Главы:

 Глава восьмая

 

- Не хрюкай. Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!

Льюис Кэррол "Приключения Алисы в стране чудес"  

 

День шестой. Около шести утра

 

Прекратила Инга свои попытки заснуть, едва солнце только-только начало занимать небосвод. Яркие ночные звёздочки светлели, не в силах справиться с истинным владыкой неба. Они словно прятались, хитро подмигивая всему живому: «Мы знаем! Мы ещё вернёмся и будем радовать вас».

Девушка улыбнулась своим лёгким воздушным мыслям о рассвете и лениво потянулась, заставляя кровь разбежаться по жилам. Обычно она вставала значительно позже, но «постель» оказалась не сказочной – утренняя прохладная роса пропитала тонкую ткань платья почти насквозь. Даже волосы, собранные в тугой пучок, набухли и казались невероятно тяжёлыми.

- Бр-р-р, - она встряхнулась, снимая с волос резинку. Мелкие капельки разлетелись в разные стороны. - Можно считать, что я прекрасная лесная дриада!

            Отдыха лёгкая дремота почти не принесла. То ли из-за раздумий о сновидениях, то ли из-за того, что на утро от такой ночёвки у неё болело и ломило всё тело. Да и нос оказался немного заложен самыми свежими соплями. Предчувствие насморка оправдалось. Хорошо ещё, что по полной программе не образовалась ангина.

Инга заставила себя встать и без опаски подошла к озеру, воды которого искрились под набирающими силу лучами. Почему-то в свете утреннего солнца все страхи казались надуманными и глупыми.

Бояться кого-то страшного в пруду?

От воспоминаний про соответствующую детскую книжку лицо озарила улыбка.

- А вот не буду бояться!… Поделись улыбкою своей, в конце концов!

Она легко рассмеялась и посмотрела в воду, поверхность которой чуть рябил лёгкий ветерок. Прозрачное дно оказалось песчаным, покрытым крошечными пузырьками. Местами его покрывали опавшие листья. А поверх глади выглядывало её собственное размытое отражение. Оно действительно показалось забавным, и Инга окончательно разрушила оптическую иллюзию, набрав в ладони воды, чтобы омыть лицо. К сожалению, та оказалась очень холодной. Почти ледяной. Так что намерение окунуться быстро пропало. Может и к лучшему. Нечего было усугублять возникающую простуду.

            Мысленное напоминание о последней заставило её снять с себя отсыревшее платье и повесить на ветви ближайшего кустарника так, чтобы солнечные лучи падали прямо на него. Ожидать туристов в столь раннее время не приходилось, а высушить влажную одежду стоило. Всё равно некому здесь было подсматривать за ней, да и оставалась она в нижнем белье. Правда, бюстгальтер и трусики были от разных комплектов. Собираясь вчера на прогулку и пребывая в дурном настроении, Инга вытащила первые попавшиеся под руку вещи. Но опять-таки! Кому это всё лицезреть, кроме солнца? А оно-то пусть смотрит и отогревает!

Инга хлюпнула носом и поняла, что стоило бы высморкаться. Увы, никакого носового платка у неё с собой снова не было. Так что девушка осмотрелась по сторонам и заметила, что невысокое деревце чуть в стороне обладало весьма крупными и приятными на вид листьями.

            Босиком, туфли обувать Инге пока так и не хотелось, она на цыпочках подбежала к облюбованной растительности. На серой шершавой коре просыпалась яркая оранжевая бабочка и вяло шевелила крыльями.

- Давай уже. Лети! – подбодрила ту девушка и слегка шаловливо задела кончиком пальца.             Насекомое испугалось и тут же вспорхнуло. Инга проследила за её полётом. Тот оказался коротким. Бабочка почти сразу же села на начинающийся распускаться цветок и снова сложила крылышки.

- Вот лентяйка! – то ли обругала, то ли восхитилась вселенской мудростью столь крошечного существа девушка и сорвала крупный лист с дерева.

Тот оказался мягким, бархатистым, но тонковатым. Это её не испугало. Инга сорвала ещё один лист аналогичного размера, сложила их вместе, вытащила слизкие фильтры и с наслаждением высморкалась. Проснувшееся в полную силу обоняние заставило организм испытать чувство, схожее с блаженством. Она сжала листики и бросила под корни дерева с мысленным утешением о том, что материал этот натуральный и перегнил бы.

- Нет! - послышался знакомый смешливый, но вместе с тем возмущённый голос. - Её все ищут, а она спокойно прогуливается, да ещё и надругается над чужой природой! Девушка, ну как же так можно то, а?

- Ой! – воскликнула Инга, узнавая в говорившем Риэвира.

Парень, одетый во вчерашние грязноватые брюки вкупе с новой несколько мятой футболкой, поверх которой была надета клетчатая рубашка явно с чужого плеча, стоял в центре арочных мостиков, облокачиваясь на перила. Он, видимо, подошёл к месту событий с другой стороны поляны, раз остался незамеченным ею.

Она густо покраснела, представляя, как выглядела со стороны с распущенными влажными красными волосами в зелёном кружевном бюстгальтере и полосатых жёлто-синих стрингах. Любовь к яркому нижнему белью проявилась во всей красе! И, как всегда, при самых «приятных» обстоятельствах.

…Цирк уехал, а клоуны остались!

- Что «ой»? – спросил Риэвир и уверенно начал спускаться к ней. Серые бессовестные глаза не отрывались ни на секунду от её фигуры.

            На какой-то миг Инга растерялась, но быстро взяла в себя в руки и, подбежав к кустарнику, схватила платье, одновременно тайком вставляя фильтры и пытаясь скрыться за ветвями. Прежде чем приступить к надеванию так и не высохшей одежды она выглянула поверх листвы. Мужчина, несмотря на поспешное бегство дамы, продолжал идти к ней.

Даже нагло несколько ускорил шаг!

Это заставило её действовать быстрее. Увы, платье было вывернуто наизнанку. Так что процесс одевания не мог начаться незамедлительно.

- Рю! – грозно взвизгнула она.

- Что? – не понял сбитый с толку таким хрюканьем Риэвир.

- Стой там! – приказала она парню, вспомнив, что ещё оказывается умела и разговаривать, а не только играть в наперегонки да издавать невнятные звуки. - Мне надо одеться!

- А! Я-то уже думал, что ты опять куда-то убегаешь, - он облегчённо рассмеялся и, наконец-то, остановился. Даже вежливо отвернулся.

            Инга же вывернула платье на лицевую сторону и, морщась, ибо то теперь было не только влажным, но и холодным, надела на себя. Ткань противно прилипла к коже, однако выбора как такового не имелось. Повязав пояс, девушка вышла из-за куста.

- Готово.

            Риэвир обернулся, оглядел её с головы до ног, молча снял с себя рубашку и надел на неё, словно кутал ребёнка.

- Вот так-то лучше, - довольно сказал он.

- Спасибо!

Ткань оказалась утеплённой, а согретая чужим теплом – вдвойне приятнее и притягательнее.

Пусть уже не лесная дриада, а продрогшая селянка, зато как комфортно!

Правда, в таком виде стоять босиком всё равно казалось нелепо, и она всё-таки подошла к туфлям, чтобы обуть их.

- У тебя вещи по всей поляне разбежались, - прокомментировал наблюдательный Риэвир.

- Это я так территорию занимаю, - нашлась с ответом Инга, взглядом разыскивая куст, на котором оставался висеть фотоаппарат и одинокая перчатка.

- Захватываешь. Причём профессионально. Если бы ты взяла с собой чемодан, то, наверняка, здесь бы уже повсюду, словно флаги захватчика, висели твои труселя… Кстати, расцветка занимательная, - девушка зловеще посмотрела на парня, но ничего не сказала вслух. - Что? Мне вот очень понравилось!

- Иди ты, - тихо буркнула она, снова краснея.

- Куда? – Риэвир, даже театрально приложив ладонь ко лбу, внимательно осмотрелся по сторонам в поисках нужного направления. Потом усмехнулся и добавил: - Никогда не понимал, почему миниатюрное бикини на пляже – это абсолютно нормально и естественно, а вот какой даже более скромный комплект, имеющий на этикетке другое название, и на женщину посмотреть нельзя?

- Хватит ставить меня в тупик своими странными вопросами! – развеселилась от логики островитянина Инга. - Так принято. И точка!

- В тупик… Как же, - он хмыкнул и добавил. - Я ещё и не начал расспрашивать. Например, о том, куда ты вообще ушла и для чего?

- Да надоела твоя перебранка с Остором! Решила, что если пойти по дороге, то вы быстрее закончите ссориться и меня нагоните…  И, между прочим, я на развилках специально следы оставляла, чтобы вы меня нашли!

- Прости, - серьёзно сказал Риэвир. - Мы забыли захватить с собой поисковую собаку. Так бы точно нашли тебя по следам. Ты же, наверное, старалась? Как можно глубже каблук в землю и камень вдавливала, да?

- Я честно из веточек стрелочки выкладывала! Вот такого размера! – возмутилась Инга, показывая руками нечто невероятно огромное. - Больно мне ночевать под открытым небом то хотелось!

- Как ты про ветер то не подумала? Или птиц?

- Ну, - замялась она.

- Веточки! Ты их хоть камушками то придавливала?

- Нет.

Молодая учёная покраснела ещё гуще и невероятно разозлилась. На себя… Какая только мистическая чушь ей не представлялась, когда она не смогла найти дороги обратно к Храму! А вот такой ерунды предположить никак не смогла!

- И молчи. Я уже поняла, что мне стоит о себе думать.

- Ладно уж. Нашлась и то хорошо…

- Ты меня долго искал?

- И не я один. Мы с Остором и поисковой группой чуть ли не до заката бродили по Поднебесью… Брат тебя теперь не просто любит, а прямо-таки обожает всем сердцем! Всё мечтал и грезил, чтобы ты ему на глаза попалась.

- Ой, как бы мне ему до отъезда не попасться на глаза то? – тут же всерьёз занервничала Инга и начала нервно мять ладони.

- Боюсь, что у тебя это никак не получится.

- Гадство!

- Кстати, по этой полянке я вчера проходил, но тебя здесь не было, - невозмутимо продолжил Риэвир.

- Так я же не сразу на неё вышла. Много, где побывала.

- Как я и думал. В тебе сомневаться не приходится, - он усмехнулся и приступил к выдаче ценного совета. - Ты в следующий раз, как поймёшь, что потерялась, сразу на месте останавливайся. Никуда не двигайся и кричи время от времени.

- Что-то я следующего раза не хочу совсем, - девушка даже невольно поёжилась.

- Но ведь будет, Инга. Обязательно будет, - словно пророк печально произнёс Риэвир и заговорщицки подмигнул. - Судьба прямо-таки у тебя такая. Ведь больше ни с кем таких оказий ещё не происходило, как Остров для туризма открылся.

- Ты это. Не каркай. Мне и правда хватило!

- Кар! Кар! - не меняя интонации продолжил парень.

Карканье вышло у него на редкость похожим на настоящее.

- А ведь ещё и от Остора за эту ночёвку выслушивать, - горько вздохнула Инга.

- Ещё бы! И чтобы ты знала, для полноты картины, он споткнулся неудачно и хорошо так рассёк себе руку.

- Не могу сказать, что это уже моя вина, что он под ноги не смотрел!

- Я ему точно тоже самое сказал. Так что учись на моих ошибках и знай, что это для него не довод. И, кстати, пойдём лучше быстрее отсюда. Я, чуть начало светать, вернулся тебя поискать. Но вскоре должны ребята подойти. Надо их обрадовать, что домой могут возвращаться.

            Инга подошла к кусту и взяла двумя пальцами мокрую перчатку. Выглядела та гротескно. Надевать ей её явно не хотелось. Риэвир, наблюдая за этой сценой, прыснул со смеху. Видимо у него тоже сложилась ассоциация с неким защитным резиновым изделием иного назначения. Поэтому она даже несколько покраснела, но парень не стал ничего комментировать, а достал засунутый под ремень брюк пакет и вручил ей.

- Я ещё в Храме заметил, что тебе алиби обеспечивать надо.

- А номерной знак другой, - заметила девушка, распечатывая новые перчатки. – На обратном пути проблемы не будет?

- Это уже моя проблема.

- Тогда пошли, - пришла к выводу Инга и хотела было повесить фотоаппарат на шею, но Риэвир ловко выхватил его.

- Попутно посмотрю, чего ты там наснимала, - пояснил он и включил технику. - О! И даже видео есть.

- Не смотри! – ужаснулась она и попыталась выхватить фотоаппарат обратно, как если бы от этого зависела её жизнь. Ничего не вышло. Риэвир был выше и сильнее. Он просто поднял руку вверх так, что ей оставалось прыгать вокруг него, словно маленькой собачонке.

- Имею право, - островитянин развернулся спиной к ней и всё-таки включил видео.

- Итак, около восьми часов вечера. Я пришла на эту странную полянку, - послышался её немного искажённый голос из динамика.

- За что мне такое наказание?! - Инга прикрыла глаза ладонью от смущения и опустила голову.

- За то, что сначала думать надо, а потом делать. Очень многим людям помогает, между прочим… И потише.  Я смотрю документальный фильм всё-таки!

            Не отрываясь от экранчика, он зашагал вперёд, и Инга мрачно последовала за ним. Она подумала, что зря смутилась. Стоило изначально посмеяться на тему видеозаписи. Тогда бы та превратилась просто в очередное смешное воспоминание. А так саму себя выставила посмешищем!

- Всё зелёное. Это я ночную съёмку включила. Выглядит – жуть! - сделала она усилие над собой и, улыбаясь, решила осуществить коварный план по восстановлению собственного доброго имени.

- Да ладно видео! Тебе удаётся таким замогильным голосом события пересказывать, что мне самому жутко становится… Ты лекции студентам также читаешь? Если да, то я бы на их месте основательно готовился перед экзаменом!

- Я только отдельные курсы читаю. Так что мученикам науки со мной проще. А по поводу моего голоса. Ведь я сама была испугана! Настолько, что не могла толком задремать. Правда мне ещё и есть хотелось… У тебя, кстати, перекусить с собой чего-нибудь найдётся?

- Только жевательная резинка, - он достал из заднего кармана брюк основательно помятую и потёртую упаковку мятной жвачки.

- Не-е-е! - поморщилась от предложенного угощения Инга. - Я уж лучше подожду, как до кафе дойдём. Продадут же мне какую-нибудь булочку? Не настолько коварна месть Остора станет?

- Кто знает? – на полном серьёзе задумался Риэвир вслух и машинально потёр ушибленную братом челюсть.

- Ты-то как? Болит? – сразу вспомнила об ударе девушка и забеспокоилась. - Досталось из-за меня вчера сильно?

- Болит, - не стал лгать тот. - Но это мелочи. Забудь. Это же исключительно моё решение было. Если бы я не поволок тебя сюда, то ты бы проделать такой путь в одиночку ни за что бы не решилась.

- Чувствую, мне и не дали бы.

- Угу, - согласно буркнул Риэвир и вернулся к созерцанию экранчика фотоаппарата. - С видео всё понятно. Теперь можно и фото глянуть.

- Я вместе с тобой посмотрю, - сказала она и подошла поближе, чтобы лучше разглядеть изображения. Солнечный свет и ходьба весьма этому мешали.

- Ого! Ты всё подряд снимала что ли? – удивился парень количеству снимков.

- Только то, что казалось мне интересным.

- И чем тебя привлекла гусеница?

- Ну… Она такая синяя в крапинку. Красивая.

- Да. Красавица просто! Правильно, что сразу девять кадров подряд с ней сделала. А на последнем она ещё и так очаровательно жуёт листик. Смотри, как грациозно отгрызает край!

 

 День шестой. Утро

           

- Теперь ты довольна?

- Невероятно! – с набитым ртом постаралась ответить осчастливленная Инга.

            Булочку в кафе ей продали. Точнее пирожок. И не один. У выпечки оказалось лёгкое воздушное мягкое пористое тесто. Немного сладковатое, но это только добавляло пикантности сытной пряной начинке из смеси рубленых яиц и чего-то ещё. Всё было настолько вкусно, что жаба, душившая при оплате по счёту, бесследно ускакала в неизвестном направлении. Более того, за время их пути на Лиловый Небесный Остров солнце поднялось достаточно высоко. Платье всё же подсохло и стало настолько тепло, что Инга, в итоге, сняла с себя рубашку. Ей даже удалось вручить её обратно Риэвиру, суетливо оставившему девушку возле кафе для завтрака. Он парой минут ранее использовал интересный манок из большой раковины, чтобы дать сигнал отбоя поисковой команде. Но видимо ответ содержал в себе много чего нелестного, ибо островитянин возжелал добраться до Небесной Галереи сначала в одиночестве.

Терраса, на которой она расположилась для превращения желания перекусить в реальность, располагалась на фундаменте почти в полметра высотой. Поэтому со стороны двора на ту вели аккуратные широкие ступени, но, так как Инга зашла из кафе, подниматься по ним не пришлось. Она села за круглый столик возле самых перил и приступила к неторопливой трапезе. Так что, по возвращении Риэвир застал спутницу, лениво доедающую последний пирожок и улыбающуюся как довольный сытый кот.

- Тогда заканчивай и пошли быстрее.

- К чему такая спешка? Остор?

- Не. Видишь ли, ребята согласились не уезжать без нас. Так что лучше поторопиться. А то, когда ещё первый автобус с туристами с горы вниз поедет… Или ты хочешь романтичную прогулку пешком?

Он положил руки на высокие перила как старательный школьник и опустил на них голову, не отрывая своих светлых глаз от глаз Инги.

- Ну, уж нет! Набродилась я по вашему Острову на всю жизнь! – занегодовала девушка. Затем она быстро сделала последний глоток ароматного чая, отставила чашку и, пропуская ступеньки, поспешно спустилась вниз. - Пошли скорее!

- Твоё «пошли», это прямо-таки побежали, - заявил он.

На самом деле Инга всего лишь пошла быстрым шагом. Очень быстрым.

Может, излишне быстрым.

- Надо будет – побежим, - оптимистично заверила она. - Ты мне главное скажи. Там Остор меня поджидает?

- Всё о нём и о нём. Влюбилась что ли? - фыркнул тот и добавил: - Станет он тебя ждать. Как же! Делать ему что ли больше нечего?  

- Слава Богу! - с невероятным облегчением ответила собеседница.

Почему Владыка нагонял на неё столько страха, Инга рационально объяснить не могла. Ну, отчитал. В первый раз что ли в жизни ругали? Начальство и до этого порой нелестно грозилось на неё?

Но почему именно сейчас так близко к сердцу всё принималось?

- У него и другие дела есть, кроме как к Небесной Галерее кататься и обратно. Так что он тебя определённо внизу ждать будет, - довольно продолжил издеваться Риэвир. - А уж сам придёт или вызовет? Не знаю, что предпочтёт.

- А ты и рад! - разозлилась на спутника Инга.

- Конечно! - усмехнулся парень. - Если бы ты не потерялась, то он бы меня и дальше отчитывал, а так ты под горячую руку попалась…

- Которую из них он, как ты говоришь, повредил? Правую или левую? – решила, как бы невзначай, уточнить она.

- Левую.

            Ответ Инге не понравился. Либо её сны всё же были как-то связаны с реальностью, либо она научилась предвидеть, либо…

А что «либо»?

На всё всегда можно было найти рациональный ответ. А она себя сейчас только вновь запутывала!

Так что лучше всего было бы прервать мысли, пока они ещё не перешли на стадию рассуждения, размышления и прочего, да ожидать возвращения домой. Или уж, как минимум, до разговора с мужем думать не следовало. А Антон вполне смог бы успокоить её и вернуть равновесие.

- А это разве важно?

- Конечно.

- Ну да, - неожиданно согласился Риэвир. - Он же правша. Мало ли какую вещь в тебя швырнуть соберётся в гневе. Если бы правая, то шанс увернуться был бы выше.

            Лицо Инги скуксилось, а парень рассмеялся. После чего ненадолго по-дружески приобнял её.

- Ладно тебе, - решил успокоить он незадачливую туристку. - Не закусит он тобой! Ведь говорю же - только выгнать и остаётся, а тебя уже изгнали. Так что считай себя даже одним из самых счастливых людей. Действительно можешь делать всё, что захочешь!

- Что-то я, как счастливейшая из счастливых, хочу добраться до номера и поспать в нормальной кроватке... Ну, или не поспать. Поваляться хотя бы на мягком матраце, - вспомнив о своей трагедии со сновидениями, девушка постаралась согнать с себя блаженную дремоту, возникшую после завтрака.

- О! Да ты аскет!

- Человеку не так уж много для счастья и надо.

- Нет. Ему надо очень много, - возразил Риэвир. - Просто зачастую это считается чем-то примитивным, обыденным и вполне само собой разумеющимся.

- Может и так, - не стала спорить Инга. Они как раз подошли к подвесному мосту, так что разговор следовало прерывать.

            На этот раз переход прошёл без эксцессов. Вредный ветерок решил взять передышку и не шалить. Поэтому она спокойно держалась за перила. Планки привычно пошатывало. На той стороне их поджидала группа людей. Все мужчины. К своему удивлению девушка узнавала некоторые лица. Их она видела в отряде, который возглавлял Остор.

«Прямо-таки наваждение какое-то!» - подумала Инга, едва удерживаясь от произнесения фразы вслух и застыла, так и не делая последний шаг с моста.

Можно было бы списывать подобные происшествия на что угодно, но… Уж как-то часто те решили происходить!

- Ты чего? – удивлённо спросил Риэвир.

- Подумала, что, пожалуй, не стоит отбрасывать маловероятное, если оно так настойчиво стучится в дверь.

- Это ты к чему?

            Изумление казалось не наигранным. Инга обернулась и подозрительно посмотрела прямо в серые глаза Риэвира. Тот, похоже, смутился такого пристального и холодного взгляда, но девушка так и не выявила в спутнике ничего сверхъестественного, за что можно было бы уцепиться.

- С тобой всё в порядке?

- Ты ещё спроси, не ушиблась ли я, - беззаботно улыбнулась она ему, снимая возникшее между ними напряжение. - Всё в порядке. Просто на меня порой находит... А то ты не замечал ранее?

- Замечал. Но это было уж как-то совсем неожиданно!

            Инга отвернулась от него. Улыбка тут же сползла с её лица, но она постаралась, чтобы выражение на нём не выглядело напряжённым, несмотря на тревожные мысли.

- Дай фотоаппарат, - попросила Инга.

- Зачем? – не удержался от вопроса Риэвир, нехотя отдавая технику.

- Хочу не забыть. Приду в номер, сразу скину себе снимки на ноутбук. А то так забудется, а потом не до того будет. Да и знакомой твоей вернуть имущество следует всё же поскорее, - спокойно аргументировала она.

- Понятно, - не стал возражать островитянин. - Я тогда к тебе после обеда зайду. Заодно и про Остора расскажу. Думаю, к тому времени успею его навестить и успокоить. А сейчас залезай внутрь. Мне надо ещё знакомому пару слов сказать.

            Он пропустил её первой в автобус. Внутри уже сидело несколько парней, а стоило ей присесть в кресло, как зашли и остальные. Инга незаметно включила фотоаппарат и, пока Риэвир прощался с кем-то в беседке, отключила на том звук, чтобы сделать несколько фотографий спутников. Кажется, ей удалось осуществить это, не привлекая к себе внимания. Конечно, за время дороги, она ещё насмотрелась бы на них, но… Лучше иметь более материальные данные, нежели собственные хрупкие и шаткие воспоминания. И, кстати, по виду хмурых лиц эти ребята действительно не хотели задерживаться и ждали лишь из невероятной вежливости. Как она понимала, кое-какой её знакомый островитянин намеренно не спешил подавать сигнал манком, искренне рассчитывая на комфортную дорогу из Поднебесья. И не особо заботясь, что у других могли бы быть свои планы на день.

- Вот и я! - довольно произнёс Риэвир, стоило ей отключить фотоаппарат. Он занял место возле неё и блаженно чуть ли не растёкся по сидению. - Что-то я с тобой вымотался. Почти не спал сегодня.

- Так может лучше тебе вздремнуть?

- А я сейчас спать и буду, но… как приедем в город - провожу тебя. Сдам на руки Арьнену, чтобы не потерялась! - он усмехнулся. -  А потом надо будет общественно полезными делами заняться. Работать то тоже надо иногда.

- Тогда спи. Я разбужу.

- А что сама? Не хочешь?

- Хочу, но… лишать себя удовольствия вздремнуть именно на кровати я хочу ещё меньше.

Риэвир понимающе кивнул и закрыл глаза, не зная, что его спутница на деле подумывала о том, как бы по приезду выпить пару чашек крепчайшего кофе. Спать на Острове ей совсем не нравилось… Хотя, если быть откровенной с самой собой, то последний сон не был таким уж пугающим. Удивительным? Да. Так что, может, как раз-таки именно сейчас и нужно было ловить момент? Заснуть и понять, что же до неё пытался донести дурацкий Остров через такие видения?

Инга задумалась. Пожалуй, это того стоило.

 

День шестой. Девятый час

 

- Как хорошо снова видеть вас! - добродушно поприветствовал Ингу Арьнен.

- А мне вас, - улыбнулась тому девушка, принимая ключ от номера. Холодный кусочек фигурного металла грел душу.

- Что же… Я зайду ближе к двум часам? Как раз вместе и пообедать сможем, - предложил Риэвир.

- Замечательно, - приняла она предложение.

Инга сначала хотела попросить его подойти попозже, чтобы уж точно хорошо отдохнуть, но ей стало стыдно. Риэвир устал не меньше неё с длительными поисками. Просить чего-либо для себя, даже аргументируя необходимостью для него, выглядело как-то пошло и некрасиво.

Между тем парень на прощание приподнял ладонь и вышел из гостиницы.

- Вам что-либо нужно? – тут же поинтересовался Арьнен.

- Разве что покой. Ужасно устала.

- Тогда не стану вас задерживать, - старичок сделал вид, что очень занят какими-то бумагами. Это позволило ей спокойно подняться в свой номер, забывая про желаемую чашку кофе.

            Войдя внутрь, она скинула с себя всю одежду, но в душ не пошла посчитав, что тёплая вода только расслабила бы настолько, что осталось бы лишь блаженно растянуться на кровати. А нужно было и текущие дела решить.

            Девушка положила фотоаппарат на кровать, достала из ящика комода ноутбук и, положив его на покрывало, включила. Пока шёл процесс загрузки системы, Инга начала копаться в чемодане, выуживая свежие вещи. Особую проблему доставило нижнее бельё, так и не желающее составить из себя комплект. В конце концов, и это ей удалось. Так что она бережно повесила всю подготовленную одежду на стул. Шорты и майка оказались основательно помяты, но доставать утюг и гладить или же обращаться в прачечную ей сейчас точно не хотелось. Решение завести будильник на час дня пришло само собой. Как раз до появления Риэвира хватило бы времени, чтобы привести в порядок и себя, и одежду.

С этими мыслями девушка надела лёгкую хлопковую сорочку, оставшуюся с прошлого утра комом храниться под подушкой, и расположилась на постели со всем оборудованием. Первым делом она достала карту памяти из фотоаппарата и поместила в ноутбук, чтобы скинуть фотографии. Без всяких стеснений девушка скопировала все файлы. Не то, чтобы её так интересовала личная жизнь гида, одолжившей собственность, но ведь там могло быть и что-то интересное. Касающееся снов… Почему бы и нет?

Высветившееся время ожидания до конца переноса данных оказалось долгим, но это было не столь важно. Если честно, то Инга сомневалась, что процесс закончился бы раньше, чем она завершила бы переписку с мужем.

            Она включила программу, и на неё тут же свалилась уйма электронных сообщений примерно одинакового беспокойного содержания. Хотя одно заставило её засмеяться.

«Только не говори, что у тебя не было времени! Как это не было? В сутках двадцать четыре часа!» - гласило оно.

Отсмеявшись, девушка бегло просмотрела глазами остальные и написала:

- Привет!

            Статус мужа говорил о том, что тот находился в сети, но отошёл. Неудивительно. У него сегодня был самый обычный рабочий день. Поэтому она намеревалась таким коротким посланием привлечь его внимание. Длиннющий текст с пояснениями следовало ещё сочинить, а так звуковой сигнал уже привлёк бы бдительного благоверного. И расчёт оказался верным… Инга едва дошла до трети второго сообщения, в котором намеревалась изложить основные события прошедшего времени, как Антон напечатал:

- Ты решила свести меня с ума! Когда вернёшься домой, я просто-напросто отшлёпаю тебя как маленькую девочку!

- У меня столько событий. Я ведь так и не уехала с Острова, - стирая предыдущие нескладные предложения, ответила она.

- Знаю.

- Откуда?

Неужели Остор постарался? Насообщал про неё всякой гадости и на работу, и семье!

- Я каждый день читаю новости, - огрызнулся муж. – Так что про шторм знаю. Как и то, что жертв вроде и нет, но моя жена мне вторые сутки не пишет. Ты хоть понимаешь, что мне в голову пришло после нашего последнего разговора?!

- Понимаю.

Ей и правда некогда было из-за того, что пока выспалась, пока прогулялась, пока на небесные острова сманили, пока потерялась…

«Не! Не пойдёт объяснение», - заключила она.

- Я уже на ноги всех знакомых поднял, кто бы помочь в твоих розысках мог. От Владык Острова ничего же не дождёшься. Телефонов у вас там нет, остаётся только писать. А кто я, чтобы запрос вне очереди шёл? Только ответное письмо получил, что информация поступила в обработку, с вами свяжутся.

- Оно хоть оперативно поступило? Или автоотправка?

- Последнее. Так что эти островитяне вообще молодцы! Хорошо устроились! Сотовую и обычную телефонную связь обозначили как запрет. Чтобы иметь связь с внешним миром, да туристы не возмущались – интернет точечно распределили. Но для себя современные программки, где можно не только примитивно переписываться, но и конференцию онлайн устроить – мировым злом обозвали. При всём желании до них докопаться можно, как результат, если только редкостной терпеливостью обладать или лично приехать!

- А ты бы приехал? – спросила Инга.

Её сердце как-то сладко замерло в ожидании ответа, в котором она даже не сомневалась. Но порой для женщины так важно услышать, или прочитать нечто подобное…

- Нет, - сорвал весь романтичный настрой муж.

Девушка возмущённо нахмурила брови и, не веря своим глазам, перечитала сообщение.

Между тем муж продолжил писать:

- Ибо не сомневаюсь, что, увидев тебя целой и невредимой, лично прибил бы на месте в целях профилактики.

            В конце Антон поставил весёлый смайлик. Но Инга всё равно расстроилась. Неужели так сложно было написать что-либо романтичное? Понятное дело, что это сообщение аналогично тому, что она ожидала, по сути. Но эффект вышел не тот. Девушка отправила грустный смайлик без всяких слов.

- Приехал бы, конечно, - тут же отписался Антон. - Я уже рейсы просмотрел. И на самом деле сейчас как раз заявление на отгул писал. Решил, что если ещё несколько часов от тебя ответа не дождусь, то поеду.

- Так там же шторм ещё, - вспомнила Инга, млея от написанного.

- А что мне буря? – пришёл ответ. Девушка почувствовала, как к щекам прилила кровь, а мышцы лица стали побаливать от блаженной широкой улыбки. - Так что произошло? Почему не писала?

- Ночь, когда отплыть не удалось, жутко прошла. Не до писем было. На утро пришли, как и предполагалось, люди, чтобы помочь упаковать вещи ребят, - улыбка сама собой тут же сошла с лица. - После этих сборов мне уже не до ноутбука было. Понимаешь?

- И что ты сделала? - написал муж и, немного подумав, добавил: - Но хоть два слова: «Всё в порядке» отправить могла?

- Я думала, что часик прогуляюсь и сразу напишу тебе. Но не вышло. Как компенсацию за сбой в рейсах Владыка предложил туристам ещё одну поездку на небесные острова, - оправдалась Инга, решив изложить мужу правду.

Частичную.

Она специально не стала писать, что конкретно её это не касалось. Объяснять мужу, кто такой Риэвир, и почему он ради его супруги пошёл на открытое правонарушение, как-то не хотелось…

И это ещё мягко говоря!

- Вот я и не стала упускать шикарную возможность. Взяла фотоаппарат и, пока никто не опомнился, туда и рванула… Хочешь, снимки скину?

- Хочу, - решительно ответил муж, и Инга обрадовалась, что так легко съехала со скользкой темы.

- Только не много. Здесь интернет такой… Сам понимаешь какой.

- А вечером-то что приключилось? – всё-таки задал самый неприятный вопрос муж, и девушка поняла, что попалась.

Можно было бы, конечно, показать тому видео, где она на полянке кляла свою злосчастную долю и коварную судьбу, но Инга там в пересказе не единожды Риэвира упоминала. Как теперь объяснить стало бы откуда он взялся? За какие свершения ей такую персональную экскурсию устроили?

Саму себя в ловушку загнала!

Она легко постучала пальцами по клавиатуре, не нажимая на клавиши. Шуршащий звук успокоил и, видимо, несколько улучшил мыслительный процесс.

- Я снова потерялась на островах, - честно написала Инга.

В конце концов, уж такое событие скрыть всё равно не удалось бы. Владыки явно уже дописали это обстоятельство к её стремительно увеличивающемуся в объёмах делу, прежде чем направить мировому сообществу ноту протеста об исследованиях и учёных, в принципе как таковых, на Острове.

- Как?!

- Один знакомый местный, сочувствующий нашей научной группе, шёл в Храм Судьбы и предложил показать тот чуть больше, чем остальным туристам дозволяют. Я согласилась, конечно. Кто же знал, что он столкнулся бы с родственником? Я, естественно, ждала, пока он договорит. Прочие туристы ушли. А к них там ссора произошла. Основательная. Логично, что вместо вмешательства в дела семейные я решила нагнать остальных. Ну, и потерялась. Видимо, не туда куда свернула.

- Ты меня удивляешь! Я не знаю, что твоим родителям сказать. Как объяснить, что с их дочерью происходит. А она…

- Так вышло, Антош. Скажи им, что ориентированию на местности они меня так и не научили, - предложила Инга, намереваясь сгладить ситуацию юмором.

- Обязательно, - согласился муж. – Сама-то в порядке?

- В полном. Я как приеду тебе всё подробно расскажу. А то пальцы уже от печатания отваливаются, - быстро написала она.

На самом деле, у неё закрывались глаза. Мягкая кровать манила теплом и обещала незабываемый покой и отдых.

- И никуда от самого подробного пересказа не денешься!

- Договорились.

- По поводу возвращения что-либо известно? Когда в смысле.

- Пока нет. Может к вечеру ситуация прояснится.

- О! Получил наконец-то фотографии… Всего пять?!

- Их в несколько десятков раз больше, - снова оправдалась Инга. - Просто здесь интернет такой вот шустрый. Так что больше не отправлю. И не проси. Потому что я серьёзно хочу ещё подремать. И как можно дольше.

- Хорошо, - вынужденно согласился Антон и добавил: - Красиво там. Но ты, как проснёшься, напиши обязательно. И вообще, требую сообщений каждые четыре часа!

- В тебе проснулся тиран! – довольно прокомментировала девушка. - Не обещаю, но постараюсь отписываться почаще.

- Я люблю тебя, зай. Сильно-сильно. Пока.

            Инга, ощущая внутреннее удовлетворение как от хорошо проделанной работы, положила ноутбук на комод. До конца процесса копирования оставалось около пяти минут. Их как раз хватило бы, чтобы принять душ. Этим она и решила заняться.

            Довольно напевая незамысловатую мелодию, девушка двинулась в сторону ванной, но не дошла. Она решила разобраться со снятым платьем. Аккуратно сложив то, девушка поместила прежде изысканный наряд в пакет с грязным бельём. Его она пока держала в шкафу, не видя смысла хранить в чемодане. Использованная одежда имела свойство давать специфический запах. Так что, пока было неизвестно, когда предстояло бы уезжать, стоило разделять вещи на чистые и не очень.

…А лучше и вообще задуматься над тем, чтобы постирать!

Эта мысль даже стёрла налёт сна. Желание заняться самой обычной стиркой, да ещё и в ручную, наверное, появилось в её голове впервые в жизни! Но оно оказалось непреодолимым.

            Снова открыв шкаф, она прижала к себе плотный, набитый вещами пакет, и прошла в ванную комнату. Никакого тазика для стирки, как и порошка, внутри не было. Так что девушка решила воспользоваться раковиной и обычным мылом. Заткнув пробкой сливное отверстие, Инга набрала воды и приступила за дело. Брызги летели во все стороны. К концу действа пол оказался покрыт тонким слоем воды, а ночная сорочка снята и постирана тоже. Результаты своей бурной деятельности она развесила на приоткрытых дверцах шкафа и вешалках внутри него, после чего, довольно уперев бока руками, произнесла:

- Какая же я умничка!

            Гордость за себя блаженно разлилась по телу. Вспоминалась фраза: «Сам себя не похвалишь – никто не похвалит». И от этой пословицы Инга звонко рассмеялась и всё-таки зашла в ванную, дабы исполнить цель первоначальную. А именно – принять душ. Тёплые нежные струи, как и ожидалось, невообразимо расслабили. Весь энтузиазм куда-то мгновенно улетучился. Девушка сладко зевнула и подошла к кровати. Она убрала с покрывала фотоаппарат, вернув в тот на место карту памяти из ноутбука. После чего завела будильник. Дремать оставалось всего пару часов.

Инга расстроилась.

Вот тебе и стирка! Вроде бы быстро дело шло, а время унеслось незаметно. Как же ей теперь было успеть выспаться до прихода Риэвира?

Подумав, она перевела будильник на полчаса попозже. Быть может, островитянин оказался бы не таким пунктуальным? Он же тоже устал, в конце концов! Так что ещё несколько раз успелось бы погладить одежду. 

            Довольная своими домыслами, Инга сладко зевнула, потянулась. После чего откинула покрывало и легла, кутаясь в одеяло.

Увы, сон не приходил.

Почему-то голову наполняли думы, отложенные ею на потом. А свет в окне, от которого тонкая тюль не защищала, раздражал.

- Нет! Ну, это просто наказание какое-то! – возмутилась девушка. – Я же хочу спать! Я очень-очень хочу спать!

            После этих слов она накрылась одеялом с головой. От света избавиться удалось, но дышать через пару минут стало значительно тяжелее. Лишь маленькая щель в своеобразном домике пропустила воздух.

… Но вместе с солнечным лучиком.

«Если кто-то хочет спать, то он заснёт при любых обстоятельствах», - вспомнила Инга слова мамы.

Если верить этой логике, то все её чувства обманывали. На самом деле она должна была быть бодра, весела… Только почему-то не получалось так!

            Девушка всё-таки вынырнула из-под душного одеяла, ещё недавно казавшегося таким уютным, и решила, что раз уж всё равно толком не спалось, то и правда стоило обдумать происходящее. В конце концов, хотя бы время не потерялось даром. А то потом ещё и перед ночным сном страдать! Это же человеческая традиция - лёжа в постели гениальные мысли генерировать!

Однако, как назло, размышления сводились к уже не раз продуманным фразам, крутящимся в голове по замкнутому кругу, словно заезженная старая пластинка. Инга была готова взвыть от досады, как всё-таки в какой-то момент сумела расслабиться. Её сознание уже частично унеслось в некую тёплую пустоту, где просматривались ещё хрупкие сюжеты начинающегося сна, как произошло невероятное…

Противно зазвенел будильник.

 

День шестой. Начало десятого

 

            Остор едва покинул двор своего дома, как столкнулся взглядом с особой, которую он никак не ожидал увидеть. Его плечи напряглись, словно бы Мэйтэ могла представлять опасность, но напряжение быстро спало, едва лицо женщины озарила мягкая полуулыбка. Он и сам позволил кончикам губ приподняться, а затем подошёл ближе и поставил портфель с документами возле своих ног.

- Рад видеть тебя.

- А я-то как! – воскликнула та и дружелюбно обняла, снимая лёд в предстоящем общении. Девочка лет шести, которая держала Мэйтэ за руку, при этом внимательно и цепко посмотрела на него.

- Твоя дочь?

- Само собой! Она же словно моя маленькая копия!

- Это верно! - согласился он, ощущая эмоциональный подъём от встречи. - Но я ни разу не видел Олийвэ. Вы, видимо, нечасто выбираетесь в город.

            Не «видимо». Этот факт он знал наверняка.

- Если честно, то мне достаточно хлопот по дому, да и в окрестностях нашлась уйма добрых подружек, чтобы не заскучать, - весело пояснила она.

- Дети не дают расслабиться. Верно? – Остор не знал о чём говорить с женщиной, которая когда-то была невероятно близка ему, и с которой они не виделись уже много лет. Но ему не хотелось прерывать беседу. - Как Вестир? Он уже вроде большой парень?

- Мой сын как новорождённый жеребёнок! – усмехнулась женщина. - Он смотрит на мир удивлёнными глазами, но, крепнет прямо на глазах. И всё же ему далеко до тебя в том же возрасте. В двенадцать лет ты был уже совсем взрослым. А он до сих пор ребёнок.

             Мэйтэ говорила непринуждённо, но её глаза стали излишне серьёзными под конец фразы. Кроме того, она сунула дочери деньги и отправила ту за мороженым. Лакомство продавалось метрах в тридцати от них и располагалось под тенью старого дерева. Олийвэ радостно взвизгнула и поспешила за покупкой, а потом и села там же на лавочку, уместив вазочку на колени и периодически посматривая на оставшихся разговаривать взрослых.

- В двенадцать я потерял мать, - нахмурился Остор, не понимая, зачем Мэйтэ понадобилось сводить разговор к такому неприятному воспоминанию.

Та нежно взяла его за здоровую руку и с лаской посмотрела в глаза.

- Не потерял. Она стала жрицей.

- Риэвиру было чуть больше двух лет, - напомнил Владыка, медленно и зло выговаривая каждое слово. - Он постоянно плакал, звал её, но не мог докричаться. Потому что она бросила нас!

- Она почувствовала призыв и выбрала долг, - прошептала подруга детства. - Предать или избрать зов пути – разные вещи.

- Для меня нет, Мэйтэ, - сухо сказал он, выдёргивая свою ладонь из пальцев, дотронуться до которых ему столь давно хотелось, и решил прояснить. - Для чего ты пришла сюда?

- Меня навестил Макейр, - её голос стал более холоден. - И то, что он мне сказал, потребовало увидеть тебя. Прошлое вносит разногласия между Владыками. А так не должно быть. Тем более из-за женщины, Остор!

- Ты мне по-прежнему дорога. Однако если кто-то считает, что эмоции хоть как-то влияют на мои решения, то он крайне наивен!

- Тогда прекрати обвинять всех в том, что они не соответствуют твоим ожиданиям, – она произнесла свои слова с некой жалобной мольбой.

- Я вообще не понимаю, о чём ты.

- Ты хотел, чтобы твоя мать осталась с тобой. Но она стала на путь жрицы, желая сохранить мир. Ей пришлось сделать нелёгкий выбор, а кое-кто до сих пор жалеет только себя! Я уверена, ты по-прежнему обвиняешь даже отца, да?!

            Остор поджал губы до узкой черты. Ему едва исполнилось пятнадцать, когда он остался полным сиротой. Все забавы юности пришлось забыть, даже не познав толком. Забота о младшем брате стала целью, ради которой стоило жить. Не сказать, чтобы его семья бедствовала, а потому груз тягот не превратился в непомерную ношу. Однако он не стал переселяться под крышу родственников и не принял ничьей помощи. Гибель отца кардинально изменила всю судьбу… А там не прошло и пары лет, как Мэйтэ - подруга его детства и возлюбленная, начала отдаляться, в конце концов отдав предпочтение Шейтенору.

- В чём отец виноват перед тобой?! В том, что ценой своей жизни оставил живым воина, впервые обнажившего меч в бою? Разве сейчас, когда ты сам возглавляешь отряд, в тебе нет чувства ответственности перед отцами и матерями?

- Меня больше интересует, в чём же сейчас обвиняешь меня ты, - Остор не принял эмоциональный тон беседы и остался верен собственному хладнокровию.

- В том, что ты никак не можешь отпускать людей и прощать их, - прошептала женщина крайне тихо, а, затем, уверенно и с некой фанатичной уверенностью добавила. - Когда любишь, то желаешь счастья. Так дай его мне! Я не появлялась в городе, боясь твоих упрёков. Я была уверена, что ты считаешь меня предательницей сродни своей матери!... Если бы мне только знать раньше, что это не так! Что ты тайком решил воевать с Шейтенором! Что это его ты винишь!

Остор продолжал молчать, а потому она продолжила:

- Ведь это не он стал разрушителем нашей детской привязанности. Это я осознала, что не люблю тебя! И только затем полюбила его.

- Судя по всему, это ты никак собственную вину отпустить не можешь, раз через столько лет решила раскрыть сердце, - наконец спокойно сказал он и, плотно закрывая за собой калитку, вернулся в дом, как если бы и не собирался никуда из него уходить.

            Мэйтэ в неподвижности ещё постояла с минуту. То ли женщина была шокирована сказанным, то ли верила, что собеседник ещё вернулся бы. Однако вскоре она потёрла кожу возле глаз, как если бы стирала слезинку, и пошла за дочкой, едва не сталкиваясь с Риэвиром лбами.

- Простите! Сплю на ходу! – извинился парень с привычными шутливыми интонациями и, дождавшись всепрощающей улыбки, открыл калитку, не так давно закрываемую братом.

            Только тогда Мэйтэ осознала, с кем ей довелось встретиться. Она не узнала малыша, которому когда-то рассказывала сказки, ведь внешне тот мало походил на первую любовь далёкой юности.

…Её дети тоже были разными. Сын пошёл в родню отца. А дочь копировала образ с неё самой.

- Я хочу ещё мороженого, мама! – показывая пустую вазочку, попросила девочка.

- Хорошо, родная. Только в другом месте, ладно? Отсюда мне хочется уйти как можно скорее.

            Между тем Остор швырнул портфель с документами на кресло и едва успел сделать несколько нервных кругов по прихожей, как дверь раскрылась, и ему снова пришлось взять себя в руки.

- О! Здорово, что ты ещё не ушёл, - обрадовался Риэвир.

- Пришлось задержаться.

Он не стал придавать голосу обыденную сдержанность, понимая, что брат легко бы раскусил его. Просто постарался придать эмоциям иной смысл. И для объяснения причины собственного крайнего раздражения вытащил из портфеля папку:

- Дополнял отчёт по своей проблеме номер один!

            Перебинтованная рука и растревоженные нервы сделали движения неуклюжими. Из папки на пол вывалились почти все листы.

- А я думал, что это я твоя проблема номер один, - попытался отшутиться парень, собирая страницы. – С каких пор потерял первенство?

- На тебя у меня ещё есть надежда, что мозги встанут на место, - едко заметил Остор и жестом потребовал собранную документацию обратно.

- Погоди…

- Что погоди? – жёстко перебил он. - Раз ты так рано вернулся, то я могу отчёт дополнять?!

- Ну, так-то да…

- И что там с ней по итогу? Жива или мне очередные извинения родственникам писать?

- Жива, - пробубнил Риэвир, так и не отдавая бумаги. - Но может не надо сажать её под замок, а?

- Если бы я хотел её где запереть, то давно бы это сделал, - Остор попытался вырвать у брата документы, но тот сумел уклониться. - Однако ты представляешь, как это будет выглядеть для остального мира? Ладно бы в клинику. Но мы её уже объявили здоровой! А тюремное заключение политически аукнется по полной.

- Зачем тогда ты про вчерашнее посещение написал? – Риэвир указал пальцем на верхний лист в стопке бумаг, что держал, а затем попросил. - Может не надо всего этого, а? Она и так вся дёрганная. Ты же прекрасно знаешь, что у неё сейчас ум за разум заходит. К чему ещё обвинения?

- Да с чего вы все взяли, что я всех виню?! – громко воскликнул Остор, со всей силы пиная кресло ногой. Тяжёлая мебель крякнула, отъезжая в сторону на добрый метр. - Это обычные факты и логика. Ей никто не разрешал Поднебесье посещать! Так что она должна быть хоть как-то наказана. Понимаешь?! Факты и логика!

            Риэвир слегка наклонил голову набок, всматриваясь в брата, и уже было раскрыл рот, чтобы задать какой вопрос, как Остор всё же выхватил документы.

- Нет! Вы считаете, что я только о себе думаю! Что никого не умею прощать!

- Э-э-э, - промычал парень, и Владыка прокричал ещё громче:

- Что ты там хрюкаешь?! Не так что ли?!

- Остор…

- Замолчи!!! И раз логика должна выглядеть так, то получайте такие вот взвешенные решения!

Остор тяжело выдохнул, гневно положил стопку бумаг на тумбочку и, выбрав несколько листов, швырнул их, комкая, поочерёдно брату под ноги. Остальное он сунул в портфель и, взяв тот под подмышку, решительно раскрыл входную дверь. Однако остановился на пороге и резко обернулся.

- Я ни слова не скажу на совете в поддержку твоего обвинения или же защиты. Но не рассчитывай, что остальные Владыки оставят твой поступок без внимания, Риэвир! Поэтому постарайся хотя бы прикрыть себе спину какой-либо бурной полезной деятельностью!

            Парень понимающе кивнул головой, и Остор наконец-то сильно хлопнул за собой дверью. Часть штукатурки осыпалась мелкой крошкой. Риэвир же поднял с пола листки  и аккуратно распрямил их, прежде чем задумчиво уставиться за окно и поинтересоваться вслух:

- Какая же муха его укусила?

 

День шестой. Половина второго

 

- Ну что за наказание! – застонала Инга, словно мученик - именно теперь, когда к ней наконец-то пришёл долгожданный сон, следовало просыпаться!

            Жизнь, как и обычно, сыграла свою злую шутку.

            Нехотя девушка встала с кровати. Настроение было никаким. Пессимизм и депрессия решили усилить свои позиции ещё и мыслью, что Риэвир-то явно бы задержался минимум на часик. А, значит, всё-таки можно было бы и подремать немного... Но она героически заправила постель, быстро отправила мужу пустячное сообщение, как тот и просил, и приступила к сборам для прогулки.

            Несмотря на то, что одежду она погладила, и вид стал опрятным, красавицы из неё почему-то не получилось. Наверное проблема заключалась в красноватых опухших глазах…

            Или в синеватых мешках под ними, которые не закрасил даже тональный крем?

            Точнее, косметическое средство только усугубило ситуацию. Так что ей пришлось смывать с себя весь макияж. А там, решив, что и так сошло бы, Инга посмотрела на часы. Было ровно два часа дня. Тут же возникло некое острое злорадное чувство по поводу пунктуальности Риэвира, желающее окончательно испортить и так неважнецкое настроение, как в дверь раздался стук.

- Кто это? – возмущенно поинтересовалась Инга.

            Она только-только свыклась с мыслью, что ещё часик другой стала бы маяться вынужденным бездельем в номере, а тут такое коварное изменение страдальческих планов…

- Кого-то ещё ожидаешь?   

            Девушка, горько вздыхая от звуков знакомого голоса, распахнула дверь и быстро заморгала ресницами не веря в увиденное. Ей не раз доводилось подмечать, что парень обладал блистательной белоснежной улыбкой и приятной внешностью. Но ныне тот не просто расчесал волосы, а и уложил их, превращаясь в голливудского красавца. Соответствовала и одежда. Потёртые вещи заменил лёгкий костюм из кремовой ткани и, если бы вместо галстука оказалась повязана бабочка, то с Риэвиром хоть сейчас можно было бы отправляться на бал! Даже глаза его, пусть и выглядели немного уставшими, но в остальном облике более ничего не говорило о недавних бурных событиях.

- Ну, ты даёшь! – оглядывая его сверху вниз и наоборот, вымолвила она, не зная, что ещё сказать. – Хорош!

- Ты тоже… ничего, - усмехнулся островитянин и нахально протянул руку, чтобы поправить закрутившуюся тонкую бретельку её обтягивающей майки с огромным изображением таблицы Менделеева. Радужные яркие цвета рисунка прекрасно сочетались с пёстрой абстракцией на шортах чуть выше колена.

            Инга тут же шлёпнула его по ладони.

- Для вечернего платья в пол ещё несколько рановато! - вывернулась из положения она.

            Конечно, они вновь вместе стали бы смотреться весьма комично. Только теперь наоборот. Однако единственное платье, подходящее под его костюм из её гардероба, сушилось сейчас на вешалке в шкафу. Приезжая на Остров, она намеревалась заниматься исследованиями, а никак не красованием в коктейльных нарядах по вечерам. Так что переодеваться ей было не во что.

            Точнее было во что. Просто изящества одежда всё равно не добавила бы.

- Мы прямо-таки чувствуем друг друга на расстоянии. Знаем, что надеть!

            Видимо, Риэвир тоже припомнил, какую солидную пару она с ним вчера составила. Со стороны, наверное, прохожие посчитали, что прекрасную даму выкрал какой-то разбойник и увёз верхом в некую лачугу, где той предстояло провести остаток дней за тяжёлым физическим трудом.  

- Ну, да, - не смогла не согласиться Инга. - Неужели ради меня так вырядился?

- По работе надо было, - объяснил он, немного скривив лицо. - А домой переодеться в привычное уже не успевал. Мы же с тобой на два часа договорились. Не люблю нарушать слово.

- Понятно, - улыбнулась она, выходя в коридор и закрывая за собой дверь. - Ты хоть поспал немного?

- Вообще времени не было. Ни на сон, ни на еду. Так что предлагаю пойти пообедать в кафе неподалёку. Перекусим, я расскажу кой-чего и, увы, буду вынужден уйти… Чтобы тебе довелось снова нежно скучать по моему обществу!

- Вот ещё! – фыркнула девушка. - У меня в жизни предостаточно событий, чтобы вообще забыть про такое слово, как скука. Да и скучать у меня есть по кому!

- А вот одна девушка на Острове испытывает невероятную тоску по кое-чему. Она скучает. Сильно! Очень сильно!

- По тебе что ли? – приподняла бровь Инга.

            Она хотела было добавить, что Риэвир сам виноват, но не стала. Это было его дело проводить или нет время с замужней иностранной женщиной, вместо того, чтобы уделить внимание своей пассии.

- Вообще-то я кто, а не что, - деланно обиделся парень. - Я имел ввиду Тийритэ и то, что в твоём номере остался её драгоценный фотоаппарат. Ты файлы скинула или забыла?

- А! Конечно скинула! Сразу, чтобы время не терять… Сейчас. Подожди минутку.

            Инга открыла дверной замок и проскользнула, не разуваясь, в спальню. Фотоаппарат лежал на комоде рядом с ноутбуком, но, прежде чем взять его, она посмотрела в зеркало. Вид у неё может и был усталым, но карие глаза довольно и жизнерадостно блестели. Всё-таки от Риэвира исходила своя особенная атмосфера лёгкости. Неповторимая. Способная разрушать любой негатив вокруг себя.

            Непроизвольно кокетливо поправив волосы и быстро подкрасив ресницы и губы, девушка убрала под матрас ноутбук. Не то, чтобы она переживала, что тот бы украли. Просто почувствовала, что должна была это сделать и последовала инстинкту. После чего наконец-то взяла фотоаппарат и вышла в коридор, где ждал, облокачиваясь на стену, Риэвир.

- Держи, - вручила она ему свою ношу.

- Могла бы и сама пронести. Тебе он больше подходит как аксессуар.

- Сам помог. Сам одалживал. Сам и неси! - деланно грозно и хмуро ответила Инга, вновь закрывая дверь.

- Ну, да! Как ни крути, во всём сам же и виноват, - усмехнулся парень, и они спустились в фойе.

            Арьнена на месте не оказалось. Вместо него за стойкой стоял какой-то мальчик, почти подросток, в немного великоватой для него форме. Выражение на лице у него было чрезвычайно важное и чопорное.

- А где Арьнен?

- Дедушка, - начал было паренёк ещё детским тонковатым голосом, но тут же ойкнул, останавливая себя. - Месье Арьнен будет отсутствовать до вечера. По всем вопросам вы можете обращаться ко мне.

- Ключи от номера повесь на стенд, - пояснила Инга своё желание, восхищаясь серьёзностью и собранностью ребёнка, которому неожиданно доверили заняться взрослой работой. - Вернусь через пару часов.

- Я учту, мадам, - невозмутимо сказал тот, и Инга едва не рассмеялась. Она ощутила себя француженкой в стародавние времена.

            Перед ней будто бы стоял маленький чопорный дворецкий!

- Пошли! - поторопила она Риэвира и, только дверь за ними закрылась, всё же тихонечко захихикала.

- Да ладно тебе. Старается же, - широко улыбаясь, но старательно сдерживая смех, произнёс парень, легко понимая причину её веселья.

- Потому так и смешно!... Куда мы пойдём?

- Знаешь, что-то я передумал вести тебя в кафе. Как-то ты ведёшь себя очень странно. Хихикаешь ни с того, ни с сего.

- Что?! – тут же возмутилась Инга.

- А что? Разве не так?

- Я вполне умею вести себя прилично! - заявила девушка, гордо приподнимая подбородок повыше и стараясь придать своему лицу выражение, схожее с тем, какое она представляла у аристократов.

- Тогда в ресторан что ли?

- Возражать не стану!

             Несмотря на высказанное заявление, Инга трусила. Она нервно сглотнула слюну, когда швейцар открыл перед ними дверь выверенным движением. Но то ли туристы постоянно приходили в несуразной для заведения одежде, то ли тот был профессионалом своего дела, однако он не высказал ни малейшего удивления или пренебрежения. Так что ей пришлось кое-как последовать его сдержанности, унять собственное смущение и всё-таки спокойно войти внутрь.

            Вот уж чего девушка не ожидала, так это того, что Риэвир действительно привёл бы её в подобное место!

            Пафос ресторана стал ясен даже с первого взгляда на здание, в котором он располагался. Вычурная обстановка внутри подтверждала это предположение. Высокие ажурные потолки, сверкающие хрустальные люстры, мягкие алые ковровые дорожки… Даже на первый взгляд ресторан был не просто дорогим. А очень дорогим!

            И это было плохо.

            Во-первых, она ощущала свою неуместность и ожидала, что её вот-вот попросили бы уйти. И как можно скорее! Перенести такой позор Инга никак не хотела. А, во-вторых, это нарушало планы. Девушка своевременно озаботилась, чтобы муж перевёл дополнительные средства, дабы ей наконец-то перестать пересчитывать мелочь в карманах, лишённых доступа к командировочным ресурсам. А потому она искренне рассчитывала самостоятельно заплатить за обед, но калькулятор в голове тут же безжалостно выдал информацию, что трапеза могла стать самой дорогой в истории семейного бюджета.

- Может, пойдём отсюда? – успела тихо и робко предложить она, прежде чем к ним подошла метрдотель.

- Здравствуйте. Мы очень рады приветствовать вас в нашем ресторане, Владыка Риэвир, - сотрудница одарила их дежурной улыбкой. – Вам столик на двоих?

- Да. Где мы можем сесть?

            Вопрос был излишним. Мягко говоря, внутри оказалось весьма свободно. Небольшая компания гламурных дам в широкополых шляпах и пара мужчин, по взглядам раздумывающим знакомиться или нет с теми, устроились на веранде. В самом помещении ресторана, предпочитая отдых при устойчивой мягкой температуре, сидело около дюжины человек в деловой одежде. Некоторые из них наслаждались одиночеством, но остальные вели беседы. И, судя по формальным улыбкам, разговоры следовало отнести к категории переговоров. Несмотря на то, что Остров считался курортом, бизнес это не останавливало.

- Ваш любимый столик свободен. Но если вы желаете, могу предложить…

- Нет. Он замечательно подходит.

- Тогда сюда, пожалуйста.

            В результате они заняли кресла возле огромного приоткрытого окна, из которого открывался вид на небольшой, но аккуратный сад. Место было удачным во всех отношениях. Даже солнце не светило в глаза, хотя его лучи проникали через тонкую тюль пастельного зелёного цвета, едва колыхавшуюся под дуновением воздуха. На столике, покрытым белоснежной скатертью, из-под которой виднелись резные изящные ножки, стояла тонкая стеклянная изогнутая ваза с широким основанием до трети наполненная голубоватой водой. Возможно последняя была подкрашена, но маловероятно, потому что возле стебля обычной белой розы плавали две маленькие цветные рыбки с длинными роскошными плавниками.

- В этом костюме слишком жарко, - пожаловался парень, поправляя галстук, как только метрдотель раскрыла меню и отошла от них, давая спокойно сделать выбор.

- Так значит ты ещё и Владыка, - проигнорировав замечание про жару, обиженно высказала Инга, стуча кончиком короткого ногтя, покрытого бесцветным лаком, по вазочке. Лупоглазые рыбки тут же суетливо заносились по сосуду, но сбегать им оттуда было некуда. - Да вы человек-сюрприз, месье Риэвир!

- А ты и не спрашивала про это, - невозмутимо ответил он, пожимая плечами и отставляя вазочку чуть в сторону, чтобы девушка прекратила монотонное постукивание.

- Если бы не ближайший отъезд, то я бы точно запросила твою биографию в каком ведомстве. А то надоело уже удивляться на ровном месте.

- Да в интернете набери. Сразу найдёшь, - прямодушно посоветовал островитянин, бегло скользя глазами по меню. – Могла бы и раньше информацию собрать, раз настолько принципиально и важно.

- А вот теперь и поищу, - недовольно буркнула она в ответ, отвернув голову в сторону окна.

            На самом деле, перед отъездом каждому учёному выдали папку с актуальными данными по Острову. Они были значительно основательнее тех, что предлагались обычным туристам. Где-то среди страниц присутствовал и раздел о Владыках. Никаких картинок и фотографий в том не обнаружилось. Вчитываться же в непривычные имена ей самой не захотелось. На тот момент это казалось не актуальным. Общаться с властями предполагалось Павлу, да и проблемы в произошедшем ключе не подлежали предвидению… Так что при таком основательном объяснении собственной невнимательности и халатности винить она могла только спутника. За скрытность.

            Риэвир отложил меню и с обидой посмотрел на неё:

- И как мне стоило представляться? Сразу по форме анкеты? Имя, дата рождения, должность, ближайшие родственники… Тебе не кажется, что люди обычно так не знакомятся?

            Логика обладала убийственной точностью, но факты только ухудшили внутреннее самочувствие Инги. Ведь вроде не зря она разозлилась! А со стороны собеседника выходило совсем обратное.

- За обед платишь ты! - решила она ситуацию и в предупреждение, что ничто иное не способно их примирить, подняла перст.

            В конце концов, это он её сюда привёл! И он сам не досказал про себя! И, конечно же, Инга не готова была согласиться с истиной, да элементарно попросить прощение!

            …Ну, и платить за обед, если честно. Цены оказались такими, что девушка за свой счёт предпочла бы просто пить воду. Даже самые простые блюда стоили раз в десять дороже, чем в ресторане на главной улице столицы родины, если она верно справлялась с переводом курса валют.

- Да я как-то и не был нацелен на твой кошелёк, - усмехнулся Риэвир. – Ты что-нибудь выбрала? Потому что эти несчастные рыбки, хоть и привлекли твоё внимание, но всё же в меню не включены.

- Сделай выбор сам, - смущаясь, попросила Инга. - Мне названия ни о чём не говорят.

- Я в таком случае  выбираю что-то подороже. Оно не имеет права быть не вкусным!

- Ну, я как-то тоже на твой кошелёк не нацелена, - тактично ответила она, и Риэвир тяжело и несколько устало вздохнул.

- Пошутишь, сказав, что сама-то предложила мне и оплачивать, так снова обидишься.

- Не стану. Просто сделай милость. Не надо издеваться надо мной, и сделай всё-таки выбор самостоятельно.

            Официант принял заказ, не записывая ничего, а затем удалился. Инга проводила его голодным взглядом полным сомнений, что принесли бы именно запрашиваемые блюда. Риэвир заметил это, и они с минут пять тихо шутили, предполагая всевозможные варианты вероятной катастрофы. А когда тема иссякла, то ей отвлекаться на пустую болтовню расхотелось. Всё-таки она встречалась с островитянином не просто так, а чтобы хоть как-то узнать обстановку.

- Так что там Владыка Остор?

- Пользуется своим более высоким статусом и эксплуатирует меня как может.

- Вам надо как-то по-разному называться. А то Владыка, да Владыка. Хоть бы номер приписывали!

- Угу. И на лбу обязательно. Чтобы сразу видно было, - углубил он её идею, прежде чем серьёзно произнести. - Нас всего девять. Между собой разбираемся прекрасно. Жители тоже знают, что к чему и не путаются. К чему что-либо менять для постороннего удобства?

- Так и скажи, что если у брата будет первый номер, то тебе обидно станет, - решила ещё немного подтрунить Инга.

- Так и скажу! Обидно. Только до первого и ему самому далековато будет.

- А кто первый?

- Ты же вроде хотела о себе узнать? – улыбнулся парень и, получив в ответ смущённый кивок, продолжил. - По поводу тебя… У Остора неотлучно при себе такая огромная толстая папка, в которую он листик за листиком вкладывает написанные им же на тебя жалобы.

- Серьёзно?! – ужаснулась девушка.

- Почти. Мне удалось убедить его оставить отчёт в первоначальном состоянии, без происшествий прошлой ночью. Так что в этом отношении всё останется по-прежнему и можешь не переживать особо.

- Тела так и не нашли? – занервничав, поинтересовалась она.

- Нет… Да и как? Если сразу ничего не обнаружили, то уж после бури и вовсе бессмысленно. Поиски, конечно, продолжаются. Ребята работают, но… Сама понимаешь. Надежды нет. Воды Острова забрали их.

- Плохо.

Воспоминания о коллегах словно тёмная тень мрачно повисли над ней. Прошло всего несколько дней с их гибели, а она почти толком и не вспоминала о товарищах. И ей стало и ужасно стыдно, и… Это же жизнь! Люди приходили в этот мир. Уходили из него. А остающиеся просто жили дальше. Особенно, когда смерть забирала не самых близких, а так. Знакомых. Ведь не так уж много она знала о спутниках!

…Но от этого обстоятельства почему-то становилось ещё печальнее.

- С погодой тоже ясности нет… И в переносном и в прямом смысле. Хотя так с Острова и не скажешь, а несколько километров от берега - и совсем иное.

- Настолько серьёзно?

- Если бы ты только видела данные! – воскликнул парень и тут же сознался в истинной причине своего недовольства природой. - А туристы рвут и мечут! С каждым часом недовольных становится всё больше.

- Неудивительно.

- Ладно бы просто возмущались, а то ведь гениальные идеи подсказывают.

- Какие, например? – ей действительно стало интересно, что там могли предложить магнаты.

- Про вертолёт всё же одумались и забыли, - если бы островитянин принадлежал к православной религии, то наверное бы и перекрестился. Интонации прекрасно подходили для такого действия. – Теперь вот кто-то из них всерьёз подводную лодку предложил.

- Ваш заказ, - перебил Риэвира официант, ставя перед ними тарелки.

            Содержимое выглядело чудесно. Инга с удовольствием вдохнула аппетитный аромат и почувствовала, как желудок словно бы сжался в предвкушении.

- Радуйся, что не космический корабль, - усмехнулась она и пожелала спутнику приятного аппетита.