Глава 3.

 

            Лея шла за Кассандрой. На своих шпильках она теперь была ростом с виконта, если не учитывать высокой причёски. Идти же оказалось невероятно тяжело. Первое впечатление удобства обуви быстро прошло. Последний раз на таком высоком каблуке ей доводилось ходить лет семь, а то и все десять, назад. Лодыжку нещадно сводило, икра напряглась до боли, став каменной. И это всего лишь за несколько минут. Хотелось снять этот кошмар и выкинуть куда подальше, но молодая женщина держалась, не подавая виду как ей приходилось тяжело, рассчитывая тем самым сохранить достоинство. Ведь сегодня секретарь наместника была в аналогичной обуви, и быстрый лёгкий шаг той являлся крайне раздражающим фактором. Догадывалась же демонесса о мучениях Леи или точно знала, она могла только гадать.

Они спустились вниз, но не стали выходить из здания. Кассандра решительно повела девушку, чьи ноги от волнения стали ещё и подкашиваться, в совсем другой коридор, оканчивающийся просторным холлом.

- Вам следует пройти в этот зал.

            Секретарь указала в сторону, несколько узкой для собственной высоты, но при этом широкой двойной бронзовой двери. В ответ Лея кивнула головой. Демонессу это, кажется, устроило. Ибо она слегка поклонилась и ушла.

            Звук каблучков Кассандры постепенно стихал, а девушка ещё не могла сделать и шага. Уже не столько от волнения. Ей всё-таки хотелось снять туфли, но, в конце концов, желание оставаться красивой пересилило. Лея подошла ко входу в зал. Стоявшие по обе стороны от него лакеи тут же распахнули створки. Послышался стук, как удар тростью по камню, только намного громче, и хорошо постановленный сильный голос возвестил:

- Второй заместитель наместника Аджитанта. Госпожа Пелагея!

            Как во сне молодая женщина почувствовала лёгкий холод, пробежавший по спине, и пошла вперёд, хотя захотелось убежать назад сломя голову.

            О чём говорил Ал’Берит?! Просто формальность?!

            Огромный зал. По одну сторону располагались высокие колонны из отливающего пурпурным искрящегося камня. Между просветами неподвижно стояло около полутора сотен демонов, большей частью принявших человеческий облик. За ними, на стене, словно сотканной из тумана, размещались десять гигантских полотен. На картинах были изображены казни египетские. Причём стоило только чуть сосредоточить взгляд на изображении, как фигуры медленно оживали, а в голове начинали возникать крики и стоны. Лея отвела взгляд в другую сторону. Там находились большие арочные окна, окружённые по периметру каменными горгульями, или иными похожими на них тварями. Живых демонов там вроде не было. А неправдоподобно далеко впереди едва возвышался постамент, на котором, почти скрывая собой высокое кресло, стоял герцог. Одет он был, как и при первой их встрече в алый цвет. Но доспехи сменила более лёгкая одежда. Слева и чуть позади от него Лея заметила Ал’Берита, и молодая женщина, хотя и не могла рассмотреть с такого расстояния, была готова поклясться, что тот довольно улыбался.

Она медленно шла, надеясь, что не соответствовала выражению «едва ноги волочит». А идти приходилось, как на казнь. Гости в зале с любопытством рассматривали её. От этих взглядов было никуда не деться.

В какой-то момент совсем близко от себя Лея увидела Хдархета. Он что-то шептал на ушко демонессе, немногим выше его по росту. Гостья так и не приняла человеческий облик, но была бесподобно сложена, и длинное платье, под неестественно глубокий красноватый оттенок её собственной кожи, лишь подчёркивало изгибы фигуры. В разрезе юбки виднелась стройная нога, оканчивающаяся изящным копытцем. Лодыжку украшал широкий ножной браслет, ещё больше привлекая внимание. Длинных пальцев одной длины у демонессы было по шесть на каждой руке, без выделения большого. Острые когти. Очень острые. Лицо сердечком выглядело вполне по-человечески, несмотря на рытвины и отсутствие носа. Жёлто-салатовые глаза были большими, раскосыми с невероятно длинными ресницами. Чёрные волосы ниспадали на плечи каскадом. Уши казались похожими на неестественно вытянутые на добрых десять сантиметров свиные, изнутри которых на шею свисали шевелящиеся отростки ядовито-оранжевого цвета в зелёную крапинку. Что бы ни сказал ей Хдархет, демонессе это показалось очень смешным. Она довольно открыла полные губы. Те раскрылись не как у людей. Скорее это была пасть как у хищных рыб. Лея отвернулась от неприятной парочки.

«Смотри только вперёд!» - дала она себе установку и выбрала в качестве фокусной точки Ал’Берита.

Виконт, как и всегда, выглядел щёгольски, предпочитая европейскую одежду нового времени (6). На нём была кремовая рубашка со стоячим воротником, поверх которого стягивался узлом тёмно-лиловый шейный платок. Белый жилет застёгивался на фарфоровые пуговички в виде оскаленных морд с аметистовыми глазами. Поверх был надет чёрный фрак, расшитый по низу серебряной нитью. На руках красовались короткие белоснежные перчатки. Из-под длинных брюк выглядывали носки низких лакированных туфель.

 

(6) Автор имеет в ввиду Европу, период с конца XV и по самое начало XX веков.

 

Идти, смотря только на наместника, стало намного легче. Во всяком случае, психическое расстройство от внешнего вида некоторых присутствующих уже не так грозило. Вообще, она довольно сносно справлялась с внешностью демонов. Уйма просмотренных фильмов ужасов и мультсериалов анимэ хоть в чём-то оказалась полезной. И всё же валерьянки и отвара ромашки по-прежнему не хватало.

Происходящее казалось ей намного хуже школьного выпускного, а уж его девушка считала своим адом наяву. Тогда каждый выпускник поднимался один за другим на сцену за аттестатом, а классный руководитель вслед читал краткую характеристику, какой же это человек хороший. Как ученица Лея показала себя превосходно. У неё даже была медаль за особые успехи в учении. Но что о ней могли произнести?

Раздающиеся с каждым шагом слова: спокойная, ответственная, порядочная, терпеливая она не смогла посчитать приятными для себя. Многие окружающие смотрели на неё как в первый раз. Сказанное являлось приукрашенной правдой. Точнее было бы: тихая, замкнутая, боящаяся нарушить установленные правила. И пусть говорил учитель верно, но всё равно в душе навеки поселилась обида… Хотя, падение на лесенке, ведущей на сцену, весьма прославило её на следующий день.

Может именно поэтому больше всего Лея сейчас боялась споткнуться. Даже пугающая толпа отошла на второй план. А затем мысль о том, что следовало сделать у подиума, полностью захватила её сознание.

Просто поприветствовать? Обращаться, как принято у людей «Ваша светлость»? «Какая же он светлость?!» - возмутился разум.

Поклониться?

«А как? Да ещё и в этой обуви!» - съязвил интеллект.

Ненависть девушки к самой себе переполняла.

В какой-то момент ей пришло в голову, что было бы лучше, если герцог принял бы своё истинное обличье. Тогда бы она со спокойным сердцем упала в обморок, и всё прекратилось. Не могло быть, чтобы демон такого ранга не обладал соответствующим видом! Лея даже не подозревала, насколько она была права.

Между тем, ноги приблизили свою хозяйку к постаменту столь близко, что мозг дал сигнал остановиться. Как ногам, так и фантазиям. Под взглядом чёрных глаз, лишённых белка, ей захотелось моментально сгореть и рассыпаться в пепел. Его высокопревосходительство слегка протянул руку в красной перчатке с массивным кольцом.

Перед её сознанием пронеслись сцены из фильмов «Скарлетт», где героиня предстала перед вице-королём Ирландии в тронном зале Дублинского замка, и кардинал Ришелье из «Трёх мушкетёров». Она не помнила, как точно происходило всё в кино, но ладонь герцога была сейчас повёрнута тыльной стороной вверх. Поэтому вряд ли за неё нужно было держаться. Быть может, стоило поцеловать кольцо?

Между тем, время ускользало, а никаких подсказок не предвиделось. Понимание этого заставило Лею преобразиться, входя в роль. Хорошо ещё, что ей когда-то довелось посещать пару лет уроки бальных танцев, и более-менее как делался реверанс, девушка представляла. Получилось не глубоко, иначе разъехались бы ноги. Она решила, что лучше оказаться не вполне учтивой с этой стороны (тем более всё равно этикет толком был неизвестен), чем стать светло-лиловой кляксой на костлявом полу.

Вернее костяном. Иначе и не описать. Многочисленные скелеты, как будто здесь ранее находилось поле боя или массовая казнь, были словно залиты стеклом. На вид поверхность выглядела очень скользкой.

Перед тем как подняться Лея быстро, словно ненароком, поцеловала кольцо. Оно было золотым и массивным, но что изображено на печатке, она не рассмотрела. Видимо, всё происходило вполне правильно, потому что никаких ехидных и смешливых шепотков по залу всё-таки не пронеслось. Девушка поднялась. Виконт Ал’Берит сделал пару шагов ей навстречу и наклонил голову, подавая правую руку тыльной стороной ладони вниз и при этом сгибая в локте. После чего, не дожидаясь пока человек додумалась бы, как ей следовало принять это предложение, положил её кисть на свою так, что их предплечья соединились.

Она не сдержала улыбку от удовольствия - появилась хотя бы устойчивая точка опоры. Наместник почтительно поклонился герцогу и отступил на три шага назад, утягивая и свою подопечную. Затем пара развернулась и прошествовала к окнам. Выдержавшие до этого с честью испытание ноги Леи теперь зашлись мелкой и противной дрожью.

- Это всё? – тихо спросила она Ал’Берита, когда они остановились и разъединили руки.

- Ни в коем случае. Вы особая гостья, - галантное обращение, столь отличное от привычно фамильярного и ехидного голоса демона, резало слух. – Будет невежливо не представить вас остальным гостям. Если вы не уделите им хотя бы немного внимания, то это будет принято за оскорбление. Разве вы хотите кого-то обидеть?

            Припомнив внешний вид некоторых из оных, молодая женщина решила, что совсем не хотела подобного.

            Снова послышался удар тростью, и в центре зала возник фонтан. Трубки разных уровней создавали целый комплекс дуг, и низких, и чуть ли не дотягивающихся до теряющегося в тумане потолка. Жидкость тёмно-розового цвета вызывала воодушевление у присутствующих. Демоны рассредоточились по залу. Герцог остался сидеть на троне и с равнодушием наблюдал за происходящим.

Первым к ним подошёл невысокий седовласый старик с очень жестоким лицом. Мужчины сдержанно поприветствовали друг друга небольшими поклонами.

- Госпожа Пелагея, позвольте вам представить наместника города Игниссис графа Форксаса.

            Лея сделала реверанс, понимая, что если так приветствовать каждого, то падения стало бы не избежать. Граф лишь едва удостоил её кивком головы. Чего-то большего не позволяла сделать гордость, но разыгрываемое представление требовало соблюдения этикета. За ним последовала неприятная парочка. Здесь лёгкого кивка удостоился сам Хдархет. Поданную демонессой руку Ал’Берит поцеловал, и та улыбнулась ему вполне по-человечески, не обнажая клыков.

- Мой первый заместитель господин Хдархет и очаровательная наместница города Крудэллис Её превосходительство баронесса Ахрисса.

- Очень рад знакомству, - коллега вежливо поклонился.

            Искренность тона его голоса намекнула Лее на некие скорые неприятности. Прикасаться к нему никакого желания не возникло, поэтому девушка не стала подавать тому свою руку по примеру демонессы, а сделала книксен.

- Остальных можешь приветствовать без глубоких поклонов. Исключение только вот та троица впереди, те двое и он. Это Вердельит,  распорядитель церемоний в столице, - сказал Ал’Берит, когда собеседники ушли, взглядом указывая на красивого юношу с густыми каштановыми волосами, разговаривающего с откровенно флиртующей рыжеволосой красавицей. Одет мужчина был во всё зелёное и держал в руках витой посох.

            Они подошли к фонтану. Официанты в одинаковых ливреях разносили напитки, но гости могли и сами брать бокалы и наполнять их, подставляя под струи или черпая жидкость. Для этого на бортике размешались подносы с кубками из стекла, совмещённого с металлом. Использованные тут же уносились слугами, неприметными словно тени.

Лея присмотрелась. Жидкость слегка пенилась, словно игристое вино. Дно фонтана подсвечивалось, позволяя видеть скорчившиеся изрезанные тела чортанков, подобные оливкам в бокале с мартини. Девушку передёрнуло, и от предложенного виконтом бокала она без малейшего сомнения отказалась. Ал’Берит же сделал несколько глотков, и они начали путешествие по залу с бесконечными знакомствами.

Удержать в памяти сложные, необычные для неё, имена не удалось. Лее лишь оставалось надеяться, что никто не стал бы проверять то, что осталось в её голове. Ибо там царила пустота. Ноги гудели, хорошо ещё, что обувь сама по себе была удобной и на завтра болели бы только мышцы. Мозоли она бы уже не пережила. А уж они то были вечными спутниками любых мероприятий в жизни! Оттанцевав целый вечер, на следующий день, а иногда и дольше, девушка была вынуждена сидеть дома. Обувать что-либо кроме разношенных шлёпанцев на израненные ступни не представлялось возможным.

Из Рохжа присутствовал только один Тогхар, но он держался на большом расстоянии, только чтобы не выпускать Ал’Берита из виду. Хотя, Лея сомневалась, что повелителю так уж нужен был телохранитель. А вот слуга. Мальчик на побегушках… Кассандры, а тем более Кассинды, тоже не оказалось. Поэтому она была благодарна виконту, что тот всё время был с нею, успевая при этом уделять внимание и гостям замка улыбками и иногда произнося несколько ничего не значащих фраз при представлении своего нового второго заместителя.

Наконец, герцог беззвучно хлопнул в ладони, и церемониймейстер возвестил об открытии бала. Зазвучала ужасная музыка. Она была вполне мелодична, как воспроизведение тяжёлого рока в стиле полонеза, и при этом скрипящие, порой режущие слух звуки, и дьявольски визжащие скрипки заставляли жалеть об отсутствии парочки берушей. И невероятно! Демоны собирались под это танцевать!

            Герцог Дзэпар встал с трона и подошёл к стоящей у бортика фонтана баронессе. Он слегка поклонился и подал руку. Кивком головы Ахрисса приняла предложение, и пара начала торжественное шествие. Кавалеры приглашали дам, и вскоре весь зал начали заполнять, движущиеся по сложным траекториям, существа. Лея не могла противиться Ал’Бериту, вновь положившему её руку на свою, так что приходилось следовать за ним в паре. Она благодарила небеса, что умеренный темп и отсутствие сложных элементов для отдельного танцующего не давали возможности опозориться по полной. Но неужели нельзя было предупредить?

            Танец завершился. Однако, увы, это оказалось только началом - церемониймейстер объявил следующий.

- Вынуждена отказаться, - ответила Лея на взгляд ещё ничего не успевшего предложить или сказать Ал’Берита. Тот только вежливо поклонился выверенным движением и подошёл к другой даме.

            Начались новые танцы, похожие на бальные времён Джейн Остин, где все танцоры своими па создавали сложные фигуры. Да уж, это были не танцульки в клубе! Подобное требовало тщательного изучения. Каждый поворот и шаг должны были быть выверены до автоматизма, иначе можно было очень легко сбиться. Оставалось только смотреть и любоваться завораживающей картиной… Желательно, лишившись при этом слуха.

            Чтобы одиноко не стоять в стороне, Лея подошла к столу, появившемуся возле окон после открытия бала. Арки вокруг него, до этого отсутствовавшие, словно ограждали пространство. Чёрная скатерть свисала до самого пола. Источаемый вблизи лёгкий запах показался ей двояким. Приятные ароматы смешивались с откровенно отвратительными. Кажется, здесь находились только закуски. Но изучать их, после того, как довелось увидеть в одной вазе сложной формы шевелящихся крупных личинок, размером с сушёный банан, желания не возникло. Поэтому она отошла подальше, не зная, что делать.

Ей чётко дали понять, что тихо уйти из зала было бы невежливо. Спрятаться у стены тоже не выглядело хорошей идеей. Ал’Берит вполне мог потерять её из виду, а этого девушке совсем не хотелось. Так прошло несколько мелодий. Свои ступни Лея уже не ощущала. У неё возникло противное ощущение как при местном наркозе. Казалось, что ниже колена ноги просто напросто отсутствовали, а на их месте прикреплены протезы. И это чувство давало понять о мимолётности такого облегчения. Отступившая боль должна была вернуться как минимум втройне, стоило бы только избавиться от обуви.

Виконт время от времени возвращался к новоиспечённой заместительнице, а после почтительно оставлял, чтобы пригласить кого-либо из дам на танец. Иногда гости подходили к ним сами, и он представлял очередного демона. Лея склоняла голову и улыбалась. Она заметила, что если мысленно отсылать знакомящихся далеко и надолго, то улыбка становилась милой, открытой и естественной. Вечер, точнее день, если верить часам, стрелки которых указывали между цифрами шесть и семь, продолжался и обещал стать ужасно скучным.

-   Позвольте предложить вам бокал этого превосходного напитка, госпожа Пелагея, - с почтением опуская голову на миг, произнёс Вердельит. Его она почему-то запомнила и узнала.

- Простите, но я не думаю, что мне он придётся по нраву.

            Тот обворожительно улыбнулся в ответ. Внешность и мягкий взгляд изумрудно-зелёных глаз располагали к себе. Посоха при нём уже не было.

- Это не принесёт вреда человеку, если вас смущают ингредиенты. А вкус мало отличается от вашего вина.

 

            Он протянул наполненную ёмкость так, что Лея машинально взяла ту. Жидкость тёмно-розового цвета с небольшими пузырьками, поднимающимися от центра бокала, по спирали, выглядела на редкость безобидно… А потому ещё более подозрительно. Однако девушка, решив, что была не была, сделала небольшой глоток. Ощущения оказались приятными, но на привычные для неё напитки совсем не походило. Мягкий солоновато-мятный привкус. И явно намного крепче вина, хотя практически отсутствовал запах спиртного.

- Вы умеете убеждать, Ваше превосходительство, - осмелев, сказала Лея, заодно и вспомнив обращение Ал’Берита к распорядителю церемоний. А, может, моментально подействовал алкоголь.

            Со спиртным у неё всегда были проблемы. Стадия, когда очень весело и хорошо, обычно пропускалась Лееным организмом. Она могла только чуть запьянеть или уже страдать в ванной, прочувствовав по полной, что означала токсикация организма. И для последнего состояния было достаточно не так уж много.

            Молодая женщина отчётливо помнила одного своего кавалера, пригласившего впервые её к себе после продолжительной совместной прогулки. Настроение было замечательным и беззаботным. Они вместе накрыли небольшой столик и даже зажгли свечи, а потом из шкафа появилась непочатая бутылка золотой текилы, призванная дополнить романтическую композицию. До этого Лея не пила столь крепкие напитки, прекрасно осознавая не самое лучшее свойство своего капризного тела. Но отказываться тогда было как-то неудобно. Осторожно девушка выпила первую рюмку, как и положено слизнув соль и закусив кусочком лайма. Процесс показался забавным, да и текила пошла на удивление настолько легко и хорошо, что Лея окончательно расслабилась. Похоже, желудок решил принимать эту жидкость благосклонно. Как-то позабылось, что это не вино, к которому она, хотя и была привычна, но пила не более двух-трёх бокалов за праздничный вечер. За первым тостом после непродолжительного разговора последовал второй и сразу же третий… Как рассказывал потом кавалер, то он даже не понял, что произошло. Только что перед ним сидела весёлая девушка, и вдруг она стала белее бумаги и стремительно убежала прочь из комнаты. Этого момента сама героиня событий не помнила. В воспоминаниях осталось, что она сидела на низком диванчике, а потом перед взором внезапно возникла ванная. Как ей было плохо... Всю ночь пришлось провести в этом помещении. От судорог трясло, да и остановить выворачивание желудка наизнанку не получалось… Как ни странно, зато с этим парнем она потом встречалась достаточно долго.

- Быть может, мне удастся убедить вас доставить мне удовольствие и принять приглашение на следующий танец?

- К сожалению, я не умею так танцевать, - здесь даже обезоруживающая улыбка красавца была бесполезна. Выглядеть посмешищем больше не хотелось.

- Увы, вам всё равно придётся. Этикет не позволяет избегать предложений в течение всего бала. А причин для отказа не так уж и много. Приглашающий вас без перчаток. А они на мне есть, - говоря, он не отводил сияющего взгляда от её глаз. – Вы уже танцевали с кавалером три танца. Причём нельзя танцевать два подряд. Танец уже обещан. Или…

            Он сделал многозначительную интригующую паузу.

- И какова же последняя причина? – спросила она с неким кокетством.

            Кажется, не флиртовать с этим демоном было невозможно, хотя Лея не обладала для этого лёгким характером. Голос завораживал.

- Или же вы хотите отдохнуть, пропуская танец. Но, тогда вам стоит вспомнить то, о чём я говорил в самом начале. А это совершенно исключено. Так что, госпожа Пелагея, рекомендую       воспользоваться тем, что следующая композиция весьма легка, и принять моё предложение. Чтобы выглядеть изящно, вам будет достаточно позволить мне вести вас.

            Ловушка диалога захлопнулась. Теперь отказываться было бы верхом бестактности. Даже не закалённая светскими раутами Лея понимала это. Оставалось лишь с достоинством принять предложение, надеясь, что партнёр и сам не захотел бы выглядеть глупо, и умолять ноги послужить ей ещё немного. Сейчас второй заместитель искренне завидовала баронессе Ахриссе, как обладательнице пары чудных копыт. Вот уж кто не нуждался в обуви, и кому всегда было удобно. Музыка затихла.

- Вы привели настолько веские доводы, что отказать вам стало невозможно.

            Она приняла его руку, и под начинающиеся вновь звуки, они вместе с другими парами проследовали к центру зала. Лея надеялась уловить хотя бы ритм.

            Танец, как и говорил Вердельит, прошёл замечательно. Всё, что требовалось от неё, это расслабиться, чтобы демон без труда мог вести по линии танца. Сильные и нежные руки иногда прикасались к талии, основное же время держали её ладони в своих. Глаза смотрели в глаза, заставляя испытывать приятное смущение. С раздельными движениями рук проблем не возникло. Их девушка практически сразу повторяла за демонессами. Вердельит шутливо шёпотом комментировал происходящее. Так что она даже сама развеселилась и действительно получила бы удовольствие от танца, если бы не раздражающая музыка. Наконец, и та отзвучала. Партнёры легко поклонились друг другу, и, предложив Лее руку, как до этого делал виконт, Вердельит подвёл её к Ал’Бериту.

- Вам необычайно повезло с заместителем, Ваше превосходительство, - с восхищением произнёс юноша.

Комплимент достиг своей цели, закрепляя успех в танцах. Лея почувствовала, что покраснела. Она взяла с подноса одного из слуг бокал и сделала несколько глотков, чтобы никто не заметил этого волнения.

«А ведь ещё совсем недавно рассуждала, что никаких романов в Аду и быть не может», - подумала она.

Эта мысль немного отрезвила её. В особую симпатию со стороны демона верить не приходилось, и недавнее развлечение тут же показалось ей чем-то крайне бессовестным и наглым с его стороны.

Ал’Берит же только с милой улыбкой поклонился в ответ, а рыжеволосая красотка, с которой ранее разговаривал Вердельит, под предлогом представления ему её знакомых, быстро увела очаровательного демона на другую сторону зала.

- Я бы не рекомендовал, - начал было наместник, но закончить фразу не успел.

            Подошедший со спины виконта герцог, возможно и не слышавший слов из-за музыки, прервал его своим приветствием, а затем обратился к девушке.

- Замечательный танец, госпожа Пелагея. Мне доставило бы удовольствие пригласить вас, но я не особо люблю танцы на публике. Возможно позже. На вечере для узкого круга приглашённых.

- Охотно. При первой возможности, - ответила хмелеющая гостья, довольно считая, что уже весьма поднаторела в вежливых ответах. То, что Ал’Берит предостерегающе посмотрел на неё, она не заметила сразу.

Герцог с довольным видом покинул их. Лея же с удивлением осознала, что её бокал почти пуст. Напиток ей очень понравился не только вкусом. Появившийся хмель не предвещал никаких извечных проблем, а девушка привыкла доверять своему организму. Что же касалось ингредиентов… Что ж. Давно известно, что «чем меньше знаешь, тем лучше спишь». В конце концов, если разобраться в только официальном составе недорогой колбасы и внимательно прочитать обо всех добавках, то должно быть не менее страшно. Но ела то она подобное без проблем!

Ал’Берит аккуратно отнял её пустой бокал, не давая наполнить вновь, и, молча, передал ближайшему слуге, чтобы решительно повести Лею в центр зала, где уже собирались для нового танца. Она попробовала было возразить, но демон слишком крепко безмолвно сжал тонкую кисть.

Каждое движение повелителя было великолепно. Это молодая женщина заметила ещё наблюдая за ним ранее. Он вёл не хуже Вердельита, но то ли музыка на этот раз оказалась более ритмичной, то ли виконт специально делал более резкие па, в которых прослеживались ярость и гнев. Ибо, если компания распорядителя церемоний принесла беззаботное удовольствие, то сейчас с неприязнью приходилось ощущать себя марионеткой в руках профессионального кукольника. Шпильки скользили по полу, и лишь то, что демон вовремя приближался к ней, удерживало от падения. Хотя вряд ли всё это было заметно со стороны.

Когда танец завершился, сердце встревожено отбивало барабанную дробь, и Лея вновь была почти трезва от пережитого. Ал’Берит же невозмутимо подвёл её к высоким колоннам, где они некоторое время стояли в молчании. Чуть позже церемониймейстер объявил об окончании бала, и гости поспешно начали расходиться, принося благодарности и прощаясь с виконтом, ней, и герцогом.

- Теперь я могу уйти? – нерешительно спросила Лея, когда демонов в зале осталось совсем немного.

- После принятия приглашения герцога, ни в коем случае, - злорадно заявил Ал’Берит.

Ей показалось, что его незаконченное предупреждение стало для неё наконец-то более ясным. Оно не касалось ни компании Вердельита, ни бокалов с напитками, ни чего-либо иного, что вертелось в поверхностных размышлениях. Также, стало понятно - то, что Лея сочла за проявление вежливости, предписанной этикетом бала, со стороны Его высокопревосходительства, оказалось чем-то иным.

Мысленно она протяжно застонала. Более пяти часов в этой ужасной обуви и так стали пыткой, а последний танец заставил ноги страдать с новой силой. Может, следовало пойти босиком? Герцог ведь вроде говорил что-то про «узкий круг» как-никак… Крамольная мысль невероятным усилием воли была несколько подавлена, но окончательно победить ту так и не удавалось.

- Очень не удобно в туфлях? – неожиданно, вполне сочувственно, поинтересовался Ал’Берит.

            Молодая женщина посмотрела на него с искренней надеждой и, предполагая, что сейчас её муки и закончились бы, созналась:

- Ужасно.

- А придётся терпеть ещё часа четыре или дольше, - мстительно ответил виконт.

            Мысленный стон Леи чуть не превратился в реальный.

            «Вот уж чьё злорадство не требует подтверждения!» - решила она.

Наконец, они вышли в холл. Девушка сразу увидела напротив входа в зал Дайну, вальяжно подпирающую стену в ожидании своей госпожи. Демонесса с довольной улыбкой встрепенулась, вставая ровно. Пришлось лишь печально отрицательно покачать головой на её взгляд. Скорее всего, Дагна всё поняла, раз вернулась к прежней раскрепощённой позе. Не покинувшие ещё замок гости откровенно косились на ту, но видимо телохранительница решила, что её репутацию уже ничто не способно сделать ещё хуже. Лея подумала, что, может, демонесса и была права в своём поведении, и ей самой следовало взять пример с той. Ведь только когда она расслабилась, то смогла влиться в происходящее на балу.

Что ж, пожалуй, стоило веселиться и отдыхать насколько это было возможно.

«Не оставлять же в памяти только то, что очень мешала обувь!» - решила она.

            В зале, в который Ал’Берит привёл Лею, было прохладно. Не настолько, чтобы мёрзнуть в открытом платье, но и достаточно, чтоб ощутить приятную свежесть. Помещение оказалось сравнительно небольшим, около восьмидесяти квадратных метров. Несмотря на отсутствие окон, здесь было весьма уютно благодаря нескольким огромным диванчикам и небольшим столикам. Иной мебели не оказалось. Центр комнаты представлял собой открытое пространство из чередующихся белых и чёрных плит матового мрамора. Стены насыщенного пурпурного оттенка светились. Они были единственным источником света, ибо свечи на подвешенных бра не горели. Это необычное освещение вызывало у Леи ассоциацию с модным клубом. Потолок, казалось, представлял какую-то копошащуюся массу, но при таком сумраке было толком не разглядеть.

Помимо Ал’Берита и его заместительницы, в зале находилось всего девять демонов. Очаровательный Вердельит, поддерживающий разговор с герцогом Дзэпаром, наслаждался компанией двух льнущих к нему красоток. Рыжей среди них не оказалось. Баронесса Ахрисса сидела несколько поодаль от общества, по-прежнему любезничая с виконтом Хдархетом. Ещё двух демонов Лея видела на балу, но имена не запомнила. Один из них – тучный блондин с кроткими карими глазами, переставлял фигуры на расчерченной на великое множество треугольников и квадратов доске в компании Форксаса. Игра, казалось, полностью поглотила их. У второго голова была похожа на помесь гадюки и лысого кота, но серая, как будто растрескавшаяся, кожа и тело вызывали желание назвать существо горгулом. Уж очень он походил на таковые статуи, когда скульптор хотел сделать их более прямоходящими. Двойной длинный хвост мирно покоился на диване, не спускаясь к стопам. Одежда отдалённо напоминала восточный мужской наряд.

            Собравшаяся компания веселилась. Они шутили и смеялись, собираясь хорошо провести время. В зале звучала негромкая музыка несколько отличная от той, что была на балу. Мелодия чем-то напомнила Лее вальс нечистой силы Игоря Корнелюка. Последующая композиция оказалась полностью незнакомой, но она ей понравилась, как и отсутствие слов. Настроение поползло вверх. Видимо, здесь уже не в ходу были такие строгие правила этикета, если вообще были.

Герцог призывно замахал рукой, и они присели напротив него. Его высокопревосходительство сразу же радушно подал девушке огромный золотой кубок со стоящего рядом с ним на столике подноса и вальяжно опрокинулся на диван. Содержимое было сложно рассмотреть, но запах отличался от прежнего напитка. Наместник Аджитанта же, казалось, физически не способен был вести себя настолько фамильярно. Он сидел по-прежнему с неестественно прямой спиной, и лишь скинутый фрак и снятые перчатки намекали о том, что обстановка была совсем не формальной. Ал’Берит взял напиток самостоятельно. Дзэпар оглядел собравшихся и, не вставая, постучал по своему бокалу ногтём. Звук вышел на удивление звонким, и всё внимание присутствующих тут же обратилось к нему. Он поднял тост:

- За то, чтобы вечер стал неизбежно хорошим, до дна!

- Иного и не ожидается. Зная Ал’Берита, могу гарантировать, что нас ждёт нечто особенное, - промурлыкала ласковым голоском Ахрисса, неожиданно оказавшаяся совсем рядом.

Демонесса склонилась, легко приобнимая герцога из-за спинки дивана. Один из ушных отростков нежно дотронулся до щеки того. При этом баронесса смотрела пристально и несколько предвкушающе только на наместника, который лишь пожал плечами в ответ на её слова. Дескать, может, нет, а, может, и да. Но хитро сощурившиеся глаза повелителя намекали, что всех действительно что-то ожидало.

У Леи возникло на душе некое ощущение тревоги. Она окончательно поняла, что ей решительно не стоило бы здесь присутствовать. К сожалению, тогда надо было бы вернуть время назад и суметь осознать, что несколько вежливых слов являлись приглашением.

Демоны осушили бокалы. Девушка же, понимая, что при всём уважении или желании физически не смогла бы за один приём выпить содержимое кубка, сделала несколько крошечных глотков. Обоняние не обмануло. Напиток оказался иным. Таким же солоноватым, но значительно прибавилась грейпфрутовая горечь, и исчез привкус мяты. Вполне сносно и немного бодрило. О крепости сказать было нечего. Она бы и не поняла, что алкоголь вообще присутствовал, если бы не приятное тепло, растекающееся от пищевода по всему телу.

«Лучше не пей», - дала самой себе указание Лея.

Но, теряясь в обстановке и не зная куда деть освободившиеся руки, молодая женщина снова взяла кубок. Естественно был сделан и новый глоток. Можно, конечно, было вместо этого встать, подойти к каким-то миниатюрам, развешанным на одной из стен в единой большой раме. Но нашедшие покой ноги решительно бунтовали против такого изуверства над собой.

- Как вы находите Ад, Пелагея? Вы ведь не против, что мы в неформальной обстановке обращаемся друг к другу без должного пиетета?

            Что такое «пиетет» Лея только догадывалась. Столь заумные слова она никогда особо не любила. Вопрос же задал первый заместитель наместника, и отвечать на него нужно было со всей осторожностью. Чтобы немного потянуть время, определяясь с ответом, пришлось сделать несколько глотков, от волнения ставших совсем не крошечными. Мир перед глазами немного помутился.

- Не против. Знаете, Хдархет, - обратилась она к нему по аналогии. – На Земле есть выражение, что вся наша жизнь – Ад. Для меня же это стало правдой.

            Слова ничего не раскрывали по сути, но окружающие её демоны рассмеялись над ними, как над очень хорошей шуткой.

- Думаю, для вас станет таковой и смерть. И весьма скоро. Вы, люди, настолько недолговечны, - вскользь заметил ехидный коллега.

- Это да, - с сожалением подтвердила Лея. – Мы недолговечны, и любим размениваться на мелочи. Но иногда, когда действительно появляется цель, то идём к ней, несмотря ни на что… Порой, делая при этом жизнь окружающих совершенно неприятной и несносной штукой.

            Алкоголь делал своё дело. Как и почти любой человек в состоянии опьянения, молодая женщина стала раскрепощённой и склонной пофилософствовать. Так что не ответить на подначку при таких условиях, она уже не могла.

- А у неё острый язычок, - довольно ухмыляясь, сказал герцог и обратился к наместнику Аджитанта. – Начинаю всё более ценить твою задумку, старый лис.

- Я не старый, а бессмертный, - недовольно пробурчал виконт. – И это существенная разница.

- Не будь таким занудой, Ал’Берит. Если герцог тебя так называет, то представь, какого он мнения обо мне! – вставил своё слово Форксас.

- А о вас я себе так думать не позволяю, - польстил Дзэпар. Старик довольно усмехнулся и вернулся к своей игре.

            Музыка зазвучала громче. Одна из стен стала менее материальной, и оттуда в центр комнаты вышло тринадцать полуобнажённых демонов. Они начали весьма откровенное шоу. Извивающиеся силуэты в сочетании с многообразием форм, правда в основном женственных, смотрелись завораживающе. Ахрисса, наконец, отошла от герцога и присоединилась к тем, начиная свой собственный танец. Она не раздевалась, но так вызывающе улыбалась, стреляя глазками, что вполне затмевала собой всех.

            «Жизненный опыт сказывается», - с неприсущей для неё язвительностью решила Лея.

            «А этот, как я и думала, та ещё штучка!» - с некой горечью мозг вынес окончательный вердикт и Вердельиту, с упоением наслаждающемуся новым зрелищем.

            Под влиянием этого нелепого разочарования она машинально сделала большой глоток алкоголя. Теперь захотелось пуститься в пляс и ей самой, чтобы слиться в неком забытьи с дикостью обстановки, словно ощущая привкус недозволенного плода. Как будто ощутив этот горячий и безрассудный порыв, герцог встал с дивана, подавая руку девушке:

- Кажется, настало время приглашений на танец, - сказал он.

            На миг Лея с растерянным непониманием уставилась на того, словно какая-то часть разума одновременно вспомнила и об осторожности, и о сказанных им ранее словах. Ей стоило всего на миг заглянуть в бездонные чёрные глаза Его высокопревосходительства, чтобы фамильярное «ты» никогда не стало произнесённым по отношению к нему.

- Вы говорили, возможно.

- Не следует упускать возможности.

Молодая женщина протянула свою ладонь герцогу и положила на его руку. Последние капли нерешительности исчезли, словно теряясь в затуманенном сознании. Она даже ощутила воодушевление, настроившись на то, чтобы показать Вердельиту на сколько ей не было до него никакого дела. Уже готовые ко всему ноги легко и весело начали движение.

            Последние лет пять Лея танцевала только изредка перед зеркалом в выходные, включая погромче музыку назло вечно что-то ремонтирующим соседям. Нет, она вполне сносно умела двигаться под различные мелодии. В своё время посещала и занятия по разным видам танцев (длительно сосредоточиться на чём-то одном у неё не получалось). И всё же, на дискотеки молодая женщина даже в юности практически не ходила. А там и все подруги устроили свою жизнь. Замужем они и не вспоминали о не вполне удачливой знакомой. В одиночестве же выбираться на такие мероприятия ей не хотелось. Так что последующего Лея от себя никак не ожидала.

            Всё то, что она постеснялась бы исполнить на танцполе обычного клуба, девушка с лёгкостью смогла воспроизвести в высшем обществе Ада. Во всяком случае, именно это практика и показала. А факт, как говорил Воланд, самая упрямая в мире вещь. Впервые в жизни чрезмерность в употреблении алкоголя не вызвала обычного приступа токсикоза. А дальше, как говорится, понеслась душа в Рай… В полный Ад в смысле.

Большей частью своих поступков Лея не контролировала. Сознание же, злорадно нежелающее в дальнейшем избавиться от памяти о вечере, старательно выхватывало происходящее, хотя и обрывками. 

В какой-то момент девушка поняла, что о чём-то заспорила с Ахриссой. И даже, вроде бы, убеждала ту.

Затем другая сцена – она, страстно поцеловав Вердельита в губы, говорила, гладя его по мягким волосам, что тот, конечно, милый и замечательный, но совершенно ей не подходил. Таким образом свершилось маленькое отмщение за все перенесённые обиды от мужчин… А досталось Его превосходительству демону.

Горгулу был задан вопрос, почему у него нет крыльев. Это же нарушало всю концепцию!

Ал’Берит сидел на отдельном диванчике и вёл тихий разговор с Хдархетом, и в тот девушка с откуда-то сохранившимся благоразумием не встревала. К своему счастью (или к счастью самой Леи), Форксас и тучный кареглазый блондин за своей игрой, тоже не привлекли внимания. С герцогом девушка ещё несколько раз танцевала. Того откровенно забавляло её состояние. Он много чего спрашивал и долго смеялся над ответами. Как всё это можно было уместить всего в три часа жизни оставалось лишь догадываться. На удачу, всего в три вопреки уверениям виконта. Около десяти часов по лиловому сектору Ал’Берит отобрал из рук Леи очередной бокал, и они вдвоём закружились по залу.

- А почему тебе не понравились волосы Ирины? – зачем-то спросила Лея, встряхивая своей гривой давно распущенных локонов. Как она перешла на «ты», девушка и сама не заметила.

- Какой именно? – заданный вопрос заставил его искренне удивиться.

- Блондинки, что была со мной в твоём кабинете. Ей же шла короткая стрижка.

- Я отвечу по-другому. Когда женщина обнажена, мне нравится, чтобы волосы струились по спине и плечам, прикрывая грудь. Вот так, - спокойно сказал Ал’Берит и, взяв одну её прядь, положил спереди, касаясь при этом тыльной стороной ладони шеи и декольте.

            Кожа Леи покрылась мурашками, хотя рука демона была очень горячей, и девушка, не смотря на опьянение, немного смутилась.

- Тебе лучше попрощаться со всеми и уехать домой.

- Возможно, - ответила она, понимая, что именно этого делать и не хотелось.

- Я уже распорядился, чтобы Кхалисси Дагна ждала тебя на выходе из этого зала.

            Напоминание о телохранительнице заставило её послушно последовать его совету. Странно, но на этот раз никаких сложностей с подбором фраз не возникло. Герцог выразил сожаление, что гостья так быстро их покидала, но никто не стал удерживать. И молодая женщина спокойно вышла, закрывая за собой дверь. В помещении, где она находилась ранее, было довольно прохладно, а в коридоре, наоборот, очень жарко. От такого перехода температуры её резко разморило.

- Наконец-то, - недовольно проворчала Дайна, и Лея поспешила ту «порадовать»:

- Я такая счастли-и-ивая.

- Не сомневаюсь, - угрюмо хмыкнула демонесса в ответ. – До утра во всяком случае.

            Девушка ничего не ответила. Она сделала несколько шагов и, вспомнив, что вроде как не обязана больше была идти в обуви, сняла ту. Это оказалось ошибкой. Мышцы никак не хотели расслабиться и вернуться в прежнее положение. Измученная лодыжка подкосилась. Давно поднарушенная от алкоголя координация закончила дело. Лея упала на пол.

- Дайна. Я не могу идти.

            Она выразительно посмотрела на туфли, зажатые в правой руке. Воительница мучительно закатила глаза.

- Надеюсь, ты хоть петь не будешь? – ворчливо проговорила Дагна и помогла высокосветской особе подняться. Затем приобняла её, помогая идти.

- Не буду, - Лея энергично отрицательно помотала головой. – Я что алкоголик в одиночку петь? Хотя, давай вместе споём?

            Телохранительница прошептала нечто нецензурное в ответ.

 

***

 

- Нет, вы представляете, как человек меня оскорбила? – неистово возмутился после ухода Леи Вердельит - известный соблазнитель женщин.

Одна из расшалившихся красоток, скрашивающих этот вечер Его превосходительства, рывком расстегнула мужскую сорочку, срывая пуговицы. Её глаза засияли вожделением. Ладони заскользили по телу, а губы с жаром начали целовать грудь демона, опускаясь всё ниже и ниже. Однако тот лишь с силой оттолкнул живую игрушку ногой. И та приползла обратно, возобновляя занятие. На этот раз сие было принято Высшим более благосклонно.

- А в чём оскорбление? Я бы могла сказать тоже самое, - язвительно заметила Ахрисса и взяла новый кубок, усмехаясь. – После этой выходки мне даже захотелось переманить её у Ал’Берита к себе. Мои заместители такие занудные!

- Не получится, дорогая. Уж слишком у тебя для неё жарко.

            Отказ прозвучал с хорошо сыгранной долей сожаления. Так он выглядел и достаточно небрежно по отношению к человеку, и вместе с тем ставил точку в данном вопросе.

Баронесса с деланной обидой прищёлкнула языком, но ничего не сказала. Ал’Бериту стало понятно, что дальнейших притязаний не последовало бы. Интерес азартной демонессы остался не затронут.

- Шутка из человека неплохая, но ничего более она из себя не представляет. И потому очень быстро надоест, - холодно произнёс Хдархет, и герцог ему возразил:

- А я думаю, что не так уж и проста эта женщина. Может, она и сама этого не осознаёт, но что-то в ней есть. Чего только стоит удача выжить после посещения Ада Херувимом и одним из Властей.

- И почему же она до сих пор жива?

            Сей момент тревожил заместителя. Без подробностей было бы безрассудством выбирать ту или иную стратегию. А разузнать их не выходило. Те, кто явно должен был знать подоплёку вопроса, уходили от ответа. Давая этим понять, что всё было не так просто.

- Такого неофициальное распоряжение Князя и моя прихоть, - невозмутимо ответил Дзэпар, умалчивая, что это попутно являлось и требованием ангелов, которое пришлось принять.

            Конечно, на последнее обстоятельство можно было бы и не обратить внимание - не такая уж и важность. Но это бы оскорбило и без того обидчивых жителей Рая. Лишние проблемы же Аду сейчас были ни к чему. Но докладывать обо всём этом и многих других факторах первому заместителю наместника Аджитанта герцог не собирался.

            Между тем, брови бескрылого горгула, являющиеся просто бугорками над глазами, поползли наверх.

- Распоряжение самого Светоносного?

- Я рассчитываю получить удовольствие от её присутствия в Аду, - Дзэпар, словно в неком предвкушении, громко засмеялся. - И пока получаю. Да и Князю нравятся забавные истории. Например, как та с домами развлечений.

            Хдархет никак не отреагировал на неприкрытую подначку герцога и ядовитую улыбку своего повелителя. Он понял, что смерть человека, если убийство, конечно, стало бы неаккуратным, привело бы к не самым лучшим последствиям для него. Собственно, заместитель и не собирался устранять проблему таким образом. Это было крайне примитивно. Не таким уж и противником являлась женщина, чтобы нельзя было доказать её несостоятельность. Другое дело, что предстояло сделать это так, чтобы Высшие оценили изобретательность самого Хдархета. Только так он мог вернуть в равновесие своё пошатнувшееся положение и вернуть влияние на утраченные области. А там… Вполне и достигнуть большего.

- Может, хватит обсуждать человека? Я вот всё ещё жду сюрприза. Он ведь есть Ал’Берит? – перевела разговор на другую тему Ахрисса.

- Никак не мог тебя разочаровать, дорогая, - развёл руками виконт и с задором подмигнул демонессе.

            После этих слов плитки пола быстро начали скрываться по диагональным линиям одна под другую, открывая огромную арену. Присутствующие воодушевились в ожидании зрелища.

 

***

 

            Несколько позже в зале остались только Дзэпар, Ахрисса, Вердельит и Ал’Берит. Они сидели на смежных диванчиках и вели неспешную беседу. Герцог позволил себе не нейтрализовывать действие алкоголя, а потому его хорошее настроение привело к тому, что Ахрисса сидела у него на коленях, хотя он и не собирался возвращать бывшую любовницу.

- Знаешь, дорогая, - хитро посмотрев на демонессу, выпачканную кровью с ног до головы, сказал Ал’Берит. – Это ещё не все сюрпризы.

- И что ты от нас утаил? – игриво полюбопытствовала баронесса.

            Виконт осмотрел своих гостей, выдерживая интригующую паузу. Затем на столике появился сундучок, прекрасно знакомый всем присутствующим. Наместник Аджитанта поднял крышку и достал несколько помятые бумаги. Вердельит с удивлением приподнял бровь. На его памяти глава службы архивов Ада никогда так не обращался с хранимыми документами. Тем более странным ему казался напечатанный текст на одном из человеческих языков и оборотная сторона, исписанная корявым неровным почерком.

- И что это? Неужели стоит внимания? – скучающе спросил герцог.

- Я зачитаю один отрывок. Если это покажется интересным, то могу и продолжить. Послушайте описание одного из членов клана Нирбасса… «И вот стоит этот трёхметровый дистрофик богомол. Красный, как рак ошпаренный. Лапки передние хлипкие перебирает, словно наркоман во время ломки. Язык высовывает со свистом. Голова дурная и малюсенькая, а зад огромный. Но это оправданно, иначе его шесть страусиных ножек не поместятся. Кентавры из фаллаута отдыхают. О, на скольких животных похож! Тетраморф, блин, настоящий. И надето на это чудо генетических недоразумений ярко синее безобразие с жабо. Невообразимая жаба Шапокляк».

            Демоны не смеялись только потому, что ошарашено смотрели на виконта. Затем, наконец-то заходясь в смехе, близком к истеричному, Ведельит нарушил молчание:

- Откуда это?

- А это впечатления человека от Ада.

- И ты это скопировал?

            Герцога трясло так, что Ахрисса предпочла пересесть, Ал’Берит же слегка поморщился и ответил:

- Конечно. Только у меня, естественно, оригинал. Есть в коллекционировании копий какая-то пошлость.

- А меня ещё зацепило, что я ей не подхожу, - на полном серьёзе задумался Вердельит.

- Я вот думаю, что зря не послушала твою рекомендацию принять человеческий облик. Это что ж про меня надумает?... Ал’Берит, я требую, чтобы ты никому не зачитывал то, что может быть написано обо мне! - Ахрисса явно забеспокоилась. - А если будет хоть упоминание, то сразу сообщи. Лично незамедлительно прибуду, чтобы забрать эту гадость!

- Я жалею, что Хдархет принял облик, хотя ему никто ничего не рекомендовал. Вот уж где шикарное описание могло бы быть! – посетовал виконт.

- И там всё в таком духе? – заинтригованно поинтересовался Дзэпар.

- Да, но есть отрывки и получше.

- Если результаты работы в отчётах будут описаны в том же стиле, то уже жалеть о более жарком климате в городе, придётся не Ахриссе, а мне. Столько веселья всего за две недели. Такого на моей памяти не было уже более тысячи лет!

- Простите, Ваше высокопревосходительство. Но вы сами поручили этого человека именно мне.

 

***

 

            Лея проснулась от того, что её непочтительно трясли за плечо и, видимо, долго. Она открыла глаза и тут же осознала, что сделала это зря. К горлу подкатила тошнота. Состояние было отвратительным. Создавалось впечатление, будто её переворачивало. Впервые в жизни, молодая женщина поняла, что означало слово «вертолёты», когда имели в виду совсем не авиацию. Стоящая в зоне видимости Дайна упёрла бока руками, и совсем не производила впечатление демонессы, способной войти в столь тяжёлое для человека состояние. Девушка положила подушку на лицо и обхватила ту руками. Жить немного показалось легче, но окружение это не устраивало. Подушку подло отобрали. Лея была готова расплакаться, но боялась, что ей стало бы ещё хуже от этого.

- Я предлагаю тебе встать самостоятельно, - угроза явственно слышалась в голосе телохранительницы.

- Не могу, - жалобно констатировала факт девушка, зажмуривая глаза.

- А зря, - тем же тоном сказала демонесса.

            Лея почувствовала, что её быстро завернули, как младенца в плед, и куда-то понесли. Спросить куда, она не сумела. Подкатившая от непочтительного обращения с телом тошнота заставила крепко закрыть рот.

            «Я больше никогда не буду пить», - мысленно солгала сама себе она и почувствовала, как её куда-то бросили.

            Полёт вышел недолгим. Не самая тёплая вода сомкнулась над головой. Пытаясь выбраться из вороха ткани, молодая женщина активно заработала конечностями, на удивление быстро прощаясь с похмельем. Ноги при этом едва шевелились, страдая от резкой боли. Каждая их мышца словно бы стала деревянной и не желала служить хозяйке.

Всплыв над поверхностью, Лея с удовольствием вдохнула воздух и тут же закашлялась. Ей никогда не думалось, что первое посещение сего водоёма стало бы именно таким.

- Полегчало? – хладнокровно поинтересовались с бортика бассейна. Девушка была вынуждена признать, что да, но наружу вырвалось лишь возмущение:

- Это жестоко! А ещё телохранитель называется.

- Именно поэтому, - невозмутимо ответила Дайна. – До начала работы чуть более полутора часов, а тебе ещё надо прийти в себя. Не могла же я допустить твоего опоздания в первый же рабочий день!

- Неужели во всём Аду нет другого способа?

            Уже наслаждаясь водичкой, Лея немного осторожно проплыла вдоль длинной стороны, прежде чем решилась выйти.

- Есть. Но если ты испытаешь на себе все прелести похмелья, то у меня намного меньше шансов повторить события вчерашнего вечера. Ты хоть помнишь, что было?

            Молодая женщина, уже наполовину выбравшаяся из бассейна, задумалась и соскользнула обратно, надеясь хоть так укрыться от стыда.

            «И почему вода бесцветная?» - пронеслось в голове, прежде чем воспоминания, словно ожидавшие подходящего момента, буквально обрушились на неё.

            Пошлые танцы с герцогом. Поцелуй с Вердельитом. Ныне свои же собственные слова, сказанные ему, не казались такими уж остроумными! А Ал’Берит? Как ей теперь было с ним работать?!

            Лея застонала. Несколько запоздало в голове завертелась народная мудрость – «корпоративная вечеринка закончится, а имидж деловой женщины придётся восстанавливать»! Хорошо ещё, что наместник всё-таки мудрый демон и её домой отправил.

            «Нет. Я больше никогда-никогда не буду пить», - ещё более решительно солгала себе Лея.

- Дайна… - простонала она.

- Да?

- Мне так стыдно! – второй заместитель снова исчезла под водой.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: