Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

Глава 2.

 

- Я бы на твоём месте не была столь довольна, - ехидно заметила Дайна, пиная красную бархатную ткань под ногами. – Если так пойдёт и дальше, то одежды у тебя не останется.

- Ты думаешь, будет что-то дальше? – не скрывая сомнения, спросила Лея.

            Кто из девушек не мечтал в пятнадцать лет, или около того, о большой всеобъемлющей любви, что была бы способна войти в легенды? А также о, связанных со всем этим, роскошном белом платье и прекраснейшим совместным будущим навеки полным романтики и вечной юности? Судьба же всегда предпочитала посмеяться, и к двадцати пяти к юным красавицам чаще всего приходило осознание, насколько глупы и утопичны были эти мысли. Конечно, кому-то и везло более-менее, но большинство доказывало обратное, переживая такие драмы и трагедии, что писателям писать не переписать книг по каждой жизни. А ведь если спросить главную героиню о том, как её дела, то она чаще всего ограничилась бы одним словом: «Нормально» или двумя: «Это жизнь».

            Так вот, Лея, как обладательница богатого жизненного опыта, со свойственной возрасту мудростью понимала, что отношения с Ал’Беритом остались бы теми же. Более того, верить в свою исключительность «сомнительному призу» не приходилось, да и не так уж желалось это что-то дальше иметь.

            Дайна лишь пожала плечами, дескать, откуда ей было знать, что у повелителя на уме, а Лея вспомнила, что сама демонесса пропадала по вечерам в замке вполне продолжительное время. Хорошее настроение несколько приутихло, но дальнейшие события уже от воли второго заместителя не зависели. Так что молодая женщина, понимая насколько бессмысленно было размышлять в стиле «а если», снова улыбнулась, встала с кровати, накинув лёгкое одеяло как мантию, и, что с ней давно не случалось, решительно отодвинула с окна тяжёлую штору. Лея посмотрела на окружающий её город. Невысокие тёмные каменные здания всевозможных форм и архитектуры простирались, насколько позволяла видимость. Чёрное небо. Всегда одно и то же.

- Дайна, - внезапно обратилась к демонессе она, заметив кое-что. – Подойди. Что ты видишь?

- Город как город, - вглядываясь, через некоторое время ответила воительница.

- Наша улица пуста! Когда я приезжала осматривать дом, здесь было много прохожих. Да и в первое время работы тоже. Почему они почти исчезли?

            Лея вопросительно посмотрела на телохранительницу.

- А, ты об этом, - расслабилась та и отошла от окна. – Ну, так что ты хочешь? Дом развлечений на углу, который большинство этих прохожих и привлекал, предпочёл адрес сменить. Кому работать настолько близко к тебе хочется? Или жить в соседнем здании? Мало того, что ты и сама, какая ни есть, а госпожа, и неизвестно какую гадость учудишь, так к тебе ещё и гости какие высокие время от времени являются, - ехидно добавила Дайна. – А от последних вообще не знаешь когда и чего ждать.

- Неужели все так сторонятся? – удивилась Лея.

- Да не. Некоторые остались. Стражи так вообще все. Но они отдельный случай.

- И чем же так исключительны?

- Да тем, что они не просто так зовутся, и не просто так это самый многочисленный клан. Они следят за общественным порядком Ада и соблюдением законов Князя. И только Его высочество может карать их. Но это редкость. Стражи крайне щепетильны в соблюдении законов как внутри клана, так и в отношении других демонов.

- Что-то вроде личной гвардии, - заключила девушка, теперь понимая, откуда в Дагна взялась такая принципиальность к исполнению данного слова. Демонесса слегка поморщилась, давая этим понять, что определение во много не точно, но ответила:

- Можно и так сказать.

            Второй заместитель наместника Аджитанта посмотрела на часы и, осознав, что не стоило терять драгоценные минуты, начала поспешно собираться. Зажившие раны – это, конечно, приятно, но что мешало Ал’Бериту наказать кнутом за опоздание? Не таким уж значительным событием являлась прошедшая ночь, чтобы позволять себе такую вольность. Поэтому очень скоро Лея сидела на диванчике кареты и, рассматривая зелёный узор на стенах, поинтересовалась у демонессы:

- Дайна, а как ты думаешь, Вердельит ещё придёт?

- Я много чего не видела и не знаю из-за чего он и в этот раз появился. Хотя всему Аду известно, что у Его превосходительства репутация великолепного ловеласа. Считается, что он может соблазнить абсолютно любую женщину. И это наталкивает на определённые мысли, - немного подумав, заключила подруга. – Но, судя по тому, что происходило в гостиной, вряд ли он вернётся.

- Он испугался повелителя? – предположение приятно грело душу.

- Да не. Не думаю. Это было бы как-то глупо и недостойно ссориться из-за человека.

            Лея вспомнила предшествующие события. Флирт Вердельита. Её пьяная выходка. Слова Ал’Берита ночью, что распорядителя церемоний что-то сильно зацепило. Не иначе это были сказанные на вечеринке ею слова. А потом ещё и события на балу у герцога… Кажется, пазл после слов Дайны начинал складываться в единую картинку. Да. Вряд ли бы Вердельит вернулся. Это бы выглядело как признание в том, что она, будучи обычной смертной женщиной, сильно того заинтересовала. Не зря же он покинул дом, давая ей понять, что ему нет до Леи никакого дела, раз готов так легко уступить, а Ал’Бериту - что теперь несколько смешно из-за человека предстояло выглядеть самому наместнику. И при этом оба осознавали, что это всё не более чем забавная игра.

            Действительно приз. И очень сомнительный для репутации того или иного демона.

            Теперь, Лея вполне осознала веселье повелителя. Она и сама заулыбалась и даже захихикала от разбора ситуации.

- И что смешного? – поинтересовалась Дайна.

            Вид непонимающей причины веселья демонессы, лишь подзадорил девушку.

- Я просто поняла, какое сомнительное удовольствие вообще иметь со мной дело.

 

***

 

            Даже зная, что всё это не более чем игра, Лея чувствовала небольшое разочарование. Всё-таки имелись у Вердельита непередаваемый шарм и обаяние. День же после осознания собственного «сомнительного удовольствия» проходил на удивление хорошо. Дела казались какими-то стандартными и не требовали особых усилий. Дана даже дозволила заниматься текущей деятельностью своим помощницам, а сама отдыхала на диванчике. Исключительная редкость! Лее, несмотря на бессонную ночь, спать давно перехотелось, как будто утренний смех принёс небывалый заряд бодрости. Но работать всё равно желания не возникало, а потому она периодически расслаблялась и вела вялые разговоры с Дайной и Даррой, чтобы хоть как-то оправдать собственное безделье.

            Увы, сами демонессы сегодня болтать были не склонны. Во всяком случае со своей госпожой, ибо между собой перешёптывались весьма активно. А на высказанное вторым заместителем: «Больше двух – говорят вслух», Дайна ответила, что они вслух и говорили. Это просто Лея очень плохо слышала. Однако телохранительницы пожелание учли и ушли в архив, оставив в кабинете ауру недосказанности, заставившую девушку сгорать от любопытства. Судя по тому, как Дагна при перешёптываниях ухмылялись, предмет обсуждения был совсем не грозным или опасным… Но это лишь ещё сильнее заставляло желать узнать, о чём те так долго разговаривали.

            Однако её жизнь всегда была переменчива как весеннее тепло. И стоило расслабиться, подставляя лицо солнцу, как ветер начинал дуть чуть сильнее, подгоняя вредную тучку, мечтающую сменить ясные лучи на холодную тень. Вроде и ничего страшного, но неприятно. Да и раздражало незнание о том, появилось бы сегодня после светило вообще, или вскоре всё небо заволокли бы тучи, а к вечеру ещё и противный дождь заморосил. И вот таким неприятным предвестником и стало небольшое послание, найденное на кровати, когда Лея вернулась домой.

            Нежный приятный запах розы с оттенком ландыша наполнял всю комнату и вырвался за пределы помещения, как только открылась дверь. Дайна мгновенно насторожилась и, отодвинув девушку, зашла первой. Однако, её госпожа, повинуясь очарованию невероятно прекрасного, лёгкого, но при этом обволакивающего аромата проследовала за демонессой. Найти источник не составляло труда. На покрывале лежала роза. Это был весьма необычный цветок с длинным черенком. Бархатистые ласковые изумрудные листья с серебристыми прожилками скрывали мягкие шипы, не способные никого поранить. Самое главное оружие выглядело всего лишь небольшими плотными завитками немного светлее стебля. Конечно, исключительность розе придавал не только черенок. У неё был невообразимо красивый огромный цветок нежного пастельного оттенка зелёного цвета. Тонкие шелковистые полупрозрачные лепестки, словно из мягкого хрусталя, частично скрывали собой конверт из тиснёной бумаги.

            И, хотя Лея и была любопытна, письмо она вскрыла значительно позже. Всё её внимание сосредоточилось на невероятном цветке. Осторожно, как драгоценность, способную рассыпаться в прах от прикосновения, девушка подняла его и поднесла к носу. Аромат расслаблял тело, заставляя забыть о всевозможных проблемах. Да и как можно было думать о подобных мелочах в присутствии такого очарования?

            Молодая женщина блаженно улыбнулась, а Дайна лишь подозрительно поморщилась. Опыт воительницы ещё не сталкивал её с такими растениями. Инстинкты молчали, но разум не оставляла покоя мысль, что ничего хорошего с этим цветком не могло быть связано. Лею же охватило совсем иное чувство, подобное тому, что она испытала при улыбке ангела. Покой и умиротворение. Неудивительно, что само письмо некоторое время оставалось совсем без внимания.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- А я бы лучше вскрыла конверт, - заметила практичная Дайна, понимая, что просто так госпожа от цветка не оторвалась бы. Девушка согласно кивнула, словно очнувшись.

- Ты права… Надо будет что-то вроде вазы найти. Не хочу, чтобы такая красота столь быстро завяла. Никогда не видела ничего подобного! А ты?

- Судя по тому воодушевлению вкупе с тревогой, что я ощущаю, то это растение из Рая. Вреда оно принести самим собой не принесёт. А вот тот, кто тайно его принёс сюда, мог вполне.

Замечания демонессы вырывали из объятий безмятежности. Лея тяжело вздохнула, но внутренне соглашаясь, отложила цветок в сторону. Конечно, надо было прочитать и послание. Вскрывать конверт, просто разрывая его, как обычно происходило с рядовыми письмами на Земле, казалось кощунственным. Бумага и узор были не хуже произведения искусства, а то и лучше некоторых из них. Девушка оглянулась по сторонам в поисках чего-либо острого. На комоде лежали маленькие маникюрные ножнички. Вооружившись ими, она аккуратно провела лезвием на краю конверта, вспарывая его. Внутри оказался тёмно-зелёный лист бумаги с кремовыми буквами, написанными витиеватым почерком. С самых первых строчек Лея насторожилась. Дайна вопросительно посмотрела на свою госпожу, но та лишь перевернула письмо и ответила демонессе таким же взглядом. Затем про себя перечитала написанное снова.

- И что там? – не выдержала Кхалисси.

- Всё чудесатее и чудесатее, как говорила Алиса в стране Чудес, - умозаключила Лея, но точнее собрать мысли воедино не удавалось, а потому она, по-девичьи мечтательно, продолжила. – Это от Вердельита… Он так романтично прокрался в дом, чтобы оставить этот бесподобно прекрасный цветок…

- Если ты не расскажешь, о чём он пишет, то мне придётся отнять письмо, - шутливо ворча, пригрозила Дайна, перебивая. – Я не собираюсь заканчивать жизнь, умирая от любопытства. Это какая-то слишком нелепая смерть.

- Да ничего такого, - засмеялась молодая женщина от признания телохранительницы, решив покончить с приступом романтизма и вернуться к реальности. – Он, видите ли, приходил ко мне, чтобы поговорить, но так как у меня был ещё один гость, то решил не ставить в неловкое положение, а просто написал записку. Типа его взволновало произошедшее на вечере в узком кругу. Он посчитал, что его дружеские намерения могли быть приняты за нечто большее, и как честный демон не мог не разъяснить ситуацию. Более того. И это самое удивительное. Читая эти строки, я и правда ощущаю, что это я всё время к нему клеилась, а не он. И, вспоминая наши разговоры, в принципе и не подкопаешься.

- А что ты хочешь? – остудила взволнованную Лею Дайна. – Это Ад. Здесь умеют переворачивать любую ситуацию с ног на голову, если так удобнее.

- И в чём же причина? Как он может этим сообщением уязвить Ал’Берита, если последний даже не в курсе письма, а рассказывать ему о нём я не собираюсь? Вот прямо сейчас и сожгу… Да и вообще. Не понимаю я такие игры. Ладно, когда на виду, когда ты чувствуешь себя выше, и все остальные это видят.

- Ну, не скажи, - возразила Дайна. – Иногда намного приятнее тайная игра, о которой знают только несколько лиц. А иногда и вообще ты одна... А по поводу узнает ли повелитель или нет, я могу сказать только одно. Запах этого цветочка, конечно, нежный и лёгкий, но сомневаюсь, что он так быстро выветрится. Мы с тобой ещё будем им несколько дней благоухать. Как думаешь, привлечёт ли исходящий от нас аромат райского цветка, а стоит сказать, что ангелы никогда не любили делиться своей флорой, внимание остальных демонов в замке? Или это никому не интересно? В общем, и в частном, ну, абсолютно, – делая крайне задумчивый вид, поинтересовалась демонесса. Лея упала на кровать.

- Дайна. Ну почему мне так не везёт?

- Удача, - хмыкнула та. - Причём удача, когда ты просто не умеешь планировать свою жизнь? Учись распоряжаться событиями.

- Ты такая умная, - не удержалась от язвительного тона второй заместитель. – Как демон.

- Как демонесса, - невозмутимо поправила Дайна.

- А у меня и так мозг взрывается! Мало мне что ли рабочих проблем и дел? Нет, судьба, конечно, с удовольствием подкинула ещё заморочку.

- Письмо лучше не сжигай, - посоветовала телохранительница. – Всё равно его повелитель потребует.

 

***

 

            Несмотря на решение делать вид, что ничего не произошло и не происходило, в замке решительность Лею покинула. Она почти на цыпочках добежала до арки, радуясь, что холл был абсолютно пуст. Если не считать Стражей, конечно, немного скосивших свои ярко синие глаза в её сторону, но исходящий благоухающий аромат, видимо, никак не возбранялся. Несколько секунд внутри лифта показались вечностью, но судьба благоволила. На открывшейся площадке тоже никого не было. Лея быстрым шагом поднялась по лестнице на последний этаж и с облегчением вставила ключ в замочную скважину. На этом удача закончилась.

            Дверь противоположного кабинета слегка хлопнула, закрываясь. Как неуверенный в себе воришка Лея резко обернулась. Хдархет и Кассандра. Видимо бонус и компенсация за везение в холле. Расстояние, конечно, ещё достаточно большое было, но об остроте обоняния демонов можно было лишь догадываться. Молодая женщина, чтобы не нарушать этикет, склонила голову в приветствии, и быстро развернулась, резко поворачивая ключ.

- Госпожа Пелагея, - моментально раздалось за спиной.

Лея снова обернулась. Как Хдархет за долю секунды преодолел такое расстояние, она не знала. На лице первого заместителя было и любопытство, и явное желание облечь это чувство в какую-либо гадость.

- Господин Хдархет, - она, стараясь придать своему лицу как можно более невинное и невозмутимое выражение, поинтересовалась. – Вы что-либо хотели?

- Совсем немного. Мы работаем столь близко к друг другу, а ведь не находим времени даже для такой мелочи, как пожелание хорошего, полного событий дня.

            С этими словами он взял её руку в свою и поцеловал. Девушка еле удержалась, чтобы не вырвать кисть. Взгляд демона при этом не отрывался от её глаз. Откровенное ехидство во взоре не предвещало ничего хорошего.

- Пусть он принесёт вам удовольствие.

- Как и вам, господин Хдархет, - вежливо пожелала Лея и тому всяческих несчастий, чтобы жизнь демона стала ещё насыщеннее и интереснее.

- Даже не сомневайтесь, госпожа.

            После этих слов он ушёл, положив руки в карманы брюк. Вид у него был очень довольный.

            Понимая, что то, что было, то было, она открыла дверь и вошла в кабинет, но настроение становилось всё хуже. Некоторое время она задумчиво сидела в кресле, опустив голову на руки, словно чего-то ждала. Однако события не развивались. Это её немного успокоило, и второй заместитель начала заниматься рабочими делами. Молодая женщина работала над ними весьма продолжительное время, как раздался сигнал. Ничего не оставалось, как повернуть резной диск на столешнице.

- Госпожа Пелагея, вам следует зайти к повелителю, - прозвучал невозмутимый голос Кассандры.

Лея снова повернула диск, выключая связь. Неуверенно привстала и, сделав круг около стола, поправила платье. Затем по её лицу пробежала целая череда эмоций, но быстро утихла, и девушка поинтересовалась у Дайны.

- Очень заметно, что волнуюсь? Как я выгляжу?

- Во всяком случае, это платье не жалко. Оно мне никогда не нравилось, - ответила демонесса и открыла перед Леей дверь, не оставляя выбора.

            Рохжа в кабинете Ал’Берита не оказалось. Сам наместник на этот раз не сидел за столом, а стоял около арки, ведущей в архив. В руках у него находился свиток, но вошедшая Лея видимо привлекала внимание демона больше. Ал’Берит бросил на неё любопытный взгляд, поморщился и свернул бумагу. Девушка поклонилась.

- Да иди уже сюда, рассказывай, - нетерпеливо отмахнулся от этикета повелитель.

Его подопечная прошлась по ступенькам. Вредная мумия сумела увернуться и ехидно заскрежетала зубами. Второй заместитель решила, что отомстит той на обратном пути, и подошла поближе к виконту. Ноздри наместника чуть заметно затрепетали при её приближении, но больше никаких эмоций на лице не возникло. Недолго думая, девушка просто напросто передала вскрытый конверт и добавила:

- И цветочек ещё был.

            Ал’Берит спокойно прочитал письмо, даже с некоторым равнодушием. Его взгляд буквально скользнул по бумаге. За это время сама Лея смогла бы прочитать только пару слов, но информация уже находилась в голове демона, и он спокойно вернул записку.

- Можешь идти работать, - просто сказал повелитель и вернулся к своему свитку.

- Это не будет иметь никакого значения? – на всякий случай подозрительно спросила молодая женщина, приготовившаяся к чему угодно.

            Она была уверена, что Его превосходительство Ал’Берит каким-либо образом ответил бы Его превосходительству Вердельиту. Лишь гадала каким, и на сколько это могло быть с ней связано. Оставить всё как есть, было бы как-то не в демоническом духе, но виконт лишь пожал плечами.

- Судя по тебе, ты уже в чём-то понимаешь ситуацию. Что ж… Объясню немного. Очевидны две явные возможности. Либо я сообщаю тебе примерно то же самое, что и в этом письме, и тем самым выставляю себя не в лучшем свете после произошедшего в твоём доме. Естественно не перед тобой, а перед самим Вердельитом. Более того, это покажет, что меня зацепило его послание, а это хороший повод поменяться с ним местами. Либо игнорирую это сообщение. И пусть получаю некоторые незначительные сплетни за своей спиной, но не даю Вердельиту исправить то, что и привело его к тебе. Мне кажется, что второе будет несколько более верным шагом. Пусть на его репутации остаётся небольшой след. Тем более что слухи уже пошли.

- То есть вы его просто проигнорируете, - удовлетворилась сказанным Лея.

            В принципе Ал’Берит мог бы и не пояснять, а просто сообщить эту фразу. Мысли у демонов крутились в разных направлениях. И вполне возможно, что ответ многой информации ещё и не содержал. Поэтому разгадывать загадочное объяснение решительно не хотелось. Главное, что её наконец-то оставили бы в покое.

- Да, - согласился Ал’Берит и добавил уже довольно улыбающейся Лее. – Так что после работы жду тебя в своих покоях.

            Кажется, она опять не так всё поняла.

 

***

 

Дайна встретила её, как и обычно, около дверей в кабинет наместника. Лея пробыла там сравнительно недолго, а теперь решительно направилась в своё помещение.

- Смотри-ка. Везёт этому противному платью, - заметила Дарра, едва за вошедшими закрылась дверь. – Наверно, оно счастливое.

- Невероятно, - восторженно произнесла Лея, расплываясь в улыбке.

- Ого, - удивилась Дайна. – Что же там произошло?

- Через полторы дюжины дней мы наконец-то поедем в шахтёрский посёлок. На несколько суток, а там, может, и задержимся на пару недель. Или дюжину… А если повезёт, то и на годик другой, - воодушевление в голосе девушки никак не соответствовало предыдущим разговорам на эту тему. – Увы, раньше меня не отпустили, ссылаясь на то, что поездка до этого не была согласована.

- И откуда такой энтузиазм? – подозрительно спросила Кхалисси. – Ты же утверждала, что тебя там не любят, а, значит, тебе там делать нечего.

- Я просто не осознавала всех возникающих проблем, - уже серьёзно сказала Лея. – А ведь новые рабочие, соответственно новая обстановка. Надо узнать их лояльность, работоспособность. Письма хорошо, но нужно лично переговорить с Эйтоном по увеличению выработки. Это просто необходимо! Или, может, возможно как-то обойти этот… как его… взрывной пласт. В конце концов, просто вспомнить схему парового двигателя, построить его, придумать как использовать…

- Что за чушь? - перебила пламенную речь Дарра.

- Это не чушь! - гордо возразила девушка и вполне плаксиво добавила. – Это план побега. Может, пока я там пребываю, оба их превосходительства переговорят или ещё как-нибудь наиграются, и оставят бедного человека в покое.

 

***

 

            Несмотря на все размышления и доводы рассудка желание побега стремительно отступало. Да, Ал’Берит не ухаживал за ней в традиционном понимании этого действа. Не было ни подарков, ни ярких восторженных комплиментов. Но каждый вечер с ним сближал. Неспешные разговоры, приоткрывающие тайны её собственной души, или же рассуждения о жизни, мироустройстве требовали повторения проведённого времени. Конечно, ей не дано было убедить его в чём-то. На любую фразу у него имелось возражение. Сначала Ал’Берит мог объяснять одно, а когда она соглашалась, не находя более доводов, то легко доказывал обратное. Лея стала находить необъяснимое очарование в его скрытых насмешках. И более того, после ночи в её доме она более не стала сопротивляться. И демон был и очень нежен во время ласк, и смешивал мягкость с дикой яростью, заставляя её забыть о прошлых сомнениях и нерешительности.

            Она отчётливо понимала, что начала тонуть в собственных чувствах, противоречащих разуму. Коварное сердце решительно ничего не хотело слушать… А доверять Ал’Бериту было нельзя. У него имелось слишком много масок, и сказать, что таков он и есть на самом деле, не представлялось возможным. Достаточно было вспомнить того брезгливого франта – первое существо, с которым столкнула её судьба, переместив в этот мир. Приходилось напоминать себе всё время, что чем выше взлетишь, тем больнее падать. А последнее доставило бы демонам только удовольствие... Ведь Лея помнила. Прекрасно помнила, как болезненно кончались для неё все романы.

            Уйти с чувством собственного достоинства не так уж и сложно. Жизненное наблюдение показало, что ничто не помогало держать голову всегда гордо приподнятой, как... длинные густые волосы, оттягивающие её назад. Но ночь, проведённая в одиночестве, когда не было подруг, при которых стыдно показывать свою слабость. Время, когда можно было быть собой. В такие моменты сердце рвалось на части… И, быть может, поэтому происходящее сейчас и стало именно таким.

            Лея взяла бокал, сделала глоток горьковатого спиртного напитка, и снова вернулась в полулежащее положение на угловом диванчике. Рука Ал’Берита, сидящего рядом, чуть прошлась по её волосам и шее, лаская, словно прильнувшего котёнка, и вернулась к фигурам на доске. Игра с герцогом продолжалась. Вердельит, задумчиво смотрел, как танцевали Хдархет с Ахриссой, прижимая к себе очень красивую светловолосую девушку со странными татуировками. Кажется, та и правда была человеком… Лея вспомнила, как отреагировал первый заместитель, заходя в комнату. Он прибыл самым последним.

-  Кажется, появилась новая мода, - усмехнулся он.

- Почти всё новое, это вполне хорошо подзабытое старое, - равнодушно прокомментировала баронесса.

Самой Лее же и девушка, и диалог были безразличны. Она приподняла голову и посмотрела на тонкий профиль своего повелителя. Узкие губы были упрямо сжаты. Светлые зелёные глаза хитро и очень внимательно смотрели на игровое поле. Почувствовав пристальный взгляд, Ал’Берит на краткий миг посмотрел на неё... Он был красив. И умел получать то, что хотел.

«Будь, что будет. Но сейчас… Сейчас это мой мужчина», - неожиданно твёрдо решила для себя Лея, попадая в самую распространённую ошибку всех женщин.

Новый вечер в узком кругу продолжался. А ей не так уж и хотелось уезжать завтра утром.