни мёртвых, ни живых существ не вызвало бы такого его взлёта, но он нашёл им верное применение. Они стали идеальными рабочими для шахт. Им не нужен воздух, яд не влияет на них. Им не страшен огонь. То есть он их уничтожает, они чувствуют боль, но, если сила души была высока, то вампир в состоянии собрать свой пепел в прежнее тело. Конечно, по прошествии некоторого времени.

- Так у них есть душа? – удивилась Лея.

- Можно и так сказать. Только видоизменённая. В своём существовании они более не накапливают её энергию, а тратят. Пока она ещё есть, они живы. Но душа ускользает весьма быстро, и без подпитки вампиры крайне мучительно умирают.

- Так вот зачем эти поставки кристаллов душ, - пришло к ней чёткое осознание реальности. – Я думала, что они несколько иначе действуют.

- Но действуют именно так. Это необходимое условие жизни вампира.

- А почему они тогда пьют кровь? – вспомнила Лея и о земных поверьях.

- Ну, ты же видишь разницу между нашим первым визитом и этим. Кристаллы душ не позволяют умереть, а кровь даёт им возможность почувствовать себя более живыми… Но последнее необязательно для успешной работы на шахтах.

- Потому ты и называла это баловством? - припомнила она.

- Именно, - согласилась Дайна.

 

            Девушка спустилась по лестнице, сопровождаемая демонессами. Она направлялась в ту же комнату, где шёл разговор с Эйтоном и в прошлый раз. Управляющий возник по дороге, словно из-под земли появился. Она внутренне насторожилась сначала, но достаточно быстро расслабилась. Вампир или человек. Какая разница? Главное, что он был доброжелателен. До этого же Эйтон никаких кровожадных наклонностей не показывал!

            Ничего в угловой комнате дома на первом этаже не изменилось. Каменные стены, пол и мебель. Несколько масляных ламп дополнительно освещали пространство, но это было практически незаметно из-за огромных, почти во всю стену, окон с раскрытыми ставнями. Если бы вместо них висели осветительные шары, то полумрак смог бы покинуть комнату. А так, это было бесполезно. По центру помещения стоял круглый серый с желтоватым оттенком стол, окружённый грубо вытесанными креслами, покрытыми тёмной кожей. В дальнем углу - закрытый секретер со стулом. Скорее всего, эта место и являлось своеобразным рабочим кабинетом Эйтона, так как в прошлый раз он доставал все необходимые по работе свитки из шкафа напротив окон.

Ролан уже находился здесь же. Он сидел в кресле за круглым столом и даже не собирался вставать. Это было откровенной наглостью. Не то, чтобы Лею так уж возмутило бы подобное явление в обычной жизни. Напротив, она была бы рада побеседовать без лишнего этикета в дружеской обстановке. Это являлось именно тем, чего ей так не хватало! Просто расслабиться. И всё же в Аду такое поведение было показателем полного пренебрежения и неуважения, и интуиция кричала о том, что подобное в данной ситуации недопустимо.

            Она остановилась, стараясь придать себе возмущённый вид, а попутно думая, как лучше заставить мастера действовать согласно правилам. Эйтон, до этого знаками намекающий коллеге, чтобы тот встал и поклонился, если бы мог побледнеть ещё больше, то обязательно бы это сделал. Наконец, он не выдержал и подошёл к новичку. Взял того за шкирку и, легко подняв одной рукой, заставил наклониться. Лицо Ролана уткнулось в пол, и он стал походить на нашкодившего щенка, решившего понежиться на запрещённом диване, грозный хозяин которого к несчастью находился неподалёку. Щенок, как и положено, тявкнул, то есть недружелюбно посмотрел, показывая свой нрав, но возражать, признавая силу, ничего не стал.

- Простите его, госпожа, - попросил о милости  управляющий. – Он совсем недавно здесь. И не до конца осознал принятые правила.

- Что ж, - холодно ответила второй заместитель, внутренне радуясь, что Эйтон сделал всё за неё. Оставалось лишь достойно проплыть по течению. – Я рассчитываю, что более этого не повторится. Ведь состав кадров можно и изменить.

            Она, с грацией сев в одно из кресел, посмотрела прямо в глаза Ролану. Смотреть оказалось крайне неприятно и тяжело, но Лея выдержала. После чего добавила:

- Можете присесть.

            Эйтон не дал окончательно упасть молодому вампиру и поднял его. Затем отпустил руку, поклонился и сел в кресло. Морель повторил движения управляющего. Но они выглядели деревянными и неохотными… Лея не могла его винить. В конце концов, Ролан был всего лишь жертвой неудачно сложившихся обстоятельств, и вряд ли на его месте она вела бы себя иначе.

- Эйтон, было необходимо, чтобы среди новых рабочих, оказался человек с достаточным опытом и образованием, чтобы улучшить текущие темпы добычи. Он был предоставлен, но, судя по твоим отчётам, показатели не меняются, - начала разговор девушка заученной по дороге фразой.

            Лицо Ролана исказила гримаса, и ей стало понятно, что тот и оказался тем самым счастливчиком. Иногда быть компетентным специалистом не так уж и прекрасно, как порой предполагалось.

- В чём состоят проблемы?

- В окружающем мире, - выплюнул специалист. – Добычу просто невозможно усовершенствовать. Нет тех технологий, что сейчас применяются. Ни машин, ни техники, ни устройств. Магнитные поля разрушают электронику.

- А если вспомнить более ранние периоды. Скажем столетие назад, - предположила Лея.

- Ветра практически нет, воды тоже. Использование паровых машин поэтому нецелесообразно. А взрывоопасная обстановка не даёт использовать другие двигатели. Иначе, чем стропами транспортировку руды на поверхность не осуществить, а потому только она занимает продолжительное время. Кроме того, грунт крайне твёрдый и отличен от земного. Сами вкрапления мифрила очень мелкие, как зерно, и немногочисленны. В буквальном смысле по крупицам собираем. Легче иголку в стогу сена искать. Замкнутый круг, - равнодушно, спокойно и отрешённо сказал Ролан, на корню пресекая все возможности развития адской металлургической промышленности, и несколько язвительно добавил. - Остаётся надеяться, что на кирки, лопаты и молоты можно наложить какое-либо заклинание, улучшающее их прочность и прочие характеристики.

            Лея, в голове которой сразу возникли глупые мысли о великой «критовой» сковородке, дающей плюс пять ко всем характеристикам, задумчиво перевела взгляд на Эйтона. Тот, соглашаясь со словами Ролана просто опустил глаза.

            «Да уж», - подумала она. – «Можно было бы и догадаться. Уж Хдархет бы своей прибыли не упустил».

            А затем, ухватившись за последние слова мастера, поинтересовалась.

- А если мы на кирки нанесём слой мифрила или вообще из мифрила сделаем? Он ведь невероятно прочен, а режущая кромка превосходит всё мыслимое, насколько мне известно.

- Мифрил сочетаться с другими металлами не любит, так что только цельные. Это было бы как раскалённым ножом по маслу, госпожа Пелагея, - усмехнулся Эйтон, после того, как все присутствующие, кроме Ролана, ошеломлённо посмотрели на девушку.

- Однако, - сочла необходимым вставить своё слово Дайна, прочистив горло. – Тогда я первая встану в очередь за такой киркой. И не удивлюсь, что скоро появится техника боя на них, так же как и на лопатах… И что там ещё в горном деле используется?

- Да из того, что требовало бы мифрила, не так уж и много, - серьёзно ответил Ролан.

- Но это потребует уменьшения дохода в казну Князя, - намекая на опасность, продолжила воительница, не давая фантазиям ступить на шаткий путь воплощения в реальность. – Из чего-то же делать эти инструменты надо.

- М-да, - согласилась Лея. – Если бы нам увеличить добычу. Отправлять, согласно норме, а из остатков сделать…

- А это сокрытие дохода, - наседала Дайна.

            Эйтон лишь испуганно переводил взгляд с Леи на демонессу. О таких правонарушениях он не смел даже думать. Но, наконец, и он сказал своё слово:

- Инспекция по любому заметит новые инструменты, госпожа Пелагея.

- Но я то в курсе всех этих инспекций, - намекнула молодая женщина и тут же прикусила язык.

            Можно ли было обсуждать такие вещи в присутствии вампиров? В Дагна то она не сомневалась, а вот в них абсолютной уверенности не возникало. Нужно было реабилитироваться. Срочно.

- Хотя, вы правы. Верность и лояльность превыше всего.

- В любом случае, - язвительно проговорил Ролан. – Это необходимо именно вам. Даже, если были бы более совершенные инструменты или техника, это никак не повлияло бы на жизнь обычного рабочего, торчащего в шахтах по двадцать часов в сутки семь дней в неделю, - и, заметив, что Дайна с грозным видом начала вытаскивать один из мечей, поспешно добавил. – Госпожа Пелагея.

- Не скажи, - бесцеремонно обратилась к нему сама госпожа. – Тогда не надо было бы столько рабочей силы. И, к примеру, двести шесть человек могли бы и не отправится в Ад.

            Они ещё какое-то время обсуждали иные вопросы, и Лея с ужасом понимала, что огромное количество намеченных тем, вполне умещалось в трёхчасовой разговор. А с учётом того, что пробыть она здесь планировала несколько дней…

Ролан вёл себя вполне прилично, ибо Дайна не отрывала от того такого испепеляющего взгляда, что и самой девушке временами становилось не по себе. Наконец, она сослалась на то, что остальные вопросы (а их частично придумать предполагалось нынче же ночью или утром) вполне можно отложить на завтра.

- Позвольте вас проводить, госпожа Пелагея, - вызвался Эйтон.

- Как пожелаете.

- Я вынужден просить вас об одолжении, госпожа, - нерешительно взвешивая каждое слово, сказал вампир, когда они остановились перед дверью в спальню.

- Каком же? – поинтересовалась девушка.

- Обстановка в посёлке очень нестабильна. Новообращённые всегда плохо поначалу сливаются с обстановкой. А тут ещё и сразу столько. Меня беспокоит, что они могут решиться на, - он немного задумался, осторожно подбирая слова. – На недостойные их положения действия.

- Вы хотите сказать, что мне здесь небезопасно находиться? – управляющий только удручённо, явно нервничая, утвердительно кивнул головой. – Что ж. В таком случае, надеюсь, вам будет приятно узнать, что я и сама планировала уехать послезавтра, в отличие от первоначального решения.

            Эйтон поклонился на прощание, но беспокойство с его лица не исчезло. Лея же зашла в комнату. Да, по Ролану было видно, что он во многом винил её. Конечно, среди новообращённых могли быть и другие такие же. Но чтобы все двести шесть вампиров решились на бунт? Это казалось сомнительным. А с парочкой другой Дагна вполне могли разобраться.

- Дайна, - на всякий случай решила уточнить она. – А как вы с вампирами? Если что справитесь?

- Вообще, да, - спокойно ответила Кхалисси. – Они лишь совсем немного сильнее и более ловки, чем самый обычный человек. У них не может быть оружия, кроме тех же самых рабочих инструментов. Уж за этим здесь следят. Да и драться редко кто из людей умеет. Тем более, ты наверняка заметила, что стоило тому же Ролану немного показать, что его слова и действия могут иметь нежелательные для него последствия, как он стал вполне милым душкой, - усмехнулась телохранительница. – Так что несколько вампиров не страшны. А все бунтовать вряд ли станут.

- Это хорошо, - произнесла Лея, довольная, что её предположение разделялось.

- Есть правда небольшая проблема, - добавила Дарра. Решив стать некой ложкой дёгтя в бочке мёда.

- И какая же? – тут же насторожилась девушка.

- Как их не убивай, а всё равно в итоге воскреснут. Соберут себя по кусочкам. Так что это будут только временные меры. Окончательно убить их может только отсутствие кристалла душ.

- И как же тогда их возможно уничтожить?

- Обездвиживают. Привязывают за конечности, следя, чтобы тот их не оторвал, а там время делает своё дело. В конце концов, вампир погибает. А каждая утекающая капля души приносит сильную боль.

- А откуда же у нас есть суеверия, что вампира можно убить, проткнув его сердце осиновым колом? Что они сразу сгорают от солнечного света? Что для них опасно серебро? – припомнила Лея легенды.

- Как же ты их любишь, - хмыкнула Дайна. – То подкармливаешь, то размышляешь, как убить коварную бяку… По солнечному земному свету могу сказать, что он заставляет быстрее энергию души уходить. Те же блуждающие души, или призраки по-вашему, потому ночное время и предпочитают. Но о молниеносной смерти здесь речи быть не может. Удар в сердце, правда, на некоторое время обездвиживает. А обо всём остальном можно только гадать, откуда такое надумано.

- Не хочу гадать. Хочу, чтобы моя недобрая половина населения стала хоть чуть-чуть приятнее, и дала спокойно пожить пару дней.

- Посмотрим, - ответила Кхалисси клана, несколько задумываясь над чем-то. – Но я на всякий случай выйду на улицу. Сестричек предупрежу, чтобы были осторожнее.

- Это правильно, - согласилась девушка.

            Сняв платье и открыв дорожный сундучок, Лея достала свободную длинную белую ночную сорочку с глупыми рюшками, на какой-то миг подумав, что в ней она стала бы идеально походить на картинки в книгах или сцены из фильмов, где к мирно спящей красавице подкрадывался бледнокожий вампир в чёрном плаще с красной подкладкой и неизменными когтями в стиле Фредди Крюгера. Всё, что оставалось, так это принять театральную позу и соответствующе вытянуть шею. Молодая женщина улыбнулась своим собственным бредовым мыслям, умываясь из кувшина. Увы, о более совершенных удобствах в посёлке приходилось только мечтать. И, не теряя времени, она легла в постель. Та была жестковата, и ей никак не удавалось устроиться поудобнее.

- Всё не подберёшь соответствующую позу для предстоящего собственного жертвоприношения? - компенсируя временное отсутствие Дайны, прокомментировала Дарра. Каким образом демонесса догадалась о промелькнувших мыслях, так и осталось загадкой. Как и обычно.

- Почему? Я вполне представляю, как в таких случаях следует лежать, – возразила Лея и, поправляя желающую задраться одежду, вытянулась во весь рост, затем скрестила руки на груди. Для более полной картины не хватало лишь, зажатой меж пальцев, свечи или цветка.

- Не вполне, - возразила Дарра. – Обычно жертвы привязывают. Уж очень они не хотят понимать значимость блага, что принесут своей смертью. А твоя поза говорит лишь о том, что ты готова отойти в мир иной.

- В принципе, мир снов можно и так назвать.

           

***

 

Заснула, конечно, Лея совсем иначе, хотя долгое время пыталась из принципа оставаться в первоначально принятом положении. Сначала ей снилось что-то очень приятное, постепенно сменяющееся тревогой и попытками куда-то и от кого-то убежать. Но длилось всё это недолго, ибо сну не предстояло стать продолжительным. А пробуждение оказалось крайне неожиданным – её просто схватили и подняли за руку, ставя на ноги, как опытный рыбак резким движением выуживал маленькую беззаботную рыбку из воды.

- Держи, - коротко приказала Дайна, окончательно разрывая пелену сна.

Воительница сунула в ещё не слушающиеся ладони Леи длинный нож. Та, ничего не понимая, вцепилась в него, следуя указанию. Но в этой сумбурной обстановке получилось взять рукоять обеими кистями рук, как пресловутую свечу или цветочек. Поняв это, девушка быстро перевернула и перехватила нож одной рукой. Демонесса выглядела крайне напряжённой. Больше Дагна в комнате не было.

- А что случилось? – вполне ощущая, что дурман сна почти отхлынул, спросила Лея и поняла, что слышала чьи-то приглушённые крики внизу. Телохранительница лишь скользнула по ней взглядом.

- Вампирята разбушевались, что сестрички у лестницы не хотят их подпускать поближе к тебе… Если кто сюда ворвётся, то режь глаза. Это хоть немного собьёт их с толку и, может, Эйтон успеет.

- Всё так серьёзно?! – новость оказалась шокирующей. – Что успеет Эйтон?

- Я видела, как он сумел выскользнуть из дома в самом начале. Должен привести старших вампиров, которые понимают, чем грозит эта выходка, или Стражей. Простой побег его не спасёт.

- А если телепортироваться, как тогда в общину Дагна?

- Искусственные телепорты в запретной зоне не действуют, а природным умением не обладаем… И помолчи. Дай послушать, что происходит внизу! – шикнула на неё демонесса.

            Некоторое время Дайна напряжённо вслушивалась. Лея и сама превратилась в сплошной слух, но кроме непонятных приглушённых криков и чего-то похожего на удар металла о металл не слышала. Звукоизоляция в каменном доме являлась отменной. В какой-то момент даже стало досадно, что такой не было в её родной квартире. Быть может, тогда уши соседей не так бы краснели по утрам в выходные, когда она просыпалась от звука дрели. В какой-то миг воительница попыталась сорваться с места, но оглянулась, посмотрела на свою госпожу и снова замерла. Однако ненадолго.

- Вот бездна! Догадались, паршивцы, - прошипела Дайна.

- О чём? – ничего не понимая, спросила, отодвинутая сильной рукой к стене напротив окон, Лея. В комнату вбежали перепачканные кровью Дайри, Дэнна и Дейра.

- Что на узкой лестнице и одна вооружённая Дагна может обороняться очень долго против их численного преимущества, - пояснила демонесса.

Словно в подтверждение её слов ставни на обоих окнах были сорваны резкими ударами почти одновременно. Вампиры старались подкрадываться и забираться как можно тише, а потому сама девушка оттуда не слышала ни звука. К несчастью для нападающих, у телохранительниц слух был превосходным, а узкие окна создавали тот же эффект, что и на лестнице. Дайри занялась левым окном, а Дайна правым. Оба меча Кхалисси быстро и легко рассекли воздух. Часть головы противника осталась в комнате, остальное тело полетело вниз, смахивая со стены других лазутчиков. Но это была битва далеко не на два фронта. Некоторые вампиры забрались на второй этаж через окна других помещений, и теперь Дэнна и Дейра защищали дверь. Трём Дагна на лестнице пришлось тоже отступать с боем к комнате госпожи, чтобы не подставлять спину под удар. Их окружали.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: