Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

 

Глава 2.

 

            Утро пятого дня пребывания в замке (а в последнее время Лея из-за отсутствия часов взяла за жизненный девиз фразу: «Когда проснулся – тогда и утро») ознаменовалось сообщением Кассинды, что через два часа должна была зайти Кассандра, чтобы показать дом. Девушка засияла от счастья. Частично потому, что уже устала от вынужденного безделья. Основную же радость составляло иное обстоятельство. Комната была замечательной, но располагалась уж слишком близко к виконту. От тех же, кто мог зайти в любой момент, Лея предпочитала находиться подальше.

По соглашению с Ал’Беритом аренда за дом, оплата возницы, кареты и прочих мелочей вроде «и т.д. и т.п.», должны были сразу вычитаться из её жалованья. Конечно, девушка понимала, что демону либо это ничего не стало бы стоить, а с её зарплаты за каждый период начала бы убавляться солидная цифра, либо ей предстояло платить в казну втридорога, ибо возникла бы статья «за посредничество». Но ей оказалось всё равно, ибо оглашённая за этими вычетами сумма, которая должна была выплачиваться каждые тринадцать дней, ни о чём не говорила. Лее оставалось только надеяться, что этих денег действительно на что-то хватило бы, как и говорил, делая своё предложение, виконт.

            К приходу Кассандры молодая женщина была полностью готова и даже нервно бродила по комнате, пытаясь сократить таким образом время ожидания. Она надела тёмно-серое платье, сквозь прорези рукавов которого просвечивала нижняя рубашка длиной до пола из лёгкой воздушной кремовой ткани. Оно было без шлейфа, с небольшим квадратным вырезом. Платье украшала тесьма с пересекающимися квадратами. Вкупе с широким поясом, того же цвета, что и рубашка, скрепляемым на бёдрах крупной пряжкой и скромными серыми туфлями выглядело и строго, и нарядно. Косметикой Лея, будучи в замке, не пользовалась. Но перед выходом «в свет» накрасила ресницы и губы. Тональник остался без внимания. При адской жаре, которую, судя по краткому рассказу виконта о климате, можно было бы назвать приадской, он вполне мог потечь. Несчастная, измученная сумка, давно потерявшая первозданную красоту и шик, освобождённая только от джинс и блузки (ныне выкинутых), выделялась из образа, как и поднятые пластиковой заколкой кверху волосы. Но заставить Лею оставить потрёпанное кожаное изделие, содержащее мемуары на оборотной стороне ставшей ненужной документации и столько иных полезных вещей, никто не смог бы.

            В комнату Лею с холма перенёс телепортом Ал’Берит. Входная дверь от её руки не открывалась. Так что увидеть замок изнутри не было возможности. Кассандра же вежливо поздоровалась и попросила следовать за ней, впервые оставив створку открытой. Девушка с осторожностью пересекла границу порога. Её взору предстал длинный коридор. По сравнению с довольно светлой комнатой он казался мрачным, напоминая сюжет из фильма про замок вампиров. Только не хватало паутины. Вместо факелов с потолка свисали вполне симпатичные лиловые светящиеся шары в крепко сжимаемых лапах, вытесанных из того же серо-зелёного камня, что и блоки стены. Кассандра прошла немного вправо и остановилась перед выделяющейся панелью, слева от которой располагался миниатюрный рычаг. Секретарь легко перевела его из нейтрального положения вниз и вернула на место.

К удивлению Леи плита практически сразу отъехала в сторону, а за ней оказалось средних размеров квадратное помещение. Если бы не две большие шестерёнки на противоположной стене с натянутой между ними цепью (причём край верхней звёздочки был скрыт бордюром, но явно выходил за пределы потолка), то это была бы обычная комната.

«Лифт», - неожиданно поняла девушка и с опаской зашла внутрь за Кассандрой.

Поручней не оказалось. Ей стало страшно - подобные механизмы в стиле стимпанк почему-то не внушали никакого доверия. Всего через несколько секунд дверь кабины раскрылась. Молодая женщина так и не почувствовала движения, а ведь, судя по высоте из окна, должна была. И ещё как.

Демонесса невозмутимо последовала дальше. Немного поплутав по коридорам, они вышли в огромный холл, поражающий воображение величием. Конечно, это была своеобразная красота, пусть и выполненная в светлых тонах, но полная вещей, которые то заставляли сжиматься от страха сердце, то приносили ощущение некой гадливости. Однако пообвыкшая Лея оценила грандиозность замыслов архитектора и дизайнера. Чего только стоила арка в виде клыкастой пасти двулицего демона, через которую они вышли в холл!

Слева от арки, ровно напротив входных ворот из кованого железа с изображениями вечных мук, был виден край крутой лестницы, ведущей к кабинету наместника. Если бы Лея уже видела замок снаружи, то она бы поняла, что та ни в коем случае не могла бы быть прямой. Но ей ещё не доводилось узреть величие центра Аджитанта с улиц города, а потому девушка просто посчитала конструкцию «устремляющейся в небо». От первой ступеньки до самого верха, насколько позволяло видеть зрение, лестницу покрывал фиолетовый ковёр.

Внутри холла оказалось пустынно. Лишь недалеко от того места, где они вышли, в неком напряжении стоял черноглазый брюнет. Он напоминал худощавого испанца средних лет. Судя по складкам в уголках глаз, губ и на переносице, темперамент у него соответствовал внешности. Одет он был в строгий современный белый костюм с тонким чёрным галстуком. Мужчина внимательно посмотрел на Лею, как будто желал, чтоб от его взора та незамедлительно провалилась бы под землю. Без посторонней помощи она, конечно, осуществить подобное никак не могла, а потому продолжала стоять в нерешительности, пока Кассандра слегка кланялась незнакомцу. Тот хищно приподнял уголки губ и, решив перестать тратить на девушку своё драгоценное внимание, прошёл мимо них через арку, словно ненароком сильно задев плечо Леи.

- Кто это? – спросила она демонессу.

- Господин первый заместитель. Виконт Хдархет.

            Молодая женщина задумалась. Да, она понимала, что Ал’Берит через неё хотел позлить своего подчинённого. И это её не беспокоило. Ангелы же сказали, что трогать нельзя. Но теперь, увидев своего будущего коллегу, возникли страх и волнение. Этот демон явно не прощал ничего и никому. Никогда.

            В конце концов, почему бы ему не убить её, подставив тем Ал’Берита? Не такой уж и важностью она являлась, чтобы Рай из-за неё войну устраивал.

            «Лучше никому и не говорить про причину моей продолжающейся жизни», - решила Лея.

            Дурные предчувствия не закрались, а ворвались в душу. Не всё так сладко стало бы во дворце. И возможно лучше было тихо сидеть в темнице Рохжа.

-  Обратите внимание, - Кассандра, продолжая движение, грациозно указала ладонью на другую арку. - С другой стороны лестницы есть несколько перемещающих комнат. Чтобы попасть к вашему будущему кабинету, вам надо будет потянуть наверх рычаг и вернуть на место. Когда откроется панель, то просто поверните диск, расположенный недалеко от входа, одним движением на двенадцать сегментов.

- А другие пути для меня ещё есть? – понимая, что быстро сказанная инструкция ни за что не отложилась бы в памяти, решила узнать Лея.

- Лестница, - бесконечные ступеньки не воодушевляли. – Но она предназначена для посетителей.

            Кассандра легко самостоятельно раскрыла ворота, по обе стороны от которых стояло по двое мощных демонов, охраняя покой замка. Лея подумала, что ей в дальнейшем пришлось бы просить этих привратников отодвигать створки перед ней. Самостоятельно справиться с такой огромной дверью самой у неё бы точно не получилось.

Пространство снаружи оказалось пустынным, если не считать каменных украшений, но огороженным высокой изгородью. Она спустилась вслед за Кассандрой по широкой лестнице, вдоль которой вперемежку со скульптурами стояли Стражи. Огромные каменные плиты, отходящие от ступеней, вели к ещё большим воротам, чем те, через которые ей довелось только что выйти. Но идти пешком не пришлось. Подъехала карета. Увы, откуда она появилась, Лея не заметила. Возница же соскочил с козел и поклонился.

- Утнорго к вашим услугам, - гнусаво пробулькал он.

            Девушка поняла, что это существо и должно было её довозить до дома с работы и наоборот. Что ж. Во всяком случае, двенадцать щупалец-рук гарантировали, что вожжи он не упустил бы. Демон очень напоминал кальмара, покрытого иглами, словно морской ёж. Как он умудрялся с таким телом не просто шевелиться, а быстро двигаться, да ещё и сидеть... Лея не понимала.

            Карета по размерам уступала экипажу виконта раза в два, вполне напоминая обычную земную. Она была обтянута чёрной кожей, по рельефу похожей на крокодилью. По краю крыши находился лиловый бордюр со светящимся красно-золотым орнаментом, напоминающим узор на карете Ал’Берита. Возможно, это была символика, некий отличительный знак. Фиолетовые шторки на окошках не давали заглянуть внутрь. Возница, между тем, выдвинул ступеньки, и Лея, пропущенная вперёд Кассандрой, с опаской поднялась по ним. От предложенного щупальца Утнорго, мягкого на конце с обратной стороны, молодая женщина отказалась, просто проигнорировав. Ей было боязно и противно дотрагиваться до этого существа.

Внутри напротив друг друга находились уютные белые диванчики, с крошечными мягкими глубокого сине-фиалкового цвета подушечками, украшенными золотыми кисточками. Стены кареты, переходящие в фиолетовый пол, были тоже белыми, но более тёплого оттенка и с зелёным растительным узором. А самым прекрасным являлся потолок. Создавалось впечатление, что там находилось окно, за стеклом которого было видно самое обычное и невероятно прекрасное голубое земное небо с перьями белых облаков. Лея еле удержалась, чтобы не дотронуться до него пальцем в присутствии чопорной Кассандры. Если и было место в Аду, где бы ей хотелось жить, то им являлась именно карета.

«И пусть Хдархет подавится! Никуда я не сбегу и не променяю ни на что иное такую жизнь, кроме возвращения домой», - решила девушка.

            Экипаж начал свой путь по широким улицам. Лея решительно раздвинула шторки и из окна с любопытством наблюдала за городом. Тот отвечал ей тем же.

            Всевозможные существа. Многоглазые, одноглазые, безглазые. Шерстяные, чешуйчатые, с обычной кожей, но покрытой пупырышками, складками и прочими атрибутами, либо не покрытой. У некоторых было много конечностей, а были и похожие на Джаббу Хатта, хотя определённо преобладали гуманоиды. И все они куда-то спешили, рычали друг на друга, толкались, напоминая девушке агрессивно настроенных жителей мегаполиса.

            Они очень быстро ехали по городу. Роскошные здания сменялись всё более и более обычными строениями. Наконец, карета остановилась. Лея еле дождалась, когда откроется дверь, и в предвкушении выпрыгнула, как непоседливое дитя наружу.

            Четырёхэтажный дом стоял несколько в стороне, очень близко к городской стене. Высотой он был такой же, и этим выделялся из низких зданий поблизости. Каменная изгородь, окружающая его, местами разрушилась и требовала ремонта. Либо предыдущего хозяина это не волновало, либо не было возможности исправить. Прекрасно сохранившиеся же металлические ажурные ворота, напротив, выглядели совсем новыми.

            Сам двор был небольшим. Природные условия не позволяли демонам разбивать сады, поэтому почти всё пространство занимал небольшой особняк яйцевидной формы в викторианском стиле. Остроконечные окна, маленькие башенки, широкие карнизы. И вело внутрь дома полукруглое крыльцо с изысканными перилами, расположенное с острого края овала. С одной стороны лестницы от перил поднимался металлический завиток и на нём, словно бутон, сиял светящийся шар. Необходимости в таком фонарике не предвиделось никакой, ночей в Аду не бывало. И всё же он придавал архитектуре неповторимый романтизм.

Миновав входную дверь, Лея очутилась в небольшой прихожей. Левая арка открывала проход в полукруглое помещение высокой башенки, а за правым проёмом располагался огромный круглый зал. В этом помещении начиналась широкая лестница на второй ярус, ограждённый изящной балюстрадой. Он был всего лишь площадкой между первым и третьим этажом. Поэтому по другую его сторону вновь тянулись ступени наверх. Места на нём было предостаточно, чтобы с комфортом устроить банкет человек на двадцать.

На первом этаже также находились: кладовые, кухня и столовая для прислуги, как можно было предположить по грубым каменным столам и скамьям. Двери, ведущие в эти помещения, сливались со стеной. Так что, если бы Кассандра не обратила внимание девушки на них, то они так и остались бы незамеченными новой хозяйкой. Уж очень терялись те по сравнению с бронзовыми дверями, расположенными ниже балюстрады, ровно напротив входа. Услышав ответ секретарши на свой вопрос: «А что за ними?», Лея не стала их раскрывать. Подземелья её пока не интересовали. Также из зала на первом этаже вела дверь в комнату, которую удобно было бы использовать как гостиную, если бы та не требовала существенного ремонта.

На третьем этаже размещалась огромная столовая с немногочисленной красивой изящной мебелью. Она была смежна с большим, но пустынным помещением, видимо предназначенном для торжеств. Имелась и библиотека. Спутать её с чем-либо иным было сложно. Уйма стеллажей говорила сама за себя. Лея решила, что если поставить здесь письменный стол, то можно было бы превратить ту в кабинет. И всё же толком поразмышлять на эту тему достаточное время не получилось. Кассандра вышла обратно. Пришлось поторопиться за демонессой, закрывая за собой дверь библиотеки.

Они вернулись в малый холл, откуда вели три двери в комнаты, бывшие, по всей видимости, спальнями. Точно сказать не получалось из-за отсутствия мебели. Здесь же была и винтовая лестница на четвёртый этаж, являющийся мансардой. Очередной подъём отозвался гудением в ступнях. Всё-таки высота каждого яруса была около пяти метров, а каменные ступени мало подходили для людей. Они были слишком широкими, да и приходилось неудобно поднимать ноги выше колена.

От самой лестницы шёл просторный коридор с двумя дверьми. За той, что располагалась по правую руку, находилось помещение с небольшим, сейчас пустым, бассейном с высоким бортиком, объясняющим несколько низкий для демонов потолок в той же части третьего этажа. Оттуда был проход и в спальню. Теперь стало понятно, что дверь по центру из коридора вела туда же. Между очень широких окон стояла большая низкая кровать с балдахином. Из мебели ещё было два комода и небольшой столик. На стенах в свете светящихся шаров сверкало бесчисленное множество зеркал, делающих и без того пустое пространство огромным. Они только раздражали, и Лея решила, что большинство из них нужно обязательно снять. Четыре скрытых шкафа размещались вдоль правой стены. Слева от главного входа в спальню располагалась приятная комнатка с сантехникой. Правда, удобства были удобными разве что для самих демонов. Девушка подумала, что их следовало бы заменить, и тогда мансарда стала бы идеальна для проживания.

 

            Беглый осмотр здания подошёл к концу. Знай Лея Ад немного лучше, она бы первым делом осмотрела не надземные этажи, а подвальные помещения, так как именно они и являлись наиболее актуальными в жизни местного населения. Но девушка была обычным человеком, а потому даже не заглянула туда. Кассандра же профессионально не высказывала никаких эмоций, большей частью просто следуя за Леей и отвечая на редкие расспросы той.

Они вышли из дома. Новое место жительства нравилось, несмотря на многочисленность ступеней. Конечно, катастрофически не хватало и мебели. В большинстве своём комнаты были пустыми или полупустыми, создавая впечатление, что прежние хозяева покидали своё жилище в некой спешке и не успели вывезти всё имущество до конца. Погружённая в приятные мысли, как устраивать быт, Лея чуть не упустила из виду весело махающую рукой Дайну, стоящую по другую сторону дороги от ограды дома.

- Дайна! – воскликнула она и поспешно пересекла разделяющее их расстояние.

            Утнорго напрягся. Во всяком случае, его иголки опасливо взъерошились. Будь молодая женщина несколько внимательнее, она бы заметила, предпочитающих быть незаметными для её глаз, своих телохранителей, которым встревоженная Кассандра подала знак пока не вмешиваться.

- Лея, я так рада встретиться, -  Дайна призывно улыбнулась, но не сделала навстречу ни шага.

- Я волновалась за тебя и твой клан. Как у вас дела?

Лея посмотрела в глаза воительнице. Спрашивать напрямую, как аукнулось Дагне её обещание, было в чём-то стыдно, совестно и страшно. Улыбка же демонессы, ставшая сразу несколько натянутой, давала намётки о том, что всё не так уж и гладко. Однако для возвращения к прежнему беззаботному виду той понадобилась лишь краткая доля секунды. И девушка не смогла сосредоточиться на своём ощущении достаточно глубоко, чтобы задуматься.

- Поверь, могло бы быть гораздо хуже, чем оно есть. Честно, не хочу даже разговаривать обо всём этом.

            Легкомысленный тон успокоил Лею. Ей так хотелось верить во что-то приятное и доброе, что разум по-детски решил - и правда ничего серьёзного не произошло. Всё-таки Дагна выглядела живой и абсолютно здоровой, даже весело подмигнула и продолжила:

- До меня дошли слухи, что у тебя всё очень хорошо складывается.

- Вроде бы да. Но со своими нюансами, - перед глазами всплыл неприятный образ Хдархета, и кожа, несмотря на жару, на мгновение покрылась мурашками. - А это мой новый дом.

            Дайна оценивающе посмотрела на особняк.

- Неплохой, но требует и соответствующей охраны при твоей должности.

- Наместник говорил, что собирается назначить кого-то, но я не запомнила точное название, - начала пояснять она, как пришло озарение. – А, может, ваш клан возьмётся за это? Ты же говорила, что вы телохранители.

            Сердце Леи стремительно забилось в груди. Для неё это являлось великолепным решением. Дагна очень хорошо приняли девушку. Они могли стать её проводниками в этом мире. То, о чём она в жизнь не смогла бы поинтересоваться у Кассандры, Кассинды, Ал’Берита, вполне можно было спросить у Дайны, и услышать ответ! У клана Дагна имелись понятия о чести и достоинстве. Они вряд ли бы предали или сделали подножку. А как защитники… Лея видела, как билась Дайна. И, пожалуй, только ей и могла доверять здесь.

            Воительница же, казалось, серьёзно задумалась, морща лоб, как будто над тяжёлым выбором.

- Ну, я думаю, что ты вполне могла бы нас нанять, - словно ещё сомневаясь, ответила она, но уже обнадёженную Лею это не смутило.

- Кассандра, это же возможно?

            Секретарь явно занервничала, как будто не могла определиться с решением. Ей не нравились ни встреча, ни предложение. Уж слишком это всё отклонялось от возложенного на неё мероприятия.

- Технически возможно. И всё же для этого необходимо, чтобы Кхалисси клана подала запрос на обсуждение данного вопроса с повелителем, - наконец, ответила рыжеволосая, снова приняв невозмутимый вид.

            Внутренне, молодая женщина возликовала. Дайна же немного поморщилась и произнесла:

- Бумаги идти будут долго и не факт, что их по дороге не отклонит руководитель какого-нибудь отдела.

            Интонация у неё при этом была такая, как если бы она извинялась перед Леей, что из задумки той ничего не вышло бы совсем не по её вине.

- Вы можете несколько ускорить стандартные бюрократические процедуры? – обратилась забеспокоившаяся девушка к Кассандре.

- Это в моих силах, - без промедления честно ответила секретарь, полагая, что её ответ нёс вполне определённую смысловую нагрузку и соответствовал заданному вопросу.

- Вот и отлично! - молодая женщина снова вернулась в хорошее расположение духа. Ей показалось, что она очень удачно смогла разрешить вопрос с бумажной волокитой. – Дайна, Кассандра передаст этот запрос сразу в нужные руки.

Лея смотрела на Дагна, а потому не видела, каким взглядом её одарила рыжеволосая демонесса. Секретарь прекрасно различала понятия «иметь возможность нечто осуществить» и «станет ли она этим заниматься». Наглость человека показалась невероятной, и всё же она предпочла проигнорировать этот факт и выполнить «просьбу».

- Тогда могу вернуться в замок вместе с вами, если, конечно, хозяйка кареты не против моего присутствия. И написать всё сразу, - предложила  Дайна.

- Я только за, - мгновенно отозвалась Лея и, подумав, что сказанное воительницей звучало, конечно, практично, но несколько странновато, поинтересовалась. - А что с Кхалисси Дагной? Всё в порядке? Разве запрос должен быть не от её имени?

- Она сейчас в главном зале нашей общины. И, в связи с её отстранением, теперь Кхалисси назначена я. Так что имею все полномочия.

- Даже не понимаю поздравлять с этим или сочувствовать. Я не знаю, что это означает для тебя и клана, - осторожно сказала девушка, боясь проявить невежливость.

- Просто прими как данность и знай, что я готова посетить замок, - напомнила об основном вопросе демонесса, лучезарно улыбаясь.

- Что ж. Нам действительно уже пора ехать, - согласилась Лея. Не беседовать же и дальше на улице?

- Смею заметить, - подала голос Кассандра, обращаясь к будущему второму заместителю наместника Аджитанта. - Вам следует учесть, что виконт Ал’Берит может и отклонить кандидатуру клана Дагна.

Демонесса рассчитывала, что человек захотел бы рассмотреть данный вопрос подробнее. Внутреннее же чутьё Леи после этих слов подсказало ей, что здесь что-то не так. Но весёлая Дайна и невозмутимая Кассандра так и не дали веского повода для прояснения обстановки. Она только обвела спутниц подозрительным взглядом, а затем пришла к выводу, что это не должно её волновать. Может, клан, из которого вышла секретарь, недолюбливал клан Дагна? Кто мог понять эти внутренние разборки? Главное, чтобы получилось, и Дайна оказалась рядом. Девушка уверенно подошла к карете. Утнорго сразу же открыл дверцу и выдвинул ступеньки.

По дороге они практически не говорили. При Кассандре не хотелось чего-либо обсуждать из собственного недавнего прошлого. Иные общие темы ещё нужно было поискать. А стоило войти в замок, как к молодой женщине подошла Кассинда и сказала, что проводит её в покои.

- Дайна… Даже, если ничего не выйдет. Пообещай, что навестишь меня в моём доме. Хорошо?

- Обязательно, если у меня будет возможность, - ответила та.

            Эти слова успокоили Лею. То, что Дагна держали своё слово, она уже знала.

            Так их пути разошлись. Кассандра и Дайна пошли к служебным лифтам через правую арку. Лее же надо было в противоположную сторону. По дороге она на этот раз никого не встретила. Но это совсем не огорчало. Столкнуться ещё раз с Хдархетом или с кем-то ему подобным – невелика радость.

            В покоях её уже очень своевременно ждал горячий обед. Организм успел проголодаться за время поездки. Так что девушка омыла лицо и руки и приступила к трапезе. Утолив жадный голод по нормальной пище в первые дни, теперь она ела понемногу.

            Готовить в Аду умели. Лея с удовольствием бы пожала руку повару в знак благодарности, но, не была уверена, что эти самые руки у того были. И не являлся ли он огромным волосатым пауком, одним видом способным перебить всю радость от последующих трапез? Так что, поговорка «меньше знаешь – крепче спишь» вполне себя оправдывала. О том, что подобное личное рукопожатие могло и оскорбить демона, ей как-то в голову не приходило.

После еды сразу захотелось спать. Глаза слипались от блаженства. В какой-то момент Лея стала ощущать себя маленьким удавчиком, проглотившим огромную добычу, а теперь преспокойно нежащимся на солнышке, переваривая пищу. Молодая женщина легла на кровать, но переодеваться не стала, решив, что просто повалялась бы в постели. Увы, не получилось. Сон подкрался тихо и незаметно.

 

***

 

Возможно, в дверь и стучали, а Лея просто не услышала. Как бы то ни было, проснуться довелось от ощущения, что рядом кто-то был. Некоторое время она не открывала глаза, превратившись в сплошной слух, стараясь подтвердить или опровергнуть досадную догадку о чужом, неприятном присутствии. Никакого шума не слышалось, но чувство не проходило. Тогда молодая женщина разомкнула веки и тихо приподнялась на локтях.

Интуиция не подвела.

В комнате у секретера спиной к ней сидел Ал’Берит, и перебирал какие-то документы из своего неизменного сундучка. Наместник выбрал один из свитков, развернул, вчитался. Достал новый лист и начал в него что-то вписывать, периодически бросая взгляд за окно. Лея не знала, сколько тот находился здесь, но раз не ушёл сразу, то общения было не избежать. Она уже хотела встать, но извечная нерешительность и стеснительность не позволили завершить это действие.

Увы, Лея принадлежала к той категории людей, что могли часа два простоять у кабинета директора, чтобы просто дать на подпись ранее согласованное заявление на отпуск потому, что не могла подобрать нужных слов. Она проигрывала в голове возможные варианты диалогов. И, в конце концов, стучала в дверь с ощущением, как будто бросалась в омут с головой… А иногда и вовсе решала, что лучше подойти завтра… Или послезавтра.

Так что девушка волновалась. Нет, с внешностью всё было в порядке. Длинное двойное платье не задралось так, что можно было бы краснеть от стыда. Волосы легко было поправить… Но она не знала как дать знать о том, что проснулась. Обычно демон стучался, Лея приглашала войти. Он садился в одно из кресел, предлагая жестом своей гостье присесть на соседнее сидение, и сразу начинал беседу. Никаких приветствий никогда не было.

Доброе утро?

«А если оно не доброе и совсем не утро?» - отклонил вариант разум.

Привет?

«Привет, привет, я твой обед», - сразу же возникла в мыслях рифма.

«Бред какой-то», - тут же подумала Лея. – «Да и не друг он, чтобы «привет» говорить».

Здравствуйте, виконт Ал’Берит?

«Нет, только язык сломать», - не впечатлился предположением мозг.

Просто «здравствуйте»?

«Здрасте, товарищ! Мир, труд, май, да и вам не болеть!» - съязвил интеллект.

Вроде последнее и выглядело самым верным решением, но как-то нелепо звучало на её вкус. И всё же ничего лучше в голову не приходило. Лея пришла к выводу, что именно так и пришлось бы обратиться к наместнику. Мысленно она медленно повторила это слово раза три, набираясь решимости, и встала с кровати. Виконт сразу обернулся.

- Нам надо поговорить, - сказал он и жестом пригласил присесть на диван.

В душе Лея возликовала, что всё так удачно получилось. Но радость быстро сменялась тревогой.

О чём хотел поговорить демон? А если он не дал бы нанять Дайну?

Пока очередные вопросы терзали её несчастный, вечно во всём сомневающийся мозг, не давая расслабиться, Ал’Берит сложил свои бумаги в сундучок и сел возле неё.

- Ты уверена, что хочешь, чтобы подле тебя был именно клан Дагна? – он очень внимательно посмотрел на Лею.

Девушка задумалась над вопросом. И под действием этого размышления она заёрзала на своём сидении, стараясь отодвинуться подальше от собеседника. Хотя между ними было и так весьма приличное расстояние.

От Дайны и сестрёнок той она видела только хорошее. Да и атмосфера внутри клана выглядела такой, что сложно было представить лучшую компанию. Ей казалось, что с ними легко подружиться…

Или дело было именно в этом?

Лея ощутила, что начала краснеть, и ненадолго смущённо опустила глаза.

Неужели демон намекал на нетрадиционную ориентацию? А если да, то по отношению к кому?

В своих предпочтениях Лея не сомневалась. Быть может, ей довелось не вполне верно истолковать сестринскую любовь, царившую в клане? Девушка окончательно почувствовала себя не в своей тарелке…

Но факт остался фактом. Молодая женщина не хотела окружать себя другими демонами, не зная чего от них ожидать. Да и, может, такая слава уберегла бы её саму от лишних контактов. Решимости прибавилось.

- Дайна сделала для меня всё возможное. Я в ней вполне уверена.

- Она рассказала, как стала Кхалисси? – спросил Ал’Берит, с неким откровенным любопытством наблюдая за проявлениями смущения Леи.

            Этот интерес в его глазах дал ей понять, что стоило взять себя в руки, дабы выглядеть более достойно. Во всяком случае, нужно было эти самые конечности хоть как-то контролировать. А то пальцы, машинально теребящие подол платья, уже задрали то до колена.

- Да. Дайна сказала, что Кхалисси Дагну отстранили, но с ней всё в порядке. И она в главном зале клана, - ответила девушка, расправляя ткань и надеясь, что это действие если и привлекло внимание собеседника, то выглядело вполне естественно.

- Далеко пойти может девочка, - виконт открыто ухмыльнулся. – Что ж. Не буду возражать против их клана.

- А что-то не так? – нерешительно всё-таки поинтересовалась Лея.

- Так ведь не самый примечательный клан. Пусть у них и высший рейтинг, но класс нижний, - невозмутимо ответил Ал’Берит свою точку зрения. – Более того, недавно они существенно провинились. А это не лучшая репутация.

- Это чёрное пятно в их истории меня не волнует. Даже наоборот, - с облегчением произнесла Лея, чей приступ смущения тут же резко прошёл.

            Вот что было не так! Обычная политика. Но политика никогда её особо не интересовала. Конечно, сейчас пришлось бы быть в курсе дела…

- А что означают эти классы?

- Есть разные касты. Телохранители занимаются защитой и скрытыми убийствами. Охранники и ассасины - их можно так охарактеризовать. А теперь представь девятибалльную шкалу оценки их эффективности. Она делится на три части: нижний, средний и высший класс. Каждый класс, в свою очередь, делится ещё на три рейтинга с теми же названиями.  Иногда сами названия, класс и рейтинг, в разговорах опускают. Но первым говорят рейтинг, а вторым класс.

- Теперь понятно. Рохжа получается шестые по шкале, - вспомнив разговор с Дагенной, подсчитала девушка.

- Пока так. Но я пришёл говорить не о Рохжа, а о твоих должностных обязанностях, - Лея насторожила ушки. – Будешь заниматься восточным сектором, а именно мифрильными шахтами. Они недавно перешли в подчинение, и требуют особенного внимания. Так что просмотришь их отчёты и лично посетишь. Но перед этим разберёшь дела домов развлечений. Мне нужен там порядок.

- Там будет безупречно, - несколько зловеще пообещала молодая женщина, вспоминая Ирину и её слова о пережитом.

            В том, что сейчас та мертва, сомневаться не приходилось. Уж около неё не было Дайны, способной избавить от Стража. Сами Рохжа первыми и убили, чтобы объяснять не пришлось, почему они медлили после сигнала… Девушке ужасно захотелось сделать жизнь хозяев домов развлечений невыносимой.

            «А что может быть для предпринимателя хуже, чем тотальный контроль властей над ним?» - подумала она. 

- Посмотрим. Сказанное требует уточнений?

            Лея призадумалась. Вопросы были. И количество их множилось с каждой секундой. Но все они крутились только возле одного – она не знала, как заниматься такими делами.

            Что от неё хотел Ал’Берит?

            Проверки финансовых отчётов? Так это являлось бы гиблым делом. У неё даже в студенчестве с бухгалтерским учётом всё было плохо.

            Или имелись в виду именно функции руководителя? Деловые партнёры, куда сбывать, как обрабатывать, безопасность проверять, если говорить о шахтах? Она же вообще ничего не понимала в горнодобывающей отрасли!

            Оставалось надеяться, что существовала хотя бы краткая должностная инструкция. Или, что Хдархет стал бы милым и при передаче дел объяснил всё глупому человеку.

- Первое время Кассандра будет тебе помогать. У неё хороший опыт в такой работе. Не будь она обычной Гвас'Увэйд, то давно занимала бы должность заместителя, - сказал демон, понимая, что избранный кандидат мог очень долго размышлять над тем, о чём стоило спросить.

- А что значит Гвас'Увэйд? – из всех вопросов, беспорядочно мечущихся в голове, как всегда Лея смогла задать самый ненужный.

- Это название клана. Их особенность в том, что они прекрасно выполняют приказы, но абсолютно не способны принимать самостоятельные решения. Представь муравейник и ты поймёшь, что означает их род, - она задумчиво кивнула, надеясь, что правильно поняла демона. – Завтра инициация. Тебя предупредят за два часа до начала... Примерь.

            Виконт протянул собеседнице маленькую фиолетовую коробочку. Девушка неуверенно взяла её. Поверхность оказалась слегка шершавой и холодной. Понятно, что Ал’Берит не имел в виду примерять футляр. Поэтому Лея осторожно приоткрыла, а затем и открыла его.

Внутри оказался широкий браслет золотисто-розового оттенка. Похоже, что он был из меди. Верхнюю поверхность покрывали невероятно тонкие, изогнутые, соединяющиеся между собой, шестерёнки разного размера. Если бы те не двигались непрерывно, то можно было бы принять их за узор. Девушка взяла браслет в руки и поняла, что это часы. Больший диск в центре, окружённый двадцатью пятью цифрами, было ни с чем иным не спутать. Эмаль на нём делила круг на два цвета. Сектор между первыми тринадцатью обозначениями был тёмно-лиловым. Второй - чёрного цвета, но мельчайшие, прозрачные ярко мерцающие камушки, перед которыми померкли бы и бриллианты, создавали впечатление ночного неба. Медная стрелочка, в виде извергающего пламя дракончика, как раз приближалась к пятнадцати.

Лея легко надела браслет и чуть не ойкнула. Тот самостоятельно стянулся на левом запястье. Он не сдавливал руку, но снять его уже было нельзя. Конечно, именно это действо было тут же опробовано.

- Идеально подошёл, - с издёвкой произнёс Ал’Берит, когда Лея прекратила настойчивые попытки избавиться от подарка и выразительно посмотрела на виконта. – Время измеряется в часах. Тёмная зона – твоё свободное время. Остальное рабочее. Можешь по ним ориентироваться, но для меня главное результат работы. Если будешь что-то не успевать, то, поразмыслив, я могу изменить соотношение. И кстати, можешь снять.

            Он быстро несколько раз провёл по своей шее пальцем, намекая на её ошейник.

А вот это уже радовало!

Застёжка начала натирать кожу, да и ходить в таком украшении было не очень приятно. Незамедлительно Лея расстегнула ремень и положила на столик.

- А что меня ждёт на инициации? – она решила совместить терзавший вопрос и проверку нового переводчика. Как правильно называла его Дайна, ей было уже не вспомнить.

- Просто формальность, - пожал плечами наместник. – Необходимо официальное представление Его высокопревосходительству герцогу Дзэпару. А там тебя в холле встретят Дагна и проводят к твоему дому.

            Лея окончательно успокоилась. Ал’Берит же осмотрел её сверху вниз, как если бы впервые увидел, зачем-то кивнул головой и вышел. Девушка осталась одна. Она ещё раз посмотрела на свою руку с часами и потрогала шестерёнки. Их нельзя было подхватить даже ногтём или зацепить ниткой. Поверхность браслета на ощупь казалась гладкой, создавая конфликт между зрением и тактильными ощущениями. Ещё одним вопросом стало, как подобный механизм переносил бы воду. С одной стороны, вряд ли демон этого не предусмотрел, а с другой - не хотелось лишаться полезной вещи из-за такой ерунды.

            Из детского любопытства Лея попробовала переместить стрелку часов. Это не удалось, а палец словно обожгло. Вздохнув, молодая женщина пошла в ванную. Перед зеркалом она сняла платье, рубашку и положила на маленький пуфик. Туда же отправились и остальные предметы одежды, пережившее приключение по перемещению между мирами.

«Интересно, как отреагируют коллеги, когда найдут ажурное исподнее в нижнем ящике тумбочки на работе?» - неожиданно подумала Лея.

Мысль показалась и крайне неприятной, и весьма забавной одновременно. Смешно ведь было представлять их лица. И грустно, что для родных мест девушка перестала существовать. На память о прошлой жизни ей осталось не так уж и много. Например, обычный скромный комплект нижнего белья для ежедневной носки телесного цвета без кружев или иных украшений. Лея размыслила, распуская волосы, что надо бы его снова постирать, а затем посмотрела на своё отражение в зеркале.

Фигура в стиле песочных часов стремилась стать грушей. Верх так и не изменился со времён юности - небольшая грудь, немного выступали рёбра. Особенно хорошо были видны косточки ниже шеи. Руки же до сих пор тонкие как у худощавого подростка. Стройные до середины бедра ноги портили только выступающие коленные чашечки… А вот выше природа начинала брать своё. Она повернулась боком, втягивая живот, затем тяжело вздохнула и повернула кран.

Нежиться в воде Лея всегда могла очень долго, особенно если брала с собой книгу. В юности её не раз ругали родители, что она исчезала в ванной часами. А когда пришла пора съехать, то работа и дорога съедали почти всё свободное время. Более того, счётчики в квартире не давали расслабиться.

    

***

 

            Только что успокоившийся Тогхар снова был в ярости по силе не уступающей Хдархету. Во время службы он никак не отреагировал на новость. Но здесь, в доме общины, можно было быть собой. Хотя это и становилось уже опасным для его покоев. Расползающиеся трещины требовали ремонта. Мебель же менялась с завидной регулярностью.

Известие о том, что именно Дагна предстояло стать телохранителями человека, нарушило все его планы. Эти твари смогли подобраться слишком близко к Рохжа, и наверняка начали бы изыскивать способ, чтобы уничтожить кровного врага. От ушей их новой Кхалисси никак не могли ускользнуть как слова наместника о последней ошибке, так и герцога – о запрете открытого мщения. Теперь желание избавиться от враждебного клана превращалось в необходимость.

Тогхар ударом кулака проломил каменную столешницу.

Лучшим же способом сгладить столь неподходящий момент и обратить ситуацию в свою пользу являлось уничтожение человека, которого Дагна должны были хранить. Но тогда пришлось бы предать повелителя. Уж Тогхар знал, что Ал’Берит из-за ангелов головой отвечал за сохранность своей подопечной.

Стоило ли сообщать Хдархету о слабом месте наместника?

Первый заместитель, как и большинство демонов, даже Высших, не знал об этом факте. Малейший просчёт мог окончательно погубить весь клан.

Кхал Рохжа сел в кресло и искоса посмотрел на своего нового помощника, невозмутимо стоящего неподалёку, чьи узкие глаза, как и обычно, были хитро прищурены. Довериться Кхоттажу он не мог. Решение следовало принимать самостоятельно.

 

***

 

            Лея проснулась незадолго до того, как стрелка часов перешла за единицу лилового сектора. Она была довольна этим фактом. Следовало привыкать к новому распорядку дня. Конечно, тринадцать рабочих часов, да ещё при возможности переработки, в которой сомневаться и не приходилось, её не воодушевляли. Двенадцати, достававшихся на собственные нужды, казалось слишком мало. Обычно, чтобы хорошо отдохнуть, молодой женщине надо было спать часов девять или десять. Оставшиеся же минуты (на дорогу от дома и к дому тоже надо было затратить время) вряд ли обещали бурную личную жизнь. Хотя, здесь её как-то и не хотелось. Лея не представляла себе роман с одним из существ, что она видела на улицах города. Пусть они и могли преображаться в людей, но истинная сущность отпугивала. Да и с её «везением» на хороших мужчин, попасться ей здесь могло только нечто редкостное.

            Девушка потянулась и встала с кровати. На столике уже стояла еда. Как и всегда блюда оказались горячими, как будто поднос сам мог поддерживать оптимальный режим, ибо стоило снять с него тарелку, как её содержимое постепенно становилось той же температуры, что и окружающий воздух. Лея немного перекусила, хотя есть не особо хотелось. Она слишком волновалась для хорошего аппетита. Впрочем, у некоторых людей оказывалась совсем противоположная реакция на тревожащее беспокойство.

            Наносить макияж было рано. Церемония могла начаться и значительно позже. Так что молодая женщина в одном нижнем белье направилась к шкафу, чтобы подобрать что-нибудь подходящее случаю, как в дверь настойчиво постучали. Лея быстро накинула первое попавшееся под руку одеяние. Им оказалось нечто похожее на халат оливкового цвета в мелкий пурпурный геометрический узор.

- Войдите, - буркнула она, решив, что вид у неё всё-таки вполне приличный.

Гостьей оказалась Кассинда. В руках у неё было что-то вроде чемоданчика. Можно было бы назвать это и коробкой, но коробок, покрытых кожей, девушка ещё не видела в своей жизни. Цвет оказался характерный. Тёмно-лиловый. То ли Ал’Берит обожал подобные оттенки, то ли это было отличительным знаком, вроде герба у рыцарей. Кассинда поклонилась и положила ношу на небольшой столик при входе.

- Повелитель просил передать вам, - сказала демонесса. – Так же мне велено сообщить, что церемония начнётся через два часа. Мне помочь вам со сборами?

- Нет, я сама оденусь, - привычно отмахнулась от её услуг Лея.

- А волосы? – девушка задумалась.

- Нет, но если ты понадобишься, то я позову, - наконец, решила она.

            Дотошная прислуга слегка поклонилась и вышла.

            Внимание молодой женщины сосредоточилось на коробке. Она взяла её в руки и положила на кровать. Любопытство переполняло, но не хотелось получить ещё что-нибудь неснимаемое. Лея немного постояла у постели, и решила, что надо тренировать силу воли. Для этого она зашла в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок. Ледяная вода, омывшая лицо, придала заряд бодрости. Теперь можно было открывать и всякие каверзные чемоданчики. Тем более что упрямство на этот раз значительно проигрывало коварной любознательности.

Девушка села возле коробки и открыла ту. Внутри, как и ожидалось, оказались платье и туфли. Лея внимательно оглядела одежду и осознала, что вряд ли на ней такое могло смотреться. Разве что крайне жалко. Но она всё равно решила примерить наряд, после чего открыла дверь в ванную, чтобы рассмотреть себя в зеркале.

На удивление, светло-лиловое платье из ткани, похожей на атлас, село очень хорошо. Спина осталась до середины открытой. Расклешённый от линии бёдер низ воздушного наряда, плавно струился по телу. Лиф, состоящий из сжатых складок, зрительно увеличивал грудь. Ниже него шла неширокая полоса ткани, от которой тесьма, украшенная блестящими камнями, словно соединяла повторяющимся рисунком верх и низ платья. Тончайшие белые высокие перчатки наделись легко, несмотря на браслет. Молодая женщина примерила туфли. Они были как раз впору, не ощущалась даже тонкая медная шпилька. В таком одеянии можно было смело отправляться на красную дорожку.

Повинуясь некоему внутреннему порыву, Лея с задором повернулась вокруг своей оси. Подол красиво следовал за её движением. Легко и изящно, как атлас никогда бы не смог. Она восхищённо улыбнулась своему отражению и подошла к кровати, чтобы закрыть и убрать коробку, как заметила, что там находилась и маленькая шкатулка. Внутри оказались медные серьги странной формы, закрывающие ухо до середины по его краю. Они прекрасно дополняли образ.

            «Как всё-таки одежда преображает», - подумала Лея, поднимая волосы наверх.

            Очень не хватало щипцов, невидимок и шпилек, но она справилась. Получилось воздушно и красиво, и заколка была не видна. Не иначе помогло воодушевление от чудесного подарка. Девушка покрутилась несколько раз вокруг своей оси, проверяя причёску на прочность. Ни одна прядка и не думала выбиваться. Что ж. Оставалось только подкрасить ресницы и губы. Когда и с этим было покончено, Лея бросила взгляд на зеркало. Из его глубины на неё смотрела красавица во цвете лет, а не замученная жизнью и проблемами, входящая в зрелый возраст, женщина.