Рай. Земля. Ад.

Книга вторая.

 

 

 

 

 

Предисловие или о чём была первая книга.

 

      Эти страницы повествуют о девушке по имени Пелагея (Лея) спокойно живущей размеренной жизнью в пригороде Санкт-Петербурга. Привычный ход её жизни рушится из-за нелепого стечения обстоятельств – по дороге на работу она становится свидетелем нападения на незнакомку. Вместо того, чтобы как нормальный человек убежать, Лея старается помочь несчастной жертве, но вместе с преступником (далее становится известно, что он на самом деле охотник на людей) переносится в Ад. Девушка приходит в себя в пустынной местности мало пригодной для жизни человека.

На этом бы история и закончилась, но на её удачу наместник города Аджитанта (в котором и происходит действие книги) Ал’Берит как раз возвращается с подчинённой ему территории. Он проявляет заинтересованность к неожиданному появлению человека в его владениях, ибо это даёт возможность приструнить его амбициозного заместителя Хдархета. Так Лея становится ценным свидетелем, но люди в мире демонов всего лишь товар, о чём на собственном опыте и узнаёт девушка. Как только она перестаёт быть необходимым доказательством, то становится узницей, чья жизнь уже ничего не стоит.

В темнице Лея знакомится с демонессой Дайной, вместе с которой совершает побег и даже возвращается в родной мир. Увы, это событие, радостное для девушки, только приводит к конфликту между Раем и Адом. Но не всё так просто. Извечные враги на этот раз сумели договориться, а девушку возвращают в Ад. Теперь, она вынуждена остаться там. Ал’Берит предлагает ей выбор: провести оставшуюся жизнь в темнице, из которой она сбежала, или «удостоиться редкой в Аду почести, коей не удостаивался ещё ни один человек» - стать вторым заместителем наместника. Разумеется, Лея выбирает второй вариант, не зная, что ей предстоит стать марионеткой в ловких руках, привыкшего дёргать за ниточки, демона. Дайна и её клан подвергаются суровому наказанию.

Назначение Леи (ничтожного жалкого человечка) на высокую должность приводит в ярость Хдархета, ибо это открытое издевательство над ним. Однако, понимая, что смерть девушки по его приказу не выгодна в силу многих причин, только устраивает многочисленные каверзы, призванные выставить самого наместника не в лучшем свете. Результатом становятся - интриги, коварство, продуманные ходы между Ал’Беритом и его заместителем. Между тем, Дайна, желая отомстить за вынужденное убийство своих сестёр, ведёт свою игру. Оба сюжета порою переплетаются.

 Чтобы разобраться с новым назначением, и жизни в Аду в целом, Лея нанимает Дайну и её клан как телохранителей. Фактически же функции клана Дагна становятся намного шире, но и человека, и демонов это устраивает. Ведь здесь их цели совпадают. У Леи появляется шанс выжить. У Дайны – отомстить и дать необходимую передышку для клана.

Одна из обязанностей Леи в новой должности – контроль над мифриловыми шахтами, ранее принадлежавшими Хдархету. Ему пришлось передать их во власть Князя из-за скандала с нелегальным перемещением главной героини, чтобы «замять дело». Девушка посещает шахты и принимает работающих там вампиров за людей. По возвращении в город она всячески старается улучшить их быт.

За время пребывания в Аджитанте Лея узнаёт много нового о том, о чём ранее и не задумывалась: что такое Ад и Рай; как они возникли, откуда берут истоки битвы войны за человеческие души и зачем эти души вообще нужны; как возникло человечество. Жестокие же развлечения демонов приводят к переосмыслению, ведь порой необходимо делать крайне нелёгкий выбор, способный свести с ума. А Хдархет с удовольствием предоставляет все возможности для этого. Его игры достигают апогея, когда на балу в качестве кровожадного развлечения появляется семья Леи, а всё, что остаётся девушке – быть безмолвной наблюдательницей. Ведь даны чёткие указания Ал’Берита. Выбор невелик. Найти в себе силы жить дальше, пытаясь отомстить Хдархету, либо подвести наместника и обречь себя на адские муки.

Судьба же продолжает преподносить и новые «приятные» сюрпризы. Ал’Берит и один из демонов высшего сословия одновременно, и нежданно для Леи, посещают дом девушки. Возникает неловкая ситуация, приносящая своей нелепостью удовольствие обоим демонам. Они устраивают игру, а Лее предстоит стать «сомнительным призом» для победителя. Так девушка становится фавориткой наместника. В начале она пытается избежать таких отношений, но постепенно понимает, что влюблена. При этом прекрасно осознаёт, что для наместника это только очередная забава.

Возможность для мести Хдархету не появляется до тех пор, пока Лея вновь не посещает шахты. Тогда то и происходит непредвиденное - часть рабочих устраивает мятеж. Бунт подавляется лояльными вампирами. Управляющий шахтами, не желая подвергать огласке это преступление, идёт на сделку. Он рассказывает о том, что у Хдархета есть нелегальная шахта, а, следовательно, скрытые доходы и неуплаченные налоги в казну самого Князя... Это приводит к окончательному падению заместителя. Более того, на него Ал’Беритом умело «вешается» ещё несколько дел, вызывавших конфликт с Раем.

 В конце первой книги раскрываются причины некоторых поступков наместника, позволившие удачно завершить его интриги, но остаётся открытым вопрос о дальнейшей судьбе Леи…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Часть I.

 

Рай. Ниточки марионетки

 

Подставлю ладони -
Их болью своей наполни,
Наполни печалью,
Страхом гулкой темноты.
И ты не узнаешь,
Как небо в огне сгорает,
И жизнь разбивает
Все надежды и мечты.

 

Ария «Потерянный Рай»

 

Глава 1.

 

            «Вот так бывает, тебе уже за тридцать. И вроде жизнь твоя ясна и понятна, как будто написана под копирку ленивым творцом. И ждать от неё уже нечего. Да и не хочется ждать. Другие в твоём возрасте пожинают плоды юности, хорошие и не очень, а ты всё ещё ищешь свой укромный уголочек на этой планете и сомневаешься, что такой вообще существует... А ведь хочется простого человеческого счастья - мира в семье, покоя в душе, близких рядом, друзей верных, любви взаимной… Большой список получается… М-да… Видимо не так уж и просто это счастье человеческое. А судьба только усмехается украдкой, делая очередную подножку. Вдруг, на этот раз, марионетка случая не сожмёт кулачонки крепко накрепко, стискивая зубы, да не поднимется?… Или всё же встанет, и можно будет очередную гадость готовить упрямому человечку?... Вот уж где веселье для злорадного безумного создания. А ты растерянно идёшь и идёшь корявой тропой своей жизни, не зная, чего и ожидать за очередным поворотом, и зачем тебе это вообще надо. Но месишь песчинки времени под ногами, потому что есть в душе вера, что всё не напрасно, что есть глубокий смысл у бытия, и когда-нибудь всё будет хорошо. Ведь будет, правда?... Должно же так быть.

            Надежда – последнее, что умирает в человеке… Ох, и прав же был Диоген Синопский. Можно потерять абсолютно всё, но пока живо это чувство, в тебе теплится и жизнь. И, если не дать этому тлеющему угольку погаснуть, то оно может превратиться в новое горячее пламя… Или потухнуть окончательно несмотря на старания… Зависит от того, на что хватает сил твоих. Можешь ли ты рассмеяться в лицо судьбе и построить жизнь заново, несмотря на её каверзы?»…

- Лея! – окликает тебя низкий женский голос, отвлекая от новой попытки написания мемуаров. Предыдущую версию то пришлось сжечь, ибо не прошла цензуру строжайшего литературного критика.

 

- Лея!

            Подруга остановилась, уперев руками бока. Вид у демонессы был крайне недовольный и забавный. Синие глаза с укоризной смотрели из-под нарисованных, только начинающих отрастать, бровей. Косая неровная светлая чёлка (почти от макушки) к утру опять разметалась, создавая впечатление проплешин. Совсем коротенькие косички у висков немного топорщились. Хорошо хоть кожа на лице вернулась к естественному бледно-розовому цвету с тёплым отливом.

- Дайна, может тебе, пока волосы не отрасли, ободком воспользоваться? – предложила, стараясь скрыть возникшую улыбку, Лея.

            Глаза воительницы загорелись нехорошим огоньком. Конечно, никого не привели бы в восторг последствия маленького экспериментального взрыва, когда они столь портили внешность. Хотя, тут бы радоваться, что Дайна, как демоническое создание, достаточно ловка и крепка, чтобы отделаться только такими мелочами.

- Если бы меня это так волновало, то уже давно бы иллюзией воспользовалась.

            Несмотря на явное недовольство, подруга предпочла отмахнуться от замечания. Затем она, как бы невзначай, подошла к девушке. Заместитель наместника Аджитанта тут же отложила перо и попыталась прикрыть лист руками, словно школьница, решившая не дать подсмотреть учительнице, как гениально могли решаться сложные математические примеры в исполнении незадачливого ученика. Попытка не удалась. В отличие от тактичных педагогов Дайна ловко подцепила угол бумаги кончиками пальцев и чётким молниеносным движением вытащила добычу, как опытный рыбак подсекает рыбку. Лея, понимая тщетность попыток отнять, только вздохнула и выжидательно посмотрела на демонессу. Комментарии не заставили себя ждать.

- Чушь какая! - фыркнула воительница, а затем, вчитываясь в смысл слов, скрытых за корявым почерком, задумчиво и серьёзно добавила. – Но вполне сойдёт... Знаешь, ты, пожалуй, допиши.

- Понравилось?

            Лея ощутила небывалый прилив гордости. В душе уверенно просыпался автор «бестселлера».

- Ну, как сказать, - ухмыльнулась ехидная собеседница. – Во всяком случае, от бессонницы поможет. Пара абзацев и крепкий продолжительный сон обеспечен.

- Вот спасибо, - разочарованно ответила молодая женщина и всё-таки выхватила листок.

- Или под пытки читать хорошо. Надо же заключённым и о бренности бытия задумываться, - невозмутимо продолжила та. – Ситуация то располагает. А то они всё о побегах, да о подкопах…

- Дайна, ты…

            Лея многозначительно замолчала, давая возможность телохранительнице самой додумать соответствующий эпитет. Дагна лишь восторженно заулыбалась, словно в предвкушении изысканного комплимента.

- Да уж такая, - рассмеялась, наконец, она, понимая, что госпожа ничего так и не сказала бы из своих соображений понятия вежливости. – Ты вот мне лучше объясни, зачем тебе вот это?!

            Дайна вновь приняла недовольную позу и грозно указала пальцем, оканчивающимся заострённым когтем, на шкаф.

            На его створке болталась вешалка с обновкой. Девушка искренне считала, что это одна из её наилучших идей. После случая с вампирами, хотелось быть хоть немного более защищённой перед лицом опасности. Увы, тренировки с Дагна показали полную неуклюжесть и неспособность управляться с оружием. Меч, даже короткий, хотелось держать двумя руками. Ноги в нужные позиции иногда и вставали, но плавно перетекать в другую комбинацию не хотели, изощрённо путаясь. Более того, на атаку был только один рефлекс - испуганно отскочить и, закрывая глаза, попытаться кольнуть мечом в сторону противника. Это в лучшем случае. А так просто сделать кружок другой по залу, надеясь найти иной выход или попросту уморить противника. Конечно же, первой уставала сама девушка. Дайна, искренне уделив этим тренировкам почти дюжину дней, решительно отказалась продолжать, заявив, что большей бездари не встречала в своей достаточно продолжительной жизни, и лучше Лее не менять отработанную тактику. Уж надёжнее на четвереньках спрятаться в укромный уголок и оттуда пытаться сделать какую-нибудь верную гадость врагу (ведь до сих пор как-то это получалось), чем напрямую лезть на рожон с явными нежелательными последствиями для себя любимой. Какая-то часть души взбунтовалась, находя в себе великого героя и воина всех времён, но разум благоразумно согласился. Хотя, скорее всего, решающую роль сыграли усталость, лень и синяки от сих упражнений.

            И вот, понимая, что нападение – не всегда лучшая защита, девушка решилась на хитрость, благо новоприобретённая шахта позволяла совершить и не такую дурость. Конечно, процентный доход с этой собственности оказался небольшим, но его, благодаря богатой жиле, с лихвой хватало, ведь он превышал её заработную плату как заместителя наместника в несколько раз.

            На плечиках вешалки висело тонкое изделие, которое из-за фасона можно было бы назвать и сорочкой под платье. Оно было двухсторонним. Чёрный и телесного цвета шёлк. Между слоями ткани скрывалась тончайшая кольчужная сетка из мифрила. Однако толщина той всё равно позволяла выдержать серьёзный удар. Если, конечно, у врага не было цели попросту раздавить противника. И при этом вставка не мешала наряду струиться и двигаться в такт движениям так, как если бы он был без такого секрета. Лёгкий металл практически ничего не весил. Треугольный глубокий вырез, бретели и подол украшали витиеватые петли. Это был не просто узор. При желании к одеянию можно было прикрепить рукава с узкими заострёнными манжетами, ворот, плотно закрывающий шею, и длинный низ, полностью скрывающий ноги.

- Это моя рыцарская броня, - гордо произнесла Лея, любуясь, воплощённой в жизнь, гениальной задумкой.

- Это твоя исключительная... Твой бред, - поправилась демонесса, избегая рифмы. Затем её голос стал громким и возмущённым. – Как такое изуверство и извращение могут в голову приходить разумному существу?!

- А, может, я не такая и разумная, - предполагая, отшутилась молодая женщина. Настроение было прекрасным, и ничто не могло его испортить.

- Столько драгоценного металла извести! – не унималась Дайна и начала круговое шествие по комнате, читая наставления.

            Опыт выслушивания аналогичных поучений в течение жизни, начиная с далёкого детства, сделал своё дело. Взгляд сквозил виной, но голову моментально заполнили иные мысли и раздумья. Лея лишь машинально периодически кивала в знак того, что речам вникали. Уши же ничего не воспринимали и даже не собирались этого делать. Мозгу тоже было всё равно насколько редок и дорог мифрил. В конце концов, сердце радовалось, душа ликовала, сознание не возражало – аргументы Дайны были бесполезны.

- Ты меня вообще не слушаешь! – возмутилась воительница.

- Скорее не хочу слышать. Я ведь тоже могу быть вредной. Как говорится, с кем поведёшься – от того и наберёшься, - съязвила её госпожа.

- Только интеллекта, чтобы нормально ум перенимать не хватило, - не осталась в долгу Дагна. – Ты лучше ответь, придумала название для шахты? А то завтра последний день. Нельзя так оставлять.

- Никак не могу решиться. «Хдархетова погибель» или «Пелагеина отрада»? - честно ответила она, придавая своему лицу выражение мученического выбора при абсолютной серьёзности.

            Комнату заполнил смех телохранительницы.

- И своё имя увековечить хочется. Пусть навсегда помнят, - уже открыто улыбаясь, продолжила девушка. – И вот бывшему первому заместителю почести отдать полагается.

- Хдархета не стоит. Его имя не просто так будет выжжено из упоминаний, - отсмеявшись, ответила Дайна. – А «отрада» как-то через чур.

- Тогда не знаю как…

- Пусть будут «Безымянные Копи». Чем не хорошо? И загадочно, и всю полноту твоего воображения отражают по части придумывания названий.

            На этот раз шутка демонессы была воспринята за великолепную идею.

- Точно! Тогда и решили, - согласилась с выдумкой Лея.

            Дагна с некоторым недоумением посмотрела на свою госпожу. Затем пожала плечами.

- Но эта гадость просто нечто, - снова бросив взгляд на бронированное платье, сказала воительница.

- Зато, хоть какая-то защита, - прозвучало возражение в очередной раз. – Больше то никак у меня не получается.

- Я об этом хорошо подумала, - уже более серьёзным голосом проговорила Дайна и внимательно посмотрела на девушку. – Есть одна мысль. Может тебе попробовать использовать кристаллы душ? Сомневаюсь, что твоей силы хватит на сложные заклинания. Не таковы уж твои возможности, - развела руками демонесса. – Но это был бы выход из положения, если ты определённо решила научиться хоть чему-то полезному.

- Если честно, я боюсь их, - ёжась, ответила она, вспоминая все неприятные ощущения, что возникли внутри, когда Хдархет вложил ей в ладонь маленький осколок кристалла. Боль и отчаяние, поглощающие собственную душу. И всё же добавила. – А ты можешь меня научить?

- Могу. Но не буду.

- А зачем же ты тогда об этом говорила? – удивилась та.

- Потому что для этого нужно согласование с Высшими… Попроси Его превосходительство Ал’Берита, - посоветовала Дайна и заговорщицки подмигнула.

            Лея почувствовала, что щёки начали краснеть. Демонесса откровенно намекала, что и от романа с повелителем следовало получать выгоду, раз пока он благоволил к человеку. А это было именно так.

            Раскрывая наместнику тайну Хдархета, девушка ожидала любого решения. Было бы вполне естественно, если бы её, как уже не нужную использованную вещь, отбросили в сторону. И пусть способ, каким избавился бы от подобного бремени Ал’Берит, оставался неизвестен, он явно должен был бы стать весьма малоприятным. Однако должность осталась за ней… Удача словно решила улыбнуться. Лея даже стала первым заместителем наместника, несмотря на то, что обязанности остались теми же. Повелитель также согласился на патент новой шахты (не упустив при этом пользы и для себя) и… она всё ещё была фавориткой. Сердце невероятно радовалось последнему обстоятельству.

            «Может быть», - начинала только появляться не оформившаяся до конца крамольная мысль, как разум старательно прерывал ту.

            Ничего не могло получиться у них. Во всяком случае так, как ей бы хотелось. У Ал’Берита во всём были свои интересы. Когда он избавился от Хдархета, молодая женщина потеряла свою значимость. Внутреннее чутьё подсказывало, что стоило ждать подвоха. Но тот не спешил появляться. Какие игры вновь вились около неё? Чего ещё следовало ждать?

            Глубокий вздох вырвался из груди. Ещё месяца три и прошёл бы год, как она оказалась в Аду. Всего год. А казалось, что целая жизнь. Кто бы мог подумать, что желание помочь незнакомке так перевернуло бы размеренное скучное бытие? Ведь и сейчас бы некая Пелагея каждый будний день ездила на электричке на работу, обсуждала с коллегами разнообразные новости, а порой и уезжала в родной город к родителям. Обычная жизнь самого обычного человека. Но, увы. Уже столь недоступная для неё…

- Пора в замок. А то должность всем демонам на зависть, а она бумажки марает! И это вместо того, чтобы пораньше на работу прибыть, - шутливо заворчала Дайна, выводя Лею из состояния задумчивости.

            Девушка положила исписанный лист в небольшой сундучок на комоде и закрыла тот на ключик. Как будто это могло кого-то остановить! Но привычка оставалась привычкой. Ключик упал на дно небольшой вазочки. Теперь можно было и начинать продолжительный спуск с четвёртого этажа дома, являющегося мансардой, где находились её личные покои. Возможно, стоило бы задуматься о лифте, вроде тех, что были в замке, но хозяйка особняка решительно отмахивалась от периодически возникающей в её голове задумки. Пешие прогулки ещё никому не вредили.

            В холле царило неестественное оживление. Несмотря на то, что клан Дагна, благодаря её должности, повысил свой социальный статус, телохранительницы отнюдь не стали серьёзнее. Однако подобного безобразия давно не происходило. Приглушённые голоса и смешки легко можно было различить ещё с площадки третьего этажа. Лея не удержалась и, перегибаясь через перила, посмотрела вниз. Ей были видны Дайри и Дэйби, поджидающие свою госпожу и откровенно над чем-то хихикающие. Выяснять же над чем – себе дороже. Не захотели бы, так ни за что бы и не рассказали. А иначе сами выболтали бы. Не настолько уж они и были скрытными.

- Я что-то пропустила? – оживилась Дайна, решив удовлетворить и Леено, и своё любопытство, как только они спустились.

- Да тут такие сплетни, - ответила, скромно стоящая у входных дверей, Дана, едва улыбаясь кончиками губ, как будто её принуждали к этой искажённой улыбке. Строгая демонесса не изменяла своим привычкам, стараясь оставаться серьёзной и сосредоточенной в любой ситуации. – Вроде и веры нет. Но забавно.

- И в чём же слухи заключаются?

            Заинтригованная Кхалисси клана словно забыла, что ещё недавно торопила Лею. Она спокойно облокотилась о перила лестницы, выражая полную заинтересованность. Дела то, конечно, дела… Но как ими можно было заниматься, когда любопытство столь не давало покоя?

- Считалось, что назначение госпожи Пелагеи первым заместителем служило для того, чтобы и должность была занята, и никаких подстрекателей более в ближайшее время.

- А выяснилось? – вырвалось у Леи. Её сердце тревожно забилось от неизвестности.

- У повелителя совсем иные планы. В замке говорят, что скоро объявят об инициации барона Аворфиса. Он станет вторым заместителем, - сухо ответила Дана.

            Дайна ухмыльнулась, но молодая женщина лишь непонимающе обвела взглядом демонесс.

- А что смешного то? – задала, наконец-то она вопрос. Ей было как-то не весело.

- Представляю, какие ставки делают в городе! – не думая даже смягчать удар произнесла, уже открыто смеясь, подруга.

- На что ставки то? – уже несколько жалобно спросила их госпожа, ничего не понимая.

- Как на что? – искренне удивилась Дайна, а затем добавила. – Порой забываю, что ты человек... Конечно на то, когда тебя… в отставку отправят.

- И на что же ты планируешь поставить? – уязвлено вопросила Лея. В том, что Кхалисси Дайна свою ставку сделала бы, можно было не сомневаться.

- Сначала надо разузнать всё. В том числе и какие соотношения, - со всей серьёзностью прокомментировала Дана, окончательно «поднимая» настроение своей госпоже.

            Вот оно и плохое предчувствие. Всё-таки интуиция не обманывала! А ведь только так захотелось расслабиться и отдохнуть. Чего следовало ждать от нового коллеги? Таких же каверз, как и от Хдархета?... И что в ближайшем будущем сделал бы с ней Ал’Берит?

- Поехали, - буркнула расстроенная жертва обстоятельств и стремительным шагом вышла из дома.

            Экипаж, запряжённый дэзултами, уже ожидал её. Только и оставалось, что пройти через заботливо открытую перед ней дверку и расположиться на уютном белом диванчике, облокачиваясь на сине-фиалковые подушечки с забавными кисточками. Это Лея и сделала. Сама дорога на работу была не такой уж и долгой. Карету госпожи, являющейся первым заместителем наместника города Аджитанта, никто и не думал останавливать. А потому городские пейзажи быстро пролетали за окошком, только внимания самой девушки не удостаивались. Она предпочитала смотреть на потолок кареты, где располагалось своеобразное окошко в её родной мир. Сейчас там как раз было видно утреннее лазурное небо в переливчатых разводах розоватых облаков. К сожалению, самого солнца никогда не было видно.

- А что этот Аворфис из себя представляет? – решила узнать о вероятной проблеме побольше Лея. Дайна неопределённо пожала плечами, так что ответила Дарра.

-  Барон не вполне ясная личность. Он держится в тени, но с ним предпочитают не связываться. А, значит, на это есть вполне существенные основания.

            Дэзулты остановились у величественного тёмного здания, до сих пор вызывающего трепет в человеческой душе. Ещё бы! Ведь ей предстояло ехать на лифте! На последний этаж! А сам замок со своей необычной, казавшейся весьма неустойчивой архитектурой, словно лестница в небо по небольшой спирали, никак не мог стоять вечно по мнению молодой женщины, как бы хроники не доказывали обратное.

            Стражи открыли кованые ворота с изображениями разнообразных мук перед первым заместителем наместника. Лея уже почти не обращала внимания ни на привратников, ни на створки. Да и открывавшийся вид на бесконечные белоснежные ступени, казалось уходившие в бесконечность и покрытые ковром, давно стал привычным. Она прошла немного вперёд и повернула направо к лифтам. Дагна тенью следовали за ней. Стремительный подъём, больше похожий на полёт, на высоту более чем в двести метров не ощущался, но она всё равно побледнела.

            Когда-то (как будто в прошлой жизни) произошёл инцидент. Створки кабины ни в какую не желали раскрываться, и «счастливице» довелось пол дня просидеть в одиночестве в аналогичном устройстве. Так что Лея с наслаждением вышла на площадку двенадцатого этажа и привычно поднялась по ступеням, ведущим на последний ярус. Поверхность фиолетового ковра, упирающегося в огромную лиловую дверь, ведущую в кабинет наместника, едва прогибалась, пружиня под её шагами. Но следов не оставалось и под более тяжёлыми демонами. Ворс сразу принимал прежнее положение.

            Кабинет нынешнего первого заместителя находился по правую руку. Маленький ключик необычной формы от замка, подходивший больше для девичьей шкатулки, едва можно было удержать двумя пальцами. Зная свою злосчастную рассеянность, молодая женщина предпочитала носить его на тонкой цепочке.

            Дверь легко с тихим шумом открылась. Лея вошла в свою рабочую обитель, грустным взором оглядывая кипу свитков, непостижимым образом появляющуюся на её столе каждое утро. Наверное, у каждого свой Ад. Вот для неё им стала бесконечная документация. Хорошо ещё, что большую часть работы выполняла умница Дана. Вот и сейчас демонесса с помощью Дарры, как только входная дверь закрылась, взяла в охапку все новые свитки и направилась в личный архив своей госпожи, благо тот был смежным помещением с кабинетом. Сама же девушка уже пришла в себя от утренней новости, а потому села в кресло с единственно возможным настроением любого офисного сотрудника в начале рабочего дня.

- Знаешь, какой самый важный совет для начинающих? – поинтересовалась Дайна, наблюдая как Лея, страдальчески морща лицо, обводила бумаги хмурым взглядом.

- Ну.

- Начните! – гордо заявила демонесса, не вызывая в душе молодой женщины никакого стимула.

- Лень – это великая сила, - задумчиво пробубнила Лея про себя, откидываясь на мягкую уютную спинку сидения, чтобы немного подремать. Документы, которые предстояло разбирать, не воодушевляли. Возможно, если бы кружечку кофе…

- И ей можно лишь подчиняться, - сладко потягиваясь согласилась телохранительница, на полуслове перебивая мысли своего начальства. После чего умудрилась удобно для себя устроиться на жёстком диванчике и, зевая, авторитетно добавила. – Если возражать, то она будет нудеть и нудеть. И чем больше сопротивление – тем хуже для мозга.

- Полностью с тобой согласна, - перед глазами Леи уже начали было мелькать образы недосмотренного сна, как из архива, дверь в который так и не была закрыта, стремительно вернулась грозная Дана и предостерегающе заявила:

- Поэтому и существуют такие создания, которые вынуждены нудеть больше, чем голос чьей-то лени…

            Её голос прервала переливчатая мелодия. Первый заместитель резко выпрямилась, моментально сбрасывая с себя дремоту, и привычно повернула резной диск на столешнице стола до нужной отметки.

- Госпожа Пелагея, вас хочет видеть повелитель, - послышался из устройства хорошо поставленный голос Кассандры, секретаря наместника города Аджитанта.

            Девушка вернула устройство в прежнее положение, отключая связь. Информация принята. Никакие уточнения не нужны. К чему растягивать разговор благодарностями за выполненную работу? Вот логика Ада. Лея уже сама не замечала, что даже не пыталась говорить вежливые слова, как в начале своей рабочей деятельности.

            Дайна театрально печально вздохнула и неохотно вяло поднялась с диванчика, расправляя тёмные крылья, украшенные острыми шипами. Расстояние между кабинетами было не такое уж и большим, но работа телохранителя требовала даже такой прогулки. Лея же только мельком взглянула на своё отражение в крошечном зеркальце и, не теряя времени, вышла в коридор. Заставлять ждать повелителя – подобная мысль даже прийти в голову не могла.

            Маленький девичий кулачок легко постучал в массивную дверь тёмно лилового цвета с отделкой из чернёного металла. Та самостоятельно раскрылась, приглашая войти. Лея решительно зашла внутрь и легко поклонилась, приветствуя хозяина кабинета. Пусть между ней и Ал’Беритом был роман (если вообще можно назвать этим словом подобные отношения), но вести себя фамильярно с ним претило. Да и вряд ли бы он это оценил.

            Наместник, как и обычно, сидел в кресле из бледной кожи, расположенном на постаменте и больше напоминавшем трон. Руки его отложили в сторону свиток, как если бы он не ожидал столь скорого визита подчинённой. Девушка слегка улыбнулась, и виконт позволил уголкам своих губ чуть приподняться на краткий миг. Вот и всё. Это значительно позже можно было бы не стесняясь целовать его тело, крепко обнимать в порыве страсти или просто вести неспешный разговор, сидя на коленях, играя с жёсткими прядями его чёрных волос… Но не раньше, чем он сам этого захотел бы. Сейчас позволительно, да и следовало лишь подойти к трём массивным ступеням, ведущим на постамент и подняться.

            В этом кабинете Лея была уже много раз, но она до сих пор внутренне содрогалась от вида стен. Казалось бы, разве могло что-либо пугать человека привыкшего к кошмарам Ада наяву? Да. Только не пугать уже. Просто это остатки всего человеческого в душе, что приходилось тщательно скрывать от беспощадного окружения, никак не могли успокоиться. А потому по-прежнему неприятно выглядели живые мумии, стискивающие белоснежные зубы на обсидиане ступеней. И не подойти было близко к стенам, выложенным чернёными человеческими черепами, в которых словно теплилась своя тёмная жизнь. Да и вид за окном мрачных вулканических гор, с которых непрерывно медленно стекала лава, собираясь в постепенно остывающие озёра, не мог стать родным.

            Лея почти дошла до постамента, как виконт встал из-за своего рабочего стола, сделал несколько коротких шагов по направлению к ней и остановился. Это было необычно. Подходить к нему должна была всегда она, а сейчас они застыли друг напротив друга. Молодая женщина замерла в нерешительности недалеко от Кхоттажа – нового Кхала клана Рохжа, призванного охранять (а, по сути, выполнять различные поручения) Ал’Берита, ибо наместник не подавал никаких знаков, чтобы ей приблизиться. Более того, его лицо с тонкими чертами снова стало бесстрастной маской. Даже выразительные необычайно светлые зелёные глаза ни о чём не могли поведать. Это крайне настораживало. Демон не любил тратить своё время на перегляды. Возвращалось утреннее беспокойство. Но ожидать дальнейших событий долго не пришлось. Первый заместитель скорее почувствовала, чем услышала, как за её спиной открылась дверь.

            «Значит, кто-то вошёл», - подумала она.

            Оглянуться ненароком, чтобы проверить, не получалось, а если сделать это намеренно -  выставило бы её не в лучшем свете. Поэтому Лея внутренне сжалась, сдерживая желание обернуться. Ведь даже шаги вошедшего были не слышны.

            Может ощущения её обманывали?

            Но нет. Наконец слух уловил лёгкий шорох ткани одежды от поклона. Голова девушки непроизвольно чуть повернулась в сторону звука, но она так ничего и не разглядела толком.

- Вот и вы! - спускаясь по ступеням навстречу вошедшему, доброжелательно, словно старому знакомому, произнёс Ал’Берит. – Очень рад вас видеть!  

- Это взаимно, Ваше превосходительство. 

- Тогда прежде, чем мы перейдём к намеченой беседе, позвольте представить вам моего первого заместителя госпожу Пелагею. Госпожа Пелагея, Его высокость барон Аворфис.

            Лея поняла, что ей давали возможность удовлетворить своё любопытство и посмотреть на демона, который с самого утра занимал её мысли. Хотелось резко повернуться, но она сумела сдержать себя и сделала неторопливый полуоборот.

            Гостем виконта оказался немолодой худощавый мужчина неуловимо похожий на итальянца, только с каштановыми волосами и бесстрастными серыми глазами, скрытыми за круглыми пенсне. Одет он был просто, но официально, напоминая сотрудника бухгалтерии начала двадцатого века, как их представляла себе молодая женщина. Абсолютно ничего примечательного.

            Аворфис в свою очередь скучающе посмотрел на неё. Пожалуй, он мог с таким же выражением смотреть и на мебель. Она почувствовала себя странной девочкой, очутившейся в Зазеркалье. «Алиса это Пудинг, Пудинг это Алиса!» (1). Вот только бояться быть съеденной предстояло самой Лее.

 

(1) Льюис Кэрролл. «Алиса в Зазеркалье».

 

- Рад нашему знакомству, госпожа Пелагея.

            Демон чуть поклонился, и она ответила лёгким книксеном. Сказать, что внутри ощущалась радость или удовольствие от этой встречи было никак нельзя.

- Его высокость в скором времени займёт должность моего второго заместителя, - как о чём-то будничном и незначительном сказал Ал’Берит, обращаясь к Лее и заминая возникшую паузу. – Поэтому в эту встречу нам необходимо обсудить текущее состояние дел.

 

***

 

            «Вот тебе и поддайся лени», - горестно подумала Лея, падая в изнеможении на своё рабочее кресло.

            Голова разламывалась и ужасно болела. Сосредоточиться на чём-либо не предоставлялось возможным из-за обсуждения «текущего состояния дел», занявшего около половины рабочего дня. А толку то?… Если по своим обязанностям она по памяти (и так не самой замечательной) могла ещё что-либо рассказать, то остальные городские проблемы никогда и не волновали. Уйма информации, большая часть которой была абсолютно не понятна, отзывалась нудной пульсирующей болью в мозгу. Не пытаться запоминать в такой компании – было нельзя. Осознать - почти невозможно, а уж чтобы обсуждать, давая окончательно понять какая она дура… Так что почти весь разговор Лея молчала, пытаясь сохранить спокойное умное сосредоточенное выражение на лице, несмотря на беспросветную скуку и ощущение, что она была там абсолютно лишней. Внутренне молодая женщина также лелеяла надежду, что барон принял это молчание хотя бы за отголосок интеллекта. Мечтать о том, чтобы новый заместитель повелителя подумал, что его проверяли таким замысловатым образом на компетентность, совсем не приходилось. Более того, казалось, что Аворфису абсолютно всё равно, кто такая Лея, чем она занималась. Повелитель позвал – значит так было надо. Остальное неважно…

            Девушка обречённо поставила локти на столешницу деревянного стола и положила на край ладоней потяжелевшую от новообретённых знаний и сомнений голову, кончиками пальцев массируя виски.

- И так. Когда отставка?

            Непринуждённый и беззаботный голос демонессы откровенно не добавлял приятных ощущений. Словно та всё время пребывания госпожи у повелителя и не стояла на площадке возле двери в кабинет. Похожие чувства легко пережить, когда после бурно проведённой ночи на грандиозной вечеринке к вам приходит преисполненный оптимизма от начинающегося нового дня бодрый друг.

- И откуда у тебя такое зловредное воображение? – поинтересовалась девушка.

- Воображение, - возмутилась Дайна. – У меня просто богатый опыт!

- В таком случае, придётся его расширить до более светлых пределов. Ни о чём таком и речи не было. Зашёл Аворфис, и мы вместе обсуждали весь спектр обязанностей наместника и ситуацию по ним.

- А если конкретнее? – оживилась Дана, вытаскивая из-за уха перо, дабы сделать пометки на обратной стороне чьего-то свитка. Лея лишь жалобно посмотрела на ту и честно ответила:

- А демоны его разберут!

            Разочарование Даны отчётливо читалось на её лице. Демонесса расстроено поправила косу, завитую в куколь, и, храня молчание, ушла в архив.

- Так барон Аворфис всё же станет заместителем Его превосходительства? – решила прояснить для себя Кхалисси клана Дагна.

- Да. Сегодня вечером объявят дату инициации.

- Значит опять ничего хорошего.

            Дайна устало вздохнула и вполне по-человечески осунулась на миг. Но всего на мгновение. После чего, воодушевляясь, села на диванчик, вытянув ноги на поверхности маленького столика. Перед Леей вновь возникла её открытая улыбка, а в синих глазах засияла знакомая хитринка.

- Вот и его сместим. А там, может, меня заместителем назначат.

- Искренне буду радеть за такое решение, - рассмеялась молодая женщина, а Дайна весело подмигнула и напустила на себя мечтательный вид.

            Лея посмотрела на свои часы-браслет, которым никогда не суждено было бы сняться с её руки. Времени для безделья не оставалось, тем более что завтра ожидался приёмный день. Хозяева домов развлечений до сих пор надеялись, что личный визит хоть что-то изменил бы. Но первый заместитель была непреклонна, а потому потчевала посетителей самыми обычными, ничего не значащими фразами.

            В Аду не ценилась ложь как таковая. Вот и приходилось тщательно следить за речью, не давая никаких обещаний и не брезгуя различными изворотливыми отговорками. Уж лучше так. Может и демоны перестали бы надоедать (а они, судя по всему, всё же решили взять её измором), да и лучше, когда умница Дана сначала просматривала документ, вылавливая уйму подводных камней. Столько времени прошло, как она стала заместителем повелителя, а вот нюансы «деловой переписки» молодая женщина до сих пор большей частью разглядеть не могла.

            Поэтому Лея решила перво-наперво закрыть вопрос о названии шахты, оставив на потом деловые бумаги с прикреплёнными к ним Даной листами пояснений и рекомендаций по решениям. Рука привычно обмакнула металлический кончик пера в чернильницу. Маленькая капелька стекла обратно. Теперь можно было писать.

            «Безымянные Копи» - старательно вывела молодая женщина как можно менее корявым почерком на невероятно дорогом материале свитка с золотой окантовкой. Но особой красоты надписи это не добавило. Отсутствие строчек на бумаге всегда приводило к скашиванию текста, а буквы и так никогда не были точными копиями друг друга.

            «Зато эксклюзивно», - подумала она, любуясь, и продолжила писать. На столе была ещё уйма, требующих внимания, бумаг.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: