Глава 6.

 

- Ну как? - поинтересовалась она у Дайны.

- Замечательно. Только все пряди стоило бы поднять кверху, - в очередной раз повторила замечание демонесса.

- Не хочу, - ответила она и снова посмотрела в зеркало, отражающее её в полный рост. Ал’Бериту всегда нравились длинные волосы.

            За последние шесть дней Лее так и не удалось увидеть повелителя даже мельком. Поэтому в её душе зёрна сомнений по поводу бала не просто дали ростки, но и почти достигли зрелости взрослого растения. Молодая женщина достаточно знала виконта, чтобы понять – тот не дал бы ей спуску с изменой. Она могла сколько угодно переживать и оплакивать Андрея, но демону этого явно было бы мало. И хотя, может, на самом балу ничего и не произошло бы, но кто знал, просто стал бы Ал’Берит её игнорировать или всё же пожелал бы более активных действий?

            Поэтому, перебрав уйму нарядов, девушка остановилась на его предпочтениях. Теперь оставалось лишь удовлетворённо созерцать результат.

            Наряд был мягкого фиолетового цвета из ажурного лёгкого текстиля с вышивкой ришелье, приоткрывающей нижнее белоснежное платье. Витиеватый узор ткани с добавлением крошечных оранжевых топазов добавлял изысканности. Камни большей частью располагались по низу подола и практически исчезали ближе к талии, перехваченной широким шёлковым поясом. Подъюбник добавлял наряду совсем небольшой объём. Шлейф был коротким, он не мешал бы передвижению и танцам, но всё же добавлял нотку романтизма. Шею Лея оставила без украшений. Плечи тоже оставались открытыми, но на них ниспадали завитками её длинные русые волосы. Чтобы распущенная грива не особо мешала, закрывая лицо во время танцев, девушка закрепила ту с помощью специального головного убора. Он представлял собой двухрядную медную цепочку сложного переплетения с одним единственным камнем. По периметру обода к звеньям прикреплялись металлические змейки, оканчивающиеся крошечными шариками. В результате лоб оказался украшен крупный топазом, а по обе стороны пробора среди волос прятались медные вплетения.

            Она поправила мягкие локоны руками в длинных белых перчатках и обула туфли на низеньком каблучке. Повторять страдания, как во время собственной инициации, ей не хотелось даже ради симпатии виконта. Между тем, его «официальная любовница» была готова к балу. Во всяком случае, внешне.

- Тогда прикажу подать карету. Рановато, но уже можно выезжать, - сказала Дайна, поднимаясь с некоторой ленцой с кресла. Она расправила крылья, поправила клинки за спиной и вышла из комнаты.

- Хорошо, - то ли запоздало комментируя предложение подруги, то ли окончательно решив, что наряд подходил для бала, произнесла Лея.

            Молодая женщина скользнула взором по так и не одетому под низ мифильному платью, оставшемуся валяться на кровати. Затем пришла к решению, что выбор был верным, и ещё раз сделала оборот вокруг себя перед зеркалом, после чего взяла с комода белый перьевой веер. В зале, если Ал’Берит, конечно, не захотел бы открыто поиздеваться, температура должна была быть подходящей для надетого на неё вороха тканей. Однако до этого помещения следовало ещё и добраться. А ей уже становилось слишком жарко. Лея раскрыла веер и, обмахиваясь им, крайне неторопливо спустилась по лестнице в холл.

            Кажется, шествие по ступеням заняло у неё чуть ли не вечность, потому что дыхание стало тяжёлым, а внизу уже с нетерпением поджидала Дайна. Демонесса решила вновь составить компанию своей госпоже на подобное мероприятие.

- Чего ты так долго? - буркнула воительница и, не дожидаясь ответа, произнесла: - Дейра уже готова.   

- Я тоже.

            Привычная дорога не стала дольше. Всё-таки дэзулты умели развивать невероятно высокую скорость, а кареты не являлись столь частым явлением в Аджитанте, чтобы образовывались пробки. Да и сами улицы никогда не были узкими, особенно ближе к центру. Разве что на Окраине попадались тесные переулочки, ибо дома там буквально прижимались друг к другу. Поэтому, хотя они никуда не торопились, время пролетело быстро.

- Первый заместитель наместника Аджитанта. Госпожа Пелагея! – занудно провозгласил церемониймейстер.

            Молодая женщина прошла в зал. Её взгляд тут же заскользил в поисках владельца замка, пропуская лица и морды иных гостей. Увидела его она практически сразу. Повелитель был одет в белоснежный фрак, выгодно выделяющий виконта среди окружающих.

- Госпожа Пелагея, - сам подошёл к ней Ал’Берит. Слегка поклонился и, дождавшись в ответ книксена, добавил: - Рад, что вы почтили своим вниманием наше общество.

- Я не могла себе позволить пропустить этот бал, - вежливо ответила Лея, вызывая у наместника улыбку.

            После чего он галантно предоставил её самой себе, предварительно представив одному из присутствующих демонов. Последнее заставило испытать неприятные ощущения, но повелитель, как хозяин бала, действительно был должен уделить внимание и другим гостям. Оставалось лишь ожидать дальнейшего. Более важного. Как то, открыл бы ли он танцы с нею? Или предпочёл общество иной особы?

            В этом зале ей довелось побывать лишь на собственной инициации. Он предназначался для исключительных торжеств. Поэтому Лея поспешно нашла причину покинуть общество нового знакомого и с удовольствием осмотрелась внимательнее. Она без опаски прошлась по скользкому полу к словно сотканной из тумана стене, украшенной картинами. От той веяло могильным холодом. Интуиция подсказала, что лучше было бы не дотрагиваться до мрачной дымки, хотя та и манила. Борясь с желанием всё-таки протянуть руку, молодая женщина отошла немного назад - ближе к колоннам, отливающим слабо искрящимся пурпуром. Так ей стало лучше видно и полотна. Правда, задержать на них взгляд не вышло - излишняя сосредоточенность на изображениях оживляла для смотрящего на них сюжеты. Создавалось впечатление просмотра фильмов. А те были совсем не во вкусе Леи.

            Так что первый заместитель прошлась вдоль помещения, попутно здороваясь с немногочисленными гостями. Некоторые, как и она, прибыли раньше срока.

            На постамент с троном на этот раз не возникало и намёка. Пол, представляющий собой стекло, под которым хаотично лежали скелеты, казался монолитным. Смотреть на него ей тоже не захотелось. Так что Лея подошла к противоположной стене, представляющей собой огромные арочные окна, украшенные по периметру каменными горгульями.

            Вид на город с этого ракурса завораживал. Казалось, будто она находилась и не на втором этаже замка вовсе, а на уровне десятого или одиннадцатого. Может, так оно и являлось на самом деле. После посещения Морского Зала в Бьэллаторе было бы сложно подобному удивляться!

- Вы стоите в такой задумчивости у окна, госпожа Пелагея, что, думаю, я не одинок в своих мыслях.

            Девушка немного повернула голову, в сторону говорившего и узнала в том Вердельита. Демон был одет в неизменно зелёные одежды и мягко улыбался. Его каштановые волосы от резкого поклона взлохматились, и он лихо поправил их пятернёй. Те всё равно легли не идеально, и Лее захотелось самой причесать их. Но желание осталось неосуществлённым. Она лишь тоже поприветствовала его и произнесла:

- Ваше превосходительство, вы как всегда говорите загадками. Ваши размышления для меня сокрыты.

            Вердельит тут же сделал шаг к ней, оказываясь совсем близко.

- Зато в глазах всегда можете прочесть - насколько вы очаровательны.

            Увы, Лее было нынче совсем не до приятных фраз демона. Она уже предостаточно вызвала гнев Ал’Берита, чтобы не наделать глупостей ещё и в таких простых моментах.

- Вы мастер комплиментов, - ответила молодая женщина, совершая плавный шажок назад, чтобы сохранить более приличествующую ситуации дистанцию.

- Легко быть искусным в обществе музы, - у него всегда и на всё находился свой чарующий ответ. - Вы способны воодушевлять и не на такие поступки. Поверьте, нынче мне стало жаль, что я не художник! С вашего облика можно было бы написать бесценную картину.

- Вы несколько преувеличиваете, - смутилась Лея, даже немного краснея.

- Ничуть! Облик прекрасной девы, неотрывно смотрящей вдаль, заворожил здесь, пожалуй,  многих.

- О, да. Ваше недоверие, госпожа Пелагея, основано лишь на том, что вы не видели себя со стороны в тот миг, - позволил себе вмешаться в беседу герцог Дзэпар.

            После краткого приветствия разговор возобновился. Вот только смущение Леи теперь стало необъятным. Она, чтобы хоть как-то скрыть его, начала обмахиваться веером.

- Бал в Аджитанте первый, посвящённый последнему событию. А ведь о нём было объявлено только несколько часов назад! Это безусловно делает честь Вам и Его превосходительству Ал’Бериту, но мне стоит сказать, я несколько удивлён, что торжество не состоялось в Бьэллаторе, - обратился к герцогу Вердельит, и Лея тут же обратилась в слух.

            Из-за чего организовано подобное торжество она не знала, но загадочная фраза: «По повелению  Его высокопревосходительства герцога Дзэпара» стала намного яснее. Виконт не смел опережать своего сеньора.

- В таком случае, я доволен. Само приглашение уже внесло оживление и интригу в происходящее.

            Вот уж в этом ей сомневаться ни капельки не приходилось.

- Искусство последнего вы довели практически до совершенства, - сделал комплимент герцогу Вердельит. Его многозначительный пристальный взгляд не ушёл от внимания девушки. Она опять не была в курсе каких-то значимых событий. - Не могу не заметить, я рад, что в вашей жизни до сих пор находится место для интеллектуальной беседы и тонкой игры.

- Мне доводилось быть свидетелем многих важных и решающих встреч, когда крушились репутации, надежды и даже миры. Такие события приносят бесценный опыт.

- Поэтому внимание Князя давно уже сосредоточилось на вас.

            Несмотря на спокойную и доброжелательную интонацию диалога, между собеседниками ощущались нарастающие холод и напряжённость. Последняя фраза вообще больше походила на предупреждение. Лея почувствовала себя несколько не «в своей тарелке», хотя её любопытство, жадно впитывающее информацию, кажется, находилось в состоянии эйфории.

- Возможно, нам стоит продолжить эту беседу в будущем. Кажется, мы наводим уныние на присутствующую даму, - вежливо заметил герцог, напоминая о бдительной слушательнице.

- Что вы! Я отнюдь не нахожу разговор скучным, - тут же запротестовала она, определённо желая сформировать в своей голове более чёткие догадки относительно темы обсуждения. Однако Вердельит не встал на её сторону.

- Пожалуй, вынужден поддержать вас, Ваше высокопревосходительство. В столь приятном обществе отвлекаться на банальности?… Возможно ли ещё надеяться на танец с вами, госпожа Пелагея? Я готов на коленях молить вас дать мне полюбоваться вами в мазурке!

            В его глазах засветилась такая умоляющая надежда, что молодая женщина не смогла отказаться, хотя этот танец, состоящий из сложных элементов, и недолюбливала. Конечно, она достаточно отточила своё умение в ней, тренируясь дома, но, если выпадала возможность, то на балу предпочитала той отдых.

- Мне доставит удовольствие танцевать с вами.

- Кажется, у меня есть шанс заслужить прощение, - пошутил, обращаясь к герцогу, Вердельит.

- Что же. Надеюсь, госпожа Пелагея не откажет и мне в приглашении на вальс?

            По чёрным глазам Дзэпара, лишённым белка, было сложно понять хоть какие-либо эмоции, но знание о них и не требовалось для ответа. Непосредственное начальство своего руководства всегда следовало уважать. Это Лея знала и по земной жизни.

- Не смею не оправдать и ваших надежд, Ваше высокопревосходительство.

            Понимание, что скоро так стали бы расписаны все танцы, её вовсе не обрадовало. Но на счастье к ним подошёл Ал’Берит, чтобы увести свою даму. Бал предстояло начинать. И открывал его полонез.

            Торжественное шествие, называемое танцем, под руку с повелителем несколько успокоило растревоженную душу девушки. Кажется, её положение в обществе не изменилось. И это уже было хорошо, пусть наместник Аджитанта и не сказал ни единого слова помимо самых необходимых.

- Я не хотела, - наконец прошептала Лея, уловив, что до конца композиции оставалось совсем немного.

            Ей обязательно следовало внести ясность в свой поступок. Ведь было бы ли ещё приглашение от Ал’Берита – неизвестно. А сумела бы она увидеть его вскоре? Тот не показывался ей на глаза со времени Питомника. Внутри же ощущался уже не только гнев, но и вина перед ним за произошедшее.

- Если речь о танце, то вам следовало сказать об этом несколько ранее, госпожа Пелагея, - официально ответил он. - Музыка скоро закончится, и возможно вам будет удобнее, если впредь я вас не побеспокою своим вниманием до конца бала.  

            Девушка почувствовала необъятную пустоту внутри себя. Пол и тот словно решил уйти из-под ног. Отчаяние овладело телом и разумом. Ей так захотелось возразить ему. Объяснить, что она только и жила ожиданием его приглашений. Что ей невыносимо, когда он становился столь далёким! Что если бы Ал’Берит не был порой так холодно беспристрастен, не проявлял постоянство в своих непредсказуемых демонических насмешках над ней, то она бы не стала ничего скрывать от Андрея! Ничего бы не произошло, если бы… он был человеком…

            Лея опустила голову.

            Ей очень хотелось возразить ему. Но она просто напросто не знала как.

            Между тем музыка прервалась на тонкой протяжной ноте. Ещё секунду назад та пронзительно звучала в воздухе и, вдруг, возникла резкая тишина. Танцующие застыли на мгновение. Ей показалось, будто весь мир неожиданно замер. Но это ощущение не имело ничего общего с действительностью. Пары поклонились друг другу, сбрасывая с неё наваждение. Ал’Берит подал Лее руку, чтобы отвести её в сторону, и ушёл прочь.       Молодой женщине пришлось осмотреться в поисках подходящего общества. Оставаться в одиночестве выглядело не очень-то приличным. После некоторых сомнений она всё-таки решила не подходить к Ахриссе. Вредная баронесса наверняка бы придумала как поиздеваться над человеком. Скорее всего, снова свела бы тему к отношениям первого заместителя наместника Аджитанта с её повелителем. А об этом и так думать было тошно. Вердельита тоже видеть не хотелось. Слишком много звучало от него раздражающих нынче комплиментов. Общество герцога после памятного бала в Бьэллаторе опротивело раз и навсегда. Граф Форксас и сам, мягко говоря, недолюбливал человека. Занудного Аворфиса она и так видела очень часто. Так что по истечении некоторого раздумья Лея решительно двинулась в сторону львиноголового Иариэля.

            На её счастье, тот отнёсся к ней весьма доброжелательно. Он составил приятную компанию, пока не откланялся, чтобы пригласить на танец другую особу. Так что девушка с сожалением покинула его общество. Увы, уделять слишком много внимания правилами тоже не дозволялось, а их обсуждение боевых арен почти покинуло вежливые временные рамки. Да и танец с трёхметровым демоном выглядел бы комично. Но очень быстро настала очередь вальса.

- Как хорошо, что мы не в Раю, - заметил герцог. - Там балов не бывает.

- Вы столь любите подобное времяпрепровождение, Ваше высокопревосходительство? - спросила она исключительно ради того, чтобы поддержать разговор.  

- Балы подходят для различных забав. Кто-то веселится в танцах. Кому-то ближе развлекающая беседа. Но чаще всего здесь вершатся и ломаются судьбы. Отнимаются жизни. И возвышаются избранные. Это своеобразное поле боя. А я воин, - в его чёрных глазах загорелся игривый огонёк азартного пламени.

- И что же произойдёт сегодня? – поинтересовалась она, не зная, что ещё сказать на такую эпическую тираду.

            Сердце же от его слов трепетно забилось в груди, словно маленькая испуганная птичка в клетке. Подобно той Лея и ощущала себя в обществе герцога - канарейкой, которую караулил опытный кот, до поры до времени делающий вид, что ему не было никакого дела до добычи. Она робела перед этим Высшим демоном, который действительно являлся великим. Боялась его… Хотя большинство демонов считало повелителя Аджитанта крайне эксцентричным, но в его странностях, на взгляд Леи, ему было свойственно и некое постоянство. Ал’Берит выглядел для неё продуманным до мелочей. Дзэпар же казался ей иным. Она ощущала в нём дикую спонтанность и некую яростную жажду. И это, пусть и неясное, жгучее стремление достичь чего-то грандиозного пугало её.

- Прекрасный бал, госпожа Пелагея. Жаль, что нет ярких сюрпризов.

            Она ничего не ответила, надеясь на скорое окончание вальса. Тот завершился. Дзэпар отошёл от молодой женщины, и она подошла к ближайшему демону, чтобы сказать пару фраз ни о чём. И вскоре хоровод лиц, состоящий из мимолётных знакомых, захватил её без остатка. Он выпивал из неё все силы, даруя самое блаженное сейчас – возможность не думать.

- Госпожа Пелагея, у вас прекрасный наряд, - сделала комплимент супруга Аворфиса, подойдя к Лее, только что танцевавшей с её мужем. Барон подал жене свою руку, и та галантно приняла приглашение, кротко улыбаясь.

- Что говорит о хорошем вкусе, - добавил коллега, с нежностью поглядывая на свою хрупкую спутницу.

            Первый заместитель ощутила резкий болезненный укол от его взгляда, как если бы кто-то ударил её кинжалом в спину. Но боль была исключительно душевной.

- Благодарю, - только и успела ответить она. Пришлось прерваться на полуслове, ибо подошёл слуга.

- Прошу вас принять напитки. Его высокопревосходительство герцог Дзэпар скоро начнёт речь.

- О! – изумилась демонесса. – Мне ещё никогда не доводилось пробовать «Тлен Победы».

- Наконец-то настал соответствующий для него повод.

- Это какой-то традиционный напиток? – как бы ненароком полюбопытствовала Лея.

            Вопрошая, она присмотрелась к золотистому искрящемуся киселеобразному содержимому прозрачного бокала, источающему приятный терпкий аромат, внимательнее. Молодая женщина не смела напрямую спросить никого из присутствующих, что являлось поводом для бала, ибо не хотела показывать свою неосведомлённость. Но всегда можно было пойти и иным путём.

- Да. И для него есть только один причина – поражение Рая. Поэтому он так и называется. Ибо победа над тем, что является неотъемлемой частью твоего бытия, не более чем превращение себя в тлен, - восторженное благоговение на лице Аворфиса не позволяло задавать какие-либо уточнения. А очень хотелось. - Пожалуй, не ошибусь, если замечу, что вы будете единственным человеком, которому удастся вкусить его.

- А оно для людей безопасно? – тут же забеспокоилась она. Ей вот уж точно не хотелось становиться подопытным кроликом.

            Аворфис и его супруга сдержанно улыбнулись, стараясь не рассмеяться.

- Он содержит кровь Высших ангелов, - сказал второй заместитель, как если бы это поясняло абсолютно всё.

            Кажется, коллега определённо думал о ней значительно лучше, чем следовало. Для Леи фраза прозвучала весьма и весьма неопределённо. Более того, напиток стал выглядеть для мнительной девушки ещё сомнительнее. Воображение нарисовало жуткие пункты приёма крови советских времён, где невероятной красоты создания с белоснежными перьевыми крыльями, боязливо закатывая глаза при виде острой иглы в руках ворчливой суровой лаборантки, мужественно сдавали свою кровь на нужды Ада…

            Пить подобное расхотелось окончательно! И всё равно, кто там являлся донором. Хоть ангелы, хоть демоны. Вселенная прекрасно могла обойтись и без дарования ей такой чести первоиспытателя!

- После этого я стану бессмертной? У меня вырастут крылья? Или ещё какая мутация начнётся? – запаниковала вслух Лея, стараясь припомнить если не легенды и мифы, то сюжеты фантастических фильмов.

            В голове же возник ещё один вопрос, заданный почему то ехидным голосом Дайны. Звучал он, с акцентом на первое слово, так: «Интеллект повысится?». 

- Ничего подобного произойти не должно, - решила пояснить с улыбкой демонесса, глядя на (пусть и в силу разных причин) ярко выраженное недоумение на лицах обоих заместителей наместника Аджитанта. – Кровь – это великолепный источник энергии. А ангелы сами по себе очень могущественные существа. Так что из-за резкого притока силы происходит прилив эйфории. И здесь важно подстроить свой организм под него. Иначе можно нарушить многие процессы.     

 - Пожалуй, нам стоит прекратить обсуждение. Его высокопревосходительство готов к речи, - заметил Аворфис, уже вернувший себе прежний невозмутимый облик.

            Лея же сдержала свой следующий вопрос и с опаской повертела бокал в руках. Молодая женщина ощутила, что ей прилюдно подсунули сильный яд. «Подстроить свой организм» она явно бы не сумела. Так что, похоже, Ал’Берит нашёл красивое решение как избавиться от неё. Нарушение внутренних процессов наверняка означало серьёзные проблемы здоровья. Они вполне привели бы к мучительной гибели и… яркому завершению её жизненного пути как заместителя наместника Аджитанта.

            «Пить или не пить? Вот в чём вопрос», - подумала она в стиле Шекспира, испытывая гамлетовские мучения сомнений.

- Позвольте предложить вам нечто иное, - протянул ей другой бокал Ал’Берит.

            Мысли настолько захватили её, что Лея не заметила, как тот подошёл. Подаваемая им ёмкость была копией той, что она держала. Содержимое тоже оказалось весьма сходным по цвету с «Тленом Победы», но слегка пузырилось. Брать в рот этот напиток тоже не хотелось, но, кажется, зато вопрос решался сам собой.

            «Наверно, это ещё более сильный и мучительный яд», - выдал предположение оптимистичный разум.

            Руки же сами приняли бокал. Повелитель тут же забрал у неё первый кубок и отставил на поднос, проходящего поблизости, слуги.

- Мне очень приятно находиться здесь. Среди столь великолепного общества, - начал свою речь герцог. У него был громкий, хорошо поставленный голос, добавляющий облику ещё больше величия. Даже традиционный золотой венец над обручем костяных наростов стал смотреться словно корона. – Думаю, не я один хочу принести благодарность за такую прекрасную организацию хозяину бала!

            Дзэпар указал ладонью в сторону виконта и слегка поклонился. Гости последовали его примеру. Ал’Берит принял благодарность ответным кивком головы, прижимая руку к груди. После чего мягко улыбнулся, давая понять, что всем стоило восстановить тишину для продолжения речи.

- Последнее время ознаменовано великими переменами. Искоренение человечества обернулось не на пользу Раю и Аду. Тенденции развития нового существа уже причинили неоправданный ущерб Земле и нашим интересам. И, как вам известно, после размышления над событиями последних дней и складывающимися условиями было решено стабилизировать ситуацию при помощи экстраординарной меры. Был подан протест, и Царь Сущего принял его!

            Гости восторженно зааплодировали. Лея непонимающе посмотрела на Ал’Берита, ожидая, что тот хоть что-то пояснил бы. Но демон просто стоял рядом, не обращая на неё более никакого внимания. Хищная улыбка на его лице говорила о том, что он был крайне доволен.

- Дополнительное соглашение вступило в силу! И хотя всенепременно продолжится наше движение вперёд как единого народа - Рай, как и когда-то, стоит перед Адом на коленях! Восторжествуем же! С этого дня начинается новое исчисление миров!

            Под конец речи голос герцога стал подобен грому, пронзающему небеса в погожий ясный день. Лея не думала, что можно было сказать ещё громче, но Дзэпар высоко поднял свой кубок и провозгласил:

- Во Славу Князя Светоносного!

- Во Славу Князя! – поддержал слаженный хор голосов несколько раз.

            От звука, казалось, содрогнулся весь зал. Молодая женщина испуганно вжала голову в плечи, ожидая, что вот-вот рухнул бы потолок. Пальцы же непроизвольно сжались на ножке кубка, как если бы тот вдруг стал неожиданной опорой. Не будь жидкость в бокале столь густой, напиток точно разлился бы на пол.

- Пейте, моя дорогая, - услышала она неожиданно для себя тихий знакомый шёпот у самого уха. – Это то, за что вам стоит выпить.

            Ал’Берит впервые обратился к ней так. Лея вздрогнула, даже не обратив внимание на смысл остальных слов. Просто зачарованно поднесла бокал и отпила глоток, ибо в горле неожиданно пересохло. Вкус она ощутила слабо, лишь отметила чрезмерную солёность напитка, резко возвращающую её на землю.

- В него тоже входит кровь ангелов? – с подозрением спросила девушка.

- Нет. За это вам не стоит беспокоиться, - ответил Ал’Берит, и не думая никуда отходить от неё.

            После напитка захотелось выпить стакан воды. Или два. Так что на второй глоток её не хватило, но большего вроде и не требовалось. И так получилось достаточно прийти в себя, чтобы не просто радоваться возникшей ситуации, но и подумать, как стоило бы воспользоваться той. Повелитель вновь удостоил её своим вниманием. И, возможно, она бы и придумала, как удержать его подле себя иначе, но сказалось желание подробнее узнать о сказанном Дзэпаром. Тем более что вокруг них образовалось достаточно свободное пространство, и можно было позволить себе подобную роскошь.

- Значит, прототип не оправдал себя?

            Она прекрасно знала - не следовало просто напрямую спрашивать, что имел ввиду герцог. Речь была услышана. Так что ей было должно уяснить её и задавать только уточняющие вопросы.

- Вы верно поняли, - коротко ответил наместник.

            Его первый заместитель повертела в руках кубок, думая сделать ли всё же ещё глоток. Напиток ей не пришёлся по вкусу, но принесённое им ощущение напомнило об оливках. Когда довелось попробовать их впервые - вовсе не понравилось. Но жизнь шла. В гостях получилось вкусить их во второй и в третий раз. И постепенно к ней пришло понимание, что, в принципе, есть это было можно. И даже вполне. А через некоторое время она даже осознала, что почему-то выискивала на праздничном столе именно их… А затем начала и закупать домой…

- И что же будет с Землёй? – задала Лея самый важный для себя вопрос.

            Молодой женщине представилась обетованная земля, которую заполонили резко размножившиеся дикие звери и птицы. Наконец-то исчезла основная угроза для них! И вот он – странный мир без разумных существ. Прекрасный. Первобытный. И остатки цивилизации легко затерялись бы среди новых побегов диких трав. Занесли бы их несдерживаемые пески пустыни. Утонули бы в освобождённых от плена плотин реках.

            «Нет», - резко возразил разум. – «Демоны не позволят ничего такого. Производство кристаллов душ не смеет прерваться».

- Кто теперь станет жить на ней? – уточнила она.

- Вы имеете ввиду, кто же теперь станет аккумулятором энергии? – Ал’Берит мягко и как-то по-кошачьи улыбнулся. – Что же. Вернёмся к людям.

- Жители Питомника смогут вернуться домой? – невероятно обрадовалась Лея и потому произнесла вопрос чуть громче, чем следовало бы.

            Кажется, её задумка удалась! Подумаешь, что демоны насмехались, но получилось спасти хоть часть человечества. Пусть невероятно крохотную! Та всё равно сумела бы дать новый росток. И, может, лучше прежнего. Цель и стремления оправдались! Во истину! За такое можно было залпом выпить и не один бокал самого гадкого напитка! Она поднесла сосуд к губам, чтобы сделать ещё один глоток.

- Ни в коем случае, - мгновенно прервал её ощущение детской радости виконт.

            От столь резкого падения «с небес на землю» Лея подавилась и чуть не закашлялась. Чтобы избавиться от противного ощущения в горле, молодая женщина снова сделала пару глотков противной жидкости, всё-таки не ставшей для неё вкуснее.

- Эти люди входили в процент погрешности, - продолжил Ал’Берит. - То, что они не умерли, а были использованы иначе, не меняет ничего в отношении них. Они заменили прежних в Питомнике. Это было незапланированное, но очень удачное обновление. И не только в плане освежения человеческого материала. Будучи одобренным Раем, оно не несёт риска быть вынужденно уничтоженным в случае визита ангелов.

- Какой погрешности? – насторожилась Лея.

            Она уже слышала это словосочетание. И, кажется, от Иариэля. Но последующие события словно стёрли из памяти, возникшие в связи с этим словом, вопросы. А сейчас они оживали вновь.

- Необходимо было полностью устранить людей. Но как бы аккуратно не происходила зачистка, всё равно существовала вероятность возникновения различных нежелательных нюансов. И для них имелся чёткий критерий по численности. Иначе - процент погрешности.

- Ну да. Кто-то же должен был выжить, - девушка нахмурила лоб, осознавая, что не особо уловила суть.

- Напротив. Умереть, - ошарашил её демон. Он определённо наслаждался внесённой им сумятицей и не спешил раскрывать карты.

- Не понимаю, - растерянно призналась его первый заместитель, забывая, что при повелителе не стоило бы произносить таких слов.

- Я бы попросил вас выражать свои мысли яснее, госпожа Пелагея, - с оттенком суровости потребовал Ал’Берит. – Иначе наш разговор перейдёт на домыслы и догадки. Вам же, кажется, интересна определённость.

- Почему процент погрешности не связан с выживанием? – напрямую задала она вопрос.

- Вы так и не изучили договор, - демон нахмурился и сердито наклонил голову, как если бы действительно ожидал обратного… А как она могла хотя бы бегло просмотреть тот фолиант?! - Чрезвычайно легкомысленно с вашей стороны. Я крайне недоволен вами.

- Прошу прощение, Ваше превосходительство. Его язык оказался слишком сложен для моего понимания, так что более внимательное чтение было мною отложено, - пояснила девушка.

             «На далеко и долго, стремящиеся к бесконечности», - мысленно добавил мозг.

- Если вы настолько примитивны, как и самый обычный человек, то вам подходит место на арене для развлечений, а не нынешняя должность… Это не те слова, что я жду от своего первого заместителя! - холодно произнёс он.

            Последнее предложение было сказано ещё и достаточно громко, чтобы привлечь окружающих. Демоны с любопытством переключили своё внимание с разговоров на Лею. Они понимали, что происходило нечто из ряда вон выходящее, и, наслаждаясь нетривиальным зрелищем, ожидали дальнейшего развития событий. Воцарилась тишина.

- Господа! – между тем, отходя на несколько шагов от молодой женщины, зычно обратился к гостям хозяин замка. – Вот и настала пора закрывать бал! Но прежде чем прозвучит музыка последнего танца, хотел бы предложить вам иное развлечение.

            Он сделал небольшую паузу, заставившую сердце Леи выпрыгивать из груди. Она поняла, что попалась. Как же легко проглотила наживку!

- Не томите же нас, виконт! – не сдержалась Ахрисса и очаровательно улыбнулась в предвкушении.

- Замена человечества оказалась крайне далека от совершенства, - неторопливо и издалека начал Ал’Берит. – Не буду излишне вдаваться в подробности того, что сущность планеты так и не стала передавать свою энергию ни прототипам, ни их потомкам, рождённым даже на самой Земле. Более того, в скором времени они начали утрачивать разум, приходя в неконтролируемое бешенство, распространяющееся неимоверно быстро, подобно вирусу. Агрессия против всех существ, включая самих себя, грозила необратимыми последствиями жизни в мире.

- Пожалуй, я вынужден поддержать пожелание прелестной баронессы, - нетерпеливо произнёс герцог Дзэпар. Всё это было ему давным-давно известно. Как и остальным гостям. За редким исключением.

- Госпожа Пелагея, скажите, вы расцениваете, что люди являются более совершенным видом? – поинтересовался повелитель.

            Ал’Берит достаточно чётко описал основные проблемы. Отрицательный ответ же требовал более подробного знания. А его у неё не было. Совсем. Любой уточняющий вопрос заставил бы её показать перед всем высшим светом своё ничтожество... Простил бы ей такую публичную оказию повелитель? Уж наверняка нет. Так что Лее оставалось только согласиться. Шанс, что всё ещё имелась возможность избежать более неприятных последствий при таком выборе, стоил того, чтобы рискнуть.

- Именно они возвращаются на Землю. Да и ваши собственные слова не оставляют и тени сомнений в лучшей приспособленности к жизни, - уверенно ответила она, стараясь, чтобы ответ не выглядел исключительно только её точкой зрения.

- Человечество выиграло в сражении за целый мир, хотя и не участвовало в битве ни коем образом. Достаточно несправедливо! Не так ли? – Ал’Берит обвел гостей возмущённым взглядом и продолжил: – И при этом люди, в лице моего первого заместителя, считают себя полноценными победителями.

- Вы предлагаете проверить, как обстоят дела на самом деле? – прозвучал чей-то уточняющий вопрос.

- Да, господа, - громко произнёс наместник, тотчас снова привлекая к себе всеобщее внимание. – Пожалуй, сегодня я позволю себе маленькую прихоть.  

            Последнее, что ей довелось увидеть, прежде чем удариться о жёсткий камень, так это как Ал’Берит, улыбаясь, беззвучно хлопал в ладони, а Ахрисса откровенно захихикала, легко разгадав задумку. Достаточно пышная юбка смягчила удар коленями, но руки оказались беззащитны. Тонкие перчатки спасли от царапин, но не более того. Хорошо ещё, что она, подобно кошке, приземлилась «на лапы», а не ударилась спиной. Лея встала и сразу же посмотрела наверх.

            Понимание пришло мгновенно - она оказалась в яме.

            Много раз на вечерах в Аджитанте ей случалось наблюдать одно из любимейших развлечений Ал’Берита. Совершенно неожиданно для провинившегося в чём-либо гостя пол пропадал, и несчастный падал на дно арены для сражения с заранее известным исходом. На памяти девушки в таком бою выжил всего один демон. Этим он, видимо, заслужил прощение, и всё же на светских раутах с тех пор держался ближе к стенам… Но до сих пор это происходило только с мелкими подчинёнными. И никогда при таком количестве Высших демонов.

- Достаточно оригинальный способ разрешить различие во взглядах, - заметил герцог, подходя ближе к краю и с любопытством заглядывая внутрь.

- Никогда не принимал для подобного тривиальный спор. Ведь он ни что иное, как насильственное и настойчивое навязывание своей точки зрения. Это привилегия низших существ, желающих, чтобы окружающие были по образу и подобию их, - высокомерие пронизывало всё окружающее пространство вокруг наместника Аджитанта.

- Соглашусь с вами, - поддержал его Дзэпар. - Если достойные теоретические аргументы у оппонента отсутствуют, то всегда стоит обратиться к практическому разрешению вопроса. Смоделировать ситуацию.

            Слышать продолжение разговора ей не хотелось. Смотреть наверх в поисках сочувствия и поддержки тоже было бессмысленно. Поэтому она опустила взгляд. Стоило сосредоточиться на том, что окружало её саму.

            Арена представляла собой каменную широкую округлую яму со стенами высотой метра в три. Может, чуть больше. Высота оказалась именно такой, чтобы было невозможно выбраться, но мысли об этом всё равно возникали.

            «Какое извращённое издевательство», - мимоходом подумал мозг.

            Осознав бесперспективность этого выхода, девушка продолжила исследовать пространство. Однако то выглядело весьма однообразным. Ровный пол. Не имелось укрытий или чего-либо ещё наподобие. Лишь напротив друг друга располагались две очень плотные решётки, за каждой из которых сидело некое белёсое существо. Кажется, те и являлись тем самым загадочным прототипом, с которым ей предстояло биться.

            Впервые в жизни Лея жалела, что самонадеянно отказалась от уроков Дайны по самозащите. Хотя, в её арсенале присутствовало кое-что ещё…

            Первый заместитель прищёлкнула пальцами, стараясь вызвать огонёк, но ничего не вышло. Она повторила действие. Безрезультатно. Кажется, Ал’Берит продумал и это. Бой должен был бы стать «честным».

            Ноги противно задрожали. Она никогда не думала, что умерла бы вот так.

            «Ты! Успокойся сейчас же!» - приказал себе разум. Это оказалось невероятно сложно, но, вроде бы, у неё получилось.

            Между тем решётки начали очень медленно подниматься. Существа за ними задёргались, стремясь скорее вырваться наружу. Они издавали странные звуки. То ли рычали, то ли агрессивно пищали, наводя ещё больший ужас. Бледные руки с длинными заточенными ногтями, отдалённо похожие на человеческие, стали тянуться наружу. Твари пытались как можно скорее выбраться. С ужасом Лея сделала шаг назад, вжимаясь в стену. Ей очень хотелось превратиться в мышку, чтобы визгливо пискнув умчаться в некую спасительную норку!

- Двое против одного! Это не разрешение поднятого вами вопроса. Эксперимент будет не чистым, - недовольно послышалось сверху.

            Молодая женщина тут же с надеждой подняла голову кверху, чтобы узреть своего благодетеля. Им оказался Иариэль. Быть может, его ангельски бирюзовые глаза действительно могли нести свет добра и её всё же бы вытащили из этой жуткой ямы?

- Всем известно сколь ревностно вы относитесь к честности наказаний и сражений. Так что, если Ваше высокопревосходительство считает, что происходящее требует коррекции, то я не посмею вам перечить, - нехотя согласился Ал’Берит.

            Решётки тут же прекратили подниматься. Пространство под ними оказалось ещё слишком мало, чтобы существа могли выбраться. Но достаточно, чтобы Лея смогла их рассмотреть.

            Пожалуй, прототип больше всего напоминал пришельцев, как их обычно любили изображать уфологи. Это были определённо гуманоиды, хоть и с несколько вытянутыми телами, на которых не виднелось ни одного волоска. Они обладали чрезмерно большой головой, на которой зеленоватыми змейками пульсировали толстые вены, хотя остальная кожа выглядела просто сероватой и сморщенной. Их огромные карие глаза с красными белками из-за лопнувших сосудов метались из стороны в сторону, словно у бешеных зверей, и не говорили о наличии интеллекта. Впечатление усиливалось непрерывно капающей из небольшого рта синеватой слюной. Ровные крупные пластины зубов скрежетали, соприкасаясь друг с другом. Существа противно шипели. И, несмотря на то, что мышцы их не казались достаточно развитыми, двигались невероятно быстро и явно обладали существенной силой. Когда решётка прекратила своё движение, они даже начали расшатывать прутья. И вполне удачно.

- Вот только как исправить ситуацию? Желаете ли вы убрать одного бойца? Или дать преимущество человеку? – радушно поинтересовался Ал’Берит.

- О, нет! Когда на арене появляется гладиатор, то для него уже нет обратного пути. Победа или кровь! И потому решение одно, - не сомневаясь, ответил Иариэль.

            После чего львиноголовый демон пристально посмотрел на Лею, и в воздухе перед девушкой возникли два одинаковых простых кинжала с острыми блестящими лезвиями в три четверти локтя. Радужные разводы на металле намекали, что оружие не из простой стали, но «одарённая» всё равно осталась недовольна. На её взгляд справедливости в бою куда больше бы добавил автомат Калашникова. Ей даже резко расхотелось благодарить Иариэля за вмешательство. Однако она всё равно схватилась за обёрнутые кожей рукояти. Решётки начали подниматься.

            Умей она метать ножи, то могла бы бросить каждый из кинжалов в противника. И всё бы закончилось. Но Лея не умела. А потому понимала, что, скорее всего, при таком раскладе вновь оказалась бы безоружна. Не стоило лишать себя последнего шанса.

            «Что там говорил Ал’Берит?» - неожиданно намекнула память.

            Ей тут же вспомнились слова демона, что прототип стал утрачивать разум и проявлять неконтролируемую агрессию. Значит, в её арсенале имелось ещё одно из самых важных орудий человечества - интеллект. Не сказать было, что это являлось глобальным подспорьем в её случае, но факт казался утешающим… и после его осознания предстоящий бой стал ассоциироваться со схваткой с зомби из малобюджетных фильмов.

            «Инфекцию бы какую не подхватить», - сработал разум, всегда готовый отвлекаться на любую несущественную ерунду.

            Мысленно Лея чертыхнулась от столь «полезного» собственного замечания, ибо одна из тварей сумела всё же протиснуться на арену, обдирая до крови шкуру об острые края решётки, а план действий так и отсутствовал.

            Атаковать первой девушка боялась. Мышцы словно одеревенели. Да и это означало отойти от стены и лишиться защиты со спины.       Пальцы до болезненного хруста стиснули рукояти кинжалов. Лея понимала, что если сразу не сумела бы нанести тяжёлые раны, способные привести к летальному исходу, то бой предстояло проиграть. Длительную драку с диким свирепым противником, готовым пустить в ход зубы, ногти и прочий природный арсенал, она не выдержала бы. Ожидать, что едва подрезанный противник сделал бы приятное и рухнул без сознания, не приходилось.

            Существо же, не раздумывая, резко бросилось к ней, вытягивая кривые тонкие руки. Практически сразу вырвалась и вторая тварь. Все благоразумные мысли тут же улетучились. Сработал инстинкт – ойкнув, молодая женщина отпрыгнула в сторону с пути бешеного создания. Юбка весьма помешала передвижению. Придерживать подол, держа в руках кинжалы, она не могла. А потому запнулась в ворохе тканей и, матерясь, упала на пол на спину. Сверху послышался хохот зрителей.

            Что же. Опозориться Лея всегда умела легендарно!

            Однако, пребывая в таком неудобном положении, ей оказалось почему-то значительно легче начать сопротивление. Она тут же со всей силы пнула ногой по низу живота ближайшую из тварей, не ожидавшую такого подлого манёвра. Низкий каблук, конечно, не превратился в острую шпильку, но вдавился в тело изрядно. От удара прототип, а судя по физиологии он был мужского пола, согнулся пополам и на некоторое время выбыл из боя, чтобы через истеричное визжание и скуление постепенно приходить в себя. Всё же он являлся живым созданием, а не лишённым чувствительности зомби. Второй противник не обратил на эти страдания никакого внимания. Он скрючил пальцы и бросился в атаку. Воодушевлённая своим удачным приёмом Лея решила повторить тактику. Но не вышло. Тот увернулся и упал на неё сверху.

 

            В далёком детстве Леи произошла одна история. Девочка заметила, что в бабушкином сарае соседская кошка принесла котят. Детёныши были уже достаточно взрослыми, месяца по полтора, когда она узнала об их существовании. Как и любому ребёнку, ей, конечно же, захотелось поиграть с ними. Но те росли дикими, и не отзывались на обычное подзывание. Старая подсобка закрывалась на большой висячий замок. Между расшатанной дверью и стеной оставалась лишь узкая щель. Как раз такая, чтобы проползти пушистому семейству. И вот однажды кошка вывела потомство на улицу. Они играли и резвились, пока не настал момент возвращаться в уютный домик. Но там, в нескольких шагах от логова, их уже поджидал ребёнок.

            Котята замерли, воспринимая человека как опасность. Кошка тоже неуверенно остановилась. Тискавшую её Лею она знала, но играть с детёнышами позволять не хотела. Девочка же присела на корточки и приготовилась ловить зверьков. И один из них, наверняка самый храбрый, метнулся к двери сарая. Детские ручонки сжали мохнатое тельце.

            «Попался!» - обрадовалась она, прежде чем закричать от боли.

            Мягкий пушистый комочек превратился в наиопаснейшее оружие. Тот выпустил тонкие острые когти и, намертво вцепившись в ладонь клыками, пустил их в ход. Пальцы разжались. Она попыталась стряхнуть угрозу, но котёнок держался крепко. Наконец, второй рукой ей удалось отцепить его и откинуть в сторону. Удалец тут же, злобно сверкнув глазами, умчался в подсобку. За ним последовало и остальное кошачье семейство. А девочка осталась сидеть на земле, воя, и прижимая к себе окровавленную конечность.

            Простой крохотный детёныш изодрал ладонь так, что ещё неделю она ходила с перевязкой. Он не думал об опасности. Не сомневался. Лишь действовал так, как если бы от этого зависела его жизнь.

 

            И вот теперь ей довелось ощутить себя эдаким котёнком. Злобно зашипев, Лея, выронив один из кинжалов, вцепилась за дряблую кожу на груди безумного создания, как за одежду, чтобы тот не дотянулся зубами до её шеи. Стараясь держать оскаленную пасть на расстоянии, ногти, несколько прорезая тонкую ткань шелковистых перчаток, без раздумий впились в плоть. Синеватая слюна закапала ей на лицо. Пальцы твари же ухватились за верхний край корсета в намерении разодрать её грудную клетку. Тело девушки находилось меж раздвинутых ног существа, стоящего на коленях. Так что на удары нижними конечностями больше полагаться не приходилось.

            Поза противников стала на мгновение весьма сходна с постельной сценой. Видимо промелькнувшая мысль об этом, хотя Лея на ней и не сосредоточилась, заставила её неосознанно резко принять сидячее положение, кусая существо за ухо. Зажатый в одной из рук кинжал при этом неглубоко вошёл под рёбра прототипа. Тот зарычал и через мгновение уже оказался под самой девушкой. Она сумела перевернуть его! Откуда для этого взялись силы – оставалось только гадать. Голова твари звонко и с хрустом ударилась о камень, оставляя кусочек мочки у неё во рту, но взамен пятерня провела глубокие царапины на её плече. Лея вскрикнула и, не раздумывая, несколько раз воткнула кинжал в живот противника, проводя сверху вниз. Брызнула кровь. Наружу показались красные и трепещущие внутренние органы, но он не затих, как обычно принято в фильмах. Похоже, в агонии и состоянии аффекта, тот просто забыл, что ему следовало бы умереть! Он душил свою жертву и всё ещё стремился дотянуться до её шеи зубами, в результате чего лезвие кинжала с каждой атакой лишь глубже проскальзывало в его тело.

            Молодая женщина захрипела. Хватка слишком сильно сдавливала горло, но она не могла освободить свои руки, чтобы избавиться от захвата. Иначе бы тварь просто перегрызла ей глотку. Рот приоткрылся, позволяя языку вывалиться наружу. Сознание закружилось, но сдаваться Лея не была намерена. Она снова воткнула кинжал. На этот раз у неё, видимо, получилось нанести более серьёзный урон, либо же силы наконец-то покинули соперника. Руки существа ослабли, и она, кашляя, вырвалась из этих смертельных объятий.

- Что-то я больше не уверен, что именно прототип оказался склонен к берсеркской агрессии, - послышался задумчивый голос герцога наверху.

            Его слова вызвали в ней некую волну, схожую с эйфорией. Сжимая в окровавленной перчатке кинжал, Лея развернулась к оставшемуся противнику.

            Как выяснилось, второй клинок она выронила зря. Существо как раз поднимало острый нож. Девушка напряглась, ожидая наихудшего, но тот швырнул оружие, словно камень. Похоже, в своей жизни ему ещё не доводилось сталкиваться с подобными предметами. Клинок ударился о стену и с гулким звоном прокатился по каменному полу.

- Ну же. Иди сюда, - чужим хриплым голосом начала она подзывать врага.

            Прототип уставился на неё вполне разумным удивлённым взглядом, но через мгновение его глаза словно вновь заволокла дымка. Рот снова раскрылся, угрожающе обнажая зубы. Движения существа были молниеносными. Как будто секунду назад он стоял на отдалении, и неожиданно оказался прямо перед ней.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: