Часть III.

 

Ад. Благими намерениями

 

Задумывая чёрные дела,

На небе ухмыляется Луна.

А звёзды, будто мириады стрел.

Ловя на мушку силуэты снов,

Смеётся и злорадствует любовь,

И мы с тобой попали на прицел.

Смотри же и глазам своим не верь -

На небе затаился чёрный зверь -

В глазах его я чувствую беду.

Не знал и не узнаю никогда

Зачем ему нужна твоя душа -

Она гореть не сможет и в аду.

 

Агата Кристи «Чёрная Луна»

           

Глава 1.

 

- Плохая примета, - прокомментировал Кхал Рохжа вскоре, как первый заместитель наместника Аджитанта скрылась за поворотом коридора.

- Что именно? – фыркнула Дайна.

            По её мнению, само нахождение в этом замке могло бы сойти за явный знак начала существенных проблем.

- Помнится, что Леккео в детстве похоронили в лесу, считая, что он умер. Хотя на самом деле это было вовсе не так. Ему требовалось покинуть человеческое общество, чтобы получить возможность стать самим собой. И он прославился именно тем, что подзывал людей. Безобидный облик ребёнка легко позволял заманивать их за собой, а после выпивать до последней капли кровь глупцов. Столкнуться с ним, а уж тем более последовать, всегда означало смерть. Так что встреча госпожи Пелагеи с ним - интересная случайность.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Случайность, - с сарказмом повторила демонесса и метнула на Кхоттажа острый недовольный взгляд из-под светлой отросшей чёлки.

            Цепь последних событий сделала её весьма раздражительной, а ежедневное общение с человеком на протяжении месяцев приучило к развёрнутым комментариям своих ответов. Поэтому воительница на одном слове не остановилась.

- Случайность – это лишь происшествие, которое кто-то не смог предусмотреть. И такому позволительно существовать... Другое дело, что зачастую низшим существам удается привязать эту случайность к событиям жизни так, чтобы выстроить свою собственную логическую цепочку...

- Кхалисси Дайна, вам ещё никто не говорил, что вы редкостная зануда? – между прочим, перебивая, заметил Кхоттаж. Она ему мягко улыбнулась.

- До сих пор мне доводилось находиться в обществе исключительно разумных демонов, чтобы слышать такое.

- О! И что же произойдёт, если вы всё же столкнётесь с подобным замечанием в свой адрес? – мгновенно заинтересовался собеседник. – Отойдёте в сторонку выплакаться, подобно человеческой женщине?

- Это вы на основе собственного опыта предполагаете? Часто так поступаете сами, достопочтимый Кхал?

- Я - демон, но вам, несравненная Кхалисси, как на три четверти человеку, подобное поведение вполне бы соответствовало.

            От таких реплик воздух между главами кланов готовился вот-вот вспыхнуть от напряжения. Однако, хотя словесная баталия могла бы продолжаться ещё долго, они понимали, что переходить от слов к действию стало бы непростительной ошибкой. И всё же завершить начатое и остановиться сами уже не могли.

- Но не соответствует. Или у вас есть аргументированные возражения? – воительница постаралась, чтобы её голос звучал беззаботно, но в нём отчётливо прозвучала сталь.

- Вполне. Сейчас то вы…

- А что если вам двоим устроить между собой дуэль? – вкрадчиво поинтересовалась Ахрисса, бесшумно выходя из зала с чудовищной охранной системой.

            Дайна с Кхоттажем обменялись крайне обеспокоенными взглядами. То, что ещё мгновения назад выводило их из себя, вдруг показалось им спонтанной шалостью и лёгким развлечением, скрашивающим время в ожидании госпожи Пелагеи. Баронесса же по-детски захлопала в ладоши.

- Да-да! Дуэль! Я требую!

- Ваше превосходительство, мы оба находимся на службе наместника Аджитанта, и подобные действия для нас недопустимы, - слегка кланяясь, озвучил взаимный отказ Кхоттаж.

- Если нельзя, но очень хочется, то можно!

            В глазах азартной Высшей загорелся огонёк от предвкушения несколько запретного развлечения. Дайна поняла, что логика и правота в словах Рохжа, наоборот, лишь раззадорила кровь суккуба. Она уже открыла было рот, чтобы объяснить всё с иной точки зрения, но не успела…

- Ал’Берит умён. Очень умён. И поэтому, он мне этого не забудет, хотя и простит… Так что, добро пожаловать ко Входу Лабиринт! 

            Ахрисса обвела руками едва освещаемое холодным светом, висящих в воздухе шаров голубоватого пламени, пространство пещеры с одним единственным выходом, больше похожим на огромную мрачную чёрную дыру в полотне мироздания.

            Сердце Дайны, казалось, перестало биться.

            Легендарный Лабиринт.

            О! Его стоило опасаться любому демону. Расположенная глубоко под поверхностью сеть тоннелей с нерушимыми стенами являлась тюрьмой для нарушивших волю Князя. Для тех, кто остался не достоин пощады даже мучительной смерти и некогда был выжжен из упоминаний. Об ужасах этого места ходили тысячи историй, но познать истину не хотел никто…

- Не нужно и говорить, что стоит вам войти в Лабиринт, как вы останетесь в нём навеки. У него есть только Вход, - сказала Ахрисса. – А вот отсюда, если знать как, ещё можно выбраться. Но я готова перенести только одного - победителя в схватке… На мой взгляд, это достаточный стимул для дуэли, хотя вы можете и посомневаться немного. Мне бы это даже доставило удовольствие. Ведь пока я буду у герцога, то не смогу наблюдать за развитием основных событий лично.

            С этими словами баронесса исчезла, оставив висеть сгусток энергии метрах в четырёх от уровня пола. Тот позволил бы ей после увидеть упущенные моменты. Дайна с ненавистью посмотрела на шпиона, принявшего шарообразный облик, и смахнула пот с лица. Для её сущности, столь близкой к человеку, здесь было излишне жарко.

- Хм. Если мы не будем предпринимать никаких действий, то вы погибнете первой. Это, конечно, решит проблему нарушения делового этикета перед повелителем для нас обоих. Но отсутствие дуэли вряд ли сделает меня победителем, - вслух задумался над ситуацией Кхоттаж. – Так что самым логичным стало бы ваше нападение на меня.

- Везде чистеньким остаться хочешь! – возмутилась Дайна, сосредоточенно осматривая пещеру.

            К сожалению, Кхал Рохжа, судя по всему, оказался прав. Её положение действительно выглядело хуже. И не только в плане выносливости и адаптированности к окружающим условиям - она даже не умела толком самостоятельно телепортироваться, чтобы сделать попытку выбраться.

- Это обычный холодный расчёт.

            Произнося комментарий, демон с ленцой прислонился к стене, но тут же отпрыгнул в сторону с диким рёвом. Он провёл лапой по спине. Затем изумлённо посмотрел на окровавленную ладонь и внимательно пригляделся к камню. После чего сделал вывод:

-  Пространство живое.

            От его голоса, преисполненного удивления, Дайна подошла ближе и тоже уставилась на поверхность. Та состояла из миллионов непонятных мельчайших существ, снабжённых колючими лапками и острыми жвалами. Воительница благоразумно не стала дотрагиваться до них, понимая, что именно эти твари и послужили причиной обширной, хотя и поверхностной, раны Кхоттажа. А ведь его кожа была невероятно толста и прочна.

- Эти бестии, надеюсь, не забрались внутрь? - обеспокоился демон, прислушиваясь к собственным ощущениям. Дагна тут же заметила:

- Смотреть не собираюсь.

- А я так подставляться под удар, - обозлился он, впервые жалея, что у него не имелось глаз и на затылке. Осмотреть спину самостоятельно возможности не было.

- Тогда и не… Вот бездна!

            Дайна несколько побледнела и отпрянула от стены на несколько шагов кряду. Рохжа, несмотря на ранение, тут же быстрым движением вытащил мечи и встал в стойку, готовясь к атаке неожиданного противника. Но вокруг никого не было видно.

- Чего? – решил прояснить он.

- Они движутся. Медленно. Но пещера уменьшается.

            Кхоттаж вновь перевёл взгляд на опасную поверхность. Взор его оставался недвижим около минуты. После чего демон нахмурил брови и зло сплюнул. Влага тут же всосалась в пол, заставляя Кхала недовольно произнести:

- Хотя бы ходить можно.

            Дагна лишь хихикнула на мрачное замечание и перешла на «ты».

- Знаешь. Твоя плохая примета как-то меня устраивает больше. Я бы лучше последовала за Леккео.

- Если бы он сейчас здесь возник, я бы и сам за ним с удовольствием пошёл, - резонно проворчал Рохжа. – Пространство уменьшается. Хоть и медленно, но если ничего не предпринять, то эти твари сожрут нас прежде, чем повелитель хоть о чём-то узнает.

- Мне нравится ход твоих мыслей, - честно призналась Дайна, не забывая про ехидную интонацию.

- Разве у тебя иные? – в том же духе поинтересовался демон. – В словах баронессы я выхода не вижу. Слишком ненадёжное предложение. Да и за нарушение кодекса, независимо от причин, последует то ещё наказание. Я, думаю как и ни ты, не готов подвергать оному свой клан.

- Ну да. Помнится, повелитель и вас грозился выжечь из упоминаний, - с удовольствием напомнила Дайна о словах Ал’Берита Тогхару, когда она пыталась вывести человека на Землю. Пусть Кхал у Рохжа и сменился, но об угрозе, он не мог не знать.

- Сколько же между нами общего, милая Кхалисси.

- Телепортация не действует? – решила пропустить этот убийственный сарказм Дайна.

- Блокируется весьма мощным сферическим щитом. За пределы пещеры не сработает. Я уже разные точки опробовал.

- Сколько раз?

- Девять. Так что, если ты о том, что это стимулирует стены сжиматься быстрее, то да. Всё из-за этого.

- Тогда для чего столько попыток?! – тут же разозлилась Дайна.

- У меня были варианты различных комбинаций.

            Демон снова поёжился. Спина явно не давала ему покоя. Кровь, и не думая останавливаться, крупными каплями быстро стекала по его телу вниз, и поверхность пола жадно впитывала её.

- Дай посмотрю, - смилостивилась она и начала подходить ближе. Кхоттаж чуть нахмурился, ничего не сказал в ответ. И оружие так и не убрал. – Боишься?

- Тебя? Ты же уже еле дышишь от жара, – демон расхохотался. Дайна недовольно прикусила губу. Это была правда. Ей не хватало свежего воздуха. – Просто не доверяю. Для чего тебе вдруг предлагать свою помощь?

            Он всё же вложил клинки в ножны и снял те, откладывая в сторону.

- Если эти мелкие жуки сейчас пожирают тебя заживо, то это доставит мне несравненное удовольствие. Хочу порадоваться напоследок… Увы, жизнь жестока. Ты чист, - заключила воительница, как свет неожиданно погас.

            В полной темноте ни Рохжа, ни Дагна видеть не умели.

            Она застыла, не шевелясь, после чего медленно поднесла ладони к рукоятям своих мечей, не вытаскивая их. Оставалось полагаться лишь на слух, поэтому нарушать тишину металлическим лязгом не хотелось.

            Несколько тревожных секунд пролетели, словно один момент.

            Дайна, наконец, убрала левую руку и зажгла в ней огонёк, чтобы увидеть прямо перед собой, резко повернувшегося к ней лицом Кхоттажа. А после, уже во мраке, и рухнуть под тяжестью коллеги по несчастью. Взмахом своей лапы он погасил светящийся комок холодного пламени в её пригоршне, и швырнул демонессу на пол, падая сверху. На атаку это совсем не походило, но спрашивать она побоялась. Мало ли тот что увидел, и стоило затаиться?

            Между тем Кхал прикрыл ей рот. Лежать в таком положении, да ещё когда тебя пытались предупредить от необдуманного поступка, показалось совсем унизительным, и Дайна кусила демона за палец, давая знак, что всё понимала. Тот отдёрнул конечность подальше от острых зубов, и голубые световые шары пещеры снова загорелись.

            Рохжа находился над ней, опираясь на локти. Подобная «близость» не порадовала. Тем более, что никого враждебного в её зоне видимости не замечалось.

- А ну слезь с меня! – тут же потребовала она.

            Кхоттаж посмотрел на неё. Их взгляды оказались очень близко. Дайна даже чувствовала его спокойное дыхание на своей коже. Демон же опустил голову ещё чуть ниже и едко заметил:

- Вообще-то, женщине не должно быть тяжело из-за мужчины в такой позе.

- Только тогда, когда он не просто так без дела лежит, - не осталась в долгу Дагна и со всех сил оттолкнула серокожего демона.

            Тот всё-таки принял горизонтальное положение, и она смогла понять, из-за чего тот вообще швырнул её на пол. С части икры Кхоттажа будто была снята кожа. А на том месте, где он недавно стоял, красовалась стена. Пожалуй, стоило и поблагодарить его.

- Зря я всё-таки решил использовать энергию шаров, - задумчиво проговорил Рохжа, осматривая существенно уменьшившееся пространство. – Если так пойдёт и дальше, то у нас останется только один выход – Вход в Лабиринт.

- Ах ты!

            За восклицанием последовали и несколько неприличных слов, на взгляд Дайны наиболее полно отражающих истинную суть экспериментатора. Всё её ощущение благодарности резко куда-то испарилось. От избытка эмоций, она даже пнула демона по открытой ране на ноге. Тот гневно зарычал. Его глаза загорелись яростью, и кулак стремительно пронёсся в миллиметре от едва успевшей увернуться воительницы. Однако это было единственное положительное свойство уворота. Дагна умудрилась поскользнуться и упала на колени, за что и заработала удар ступнёй по рёбрам… Во время которого схватила Кхоттажа за лодыжку, чтобы тот тут же упал. Это получилось. Так что она, словно обнимая его, вонзила свои когти в уже незащищённую плотной кожей спину, как свет вновь замерцал.

            Драка резко прекратилась.

- Это опять ты? – с подозрением прошипела Дайна и услышала растерянный голос.

- Нет.

            Она разжала свою хватку, но опускать руки не стремилась. Рохжа же прижал демонессу за талию чуть ближе к себе, чтобы в любой момент удобнее было выхватить из-за её спины один из клинков. Его мечи, ранее отожженные в сторону из-за осмотра раны, поглотила стена.

- О! – восторженно проговорил возникший из изумрудного пламени телепорта Вердельит, удерживающий за шиворот какое-то мелкое существо (скорее даже карлика) в официальной ливрее канцелярской службы. - Где только зелёная молодёжь не найдёт время и место для любовных развлечений! Даже обидно немного. Вот здесь я сам ещё никогда не пробовал.

- Ты привёл этого ничтожного червя?! – послышался невероятно громкий голос быкоподобного демона, и взгляды Дайны и Кхоттажа синхронно повернулись в другую сторону, чтобы увидеть говорившего.

- Да-да, - заторопился с ответом Вердельит. Карлик отчаянно запищал и беспомощно задрыгал лапками.

- А эти кто?! – вопросил грозный Высший.

- Я их не приводил сюда, - пожал плечами распорядитель церемоний.

- Мне никто не нужен, когда я собираюсь растереть в порошок это недоразумение, смеющее считать себя демоном! А ну прочь!

            Из ноздрей говорившего вырвалось чёрное облачко дыма, и оба телохранителя, продолжая обнимать друг друга, исчезли в пламени телепорта.

- Мы в городе Дис, - сразу же узнал площадь Кхоттаж и довольно засмеялся. Дайна поддержала его смех.

            Вряд ли Ахрисса оставила бы их в покое, но если в будущем держаться по раздельности, то шансы на совместное пребывание у Входа в Лабиринт у них значительно сокращались.

- Я к герцогу за человеком, как и требует приказ повелителя. А ты?

- Я вынужденно вернусь в Аджитант…

- И вот так оставишь без присмотра свою госпожу? – довольно ухмыльнулся Кхоттаж, намекая, что действо не выглядело профессионально.

            Дайна лишь игриво потрепала Кхала за щёчку, и тот позволил ей это действие. А затем демонесса отошла чуть в сторону и обворожительно улыбнулась, оборачиваясь, прежде чем ответить. Она уже знала, как всё обосновать так, чтобы было не подкопаться.

 

***

 

- О! Выглядит изумительно, - довольно произнесла Лея, осматривая окрестности Питомника.

            С того самого пригорка, с которого ей довелось увидеть стоянку «первобытных людей», ныне открывался уже совсем иной вид. Новые поселенцы действительно постарались за столь короткое время. Прошло всего чуть более половины адского месяца… О том, что же стало с прежними жильцами, она старалась не думать. А прерывать собственные мысли, не давая им превращаться в тягостные размышления, получалось у неё всё лучше.

            Маленькие аккуратные домики ютились, практически впритык, рядами, напоминая уютный коттеджный посёлок. Неокрашенные стены не портили впечатления. Напротив, светлая древесина, кажущаяся розоватой в ярком свете охранных дуг, смешавшимся с красноватым оттенком вечных сумерек Ада, выглядела красиво. Словно на закате. Но, увы, не вполне живописный пейзаж смазывал художественное восприятие. Наверное, и этот фрагмент окружающего мира она посчитала прелестным только потому, что довелось видеть здесь совсем иные города и селения… Да и привыкла уже к видам, достойных жутких фильмов ужасов.

            Кварзиотто, рвавшегося составить компанию, молодая женщина не взяла с собой. Всё-таки ей совсем не нужен был такой компаньон. Поэтому она начала неторопливый спуск с пригорка только под бдительным взглядом Дагна. Работающие над стройкой люди (часть домиков ещё достраивалась, но основная работа уже была сделана) достаточно быстро заметили её. Начались перешёптывания. Но к подобному первый заместитель наместника Аджитанта привыкла настолько, что почти не обратила внимания.

            От переселенцев Лея абсолютно не ожидала угрозы. Однако всевозможные приключения порядком поднадоели. Поэтому она легко уступила Дайне, позволив сразу десяти телохранительницам последовать за собой.

- Они злятся. И радуются одновременно, - сухо прокомментировала Дагенна, обращаясь к своей госпоже. При этом демонесса немного поморщилась, словно испытала болезненные ощущения. - Нападение не грозит, но мысли очень сумбурны и импульсивны. Они меняются даже быстрее, чем у тебя.

            Дайна сделала свой вывод вслух:

- Значит, нам всё равно следует быть крайне осторожными.

            Окружённая крылатыми вооружёнными Дагна, Лея выглядела весьма солидно. Эскорт вышёл шикарным и впечатляющим. Хотя, наверное, в обществе таких красавиц грозный полуголый мускулистый мужчина выглядел бы внушительнее, чем изнывающая от комплексов низенькая серая девушка… которая, между прочим, ещё и споткнулась о булыжник и чуть ли не навернулась с горки.

- Дурацкое платье, - заключила она, злясь на ни в чём не повинный предмет одежды.

            Тут стоило упрекать скорее себя. Лея понимала, что столь длинный подол не подходил для «полевых условий», но ей всё равно захотелось надеть именно этот наряд. Она посчитала, что в нём смотрелась бы более эффектно перед поселенцами… И, кажется, у неё в очередной раз получилось исполнить своё пожелание. И снова совсем не так, как воображалось.

- Зато очень красивое, - сделал комплимент Андрей, хромая навстречу.

            Его рана не позволяла ему ещё нормально ходить и, тем более, полноценно работать физически. Но, как молодая женщина и предполагала, совсем не помешала занять лидирующее положение в обществе и передавать знания.

- Благодарю, - довольно ответила она, разом прекращая собственные упрёки в отношении платья. Одеяние снова предстало перед ней в приятном свете.

- Благодарю, - передразнил Андрей. – Совсем как настоящая леди! Не хватает только ещё раскланиваться при встрече. Или что там раньше делали?

- Да мне то откуда знать? - произнесла госпожа Пелагея, мысленно хохоча.

            Не пересказывать же было, изученный ею во всех подробностях, курс этикета Ада?

- Тогда по старинке, - улыбка озарила лицо приятеля, и он радушно обнял её. Однако хмурая задумчивая складка посреди его лба так и не разгладилась.

            Подобная фамильярность же являлась излишней и совсем не подходила для приветствия первого заместителя наместника Аджитанта. Девушка осознавала, что стоило бы выглядеть перед окружающими холодно аристократично и… соответственно должности, если не хотелось очередных неприятностей. Положение Андрея ставило чёткие запреты на подобное. Но тот был хорошим другом. Поэтому она немного растерялась, не зная как лучше отреагировать. И всё же, в конце концов, дав волю эмоциям, а не разуму, сама чмокнула бывшего в колючую щёку, стараясь не смотреть на демонесс.

- Как ты тут? – радостно спросила Лея, отодвигаясь от мужчины на более приличное расстояние под откровенно осуждающими взглядами телохранительниц.

- Ну. Несколько ребят служили в армии. Так что говорят, что бывает и похуже… Но лично мне сложно представить нечто отвратительнее местной однообразной стряпни. Из чего они её вообще готовят?

- О, - многозначительно протянула молодая женщина.

- Так. Чувствую, что мне лучше не знать, - он рассмеялся. – Хотя бы несварения от неё нет и то ладно.

- Это то да. Пища питательна, полезна, но… Абсолютно невыносима! – припоминания собственные яркие впечатления, сказала обладательница богатого опыта. - Увы, альтернативы для неё нет.

- Ещё бы! То-то ты такая тощая. И, кажется, скоро здесь все станут такими же стройняшками.

- Ага. В добровольно-принудительном порядке, - пошутила она. – В остальном то как?

- Молодёжь пару раз пыталась рыпаться, но… Больше никто не пробовал.

- Что произошло? – тут же понимая, что в Питомнике случилось нечто крайне неприятное, серьёзно спросила первый заместитель.  

- Ну. Не хорошее это дело. Тебя запугивать не хочу.

            Он смутился, и Лея поняла, что тот с одной стороны не хотел ей рассказывать о чём-то совсем неприятном и том, что считал не вполне «женским делом». Старался избавить милую наивную девочку, что до сих пор жила в его воспоминаниях, от тягот знания о чём-то крайне неприглядном. А с другой – вроде как следовало и рассказать той, ведь перед ним было некое начальство.

            О своей истинной должности, как и о романе с Ал’Беритом, Лея почему-то вовсе не рассказала другу. Подумала, что не стоило, как смущать его, так и жаловаться самой. Поэтому пересказанная ещё на Земле ему история содержала в себе лишь размытые общие факты.

- А стоит, Андрей. Я далеко не высокий чиновник… Но ваши дела мне несколько подконтрольны.

            Несмотря на дружбу, свои обязанности ей следовало исполнять. А для этого нужно было, чтобы Андрей действовал соответственно её ожиданиям. И стоило дать ему об этом понять с самого начала.

            Стараясь воспроизвести мимику и интонацию Ал’Берита, которую она считала соответствующей данному моменту, Лея сурово и холодно посмотрела на мужчину и произнесла:

- Я должна знать.

- Должна…

            Тот сделал небольшую паузу, словно пытаясь переварить то обстоятельство, что образ подружки в его воспоминаниях следовало менять. После чего откашлялся и быстро, чтобы как можно скорее закончить с неприятным вопросом, затараторил, как о чём-то незначительном.

- Да освежевали они пятерых ребят, что сбежать решили. Живьём. На глазах у всех. И кости закрепить приказали на домах в центре.

- Куда ж они сбежать то надумали?! Питомник – закрытая территория. Это просто невозможно! – в сердцах воскликнула Лея.

- А кто их знает? Кто эту землю знает?! – философски заметил друг. – Была надежда. А теперь во всех поселениях висят. Трое у нас скелетов, и по одному в двух других.

- Если бы отсюда было так легко выбраться, - с сожалением сказала молодая женщина.

- У каждого из нас здесь своя тюрьма, да? – он подмигнул, и ей стало немного легче на душе.

- Своя. Это точно... С водой проблем нет?

- Как сказать. Для питья хватает, конечно. Но вот всё остальное. Приходится с ежедневной нормы по каплям экономить, чтобы умыться… Помнишь как, когда мы с тобой встречались, в районе на полторы недели из-за аварии воду отключили?

- Не напоминай, - содрогаясь от воспоминаний, ответила Лея.

- А потом ещё под конец и свет, и газ на три дня.

- Да-да. И всё это зимой в крещенские морозы. Помню, что дома куталась в бабушкин пуховый платок. Тёплые рейтузы, колготки, поверх штаны и два свитера. Самой себе бомжа напоминала. А ты ещё и пришёл без звонка, чтобы погулять. И так холодно. Так ещё на улицу на ветер позвал. Сразу всё лицо застыло от мороза.

- Зато ресницы были красивые. Белые и пушистые, как у Снежной Королевы… Да и что в таких условиях ещё делать?

- Надо было брать палатку, утеплённые спальники и уходить из города. Вроде условия почти теми же остались бы, зато воспоминания приятнее.

- М-да. Не додумался, - даже расстроился приятель.

- Самой только что в голову пришло.

- Как и всё гениальное. Не в том месте, и не в то время, - он улыбнулся и продолжил. – Так вот. Я сейчас себя ощущаю примерно так же, как и тогда. Только жара летняя, а не зима. Но это как-то настроения не поднимает. Потому что понимаешь, что авария тут не причём. И жить так придётся до самого конца.

- Так. Давай подумаем о позитивном. Самое главное же – слово «жить».

- Знаешь. Сразу вспоминаю песню одну. Там ещё такие слова были: «В мире жить совсем не сложно. Нелегко – существовать». Так вот. Мне кажется, что слово «жить» здесь не вполне верное. Выживать ради существования.

- Увы. Это всё, что я могла сделать. Если могу помочь чем-либо ещё – просто скажи. Я постараюсь. Честное слово.

            Она остановилась, чтобы посмотреть в его светлые, голубые как земное небо, глаза. Такие надёжные. Человеческие. Понятные... Ей очень хотелось стереть, хоть немного, из этого взгляда боль.

- Приезжай в гости почаще. У меня своя комната, пусть и небольшая. Но остановиться можно. Не то гостеприимство, конечно, что хотелось бы предложить, ведь мебели никакой нет, но, - парень развёл руками, и Лея искренне засмеялась.

- Обязательно приеду.

- А ты далеко отсюда? Где живёшь?

- На мансарде одного дома. Но он в городе, хоть и на самой окраине. И до него действительно не близко.

            Уточнять, что на этой «скромной» мансарде имелся ещё и бассейн, девушка не стала, несмотря на то, что водоём пустовал. Ибо затраты на такое удовольствие выходили невероятными, а во что его переоборудовать - в голову не приходило. Неиспользуемых помещений в особняке и так хватало.

- Жаль. Значит, не так часто сможешь бывать, если по чесноку.

- Но я буду стараться, - уверила его она.

- Что же. Постарайся… Ловлю на слове! А по поводу здешних хлопот. Я так понимаю, что электричество – это миф?

- Миф, - рассмеялась Лея. – Как и Солнце. И Луна.

- И ночь… Ну никакой романтики! – деланно возмутился Андрей. – Так что тогда у всех жителей два основных пожелания. Больше воды и разнообразие в еде.

- Прямо-таки пирамида Маслоу, - вспомнилось ей.

- Ну да. Начинаем с фундамента.

 

***

 

            Пока первый заместитель наместника Аджитанта осматривала Питомник, в самом городе жизнь тоже не стояла на месте. Его заполняли события. Даже с неба сыпался крупными хлопьями пепел, нарушая привычную однообразность адского пейзажа. Он мягко ложился на мрачные каменные здания, но его светлый цвет быстро превращался в чёрную смазанную сажу под ногами прохожих. Как обычный снег, тот становился просто грязью. И демоны недовольно ворчали, совсем не радуясь подобным осадкам. Однако не всех их занимало это природное явление. Некоторым не нравились совершенно иные обстоятельства.

- Иногда решение занять эту должность не кажется мне столь верным, - задумчиво сообщил жене Аворфис.

            Он лежал в большой ванне и, вдыхая аромат благовоний, наслаждался отдыхом в своём доме по окончании рабочего времени. Однако расслабиться из-за последнего разговора с наместником Аджитанта так и не мог.

            Супруга барона, уже покинувшая купель и расчёсывающая влажные волосы, сидя на пуфике у зеркала, спросила с беззаботной интонацией:

- И часто тебя посещают такие сомнения?

- Помимо спонтанных мыслей, каждый раз, как захожу в кабинет повелителя.

- Из-за твоей матери? – уже более серьёзно поинтересовалась демонесса, так и оставаясь спиной к Аворфису.

- Да. Её тело неузнаваемо, но он до сих пор сохраняет в ней жизнь сознания! Даже если не брать во внимание их близкие отношения, она всё равно ему сестра! Однако поддерживает ступени пьедестала. И каждый раз, как дядюшка поднимается по ним, это напоминание, что он всегда идёт к своей цели. А его враги придают лишь высоту престолу.

            Рыжеволосая красавица невозмутимо закончила своё занятие, отложила щётку и только потом обернулась, внимательно посмотрев на обеспокоенного мужа. В её взоре светилась спокойная уверенность, которая ярко отразилась в последующих словах.

- Это волнение необоснованно. Ты его сторонник, а не противник.

            Она подошла вплотную к ванне, склонилась над Аворфисом. Затем провела кончиками пальцев по щеке демона и, неотрывно глядя в лиловые глаза того, продолжила ровным голосом:

- Ашенат пошла на то, что являлось непростительным. Иначе её судьба стала бы иной. Ведь семейные связи не рвут без существенных оснований… А кроме тебя у него не осталось иных родственников.

- Повелитель склонен к обстоятельному воспитанию своего окружения в соответствии с собственными усмотрениями, - вздохнул Аворфис безо всякого недовольства. Он просто констатировал досадный факт. – И хотя остальные сотрудники с появлением человека вздохнули свободнее, ибо ею он занялся досконально в «ущерб» остальным, наше родство усиливает его внимание ко мне в разы. Так что это лишь добавляет беспокойства.

- Вот, что тебя тревожит! - рассмеялась демонесса, присаживалась на край мраморной купели. Бортик являлся достаточно широким, чтобы ей было комфортно. – Всему Аду известно, сколь неординарен Хранитель летописей. Но, как сказали бы люди, у каждого свои тараканы в голове. И разве ты не достаточно умён и опытен, чтобы не дать ему усомниться в твоей безупречности?

- У Его превосходительства там акридайи, - мрачно заметил барон и, сделав небольшую паузу, продолжил. – Прошло достаточно времени, чтобы эти сомнения перестали быть актуальными.

- Не нравится, что для него ты выглядишь недостаточно взрослым?

- И это тоже, - согласился демон, недовольный шутливым тоном супруги, развеселившейся от его признаний. – Он испытывает меня буквально на каждой мелочи.

- В любом случае, волнения пока излишни. Пережить ещё одного заместителя наместника Аджитанта человеку не удастся.

            Шутка о госпоже Пелагее заставила Аворфиса засмеяться, ибо он не знал, чем в этот момент занимался Его превосходительство виконт Ал’Берит,… тоже крайне недовольный некоторыми обстоятельствами. В частности, повелителю приходилось не по нраву, что затраченные на эксперименты дни прошли практически безрезультатно.          

            Конечно, за столь малый срок не стоило надеяться на яркую положительную тенденцию, и потому огорчение приносил иной вывод. Итоги опытов говорили о том, что для достижения цели потребовалось бы значительное время. Непозволительно длительное. Излишне изнурительное.

            Ал’Берит был вынужден признать, что его бывший первый заместитель проявил незаядлые целеустремлённость и трудолюбие, создавая вампиров. Даже сам процесс подобного преображения требовал кропотливости и существенного затрата энергии. Сколько же усилий тот вложил в его разработку? И сколько сил предстояло затратить ему самому, если не отступать от задуманного?

- Что вы хотите сделать? – спросила женщина, когда к ней вернулась способность управлять телом. Пальцы виконта с вжатыми когтями уже закрепили ремни, удерживающие ту в лежачем положении, и паралич больше не требовался.

            Обычно наместник Аджитанта не обращал внимание на слова и крики «материала». Однако в голосе не прозвучало ни жалобы, ни мольбы, ни потаённого желания завязать разговор ради собственного спасения. И поэтому, а может и потому, что этот человек оказалась последней подопытной, ответил:

- Даровать бессмертие.

- Кому?

            Возможно, женщина задала вопрос невпопад. А, может, оказалась достаточно умна и понимала, что, такой дар обычно жертве не преподносили, а демону он вроде как и не требовался. Как бы то ни было, но её слова заставили Ал’Берита посмотреть на ту внимательнее.

-  Кому-то, кому моя привычка достигать своих целей, обойдётся очень дорого, - соизволил всё же шутливо произнести он и улыбнулся.

            Взгляд лиловых глаз при этом оставался холодным и оценивающим. Человек не выдержала его взора и прикрыла веки. Ремни не позволяли ей даже отвернуться. Голова во время этой стадии обращения должна была быть повёрнута набок, а потому путы жёстко фиксировали это положение.

            Повелитель пододвинул ближе столик со всем необходимым и приступил к привычным действиям. Практически сразу лицо «материала» исказила боль.

            Он не единожды создавал вампиров. Действо было не под силу низшим демонам, а потому приходилось заниматься этим лично. Процесс являлся слишком энергоёмким… А его эксперименты требовали ещё больших усилий. Более того, осуществляемые в короткий промежуток времени, они заставили его почувствовать усталость.

- Зачем всё это? – прохрипела подопытная, стискивая зубы, но снова закричала. И когда её крик затих, Ал’Берит неторопливо ответил:

- Саморазрушение является неотъемлемой частью сути людей. Даже его замедление в конечном счёте приведёт только к внезапному и стремительному нарушению всех функций организма. Остановить подобное возможно лишь превращая жизнь из линии в точку. Вот только при этом исчезает любое движение. Как мысли, так и тела. Человеку не стать бессмертным без преображения в нечто иное… Парадокс в том, что для этого ему нужно умереть.

            Он сделал глубокие надрезы на теле женщины, но та даже не дрогнула. По сравнению с тем, что уже было, это не казалось ей болезненным. И уж точно забылось бы после того, что предстояло. Вскоре, благодаря специальному устройству, следовало наклонить стол. Кровь должна была вытечь. Вся. И сердце, гулко и достаточно ровно бьющееся в груди, прекрасно способствовало этой цели. А после совершенно иная животворящая жидкость потекла бы по венам, принося с собой пик мучений и окончательно видоизменяя ткани.

- Обращение же не всегда бывает удачным, - продолжил наместник Аджитанта. - В среднем, в одном из трёх дюжин случаев смерть наступает окончательно. И эта статистика ныне меня не устраивает.

- Вы хотите быть более уверенными, - прозвучал очень тихий комментарий.

            Кажется, женщина была всё же умной. И весьма сильной, чтобы в таком состоянии ещё и воспринимать речи демона.

- Именно, - только и сказал он, наблюдая как алые струйки заскользили по специальным желобкам, смешиваясь с необходимыми ингредиентами.

- Чем же кто-то из людей заслужил подобную ненависть?

            Виконт усмехнулся и нажал на рычаг. Теперь его «материал» находился под нужным углом, и выпущенные на свободу ручейки крови ускорили свой бег.

- Разве шла речь о подобном чувстве? 

- Но она точно не о любви.

            К концу фразы голос больше напоминал лёгкое дуновение ветра. Жизнь стремительно покидала тело. Однако последнее слово унесло предсмертные мысли женщины к чему-то радостному, ибо губы изогнулись в слабой улыбке, а напряжение на лице сменилось спокойствием…

            Ал’Берит подметил, что процент подобного умиротворения во время обращения в его личной статистике сводился к весьма приблизительному числу. Неточность была связана как и с крайней редкостью случаев, так и с общим количеством изменяемых особей.

            Размышление об этом заняло лишь миг. Поэтому виконт и позволил то. После его внимание сосредоточилось на процессе. Наступал самый ответственный момент, требующий чётких и оперативных действий. Стоило чуть поторопиться, и мышцы нового вампира так и не обрели бы подвижность. Если же задержаться, то могла быть утрачена ясность сознания.

            Демон окинул взором тело женщины. Оно было идеально подготовлено для предстоящего. Так что следовало запустить сердце снова, чтобы новая кровь заполнила нынешнюю пустоту. А после длительно вливать в эту жидкость силы, чтобы та преобразовала клетки организма, придавая им абсолютно новые свойства.

            Ал’Берит выждал необходимые мгновения и уверенно приступил к действу. Воспетая земными поэтами мышца вновь забилась.

            И всё же вскоре он убрал ладони с груди человека.

            Брови его хмуро сдвинулись к переносице.

            Из пятидесяти одной особи вампирами и так стали сорок шесть. Это же обращение лишь ухудшило результаты.

            Виконт сцепил пальцы за спиной, размышляя, следовало ли продолжать опыты, и недовольно посмотрел на разочаровавший его труп. При этом он отметил, что этот «материал», пусть и был моложе его нынешнего первого заместителя, очень походил на ту внешне. Безмятежность смерти на застывшей лёгкой улыбке придала даже ещё больше сходства. Именно такое выражение лица было у госпожи Пелагеи, когда она засыпала в одной постели с ним.

            Демон расцепил ладони и начал внимательно осматривать подопытную, стараясь выявить ускользающую причину подобной неудачи. И всё же большую часть его сознания занимало совсем иное.

- Видимо, я просто не знаю, что такое любовь, - произнёс он.

            Смерть собеседницы не казалась ему достаточной причиной, чтобы не закончить разговор.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: