Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

Глава 2.

 

            Роххар вёл их пустынными узкими коридорами тайного хода, временами переходящими в небольшие комнаты.

            «Замок в замке», - мрачно подумала Лея.

            Ноги уже подкашивались от усталости и впечатлений, а проводник всё так же уверенно шёл и шёл вперёд. По пути Лея попыталась перемолвиться с блондинкой, но на них так рявкнули, что обе решили до поры до времени помолчать. Лишь держались столь близко друг к другу, насколько это было возможно.

            В конце концов, демон отодвинул люк над узкой винтовой лестницей, и Лея вновь увидела чёрное небо, на миг рассечённое особо длинной, ветвистой молнией. Они вышли из небольшого строения, вроде беседки, в центре, если так можно сказать, сада камней.

Бурую почву усеивали валуны причудливых форм. Сад со всех сторон окружало трёхэтажное квадратное здание из серого камня с плоской крышей, на которой по всему периметру находилось зубчатое ограждение. В сочетании с узкими окнами, строение производило впечатление бастиона. От беседки в дом вело три массивных металлических двери, расположенных на одной и той же стороне здания. Без тени сомнения Роххар повёл их к левому проходу. За ним оказался короткий коридор, оканчивающийся не менее грозной и внушительной дверью. Там, почти сливаясь со стеной из-за цвета камня, стоял ещё один серокожий демон. Он был всего на две головы выше Леи, и гребни только начинали проклёвываться. Не обратив внимание на юного соклановца, взрослый демон начал уверенно спускаться по лестнице. В отличие от замка Ал’Берита, здесь нигде не было готичных украшений из черепов и костей, но своей пустотой и лаконичностью впечатление здание производило не менее угрожающее.

            Внизу оказалось нечто вроде тюрьмы. Около десяти маленьких комнат, расположенных полукругом, с зарешечёнными передними стенами. Каждый прут ограждения и стены были расписаны непонятными символами. Шаги вошедших эхом разносились по всему помещению. Акустика усиливала каждый шорох. Демон разместил девушек по отдельности в соседних камерах почти в центре и ушёл.

            Лея, сняв ремень, натирающий шею, осмотрела свою темницу. Даже для неё та оказалась небольшой. Если здесь держали и демонов, то им было крайне тесно. Никаких предметов обстановки. Только стены и пол. Лишь в дальнем от входа углу размещался большой каменный блок, прикрытый металлической пластиной толщиной в полсантиметра. Лея дотронулась до неё. Плита оказалась очень тёплой, жарче окружающего воздуха, но, кажется, её можно было сдвинуть. Приложив немало усилий, девушка приподняла тяжёлую ношу и прислонила к стене. Её взору предстало большое отверстие, открывающее вид на раскалённую добела поверхность металла в метрах трёх ниже уровня пола. Видимо, таковы были местные удобства. Но Лея возрадовалась и этому. Низ живота давно напоминал о том, что пора справить естественную нужду. Быстро стянув джинсы, девушка с наслаждением присела на край блока. Раздалось лёгкое шипение.

- Эй, - послышалось из соседней камеры через несколько секунд, заставив Лею немного вздрогнуть.

- Я тебя слышу, - ответила она, надевая одежду обратно. - В углу есть каменный блок с металлической плитой. Кажется, это туалет.

- Да, вижу, - их негромкие голоса, почти шёпот, разносились по помещению, явно доносясь до ушей демона, стоящего наверху.

- Как тебя зовут?

- Ирина. А тебя?

- Пелагея. Лучше просто Лея, - фраза вылетела машинально.

- У меня одноклассницу так звали. Мы ее Полей называли.

- А мне больше Лея нравится, - мысленно чертыхаясь, твёрдо ответила девушка. Может, кому-то и по душе такое сокращение, но ей быть «Поляной» никак не хотелось.

- Лея, так Лея, - равнодушно смирилась собеседница, - Лея, а ты чего-нибудь понимаешь? Что происходит?

- Немного. Но ты же слышала, что этот повелитель говорил? Кажется, нас собираются продать.

- Ты не поняла. Где мы? Как?

            Кажется, Иру тоже заботили вопросы, столь сложные для формулирования. Ответить же на них и подтвердить или рассеять страхи было невозможно. Повисло горькое молчание, и подруга по несчастью продолжила, всхлипывая:

- Я сначала обрадовалась, когда увидела тебя и мужчину. Но когда тот стал копну шерсти кнутом хлестать, показалось что всё. Это конец…

- Ты лучше скажи, что с тобой? У тебя одежда в крови.

- Я торопилась на учёбу, вдруг какой-то урод хватает меня и прижимает к стене, держа за шею. Вся жизнь перед глазами пронеслась! Я не знала, что он сделает. Просто изнасилует или ещё и убьёт, - судя по голосу, Ира всё-таки разревелась, но она бессвязно продолжила рассказ, как могла. Кажется, ей очень нужно было выговориться, чтобы хоть как-то вернуть душевное равновесие. - И вдруг твоё лицо мелькает, а дальше темнота. Ощущение невесомости. Я помню, что закричала. А затем очутилась в каком-то помещении без окон в центре непонятного символа вместе с тем мерзавцем. Почти сразу откуда-то возник чешуйчатый монстр. Мне показалось, что меня накачали наркотиками, и всё это наркотический бред!

- Сомнительно. У меня аналогичные образы, - печально возразила Лея.

            Объяснение Ирины показалось ей удачным, но оно не очень-то и стыковалось с действительностью. Если только блондинка сейчас не мерещилась и ей самой.

- Я снова закричала. Они же о чём-то быстро переговорили друг с другом, но ни одного понятного слова так и не произнесли. А потом монстр сильно ударил того мужика и подошёл поближе ко мне. Вокруг стояла отвратительная вонь, меня чуть не вырвало прямо ему под лапы. А эта тварь ещё и прижала к стене, снова держа за шею, и проткнула спицей нос. Чёрт, это так больно! Кажется, эта штука убила моё обоняние, я полностью перестала ощущать тот жуткий запах. А дальше, - девушка зарыдала ещё сильнее.

- А дальше? – Лея вовсе не была уверена, что хотела слышать продолжение, но не смогла заставить себя промолчать.

- Как ни странно, но я начала понимать его. Вроде слышишь, что язык совсем другой, а фразы, словно сами по себе, в голове возникают.

- Мне это знакомо, - тихо и задумчиво произнесла Лея, рассматривая ремень, ещё недавно нацепленный ей на шею.

            На вид, в том не было ничего особенного. Тонкая кожа легко гнулась, намекая, что внутри не было никаких микроплат или проводов. И всё же, кажется, именно благодаря «украшению» она смогла понимать демонов. Ира же продолжала:

- Он потребовал раздеться. Я, конечно, не стала, тогда меня ударили и снова приказали. Пришлось снять с себя всё, включая украшения. Затем он швырнул мне эту кожаную простыню. Пока одевалась, мою одежду сожгли, а после повели наверх. Заперли в какой-то маленькой комнате. Не знаю, сколько я там была, но достаточно долго. А затем отвели в другое место. Отвратительное.

Ирина во всех подробностях описала дальнейшее. Сначала огромный круглый белоснежный зал поразил её красотой, несмотря на заполняющие его пространство крики и звериный рёв. Она даже непроизвольно зажала ладонями уши, но это не приглушило звуки полностью. В центре помещения из ажурной каменной чаши бил алый фонтан. Подле него на восточных подушках восседали две женщины. Точнее такие же монстры, но явно женского пола. Одна из демонесс была полностью покрыта розовой чешуёй, а другая оказалась краснокожей, но на голове у неё росли длинные рога… Обе незнакомки ехидно посматривали на Ирину и пронзительно смеялись, обсуждая новоприбывшую. Девушка постаралась отвернуться от них, попутно лучше разглядывая окружающее.

С потолка хаотично свисала алая плотная ткань вперемешку с тюлью, прикрывая двери в многочисленные комнаты. Из-за них и слышались ужасающие звуки. Девушка попятилась назад, но уйти обратно не смогла. Её настойчиво подтолкнули вперёд. Подходить близко к комнатам ей было страшно, поэтому Ира в полнейшей неуверенности принятого решения побрела к фонтану, как одна из дверей открылась, и из неё выбежала обнажённая девочка-подросток азиатской внешности.

- Лея, - и так тихий голос перешёл на едва различимый шёпот. - У неё не было глаз. Оттуда сочилась кровь, а всё тело было изрезано, как будто её терзал дикий зверь. Она буквально держала руками вываливающиеся внутренности. Я застыла, а та побежала прямо на меня. До сих пор её вижу, как закрываю глаза, - голос Иры начал набирать силу, но дрожал. - Это её кровь на мне! Она сбила меня с ног. Я закричала. Вокруг раздался лишь смех. Затем женщина, та, что была покрыта чешуёй, схватила девочку за волосы и хладнокровно перерезала горло, подставляя бокал. Я, кажется, вообще перестала соображать. Последнее, что помню, перед тем как увидела тебя. Дальше… Дальше, думаю, ты знаешь.

- Знаю… Я вот, ей Богу, зареклась помогать ближнему своему, - горько пошутила Лея, пытаясь переварить рассказ и как-то заставить себя поверить, что всё сказанное реальность. За стеной не менее горько и нервно хихикнули.

- Прости.

- Да уж… Я отцепилась от того мужика, что на тебя напал. Как оказалось, он этим волосатым монстром и был. Знать бы тогда, когда тебя спасти хотела… Меня выкинуло на какую-то дорогу, хорошо помотав по земле. Мягкой посадка никак не была! А та вонь, про которую ты говорила, чуть не убила. Может это сероводород? Насколько я помню курс химии, это он так должен пахнуть. У меня начались уже судороги, как остановилась карета с тем мужчиной, что на троне сидел. Его зовут виконт Ал’Берит. Он мне не спицей нос проткнул, а какую-то пластинку наложил. Ты эту штуку на носу не трогай лучше, видимо она как-то блокирует поступление в организм вредного газа.

- Ты как педагог говоришь…

- Не, я не педагог. Мелкий клерк, не больше. Просто фильмы научные люблю очень, - Лея перестала теребить пряжку ремня.

            С этим ошейником было хоть какое-то понимание происходящего, а, значит, появлялась и надежда. Она вновь застегнула его на себе. Затем, немного подумав, достала из сумки шерстяной шарф, чтобы закутать им шею, несмотря на жару. Лучше было ещё немного пропотеть, чем напомнить демонам отобрать ценное имущество.

- Ясно…. А! Чёрт! – внезапно пронзительно закричала Ирина.

- Что случилось?!

- Эта проклятая решётка током бьётся. Меня так дёрнуло сильно. Чёрт!

- Но ты цела? – забеспокоилась молодая женщина.

- Не вполне. У меня явно ожог… А что потом было?

- Я ему рассказала, как на той дороге оказалась. Он разозлился. Дал приказ найти тебя. Того, кто осуществлял похищение, называли охотником. Затем меня вырубили. А очнулась уже в какой-то тайной комнате с тем демоном, что нас сюда привёл. Он на меня рычал и ревел, а я не понимала. Тогда он принёс ошейник и потребовал посмотреть через тайную панель. Затем спросил, узнала ли я тебя. Я узнала. Тогда он отвёл меня в тот жуткий кабинет. А там вроде поняла, что заместитель этого Ал’Берита за его спиной свои дела проворачивает. И то, что тот волосатый со мной прокололся, дало ему реальные факты, чтобы того приструнить. Понимаешь?

- Не вполне.

- Я, если честно, тоже не особо сама себя понимаю, - искренне призналась Лея. – Ясна только концовка. Виконт предложил своим слугам либо продать нас через несколько дней, либо убить.

            За стеной грязно и не по-девичьи выругались. Повисла неприятная пауза, и Лея решила продолжить диалог:

- Я так понимаю, мы в какой-то параллельный мир попали. Вроде Мордора. Знаешь, что такое Мордор?

- Смотрела фильм. Только я не думаю, что это оно самое.

- А что же это?

- Самый настоящий Ад! - эта фраза прозвучала отвратительно. - И я знаю, почему здесь. Где-то месяц назад пыталась парня вернуть. Была готова уже на всё. Люблю его очень. На сайте нашла ритуал. Провела, говорила, что продам душу. Никто, естественно не появился. А вот парень действительно попросил прощение, но через неделю всё равно окончательно порвал... Они пришли за мной, чтобы утащить в преисподнюю. А ты просто подвернулась. Прости!

            С-начала Лея хотела ответить, что-то вроде: «Да что там», «Ничего», «Что теперь поделаешь?», но эти слова никак не хотели быть сказанными.

- Ну, ты и дура, Ира, - наконец сказала она.

- Да вы обе ничем не лучше, - донёсся женский низкий голос с приятной хрипотцой из одной из камер на их стороне стены.

Лея как можно тише постаралась дойти до решётки, но узкие прутья не позволяли выглянуть. Забыв, про случившееся с Ириной, молодая женщина дотронулась до них. Прикосновение вызывало не самые приятные ощущения - как будто било током. Правда, несильно.

Один раз, ещё в детстве, она дотронулась до оголённого провода новогодней гирлянды, размотав понравившуюся синюю изоленту. Было не столько больно, насколько страшно от того, что начало трясти. Отпустила провод Лея тогда почти сразу, но волосы потом ещё долго магнитились. Ощущения повторялись. Девушка быстро отняла руку, не особо желающую отлипать, от прутьев. Её продолжало немного потряхивать.

- А ты кто? – грозно поинтересовалась Ирина.

- Дайна из клана Дагна.

- Местная что ли? – удивлённо спросила Лея. Имя незнакомки как-то не вписывалось в привычную действительность.

- Самая, что ни на есть!

- И ты понимаешь, что мы говорим?

            Вопрос был глупый. Предыдущие фразы явно говорили о вполне определённом факте. Просто задумка в голове Леи ещё не сформировалась настолько хорошо, чтобы облечь её в слова. Ей хотелось понять, действовал ли ремень только как переводчик для неё или его действие было несколько обширнее.

- Не у одной тебя надет синхронизатор речи. Конечно, вряд ли твой двухсторонний, как у меня. И всё же Кхалу Тогхару следовало бы заставлять думать своих мальчиков, прежде чем раздаривать людишкам ценные вещи.

- Тише ты! - возмутилась Лея, затягивая шарф потуже.

- Да ладно. Тот мальчишка всё равно покинул пока свой пост. Так что тебе повезло. Весь рассказ услышала только я. И вроде и хотелось бы совершить гадость, но делать приятно клану Рохжа, - судя по раздавшемуся звуку, Дайна смачно сплюнула на пол.

- И за что тебя сюда? – решила узнать подробнее о незнакомке Ира.

- Вот уж кого это не касается, - ответил ироничный надменный голос. - А теперь тихо. Мальчишка возвращается.

- Последний вопрос. Где мы? – быстро произнесла Ира.

- Если в общем, то в Аду. Ты права. А если конкретнее, то в подвалах обители клана Рохжа. А теперь - молчать!

            Лея осталась у решётки и прислушалась. В коридоре, конечно, не было такой акустики как в подземелье, но она надеялась услышать хоть что-то дельное. Некоторое время стояла тишина, а затем послышалось скрябание когтей о камень и спускающиеся по лестнице шаги. Молодой демон Рохжа появился не один, а в сопровождении двоих почти взрослых соклановцев. В руках у него находился большой поднос с мисками и кувшинами. По всей видимости, демонесса была заперта в самой крайней камере полукруга, потому что именно там и остановились серокожие. Один из них нацелил копьё на неё через прутья, отодвигая к дальней стене камеры.

- Боишься девочку? – издевательски поинтересовалась Дайна, пока второй демон открывал маленькую решётку внизу, чтобы поставить одну из мисок и кувшин. Как только он закончил с этим и закрыл дверцу, оружие вернулось в вертикальное положение в руках владельца.

- А забоится ли девочка на церемонии? – не менее ехидно поинтересовался тот.

            Пленница что-то невнятно прошипела в ответ, и оба взрослых демона зарычали, видимо так смеясь. На этой весёлой ноте, они ушли, оставив юного соклановца одного. Он подошёл к камере Ирины и также, через нижнюю решётку, поставил еду. Затем настала очередь Леи. Девушка немного отошла назад. Вскоре кувшин и миска с чем-то непонятным появились и у неё в камере. После демонёнок поднялся по лестнице и исчез из видимости.

- Видимо я буду придерживаться диеты, - задумчиво и протяжно произнесла Ира.

Лея присмотрелась к содержимому. В тарелке находилась непонятная склизкая масса тёмного цвета, ближе к синему. При тусклом огненном освещении от масляных ламп, расположенных на стенах между камер, толком было и не рассмотреть. Ложки не оказалось. Видимо предполагалось, что эту жижу надо было ещё и руками есть. Лея принюхалась к кувшину. Вроде бы там оказалась вода. Девушка слегка наклонила сосуд и подставила под струю руку. Хоть в чём-то повезло!

- Но, по крайней мере, от жажды не умрём. Знать бы через сколько будет ещё, - заметила она, облизывая языком сухие губы, и осторожно сделала долгожданный глоток.

- Это точно.

            Говорить больше было не о чем. Вода оказалась обычной, только с немного неприятным привкусом. Последующие глотки получились более смелыми. От жары пить хотелось ужасно. Утолив первую жажду, молодая женщина осторожно, чтобы не возникало эхо, начала выкладывать содержимое сумки на пол камеры. Чего там только не было!

            Уйма, теперь ненужных, бумаг в толстой папке, блокнот, пара авторучек, косметичка, резинка и заколка для волос. А также кошелёк с последней, оставшейся от зарплаты, пятитысячной бумажкой, расчёска да паспорт, с вложенным свёрнутым полисом и страховым пенсионным свидетельством. Между страниц документа ещё одна тысяча на всякий случай. Остальные предметы оказались куда как приятнее. Ножницы и канцелярский нож!

            «Как хорошо всё-таки изо дня в день таскать с собой всякую дребедень!» - радостно подумала Лея.           

            Отложив острые предметы отдельно в сторону, она с умилением прижала к себе початую шоколадку огромных размеров, подаренную в офисе ещё на восьмое марта, и про которую она вообще забыла. Решив съесть подарок позже, девушка снова опустила руку в сумку. Телефон. Увы, видимо путешествие в Ад вывело из строя чувствительную технику. Он не работал. С сожалением прикусив губу, последним, что достала Лея из вывернутых на изнанку отделений, оказался моток чёрных ниток с длинной толстой иглой, воткнутой в катушку, и брелок в виде мягкой игрушки с ключами.

            Затем девушка расстегнула косметичку. Тональник, три разные помады, бесцветный лак для ногтей (почему то чаще используемый для капроновых колгот), мягкий карандаш, тушь для ресниц, бритвенный станок, стеклянная длинная пилочка, пинцет и маникюрные ножницы, пусть и с короткими, но очень острыми узкими лезвиями. Лея положила последние к ранее отложенным канцелярскому ножу и ножницам для бумаги. Немного подумала, и туда же отправилась и пилочка. Остальное вновь нашло свои места в сумке.

            «Хорошо всё же быть обычным человеком в Аду!» - решил мозг.

             Никто не видел в ней опасность… Оставалось только придумать, как эту угрозу из себя представлять.

            Уже более воодушевлённая Лея обмакнула ладонь в непонятную массу в миске. Было очень противно. Содержимое оказалось густым словно крутой кисель. Поднеся кисть к носу, Лея ещё и поморщилась. Пахло неприятно, как какое-то лекарство из далёкого детства, смешанное с рыбьим жиром. Однако она решительно, как дети тянут в рот всякую гадость, облизала пальцы. На вкус масса являлась такой же невкусной как на вид и запах. Через силу ей удалось заставить себя съесть немного, периодически борясь с приступами тошноты. Моральной выдержки добавляло то, что если было бы отравление, то хотя бы этот адский кошмар прекратился бы. А в земной жизни, пусть Лея и не была особо верующим человеком, гадостей никаких не совершала. Так что, может, это и был выход. Пусть и не самый желанный.

            В ожидании казалось бы неизбежных последствий, девушка посмотрела на разложенные на полу ножницы, нож и пилочку. Сначала она хотела обрезать джинсы, но потом решила, что неизвестно ещё как демоны отнеслись бы к её новообретённым шортам. А потому просто сняла майку и завязала концы блузки, обнажая живот. Распустить узел всегда можно было достаточно быстро, если бы появились охранники.

            Все острые предметы Лея рассовала по карманам брюк, только ножницы для бумаги примотала нитками к голени. Катушка с иголкой отправилась в нагрудный карман. Снова сделав несколько глотков воды, пленница ополоснула руки и, понемногу наливая воду в ладони, омыла лицо и тело от пота насколько могла. Хорошо, что кувшин был под стать размерам демонов. Большой. Не меньше, чем литра на три, хотя и заполненный где-то на половину. Сразу стало намного легче. Глаза сами по себе закрылись, и Лея провалилась в беспокойный сон.

 

***

 

            Девушка не знала, сколько она проспала. Однако, похоже, выспаться удалось. Разбудил же её звук открывающейся нижней решётки. Молодой демон потребовал и миску, и кувшин, не зная, что его мысленно ругали всеми нехорошими словами. Сейчас Лея бы с удовольствием выпила ещё воды. В прошлый раз она честно сэкономила, боясь, что новый обед принесли бы не скоро. То, что его вообще унесут, ей и в голову не приходило! Демонёнок ушёл со своей ношей.

- А я так смотрю, за вами вообще не присматривают, - задумчиво проговорила местная пленница. Видимо их снова никто не подслушивал. - Взрослые Рохжа уходят, даже не удостоив вас взглядом.

- И хорошо, - буркнула Ира.

- Сколько прошло времени? – вяло поинтересовалась Лея, зевая и потягиваясь. - Я заснула моментально.

- И крепко, - ответила соседка. - Я тебя дозваться не могла. Но ты спала недолго. По моим ощущениям прошло не более двух часов.

- Странно, что я выспалась… Дайна, нас никто не слышит?

- Именно поэтому я и разговариваю с вами, - вредная заключённая решила стимулировать развитие логического мыслительного процесса у людей.

- У меня сумку не отняли. Так что поздравьте гордую обладательницу пары ножниц, ножа, пилочки и иголки! – восторжённо прошептала Лея.

- Пилочку мне передай. У меня как раз ноготь сломался, - мрачно проговорила Ира, но с другой стороны послышалось оживлённое шевеление.

- Какой конкретно нож? Насколько толстое и острое лезвие? Из какой стали?

- А какая разница! – бесцеремонно прервала практичные вопросы раздражённая Ирина. - Им только если себя убить. Как от этих монстров избавиться? А самоубийство – великий грех. Душа по любому отправится в Ад… Хотя мы и так здесь! – девушка рассмеялась над своими последними словами. У Леи же, несмотря на жару вокруг, пробежали мурашки по коже.

- Идиотка, - прошипела, несколько разъяряясь, Дайна. - А ты, другая, отвечай, пока юнец не вернулся!

- Острый, но сталь тонкая и хлипкая. Нож канцелярский, к сожалению.

- Плохо… Очень плохо, но возможно. Рохжа сильные демоны с прочной кожей, - начала пояснять она. - Ваша человеческая сталь и заточка могут разве что нанести царапину, если не прикладывать серьёзных усилий. Но у них есть слабость. Поясница. Там кожа намного тоньше, и существует возможность её прорезать. Если нанести правильно удар, то мальчишка умрёт моментально, не издав ни звука. Тем более, он не носит взрослого защищающего пояса.

 - Я в жизни не нанесу такого удара, - растерянно проговорила Лея, не успевшая продумать события столь далеко.

- А за свою жизнь? – вкрадчиво поинтересовалась собеседница. - Когда вас продадут, то  будут калечить и лечить. И так по замкнутому кругу, пока один из демонов в запале не убьёт. А случатся это часто, и люди меняются постоянно. У нас ведь любят развлекаться. Бордели, пыточные и другие милые места…

- И что делать?

- Постой. Смысл хоть что-то пробовать? - словно пытаясь донести великую истину, вновь перебила Ира. - Даже, если избавимся от «мальчишки», который не меньше человеческого здорового мужика. Что потом?

- Я заберу все колюще-режущие предметы и буду… будем… пробовать пробиваться наружу отсюда, - изложила краткий план Дайна.

- Ты нас выведешь отсюда и вернёшь домой, сохранив здоровье и жизнь? – сарказм в словах Иры прозвучал убийственный.

- Предлагаешь сделку?

- Я предлагаю, - убедительно сказала своё слово Лея. – Ты расскажешь, как всё сделать. Будет момент  удачный, я рискну. Если это получится, ты сделаешь всё возможное, чтобы мы остались в живых и постараешься вернуть нас в наш мир.

- Не нас, а тебя! Не собираюсь участвовать в глупой затее! Ты думаешь, что даже если вернёшься, то тебя там никто больше не найдёт? Нам надо каяться и молиться. Если есть Ад, то должен и Рай существовать, - начала агитировать Ира и зашептала молитву.

- У тебя такое же мнение, человек?

- Нет, я попробую, - решительно ответила Лея.

Конечно, в её прежней жизни у неё никогда не возникало подобных ситуаций. Никто к ней плохо не относился. Никогда не нужно было бороться за свою жизнь, а тем более таким способом. Молодая женщина очень плохо представляла, что смогла бы ударить ножом даже демона. Да, у неё была достаточно сильная воля, твёрдый дух, но это… Это противоречило всему, чему учили её с детства.

«Не делай другому то, чего не хочешь, чтобы сделали с тобой», - всегда повторяла мама.

И сейчас эта фраза крутилась в голове девушки, словно проигрывалась заезженная пластинка. Но, если то, что Ирина рассказала, было правдой. А лгать ей не было смысла. То это могло стать единственным выходом. Даже, если бы она промахнулась, существовал шанс, что её хотя бы быстро убили бы, и тогда можно было избежать злосчастной мученической судьбы. Не особенно утешительно, но для стимула и это сошло бы.

- И меня Лея зовут.

- В другой раз поговорим, человек. Идёт надсмотрщик. По шагам это кто-то другой. Старше. С ним связываться не будем.

 

***

           

Пленница Рохжа не знала, сколько прошло времени, но еду и воду приносили уже три раза. К склизкой пище Лея привыкла. Несмотря на противный вкус, она оказалась достаточно питательной и хорошо притупляла чувство голода. Однако приносили ту нечасто, так как девушку к каждому кормлению мучила жажда и желание положить в рот, хоть что-нибудь съедобное. Початая шоколадка давно закончилась, а яркий фантик от неё сгорел, вспыхивая при падении на раскалённую пластину. Джинсы стали намного свободнее. Пришлось перестёгивать ремень на два отверстия, так как почти пропал животик, становясь всё более плоским. Видимо, рассчитывал выполнить и перевыполнить мечту о похудении хозяйки, и как можно скорее стать ещё и вогнутым. А там, глядишь, и соприкоснуться с позвоночником!

Спала она урывками, а когда бодрствовала – не знала чем заняться. Наконец, ей пришло в голову достать из сумки документы и начать на оборотной стороне писать всё, что с ней произошло. Писательского таланта Лея за собой не ощущала, но продолжала покрывать словами листы бумаги. Это помогало не сойти с ума от звучания молитв со стороны Ирины. Похоже, у соседки окончательно сорвало крышу.

Когда стало не о чем и писать больше, то настало время мрачных раздумий. Мысли то убеждали воспользоваться помощью Дайны, то находили адекватные причины просто подчиниться судьбе. Будь это обычный побег, где никого не надо было трогать, или, если именно ей, не пришлось бы делать такой серьёзный моральный выбор, то сомнения сразу же отпали бы. А так… Может Ира была права? Может не стоило доверяться? Ведь и правда, вряд ли все проблемы закончились бы от одного перемещения домой… Да и домой ли?

«Следует уточнить при соглашении, чтобы это были окраины знакомого населённого города», - решила Лея.

А то перекинули бы её на середину Тихого Океана! Или, если просто сказать в Россию, то вполне можно было оказаться в самых дебрях тайги. Страна то большая и великая... Да и высоту указать было бы не лишним… Мысленно добавилось уже столько пунктов, что появились обоснованные сомнения в возможности вписать их и на пару страниц мелким почерком. И всё равно ведь всё не предусмотреть было! Так что оставалось только надеяться.

Ладони у Леи почти зажили, плечо с каждым пробуждением болело всё меньше. Синяк начал переливаться зеленовато-жёлтым оттенком. Дайна всё время молчала, видимо новый надсмотрщик являлся более бдительным. Так что, та только огрызалась и подзадоривала демонов, когда те спускались принести еду. Рохжа отвечали ей в том же духе, но словесный контакт не затягивали. Наконец, когда серокожие ушли в очередной раз, пленница заговорила:

- Надеюсь, ты не свихнулась, как твоя подруга, человек? Не передумала?

Лею, как раз терзали очередные сомнения. Она уже склонялась к мысли, что всё-таки не стоило ничего пробовать, а главное – общаться только с Ирой, чтобы не менять решение, как услышала собственный голос:

- Не передумала, - удивляясь самой себе, девушка добавила. -  И я Лея.

- Тогда не будем терять время. Ты знаешь, где у вас, людей, находятся почки?

- Примерно, - признаваться в истине было почему-то стыдно. – Очень примерно. Где-то внизу.

- Приложи ладонь тыльной стороной к спине, где кончаются рёбра. Отступи справа от центра позвоночника около пяти сантиметров. Это та зона, что нужна.

- Именно справа?

- Ты не знаешь что такое право и что такое лево? – кажется, собеседница была готова и к такому грустному обороту событий.

- Знаю, конечно. Просто у людей по две почки.

- Какие познания. И, конечно, ты знаешь, что одна из них расположена немного ниже другой? Поэтому при ударе около рёбер, для начинающего лучше бить по правой стороне. Меньше шансов попасть в кость, - язвить Дайна умела. Будь на месте Леи кто-нибудь другой, может, уже было бы начало ссоры, но девушка в своей жизни уже привыкла «не замечать» шпильки. Как и в любых неприятных ситуациях, она проглотила сказанное, оставив желание обидеться и расстроиться на вечер перед сном. – Нож обоюдоострый?

- Нет. Он же канцелярский!

- Да вот как-то не доводилось канцелярскими пользоваться... Тогда держи острым лезвием вверх. И бить будешь снизу вверх. Так выше вероятность нанести повреждение. Нужен колющий удар. Как нанесёшь, сразу проворачивай нож, одновременно стараясь зажать противнику рот и нос. Вряд ли мальчишка уже настолько обучен, что сумеет остановить внутреннее кровотечение.

Богатое воображение Леи нарисовало ей, как она, хищно ухмыляясь, почему-то в военной форме, с банданой на голове и соответствующей раскраской на лице, втыкала остриё в серокожего демона. Тот медленно падал, вокруг разливалась лужа синей крови, а сама молодая женщина поставила бы свою ногу на грудь поверженному врагу и издала крик Тарзана… И тут побеждённый демон схватил бы её за ногу, опрокидывая, и с воплями: «Я бессмертен!» впился бы зубами в открытое горло… Ужас! Отогнав пелену жуткого видения, девушка спросила:

- А у демонов разве так же органы расположены?

- Нет, у Рохжа там селезёнка.

- А-а-а, - как будто ей всё сразу стало понятно, произнесла Лея. – А бить лучше всего, когда он закроет дверцу внизу решётки и повернется, чтобы уходить?

- В смысле? – кажется, вопрос не на шутку озадачил Дайну.

- В прямом, - не съязвить после стольких выпадов было невозможно. - Лезвие достаточно длинное, я его недавно заменила. Ударит током, конечно. Но как иначе? Вряд ли кто-то откроет дверь, если мне вдруг поплохеет.

- Лично я на это и рассчитывала. Ты наносишь сама себе рану, чтобы всё правдиво было. Твоя подружка кричит. Мальчишка спускается, видит, что порученный ему человек умирает, а бежать за помощью – потерять твою жизнь. Он открывает дверь, чтобы остановить кровотечение. И ты наносишь удар. После чего, как можно быстрее, открываешь мою клетку и… А ты можешь дотронуться до решётки? – осторожность во вкрадчивом голосе поражала.

- Да, меня немного током ударило, но терпимо… А в смысле нанести себе рану?!

            Если Лея ещё могла как-то представить, как колола демона ножом, то навредить самой себе. Она же даже смотреть не могла, когда у неё кровь на анализы брали. Как будто жизнь из вены выкачивали!

- В прямом, - не осталась в долгу ехидная собеседница. – То есть ты можешь руку за пределы прутьев высунуть?

- Могу, - сначала уверенно сказала Лея. Затем приценилась к расстоянию между прутьями и добавила: - Наверное.

- Попробуй, - голос стал необычайно ласковым и молодая женщина мгновенно насторожилась.

- Зачем?

- Попробуй, - всё тем же голосом настойчиво повторила Дайна.

- Ладно.

Лея, преисполненная сомнений, встала. Кости слегка ныли от постоянного сидения или лежания. Ходить не хотелось. Было слишком жарко. А несколько дней в этой духоте ещё и добавили движениям головной боли. Девушка дотронулась кончиками пальцев до висков, усмиряя лёгкое головокружение, и сделала несколько шагов, отделяющих её от решётки. Очень осторожно, стараясь не дотронуться до грозной преграды, она высунула пальцы наружу. Дальше не рискнула, ведь расстояние между прутьями было чуть больше трёх сантиметров, и толщиной те были такой же. Не хотелось лишний раз причинять себе боль. Но никаких неприятных ощущений не возникло.

- Всё в порядке, - ответила она демонессе. – Могу, только не знаю насколько. Уж очень близко пруты расположены. А пальцы просунула через решётку – никакого тока. Значит, только если металл задеть бьёт.

- И мы всё ещё здесь сидим и рассуждаем о ножах и демонах, - недовольно проворчала Дайна. – Ты видела, как открывают кормушку?

- Только не понимаю как. Замка не видно. Никто ничего не нажимает, как будто всё по волшебству происходит. Я как-то попробовала её ногой толкнуть. Ничего не вышло. Только током тряхнуло.

- Всё намного проще. Посмотри на противоположные камеры. А именно на стенки между ними. Видишь, внизу у основания есть небольшие металлические пластинки?

- Да.

- Это и есть переключатель. Один раз нажмёшь – открыто. Ещё раз – закрыто. Потому ты и не понимала как. Мальчишке достаточно лишь прикоснуться носком своей когтистой лапки.

- Ну, да, - чувствовала себя Лея весьма глупо.

- Так вот, в следующий раз, как надсмотрщик уйдёт… Вот до чего самоуверенные твари стали! Это их и сгубит, – голос у собеседницы стал весёлым. Кажется, она пришла в прекраснейшее настроение. – В следующий раз попробуешь дотянуться до панели и нажать на неё. Насколько я помню твоё телосложение, проползти через кормушку ты сможешь.

- Смогу, - кисло ответила Лея, критически оглядывая края малой дверцы не больше коробки от средней пиццы. Но задуманное демонессой показалось вполне реальным. – А ты почему так не сделала?

- На меня, как на демона и любое нормальное живое существо, шнур молний Волнгенче действует.

            Молодая женщина не сумела удержаться, и попробовала дотянуться до пластины, хотя за ними уже и присматривали. Она просунула руку. Как девушка и ожидала, около запястья ладонь встретила преграду из прутьев. Тут же побежало по телу электричество. Стиснув зубы, Лея продолжила движение кистью, но вскоре сдалась. Нет, всё было возможно. При желании, и используя вторую конечность, протолкнуть запястье выходило. А дальше рука легко бы продвинулась. Она была тонкой у Леи, лишь совсем немного расширяясь к локтю.

            «Косточки торчат», - иногда шутил брат, когда она надевала одежду с коротким рукавом.

            «Вот и пригодились косточки», - довольно подумала Лея.

            Плохо было только то, что за эту попытку, она содрала почти зажившую корочку с ладони, и ранки тут же возмущённо защипали.

 

***

 

            Нетерпение, которое охватывало девушку, было невыносимым, делая ожидание момента, когда пленники остались бы одни, крайне мучительным. Лея долгое время ходила по камере, не в силах убрать возбуждение и унять стук сердца. Но время шло, энтузиазм постепенно спадал. И, решив, что лучше всего хорошенько выспаться, она свернулась клубочком на полу, положив под голову, как подушку, сумку. Привыкнуть к жёсткому каменному полу камеры оказалось невозможно, но отсутствие выбора не оставляло иных вариантов. Хорошо ещё, что здесь было сухо и отсутствовали всякие побочные квартиранты вроде крыс и тараканов.

            Проснулась Лея от ироничных шпилек Дайны. Последняя возмущалась очень громко, стараясь, видимо, специально разбудить подельницу. Ей это удалось. Хотя, девушка с удовольствием поспала бы ещё немного. Впервые, за время пребывания в этой унылой камере, она не выспалась. В голову тут же пришла мысль о том, что раз всё так складывалось, то их побег должен произойти в самое ближайшее время. Закон подлости ещё никто не отменял.

            Демоны на этот раз не отвечали на словесные уколы, только один из них загадочно хмыкнул: «Посмотрим, что ты завтра пропоёшь». Знакомый демонёнок же привычно поставил миски с всё той же самой тёмной слизкой бурдой и полные кувшины. Пока он уходил, Лея быстро, как в школьные времена на перемене, проглотила немного еды из тарелки, выпила столько воды, сколько могла, и уже умывала лицо, как Дайна коротко произнесла:

- Пора.

            От этого слова сразу захотелось по маленькому. Скорее от нервного переживания, чем по необходимости. Лея мельком посмотрела на блок с пластиной. Увы, времени на него не было. Подойдя к решётке, она легла на пол у самой стены, и начала просовывать ладонь сквозь прутья. Ударило током. Стерпеть удар на этот раз было легче. Видимо и правда человек ко всему привыкнуть мог. Как и в прошлый раз, запястье решило учинить немного проблем и застряло. Превозмогая дрожь, Лея с помощью второй руки протиснула его сквозь прутья. Дальше конечность вполне свободно прошла ещё сантиметров семь, прежде чем остановиться. Но этого было вполне достаточно. Рельефная пластина легко нащупывалась, и всё же её нажим требовал усилий. Лея уже перестала чувствовать пальцы, как наконец-то раздался характерный лёгкий щелчок и дверца раскрылась… У Ирины.

- Ира! - быстро вытаскивая руку и пытаясь унять дрожащую от электричества челюсть, умоляюще позвала Лея. Но из соседней камеры лишь вновь звонко зазвучала молитва. Больше соседка никак не отреагировала.

            «Твою…» - подумалось ей.

- Вторая попытка, - то ли посоветовала, то ли приказала Дайна спокойным голосом. Скорее всего, она поняла, что произошло, ибо увидеть друг друга было невозможно.

            Тяжело вздохнув, Лея выпила немного воды. Теперь низ живота уже точно намекал, что это не нервное, а природное. Молодая женщина решила, что минута вряд ли чего изменила бы, и всё-таки отодвинула металлическую пластину на блоке. Тут же раздался возмущённый голос:

- И чем ты там занимаешься?

- А я не могу иначе, - поспешно расстёгивая джинсы, огрызнулась Лея. Ответа не последовало, но, на этот раз, ехидные мысли додумать можно было и самостоятельно.

            Она снова легла на пол, на этот раз с другого края. Сначала девушка начала вытягивать ту же, правую руку, но быстро сообразила, что в нужную сторону её было бы не повернуть. Радуясь своему могучему интеллекту, избавившему от лишнего взаимодействия с электричеством, Лея начала протискивать левую ладонь. Видимо, она оказалась тоньше, ибо в запястье сопротивление почти не ощущалось. Своеобразная кнопка тоже поддалась нажиму значительно легче. То ли этой камерой пользовались чаще, то ли просто повезло. Небольшая дверца открылась. Лея протиснулась сквозь образовавшееся отверстие. Маникюрные ножницы в заднем кармане от нажима впились в кожу ягодицы, но девушка лишь сжала губы. У неё был повод для радости. Она выбралась из плена!

Прежде чем встать на ноги, молодая женщина подтянула к себе сумку. После чего привычно повесила ту наискось через плечо и быстро подошла к крайней камере, рассчитывая наконец-то увидеть свою собеседницу.

            Если бы не коричневые кожистые крылья, снабжённые острыми шипами, подпиленные до состояния когтей ногти, да одежду, Дайну можно было бы принять за человека. Перед Леей была кукольной красоты платиновая блондинка с яркими синими глазами и носом, немного напоминавшем о хищных птицах. Но нос, в отличие от ехидного взгляда, ни капельки, не портил её красоту. Она стояла полубоком к девушке, облокотившись на стену. Эта поза позволяла разглядеть длинные прямые волосы, стянутые в хвост на уровне лопаток и заплетённые на висках в две тоненькие косички, украшенные бусинами. Подтянутая фигура вызывала женскую зависть. Дайна была мускулистой настолько, чтобы не нарушалась и женственность форм и чувствовалась сила. При этом выглядела та низенькой для демонов, хотя и была выше Леи на полторы головы. Наряд же демонессы напоминал сериал о Зене. Короткое кожаное коричневое платье со вставками металлических пластин, украшенное чёрной тесьмой, словно сошло с кадров этой киноленты. Юбка состояла из полос более тёмной кожи с заклёпками. А на ногах красовались невысокие сапожки без каблука.

- Чего уставилась? Действовать надо, - с этими словами демонесса подошла ближе к решётке. – Видишь над моей камерой ещё одну пластину?

- Вижу, - упомянутая вещица находилась на высоте добрых трёх метров.

- Так нажимай её, и пошли.

- Погоди… Прежде всего, я не достану при всем желании.

- Открой дверцу кормушки. Как ты понимаешь, крылья мне не позволят пролезть, но на неё можно будет привстать. Это существенно сократит расстояние.

- Мне это не поможет, - без тени сомнения ответила Лея. – А, во-вторых, ты так и не пообещала вытащить меня отсюда невредимой и живой, и при первой возможности переправить в мой мир! А именно в город Санкт-Петербург…

- Ты хоть понимаешь сама, что говоришь? - возмущённо перебила демонесса, только что не крутя пальцем у виска. – Давай так. Я по возможности стараюсь вытащить и тебя, и себя отсюда живыми. И уж если получится, то целыми и невредимыми. А при первом подходящем случае, - на эту фразу пленница сделала акцент. – Переправляю тебя в твой мир, по возможности всё также невредимой. Я не охотница, и не Высшая, чтобы гарантировать тебе, куда конкретно нас перенесёт в твоём мире. И если тебя всё это устраивает, то заткнись, и открывай дверь!

            С этими словами Дайна, отрешаясь от происходящего, села в позу лотоса и безмятежно прикрыла глаза. Лея же горько вздохнула, понимая, что выбора, как и времени, особо и не было. Воображение рисовало, как она всё прыгала и прыгала на решётку, стараясь дотянуться до пластины, а затем её по-мультяшному било током. Если бы не жуткая перспектива получить всё и взаправду, то эту фантазию можно было бы назвать весьма забавной.

            Нет, тут следовало включать голову. Может, для самой демонессы это и было легко, а вот девушке давно забывшей, что такое физкультура… Да и в лучшие её дни, вряд ли бы она допрыгнула до такой высоты. Очень сложно. Да и не факт, что кнопка сработала бы от одного прикосновения. Те то, что у пола, требовали усилий.

            Девушка осмотрелась, но в помещении ничего как не было, так и не появилось.

- Конечно! – испытав озарение, произнесла Лея вслух.

Недолго думая, она подбежала к своей камере и вытащила через дверцу кувшин с водой. Он был сделан из непонятного материала, похожего на глину, только значительно крепче по внешнему виду и толще. Широкое донышко, суженное горло, никаких украшений. Да! При желании, пару кувшинов можно было поставить один на другой. Это давало высоту намного больше полуметра. Встать, держась за прут, с надеждой, что от тряски ногу не подкосило бы, выглядело уже вполне возможным. И если ещё и подпрыгнуть, то достать до пластины стало бы сравнительно легко.

Второй кувшин девушка взяла из камеры Иры. Сначала Лея хотела и сказать той пару слов, но увиденное, повергло её в шок.

Соседка по несчастью стояла на коленях, спиной к решётке, обнажённая, и, шептала бессвязные слова, царапая ногтями спину. Ран уже было много, некоторые опухли, другие кровоточили. Все слова застряли у молодой женщины в горле.

Неужели у пленницы настолько не осталось надежды? Зачем та так поступала? Лея думала, что когда освободила бы демонессу, то открыла бы и дверь Иры. Убедила ту пойти с ними. Но зрелище заставляло предвидеть тщетность возможных попыток.

Борясь с чувством долга по отношению к ближнему, Лея вытащила кувшин и стремительно отвернулась. На душе стало тяжело и гадко. До камеры демонессы было не так далеко, но с каждым шагом девушка утверждалась в мысли, что ничего не стала бы предлагать Ире, а просто пыталась бы выживать сама.

Эти мысли срывали детский налёт безмятежности, окутавшего жизнь молодой женщины с самого рождения, оставляя суровость и только одно желание – жить, несмотря ни на что. И откуда-то пришла уверенность, что именно так и было правильно.

            Молча, Лея поставила кувшины один на другой. Как и ожидалось, композиция оказалась прочной. Осторожно наступая на горлышко верхнего сосуда, она внутренне сжалась от предстоящей боли и схватилась за решётку, подтягивая своё тело. И так, балансируя на одной ноге, изо всех сил подпрыгнула. Пальцы с лёгкостью достали рельефную металлическую пластину и нажали на неё. Моментально исчезло электричество, и прутья втянулись в пол и потолок. Потеряв опору, Лея со стоном упала на спину.

- Умница, девочка! – улыбнулась демонесса, обнажая белоснежные зубы за карминовыми губами.