Главы:

Глава десятая

 

— А что это за звуки, вон там? – спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли

какой-то симпатичной растительности на краю сада.
— А это чудеса, – равнодушно пояснил Чеширский Кот.
— И... И что же они там делают? – поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.
— Как и положено, – Кот зевнул. – Случаются...

 

Льюис Кэррол " Приключения Алисы в стране чудес "

 

                     

День седьмой. Полдень

 

- У-у-у-у, - услышала Инга свой собственный жалобный протяжный стон.

            Голова болела резкой пульсирующей болью. Она протянула к ней пальцы, чтобы ощупать и понять, осталась ли та вообще на месте. Вроде ещё была. Поэтому девушка нерешительно приоткрыла глаза и с неприязнью осмотрела знакомый интерьер больничной палаты.

            Дежавю не понравилось.

- Значит, ваша подруга потеряла сознание из-за удара мячом по голове? - уточнил чей-то серьёзный и спокойный голос, прежде чем дверь открылась, и его обладатель вошёл в палату.

            Инга тут же резко захлопнула веки.

- Да. Верно, док, - ответил Алекс.

- Тогда подождите в комнате для посетителей. Я подойду к вам после осмотра пациента.

- Знаете, мы с ней не настолько знакомы. А меня сейчас друзья ждут, - не тратя даже секунды на раздумья, произнёс любитель пляжных знакомств. – Но если что, то я свои данные в приёмной у сестры оставил.

- Как скажете.

            Слова вызвали в девушке волну возмущения. Разве это было нормально?! Играли вместе, а как проблема, так сразу ретировались все!

            …Инга снова открыла глаза.

- О! Пришла в себя, - довольно и достаточно громко сказал врач, оглядываясь.

            Алекс не мог не услышать, но, видимо, эти слова его уже не интересовали. Никто не вернулся.

- Иногда бывают и такие знакомые, - произнесла в ответ на невысказанную укоризну Инга и поморщилась от боли. – Я долго была без сознания?

- Судя по записям с три четверти часа, - сказал мужчина, сверяясь с данными в истории пациента. - Как вас зовут? Вы помните, что произошло?

- Инга. Я с компанией играла на пляже в волейбол. Так понимаю, в меня попал мяч?

             С памятью она проблем не ощущала никаких. Но пусть уж представитель местной медицины проводил бы свои тесты. В этом его работа в конце концов и заключалась!

            Мужчина утвердительно кивнул, а девушка постаралась ощупать то место, что болело больше всего. Пальцы обнаружили солидную шишку. Пугаясь её размеров, она тут же убрала руки с головы.

- Есть головокружение? Вас подташнивает?

- Первое. И болит сильно.

- Неудивительно.

            Он продолжил осмотр, периодически задавая (по мнению пациентки) одни и те же вопросы, но на разный лад. Однако никакого раздражения в ней не возникло. К подобному она была готова. Жизнь с дотошным мужем-доктором приучила её к регулярным аналогичным допросам.

- Вроде всё в порядке на первый взгляд. Ничего катастрофичного с вами не случилось, но всё равно стоит пройти несколько процедур, чтобы убедиться в этом. И в течение пары дней лучше придерживаться постельного режима.

            Постельный режим!

            Это же именно то, о чём Инга подумывала с самого утра!

            …Но вот процедуры и больница…

            Нет уж! Лучше лежать в своём номере.

- Я себя достаточно хорошо чувствую, поэтому всё же не хотела бы оставаться в больнице на дополнительное обследование. Можно отказаться от ваших услуг?

- Вы имеете на это право, но я вынужден вас предупредить…

            Послышался перечень всевозможных ужасов, которые могли бы произойти, если бы её «боевое ранение» всё-таки оказалось не таким уж и безобидным. Инга пропустила эту речь мимо ушей. Если бы каждый человек после ушиба головой начинал обследование, то игры в мяч оказались бы под строжайшим запретом медицины. И даже спать пришлось бы в специальном шлеме, чтобы избежать последствий случайного падения с кровати! Так что она пообещала максимально соблюдать все рекомендации и, в случае ухудшения самочувствия, сразу же вызывать врача.

- Обязательно! Мне дорого моё здоровье.

            Уверение было ложью. Инга принадлежала к категории людей, которым обращение к докторам представлялось неким испытанием. Хамоватые регистратуры, путающиеся записи, бесконечные очереди (в разные кабинеты одновременно), «рыночные» скандалы… Конечно, здесь наверняка всё было совсем не так! Просто её впечатления были связаны с посещением не самых качественных поликлиник. И они оказались чрезвычайно яркими, чтобы не возникло сомнений в ненужности обследований и таблеток. Ну, чуть поболело бы и прекратило. Зато организм самостоятельно победил бы всю гадость. Закалился, так сказать!

            Доктор вышел с настоянием, чтобы Инга полежала в палате хотя бы час. Но она, предварительно ещё раз ощупав шишку, пошатываясь, встала с постели с ощущением, что недуг стремительно увеличивался в размерах. А, может, просто у страха глаза велики!

            Ничего. По возвращении в отель на голову возлёг бы точечный ледяной компресс, и недомогание влёт прошло бы как миленькое!

            Сделав пару кругов по палате и, осознав, что всё действительно было не так уж и плохо, она решилась покинуть комнату, оставив без внимания запечатанный пакет с больничной одеждой. Его Инга не заметила! А потому и ощущала себя в коридоре невероятно глупо. Идти по больнице только в оранжевом купальнике и босиком было…

            Как бы доктор не подумал, что у неё всё-таки проявились проблемы с головой!

            …Ну, а что было ещё делать, если её так привезли сюда?!

            Ужасно стесняясь под провожающими взглядами, девушка дошла до приёмной, чтобы получить выписку. На удачу, медсестра при этом вручила пациентке и её вещи, уже запечатанные в объёмный пронумерованный бумажный пакет. Видимо, кто-то добрый прихватил имущество с пляжа. Так что, мысленно благодаря благодетеля, Инга отошла в сторонку и распечатала кулёк. Кажется, всё оказалось на месте.

- Вау! – послышалось восхищённое восклицание за спиной.

            Звук был достаточно громким, чтобы обернулась не только она, но и оказавшиеся по близости сотрудники и пациенты.

            И как ей удавалось постоянно натыкаться на Риэвира?!

            Или же наоборот?

- Неужели ты решила всё-таки дообследоваться? Хотя, судя по наряду, наверное, пришла соблазнять врача. Не забывай про мужа!

            «Вот сам и не забывай!» - злорадно подумала Инга, краснея от смущения как красный помидор. Риэвир говорил, даже и не думая снизить громкость хоть на тон!

- Ни то, и ни другое. Я здесь из-за небольшого инцидента на пляже… Неужели, подобное в голову тебе прийти не может? - свысока сказала она, подразумевая недостаток интеллекта у парня.

- Сознаюсь! Раз дело касалось тебя, то я просто обязан был и такое предусмотреть, - даже рассмеялся Риэвир, но глаза его выразили некое беспокойство. Деловой костюм, в который парень был одет, придал волнению даже чрезмерно серьёзный оттенок. Но последующие слова разрушили сей эффект. – Что на этот раз, потеряшка? Солнечный удар вроде же был уже.

- А мячом по голове я ещё не получала, - процедила сквозь зубы «везучая» Инга.

            Руки от осознания собственного злосчастья слушались плохо, но она кое-как повязала парео платьем. Для улиц города подобное одеяние вполне сошло бы, а доставать при Риэвире из пакета шорты не хотелось. Почему-то процесс их надевания показался ей значительно пошлее.

- Это что же приключилось? – удивился он и, сделав шаг в сторону, чтобы не дать ей пройти мимо него и сбежать, потребовал. - Рассказывай.

            Инга тяжело вздохнула. Играть в «кошки-мышки» с островитянином было бы глупо. И так медсестра только делала вид, что занималась исключительно документацией. Хитрая улыбка до ушей выдавала ту с головой! Поэтому девушка присела на диванчик тёмно-синего цвета, стоящий поодаль, и взглядом пригласила Риэвира присоединиться. Он снял пиджак, аккуратно свернул и сел рядом.

- В волейбол играли. Недоглядела. Вот мяч мне прямо по затылку и попал. А там ненадолго потеряла сознание и очнулась уже в больнице… В целом, доктор осмотрел и разрешил идти домой. Только рекомендовал побольше лежать и обращать внимание на своё самочувствие. Собственно, как раз перед твоим приходом я забрала свои вещи и намеревалась пойти в гостиницу согласно рекомендации… Теперь могу идти? – покорно спросила Инга словно школьница и наивно захлопала ресницами.

- Погоди. И это всё? – недопонял Риэвир.

- Конечно.

- Так зачем надо было садиться на диван? – постарался выяснить он.

            В ответ на этот вопрос Инга едко добавила:

- Тебе хотелось историю, а мне немного посидеть. Тем более что это рекомендация врача. Соблюдаю режим так сказать.

- Вредничаешь то есть?

- Не без этого!

             Она открыто улыбнулась ему, и Риэвир возмущенно переложил пиджак с одной руки на другую. Однако вместо ожидаемой колкости или шутки парень, мельком взглянув на наручные часы, предложил:

- Если подождёшь меня минут пятнадцать, то могу и проводить. Надо только одно дело доделать. Ты как раз успеешь переодеться, - он хитро улыбнулся. - Ну, или одеться.

- Такая забота! – деланно удивилась Инга.

- Конечно! За тобой же нужен глаз да глаз! Стоит хоть на миг отвлечься, как ты тут же находишь повод для новой неприятности!

            Разговор выходил вроде и весёлый, но напряжённый в том плане, что если бы хоть один из них решил хоть чуточку обидеться, то возникла бы настоящая ссора. Они вели свои беседы на грани. Но портить отношения с Риэвиром Инга вовсе не хотела, а потому решила выправить тенденцию, заканчивая диалог на более дружелюбной ноте.

- Не откажусь от твоего бдительного присмотра. Так что буду ждать здесь.

- Вот и договорились!

            Он встал с дивана, надел пиджак и, прежде чем уйти, подмигнул ей, и добавил:

- А за примерное поведение так и быть. Расскажу потом важное и приятное для тебя известие.

            Островитянин ушёл лёгкой, но быстрой деловой походкой, оставляя Ингу в некой растерянности. С одной стороны, «примерное поведение» требовало высказать в ответ какую-нибудь язвительную гадость. С другой, сильное женское любопытство молило узнать, в чём хорошая новость заключалась.

            Увы, закрывшаяся за Риэвиром дверь лишала её обеих возможностей!

            Немного потерев виски, Инга встала с диванчика. И, видимо, слишком быстро, так как голова тут же закружилась, и ей пришлось немного постоять, чтобы прийти в себя. Нет, место то, конечно, было самое то, чтобы спотыкаться и падать! Да вот только наелась она такими приключениями на жизнь вперёд.

            …Неспешно, следуя согласно обозначениям на вывесках, девушка дошла до женского туалета и наконец-то переоделась.

- Главное теперь – найти дорогу обратно! - бодро посоветовала сама себе Инга и, испуганно зажав рот ладошкой, огляделась.

            Она не ожидала, что начала бы разговаривать сама с собой в людном месте. Не хватало ещё, чтобы её приняли за сумасшедшую! Ладно самой это подозревать, ибо наркотический цветок, солнечный удар, сотрясение – неудивительно, что «крыша поехала» настолько, что ей снились невообразимые сны, столь схожие с реальностью! Но совершенно другое дело, когда остальные начинали коситься и бояться оставаться с тобой наедине.

            Поэтому, словно параноик, Инга встала на карачки и посмотрела на пол под кабинками. К счастью, она оказалась единственным посетителем туалета в это время.

- Ой! – изумлённо воскликнула медсестра, бесшумно войдя в помещение и застав Ингу, стоявшую в туалете на четвереньках. – Вам плохо?

- Нет-нет, - быстро ответила девушка, ощущая себя неимоверной идиоткой. – Уронила просто. И нашла!

            Она сделала вид, что подняла нечто с пола, после чего встала и положила это что-то в карман джинсовых шорт. Затем улыбнулась удивлённой женщине и подошла к раковине, чтобы помыть руки.

- Бывает, - растерянно ответила островитянка, немного приходя в себя, и поспешно зашла в одну из кабинок.

            Инга, мысленно чертыхаясь, тут же закрыла кран, стряхнула капли с ладоней и вытерла те бумажным полотенцем. Кажется, в мире обычных людей ей теперь следовало вести себя с опаской, дабы не попасть в «дом ку-ку».

            «Я абсолютно нормальный человек», - возвращаясь к дивану, без остановки повторяла про себя Инга, меняя интонацию в сторону убедительности.

            То, что она не заплутала в коридорах, только послужило дополнительным доказательством в собственной правоте. Внутри себя девушка даже обнаружила некую самую настоящую гордость, заставившую её развеселиться до глубины души. Ведь та была сродни детской уверенности, что именно ты самая умелая, умная и замечательная потому, что послушалась маму с папой, хорошо поела и долго поспала!

            Риэвир ещё не вернулся, так что Инга, готовясь к скуке ожидания, присела на край чересчур мягкого диванчика. Она словно провалилась в некую ямку, хотя и весьма уютную. Дежурная медсестра удостоила посетительницу фойе мимолётным взглядом и вернулась к своим повседневным делам. Девушка же зевнула, согласно этикету прикрывая рот ладошкой, и взяла с ближайшего двухъярусного столика красочный журнал. Увы, тот отличался редкостной занудностью. Ни кроссвордов, ни анекдотов, ни интересных статей не нашлось. Всё содержимое было посвящено описанию различных типичных заболеваний и их профилактике. Подобная ерунда регулярно приносилась благоверным целыми кипами. Естественно, муж долгое время не давал выбрасывать свежую макулатуру, объясняя тем, что собирался изучать это полезное чтиво. Но по итогу прочитывалось от силы всего несколько буклетов под пристальным взглядом Инги, а остальное она, надеясь, что Антон уже подзабыл об имуществе, потихонечку, по бумажке, выкидывала в мусорное ведро, прикрывая различной тарой от продуктов питания. Поэтому буклет возвратился на столик.

…И, наверное, уже покрывался пылью в ожидании Риэвира. Парень определённо задерживался. По ощущениям девушки прошло не менее получаса.

Нетерпение заставило задрыгать коленками, но развлечением это не послужило. Тогда она раскрыла пошире свой пакет, снова взяла журнал и, бросив искоса взгляд на медсестру, взялась за дело. В конце концов, у каждого в этом мире имелись свои странные привычки. Большинство, конечно, устраивал банальный перекур. Но другие, ведущие более здоровый образ жизни, развлекались иными способами. Например, Инге нравилось рвать бумаги на тонкие полоски. Не то, чтобы это оказалось великим развлечением, но девушка умела верно выбирать правила. В этот раз, по своеобразной игре, медсестра не должна была услышать звук раздираемого на кусочки общественного имущества. Так что избавление персонала больницы от макулатуры шаловливым и нетривиальным способом определённо поднимало Инге настроение.

- Ты чем это занимаешься? – послышался чрезвычайно тихий шёпот у самого её уха, когда девушка, бросив в очередной взгляд искоса на занятую медсестру, чуть высунув кончик языка, начала отрывать пятую полоску. Очень медленно. Иначе плотная глянцевая бумага издавала куда как более громкий звук.

            Она вздрогнула, от неожиданности выронив испорченный журнал. Как Риэвир мог подойти с совершенно другой стороны, да ещё так тихо!

- Ты как вошёл?!

- Через основной вход. Я выходил из здания, - легко и доступно объяснил он.

- А почему эти двери не скрипят?! – снова возмутилась Инга, поднимая тонкую книжицу с кафельного пола. – Ты же как вор подкрался! Даже ещё тише!

- Да как-то заботимся о зданиях, - невпопад ответил парень на вопрос и заметил: - Зато теперь я знаю, как ты проводишь своё свободное время… Зачем тебе это понадобилось вот только?

- Пошли отсюда, - поймав на себе любопытный и настороженный взгляд полноватой медсестры сказала Инга, вставая с диванчика. Подвергнутый потрошению буклет она невозмутимо выбросила в урну и направилась к выходу.

- И всё же, - напомнил о своей просьбе Риэвир, когда они вышли на улицу.

- Это была своеобразная игра…

            Оправдание Инги выслушалось с неподдельным интересом. Наверное, молодой островитянин и не предполагал, что можно было так развлекаться. Собственно, сама девушка считала, что ей тоже подобное занятие со стороны показалось бы, мягко говоря, странным.

…Хотя, а чем ещё заниматься, когда с собой нет никаких гаджетов?

Ведь честно, для неё намного привычнее было уткнуться в экранчик смартфона, ползая по дебрям интернета. Подобное действо позволяло занять и голову, и руки, пусть и абсолютно ненужным, да затягивающим делом.

- А можно было бы разорвать по страницам и сложить из них кораблики, - приступил к внесению новой идеи Риэвир. – Внутрь них ещё здорово поставить деревянную палочку с перекладинкой, вроде как человечка, и пустить на воду. Только при этом сразу же поджечь. Устроить кораблекрушение намного интереснее, чем просто наблюдать, как бумажное судно плавает.

- Похоже, ты так в детстве и развлекался?

- Как догадалась?

- О, это очень просто!

Инга хитро улыбнулась, с удовольствием слизывая подтаявшее сверху кокосовое мороженое в вафельном стаканчике. Она не смогла отказаться от предложения Риэвира чуть охладиться. Ему-то это точно требовалось! Пусть он и снял пиджак, но в костюмных брюках и рубашке всё равно было не так уж и приятно в пик дневного пекла.

- Сама так развлекалась? – вдруг понял островитянин.

- Почти.

- А как?

Девушка с сожалением прервалась от поглощения вкусной холодной массы и пустилась в воспоминания:

- Мы вот из бумаги делали не кораблики, а самолётики. Наверно, у нас просто никакой реки или озера поблизости от дома не было. Зато высокие многоэтажки предлагали не менее примечательные возможности.

- Понятно. Привилегии оказались у воздушного транспорта.

- Именно! Помню, частенько стояли с подружкой на балконе, пока взрослые не присматривали. Иначе сразу ругали, объясняя, что мусорить нельзя… А как нельзя, если интересно?!

- Никак!

- Ага. Но вот, однажды, пока родители в магазин вышли ненадолго, произошла забавная история. Заранее этих бумажных самолётиков из исписанной тетради наделали штук по семь или десять что ли на каждую. А жили мы тогда на четырнадцатом этаже. Самолётики далеко летели.

- Неудивительно! - заранее заходясь в смехе вставил словечко Риэвир, пока Инга ловила языком стекающую по вафле каплю растаявшего мороженого. Положение вроде было спасено, но пальцы при перемещении по стаканчику всё же стали противно сладкими и липкими.

- Каждый самолётик тоже поджигался, и с балкона его сразу кидали вниз. Получалось не кораблекрушение, а самая настоящая авиакатастрофа. А уж если из целлофанового пакетика вкупе с нитками и парашютиста сделать да закрепить…

Она мечтательно посмотрела на небо, погружаясь в детские воспоминания. И, наверное, те бы унесли её далеко-далеко, но Риэвир искренне пожалел:

- Мда. Не додумались мы с братом до спасательного круга для человечка.

- Это вы зря.

- Да уж понятно, что зря. Да только уже ничего не поделаешь, - расстроенным голосом произнёс он, разводя руками. – И что же там у вас, вредителей, дальше произошло?

- В принципе, вреда никакого. Разве что дворнику работа. Горящий самолётик либо в воздухе затухал, либо последние пару секунд догорал на асфальте улицы внизу. Но вот тогда произошла оплошность. Соседи ниже и правее меняли остекление лоджии. Старые рамы сняли, а новые ещё не поставили из-за чего-то. Рабочие что ли подвели? А бельё они на натянутых верёвках на балконе сушили. Как раз тогда была очередь сохнуть огромной белой простыне… И вот самолётик подожжённый летит.

- Угу! Доживает свои последние мгновения! - перебил парень. Инга же, не обращая на его слова внимания, продолжила:

- Порыв ветра. И его быстро уносит прямо к соседям ниже на балкон! Мы склоняемся, чтобы разглядеть, что ж там. А он воткнулся подопалённым остриём прямо в подсохшую простыню. Не поджёг, конечно. Но так долго по ней скользил вниз, оставляя полосу угольного цвета…

- И тут вас поймали?

- Да! Как назло, на лоджию почти сразу вышла любимая сварливая соседка. Интуиция у неё что ли на скандал работала? В общем, та решила повесить ещё что-то из постиранного. Увидела эту полосу. Сразу поняла, в чём дело, благо нас с подружкой заприметила, и заголосила дурным голосом не хуже оперной певицы.

- О! Так вот как в людях пробуждаются таланты!

- И не говори! Ей бы благодарить нас за раскрытие таких исключительных способностей надо! - захихикала девушка.

- И всё же. Кажется, кого-то по возвращении родителей из магазина ожидала самая настоящая разборка, - вовсю наслаждался прошлыми бедами девушки Риэвир.

- Не то слово! – согласилась Инга, хотя сами разбирательства уже не помнила. Запомнилось лишь само событие и ставшие огромными, словно блюдца, глаза свирепой соседки. – Сейчас-то так не развлечёшься. Остаётся лишь передавать опыт шалостей последующим поколениям.

- Обещаешь никому не рассказывать? – заговорщицки поинтересовался парень, желая поделиться ещё чем-то.

- Чес-слово! – азартно пообещала Инга, не забыв для убедительности по православной традиции и перекреститься.

- А мы с Остором играли в сумасшедший дом, - тихо признался собеседник.

- Это как?! – от изумления она даже забыла про мороженое, и огромная капля всё-таки стекла уже по самой ладони.

- Столько лет девчонке, а так и не научилась прилично есть! - решил прокомментировать событие Риэвир.

Сам-то он уже давно покончил со своей порцией и ни капельки не испачкался, вызывая тихую зависть у спутницы. Она не понимала, как подобное вообще было возможно! Это же тоже самое, как есть арбуз и не оттирать от сладкого сока лицо!

- Ты не уходи от темы!

- Мы были с отцом загородом. Скромный маленький домик. И все взрослые тоже куда-то отлучились.

- В их присутствии как-то сложно запоминающиеся подвиги совершать, - вскользь заметила Инга. – Все шалости на корню пресекают.

- Действительно. Как будто сами детьми не были!

- Были. Просто забыли, как это бывает.

- Скорее всего… В целом, зайти в гости что ли к кому-то ненадолго взрослые захотели, а Остора оставили старшим над пятью детьми примерно одного шебутного возраста. Ну, и он быстро осознал, что лучше помочь нам в совершении какого безумства, чем по углам вылавливать, да сопли и слёзы из-за драк вытирать. Так что повесить на входную дверь лист бумаги с надписью «Сумасшедший дом» - была его идея. А там началось. Кто-то бил половником о кастрюлю, кто-то играл на пианино, кто-то гудел в манок. Сама понимаешь, какие это были прелестные аккорды! Я хоть и совсем мелкий тогда был, но точно помню, что сам не нашёл чем можно было бы издать столь громкие звуки. Поэтому просто прыгал со стола на пол и вопил.

- Бедные соседи, - рассмеялась Инга, с трудом представляя себе такое развлечение. – Они, наверное, переполошились не на шутку?

- А что бы они могли сделать? Подошли бы ко входу. Так на двери чётко и конкретно обозначена ситуация, - он и сам рассмеялся над воспоминанием.

- С трудом представляю Остора за таким занятием. Он настолько серьёзный, что сложно вообразить его, пусть и маленьким, но занимающимся подобными развлечениями. Как же до этого додумался?

- Все претензии к его организаторскому таланту. В то время тот раскрывался без особого учёта последствий… Так что все родители тоже как-то не особо порадовались и не посчитали должным гордиться нашим и его поступком.

- После такого разговора так и хочется чего-нибудь учудить! - азартно сказала Инга, понимая, что в попе проснулось детское неугомонное шило.

- Мало тебе было волейбола?

- Мало! – уверенно ответила она, осознавая, что даже голова уже не так уж и болела.

А, может, наконец-то подействовала таблетка, выданная врачом, перед тем как тот ушёл из палаты, предоставляя девушку её судьбе?

- Вообще-то у меня ещё дел много, - несколько расстроено проговорил парень.

Инга и сама почувствовала сильное огорчение, какое возникало в моменты детства, когда лучшего приятеля по играм настойчиво зазывали на обед домой, а вы только-только разыгрались. А потому улыбка и возникла на её лице от последующих слов:

- Но на пару часиков могу и сбежать от них! Тем более что мороженое разбудило аппетит. Хочется чего-нибудь эдакого.

- Неземного?

- Отчего же? Очень даже земного… Как ты смотришь на то, чтобы стянуть ягод из сада? Земляника особого сорта. Крупная, а на вкус слаще лесной! Я точно знаю, что она там поспела и невероятно сочная. А так как чужая, то вообще… Пальчики оближешь!

            Пальчики Инге хотелось не облизать, а хорошенько помыть. Подсохшее на ладонях сладкое мороженое словно клей пыталось соединить фаланги, но о них она вовсе не думала. Нет. Волновало иное. Вроде и сама она предложила впасть в детство, однако высказанная вслух задумка островитянина откровенно напугала.

Мало ей было прошлых приключений? Опять во все тяжкие что ли пускаться? Не станет ли хуже?!

...Как назло, от упоминания о землянике даже слюнообразование повысилось. Ей действительно захотелось этих распрекрасных запретных ягод!

- А если нас поймают? – распереживалась всё же она, понимая, что вопросом уже наполовину дала согласие.

- Не. Там такой хозяин сейчас. Толком не следит ни за чем, а садовник взял вчера отгул на три дня. Самое то!

- Далеко отсюда будет? – решилась Инга.

В конце концов, она часто слышала от мужа, как тот обирал соседские участки, будучи у бабушки в деревне. Его истории были полны эмоций и приключений. Девушке же в этом деле похвастаться было абсолютно нечем! Поэтому она решила, что, быть может, это самое удачное обстоятельство, дабы наверстать некогда упущенное в детстве событие. Тем более, ей-то уже точно не грозила разборка с родителями в стиле: как она могла и неужели дома нечего поесть!

- Не очень.

- А ничего, что день сейчас, и соседи бдительно шныряют по округе? Извечный закон подлости.

- А что соседи? В такую жару по своим домам прячутся, и нос на улицу не показывают. Где им чего-то усмотреть?

Риэвир, кажется, и сам не на шутку загорелся идеей полакомиться спелой земляничкой.

- Хорошо. Надеюсь только, для твоей должности и репутации это не окажется очень губительным. Ведь если нас засекут…

- Я ещё ни разу не попадался! – гордо заявил он. – Так что пошли, салага!

Они резко завернули в скромный переулочек.

 

День седьмой. Третий час дня

 

            Идти действительно пришлось совсем недолго. Будущее место преступления находилось в черте города, располагаясь несколько поодаль от основных улиц внутри ухоженного приятного парка. По дороге они обсуждали стратегию похищения земляники.

- Можно так. Один ест, а другой смотрит, точно ли никого по близости нет, - предложил Риэвир.

- Нет! Я вот точно знаю, что буду подсчитывать, сколько ягод ты съел, чтобы свою очередь не пропустить, - созналась Инга. – Смысл такого наблюдения?

- Никакого. Хотя ощутимая польза от моего предложения уже проявилась.

- Это какая?

- Теперь буду знать, что ты ещё и жадина, - он приподнял указательный палец вверх.

- Ничего подобного! – тут же возмутилась девушка. – Просто у меня очень развита склонность к математическим подсчётам!

- Вот-вот! И я про это, - деланно печально вздохнул Риэвир. – Остаётся только одновременно собирать ягоды по разные стороны гряды. Можно даже соревнование устроить. Кто быстрее.

- Кто быстрее дойдёт до середины? – хмыкнула Инга, воочию представляя этот праздник обжорства. – Задумка неплохая.

- А то! Всё равно придётся есть как можно быстрее. А тут стимул, чтобы не увеличивать шансы попасться никому на глаза… Правда, не могу подсчитать на сколько процентов разница будет при этом, - он хитро подмигнул.

- Нет. Мне так не нравится! - уверенно отказалась девушка. – Раз земляника вкусная и сочная, то ей надо наслаждаться. А какое удовольствие в такой спешке? Так что надо собрать ягоды, вынести, а затем разделить в укромном уголочке.

- И во что собирать будем? – задумался Риэвир. – Пиджак свой портить не позволю!

- Ну! И кто из нас двоих жадина?! – ехидно заметила Инга.

            Однако, несмотря на вопрос, она вытащила из кармана шорт пластиковый прозрачный пакетик для хранения бутербродов. Неопрятность не подвела. Вот если бы упаковка стала выброшена, как и полагалось, то сейчас они бы искали что-нибудь по округе. А так, тара нашлась, способствуя принятию решения. Потом подельники обговорили тактику поведения, если бы хозяин ни с того, ни с сего решил выйти в сад. Ничего дельного, кроме как бежать без оглядки в разные стороны, они не придумали. Может, грандиозные идеи ещё бы и могли возникнуть, но Риэвир остановился у каменной стены высотой чуть более двух метров, за которой частично виднелся, конечно, не дворец, но достаточно большой просторный особнячок.

- И как мы переберёмся?

- Очень просто, - ответил он и, неожиданно схватив девушку за талию, высоко поднял её над землёй. – Хватайся!

            Ладони судорожно вцепились в край преграды. К таким стремительным действиям без предупреждения Инга была вовсе не готова. Каменная крошка и пыль прилипли к рукам. Кожу противно закололо. Однако она сумела приподняться, случайно почти заехав ступнёй по лицу Риэвира в попытке нащупать опору в виде его плеча. Хорошо, что у того получилось ловко увернуться. После чего начинающая воришка, оседлав стену словно лошадь, победоносно посмотрела вниз, стараясь отдышаться. Высота отсюда казалась невероятно огромной.

            Островитянин же отошёл на несколько шагов назад, разбежался и прыгнул. Он легко ухватился, быстро подтянулся и без труда забрался наверх, как будто не единожды уже оттачивал навыки. Могло показаться, что парень просто-напросто взлетел на стену!

- Готова совершить преступление?

Чёрт! Риэвир даже не запыхался.

- Да, - ответила Инга с оттенком зависти.

Она осознала, что по возвращении всё же купила бы абонемент в спортзал. Стройная фигура ей досталась от природы, но физическая подготовка явно требовала улучшения.

- Тогда спрыгиваем, - сказал он и через миг очутился внутри двора. Слова у него с делом явно не расходились!

Инга же нервно поджала нижнюю губу и ещё крепче вцепилась ладонями в каменную кладку, словно её кто-то намеревался насильно сбрасывать.

- Боишься что ли? Тут же всего метра два.

- Не. Нашёл чего мне бояться! - ответила она смешливо, после чего медленно и обречённо развернулась в сторону особняка.

            Участок был небольшим. Как раз таким, чтобы вмещать в себя уютный сад возле дома такого размера. Ухоженные тропинки сходились в единую дорожку, выложенную плиткой. Она начиналась у беседки, почти полностью заросшей вьюнком с роскошными розоватыми цветами похожими на пионы, и вела прямиком к заднему крыльцу дома. Никаких теплиц или грядок не наблюдалось. Вокруг росли лишь аккуратная ровная низенькая травка, высокие деревья и многочисленные, ограждённые округлыми красноватыми камушками, клумбы. Где Риэвир хотел здесь найти землянику – Инга не понимала.

…Быть может с другой стороны участка?

- Так ты спрыгиваешь? – отвлёк её от созерцания парень нетерпеливым голосом. Его не прельщало стоять без дела на открытом пространстве в чужом дворе.

- Конечно, - смиренно сказала девушка и снова с отчаяньем посмотрела вниз.

Высота почему-то не стала меньше. Поэтому наилучшим вариантом ей казалось лечь животом на стену и спустить ноги. Пусть глупо, зато вот уж точно ничего не сломала бы.

- Давай! Я тебя поймаю, - Риэвир настойчиво и нетерпеливо протянул руки, готовый схватить её в любой миг.

- Лови! – решилась она и резко оттолкнулась от ограды.

            Скоротечность полёта позволила догадаться, что получилось нечто вроде «бомбочки». А уж не как, если поэтично выразиться, «вспорхнула словно птица»! Риэвир поймал подельницу, тихо ойкнув, и машинально сделал шажок назад, чтобы удержать равновесие. Сердце же Инги от пережитого забилось чаще, а настроение заоблачно поднялось благодаря адреналину.

- Так! Где здесь моя земляничка? – азартно и по-хозяйски произнесла она, с шуршанием раскрывая пошире подготовленный пакетик.

- Идём. Только надо осторожнее. Чтобы нас не заметили, - зашептал он и прислонился спиной к дереву. После чего посмотрел из-за него по обе стороны, дабы убедиться в отсутствии свидетелей. – Вроде никого.

- Да, - так же тихо прошептала Инга и принулась, чтобы лучше спрятаться за кустом, на котором гроздьями красовались мелкие чёрные ягоды.

- Ниже надо! - недовольный её маскировкой, порекомендовал шиканьем Риэвир.

Ниже получилось бы только если встать на колени. И в целях безопасности Инге пришлось принять именно такую позу. В конце концов, мягкая газонная трава оказалась намного приятнее кафельного пола в туалете больницы…

- Так?

- Хорошо. Теперь заходи с правого края, а я с левого. Нам нужна вон та огромная круглая клумба с фонтанчиком в центре.

- Земляника на клумбе? Не в теплице?

- Какая теплица при нашем климате?!  

Изумление и логика в словах Риэвира позволили Инге чётко осознать, что как учёный она состоялась как-то так себе.

«У тебя узкая специализация по химии, а не биологии!» - попробовала утешить себя она, но помогло крайне слабо.

- И какие грядки? - продолжил он. - Здесь сад, а не огород. Кое-что выращивается, чтобы если во двор выйти, то и поклевать можно было с охотки. Но растёт незаметно. Среди цветов.

- А, - понятливо замычала девушка. - Тогда идём к клумбе.

            Риэвир, склоняясь в три погибели, начал красться в нужную сторону, совершая краткие быстрые перебежки от куста к кусту. Он профессионально старался как можно меньше находиться на открытом пространстве. Инга, решив последовать примеру мастера, приподнялась и сама перебежала к толстому стволу дерева. Коричневая шелушащаяся кора частично осталась на прислонённых липких пальцах, знакомясь с оставшейся там каменной крошкой. От страха сердце громко стучало, как будто на весь сад.

Но дело было задумано. Начато. И оставалось лишь благополучно его завершить! И для этого несчастные метров пятьдесят они преодолевали с минут десять, периодически замирая и оглядываясь! Наконец, оба оказались у заветной клумбы, расположенной в непосредственной близи от входа в дом.

- Давай с этой стороны? Так нас точно не будет видно из-за фонтана, - решила проявить интеллект, тщательно развиваемый на научном поприще, Инга и снова раскрыла целлофановый пакетик для сбора чужого добра.

- Хорошо.

            Земляника пряталась среди красивых цветов. Плодоносящие кустики казались хиленькими, но на каждом гроздьями висели крупные сочные ягоды насыщенного малинового оттенка. Не удержавшись, Инга втихаря съела одну. Риэвир не солгал. Более вкусную землянику нужно было ещё поискать! Она, почуяв жадность, начала набирать ягоды в горсти и суетливо складывать в пакетик. Риэвир не отставал.

- Надо зайти немного сбоку, - предложил парень вскоре.

Того, что они набрали уже было в принципе порядочно… Но и оно закончилось бы за пару минут от начала трапезы!

- Давай! - без тени сомнения согласилась Инга и начала новый сбор урожая.

Некоторые ягоды оказались уже переспелыми. Стоило только взять их, как их бока немного мялись и выделяли ароматный розовый сок. О том, что они занимались воровством, девушка уже и не вспоминала.

Это же эгоизм со стороны хозяина дома не есть такую прелесть, и не давать насладиться ею другим!

- Трудитесь? – послышался откуда-то свысока голос, преисполненный сарказма.

Сердце Инги словно остановилось. Она в испуге приподняла голову и увидела… Остора.

- Так ты дома? – удивился Риэвир брату.

Тот отошёл от окна, открыл дверь и неспешно спустился вниз с крыльца, скрещивая руки на груди.

- Дома. И тебя совсем не ожидал. А тут смотрю в окно и вижу… Такие интересные перебежки по двору совершаются. Завораживают прямо-таки!

- Тоже мне величайший разоритель чужих садов! Только хвастать горазд, что никогда не попадался! - ехидно прошипела Инга, не ожидавшая такой подставы от спутника.

Обкрадывать Остора она бы точно не решилась!

- Да никогда не попадался я! – возмутился парень.

- Кто разоритель? Он?! Ты же никогда в чужие сады не наведывался, - искренне удивился брат Риэвира. - Всё время осторожничал.

- Поэтому и не попадался!

            «Жулик!» - мысленно обозвала напарника Инга, но сдержалась от произнесения слова вслух.

- Так это вы сад обворовывали?! А я-то долго следил и всё понять не мог к чему такие загадочные перемещения! - неожиданно осознал причину Остор и даже широко и искренне улыбнулся, после чего продолжил с издёвкой: – Ничего лучше собственного дома найти то ты не смог? Да, братец?

- Вообще не чужая собственность?! – почувствовав себя обманутой до глубины души воскликнула Инга. Первоначально ей ещё думалось, что братья жили врозь.  

Остор недовольно посмотрел на неё, и девушка тут же прикусила язык. Мало ей было правонарушений, так ещё и воровства не хватало для полной коллекции!

- Он говорил, что это владения старого родственника, - приступила она к лживым оправданиям. – Сказал, что тот разрешает есть землянику. Только в силу преклонного возраста иногда забывает, кто есть кто. Поэтому мы так и крались в сад, чтоб хозяина не потревожить.

- Когда это я страдал потерей памяти? Да ещё и возрастной?!

Обида явно завладела Остором. Лицо надменного грозного Владыки Острова стало мрачнее тучи. Его младший брат тоже не выражал восторга от выдуманного девушкой логического объяснения поступка, но обвинять во вранье не стал.

- Ты знаешь, - наконец сказал Риэвир, откашлявшись, чтобы потянуть время для ответа, и приподнял пакетик почти до середины наполненный земляникой. Ягоды под собственной тяжестью пустили сок ещё больше, а потому почти плавали в нём. Тара же, по всей видимости, оказалась немного дырявой, ибо розоватый сироп стёк на белую манжету рубашки островитянина, оставляя некрасивое расплывающееся пятно. - Мы уже насобирали. Нам хватит… Пойдём!

            Он ухватил Ингу за руку и решительно повёл её в дом. Видимо, возвращаться на улицу предстояло вполне традиционным путём.

- До свидания, – чтобы быть вежливой тактично попрощалась Инга.

- Нет, уж! Искренне надеюсь на окончательное прощание! - с лёгким испугом в голосе ответил Владыка Остор. - Настолько, что если бы была возможность, всё же перенёс ваше отбытие на завтра, а не на послезавтра.

- Что он имел ввиду? – спросила девушка, когда они оказались внутри дома.

Обстановка ей понравилась. Внутри было достаточно просто и аскетично. Минимум мебели. Уйма свободного пространства. И при этом весьма красиво и уютно. У хозяев оказался прекрасный вкус на её взгляд.

- А! Точно! - немного сбрасывая плохое настроение от вынужденного неприятного разговора с братом, произнёс Риэвир. – Это и есть та новость, что я хотел тебе в больнице ещё рассказать, но отвлёкся на растерзываемый тобой буклет. Погода вполне наладилась. Завтра вечером отплывает первый корабль. Отбытие второго, на котором забронировано для тебя местечко, назначено ровно на полдень.

- Надеюсь, Остор не отомстит мне самой ужасной каютой… Где-нибудь глубоко в трюме! Чтобы без окон, как в тюрьме.

- Не! Тут не переживай. Он вряд ли… А вот я вполне! За то, что ты такого понапридумывала, устроить кару - это в моём характере. Так что осталось выбрать, в какое техническое отделение тебя пустят.

- Прости же меня! – театрально взмолилась Инга. - Искренне каюсь! Не наказывай меня столь мучительно!

- Считай, что моё сердце дрогнуло, и я тебя прощаю.

- Вот можешь же быть великодушным, а не букой.

- А то! – довольно сказал Риэвир и, как бы вскользь заметил: - Но до бук, с которыми можно весело провести время, играя в мяч, и которые потом бросают чуть что – мне ещё ой как далеко.

- Надеюсь, ты к такому и не стремишься? – несколько тише спросила Инга.

Удивительно. Почему ей должно было быть стыдно за незнакомую компанию? Но почему-то стало совестно. Может потому, что они тоже оказались туристами? А значит, как и она, являлись представителями мира. Огромного мира, лежащего далеко за водами мистического, великолепного и прекрасного Острова.

 

День седьмой. Ближе к вечеру

 

- Ну, вот я тебя и проводил, - довольный собой сказал Риэвир. – Следуй указаниям доктора. Всенепременно валяйся на кровати, ощущая себя немощной и больной. Пей больше лекарств для беспросветной тоски. И, конечно же, наслаждайся земляникой!

            С этими напутствующими словами он вручил ей многострадальный, истекающий сладким соком пакетик. По дороге, после пережитого, ягоды они не ели. Было что обсудить, да Инге и временно расхотелось лакомства после волнений. Так что содержимое осталось в целости и сохранности.

- А ты? – с удовольствием принимая щедрый дар, поинтересовалась Инга. - Я готова поделиться долей добычи.

- Честный вор. Такая редкость! - восхитился он. - А я на завтрак объелся. Правда, собирал по другую сторону от фонтана.

- Так вот какими глобальными и важными делами занимаются по утрам всемогущие Владыки Острова, - глубокомысленно произнесла Инга.

- А ты думала, что всё так просто? И учти. Это действо требует невероятной сосредоточенности и самоконтроля.

- Чтобы не сразу съесть собранное?

- Ну, ты как в воду глядишь! – они дружно рассмеялись. – Ладно. Мне действительно пора. И нужно заниматься делами. Теми, что посерьёзнее сбора земляники.

- Теперь из дел не вылезаешь. Всё занят.

- Увы, - он виновато развёл руками. - Но, если хочешь, завтра могу заглянуть. Ты же в пещеры так и не собралась, как я понимаю?

- Нет. Мне без компании как-то скучно куда-либо ходить.

- Тогда до завтра! - он улыбнулся на прощание и развернулся, чтобы уйти, как Инга вспомнила нечто невероятно важное.

- А ко скольки ждать-то?

Отсутствие сотовой связи заставляло обдумывать такие моменты заранее. Это в большом мире можно договориться о чём-то и ещё раз с десять списаться или созвониться для крохотных, но значимых уточнений или успокоения беспокойства. На Острове, как и когда-то в прошлых веках, всё было иначе. Приходилось заставлять мозг работать, чтобы сразу обсудить все детали.

- В течение часа после полудня. Точнее не могу сказать.

- Хорошо. До встречи, - Инга махнула рукой ему вслед с огорчением от расставания. Затем немного потопталась на крыльце гостиницы, как будто ожидала, что тот зачем-то вернулся бы, и зашла внутрь.

            В холле почти ничего не изменилось. Бежевый сводчатый потолок с округлой люстрой под средневековье всё также плавно переходил в тёмно-синие стены со светлым ненавязчивым рисунком. Четыре больших трёхстворчатых витражных окна в жёлто-зелёных тонах с тематикой, неуловимо напоминающей об японских садах и райских птицах, по-прежнему привлекали взор. Коричневые пересекающиеся над головой деревянные балки для устойчивости конструкции не изменили цвет. Пара кожаных диванчиков, украшенными металлическими заклёпками, да кресла под стать тем стояли на своих местах, как и деревянные столики с аккуратно сложенными буклетами и брошюрами об Острове, гостинице и предоставляемых услугах. По левую руку от входа, вдоль синей ковровой дорожки с низеньким мягким ворсом, расстеленной на паркет цвета дуба, размещалась знакомая резная стойка администратора. Арьнен привычно облокачивался на неё и со скучающим лицом наблюдал за царившем в холле непривычным ажиотажем. Туристы уже знали, что совсем скоро смогли бы вернуться к своим домам и делам, а потому активно обсуждали, что им предстояло сделать первым делом по возвращении. Некоторые рассуждали, что они ещё успели бы посмотреть до отплытия. И при таких обстоятельствах на перемывание косточек Инги ни у кого не осталось времени. Даже её приход остался замеченным, пожалуй, только Арьненом.

- Добрый вечер, - поприветствовал он её.

- И вам, - обрадовалась приветствию Инга. – Не возражаете, если я приму ваше приглашение и всё-таки выпью чашечку волшебного чая?

- Не хочется снова утренний переполох разводить? – усмехнулся старичок.

- Именно! У меня, кстати, и угощение есть, - она подняла повыше пакетик с многострадальной переспелой земляникой и тут же смутилась. – Ой! Как-то она уже совсем неаппетитно выглядит.

- Зато аромат чудный! Погоди, - он ненадолго скрылся в своей каморке, а после вышел оттуда с округлой глиняной миской, украшенной объёмной косичкой. – Клади сюда. Пересыпай.

            Инга постаралась вытряхнуть землянику одним разом. Та шлёпнулась слипшимся комом. Часть сочных ягод размазалась по стенкам пакета. Извлекать их без столового прибора показалось ей верхом вульгарности, и поэтому она постаралась поспешно свернуть пакетик и сжать его в кулачке.

- Предлагаю посыпать всё это богатство сахаром. Чуть-чуть совсем. И съесть с булочками за чашечкой чая, - произнёс Арьнен. – Получится неварёное варенье. И не такое сладкое, и все витамины, и вкус сохранятся.

- Замечательно, - обрадовалась идее Инга. – Ко скольки к вам зайти?

- Приходи через пару часиков. Как раз внучок подойти должен. Вот и поставлю его работать, пока дед немного отдохнёт.

- Настоящий помощник он у вас, - сделала комплимент Инга, внутренне веселясь от воспоминания о серьёзности подростка.

- Помощник, - довольно согласился Арьнен.

            Инга поднялась в свой номер и поспешила первым делом отмыть руки. Тёмная вода, потёкшая по краю раковины, намекнула ей, что это было сделано не зря. По ходу, на своих ладонях она собрала чуть ли не всю грязь в городе! Затем девушка приняла душ и с удовольствием легла на кровать, включив ноутбук. Голова как раз вновь разболелась – видимо, закончилось действие лекарства. Так что полежать показалось ей наиболее прекрасной идеей.

- А вот и ты! – написал муж, едва она вошла в сеть.

            «Караулил что ли?» - с некой неприязнью подумала девушка, но напечатала достаточно игривое приветствие:

- А там вот ты!

- Что сегодня?

- Самые замечательные известия. Послезавтра отплытие моего кораблика… Я возвращаюсь домой!

- Ты не представляешь, как я счастлив! Настолько, что куплю на день твоего возвращения билеты на мюзикл. Тот, что ты так сходить хотела.

- О! – искренне удивилась Инга. – Ты же столько лет говорил, что терпеть не можешь ни оперу, ни мюзиклы!

- Зато меня радует твоя улыбка. И если мюзикл сделает тебя счастливой, то я готов пройти это испытание.

            Испытание? Неужели нельзя предложить что-то, чтобы порадовало бы их двоих? Почему одному всегда нужно страдать? Разве это верно?!

- Прямо-таки огонь, вода и медные трубы, - хмуро напечатала она, но текст не передал восторженному собеседнику грусти интонаций.

- Надеюсь, живая музыка из одних труб не будет состоять!

- Будь в этом уверен. Как твой день?

- Достаточно обыденно. Только без тебя совсем одиноко и грустно, - муж поставил плачущий смайлик, заставляя её тут же ощутить невероятную скуку от предположения дальнейшего развития разговора. - Пришлось заняться самообразованием и прочитать научный журнал, что вчера на работе вспомнил захватить. Тебе, кстати, письмо с торговыми каталогами пришло.

- Это надоевшая рассылка. Раз закажешь – потом от спама не избавишься. Сразу выкидывай их.

- Так и сделаю. А ты как?

- Загорала на пляже. Купалась… И наслаждалась земляникой.

Воспоминания о саде и Риэвире и вовсе убили её энтузиазм к общению. Удивительно! Она приехала на этот Остров, мечтая сделать передышку от Антона. Она желала ощутить тоску, как если бы отношения вернулись к самому началу. А теперь… Стоило вспомнить нового нагловатого приятеля, как образ мужа сразу же мерк.

Холодок пробежал по спине Инги.

Девушка, даже не прочитав полученный ответ, задумалась о вероятной измене. Никто никогда не слышал, чтобы островитяне заводили романы с кем-то из большого мира. В буклетах туристов значились мягкие предупреждения об осторожности фривольного общения. И вряд ли бы местная вера позволила кое-кому сделать опрометчивый шаг. А без напора её ответственность за данную клятву верности не разрушилась бы. Да и не столь хотелось физической близости, сколько…  

Любви? Она была влюблена?!

Несомненно, в Риэвире было всё то, чего ей так не хватало в муже. Некая лёгкость, игривость, энергия, свойственные ей самой. И Антон, пока он находился на столь огромном расстоянии от неё, интуитивно начал подражать идеалу супруги, как в их первые дни знакомства. Но стоило бы Инге вернуться, как их семью снова захватила бы обычная серая жизнь с раздражающими привычками.

Монотонность. Болото, в котором предстояло утопать! Сон, от которого нельзя проснуться!!!

Ей хотелось, чтобы рядом был кто-то, способный поддерживать в ней огонь жизни.

…С Антоном она чувствовала себя похороненной заживо.

- Пообещай мне, что вместо мюзикла мы обязательно съездим в поход, - потребовала Инга.

- Зачем? Грязь, пыль, антисанитария, мошкара.

- Природа, костёр, палатка, романтика, - нашла она достойные возражения.

- Ты ещё и с ночёвкой хочешь что ли? У нас же ни спальников, ни палатки. Может куда к знакомым на дачу? Серёга приглашал в том месяце как раз. В баньку сходим. Попьём пива. У них там пруд с карасями вроде. Можно и удочку закинуть. Никуда далеко ходить, да мёрзнуть не надо.

Ингу аж передёрнуло. Предложение мужа не отличалось новизной. Именно по такой схеме и происходили их поездки на природу всё время.

А она желала чего-то большего!

- Нет. Мы поедем в поход. Хочу, - упрямо решила она налаживать отношения с мужем пусть и насильно.

«Главное, сделать так, чтобы это приключение вызвало у него положительные эмоции. А там и сам предлагать начнёт», - наивно подумала девушка и решила включить режим «женского обольщения»:

- Тебе же нравится моя улыбка. Сделай меня немного счастливее. Чуть-чуть!

- Хорошо. Только не сразу же отправимся, а через пару недель хотя бы. Нам же всё закупать надо. Да и обдумать стоит куда поехать, куда идти, что и в каком количестве брать с собой. Следует посмотреть, что в магазинах продаётся. Почитать отзывы и сравнить цены. И тут мне нужно во всём с тобой советоваться.

- Ладно, - вынужденно согласилась она.

…Описываемый мужем скучный процесс подготовки к походу у любого мог отбить пылкий энтузиазм, но Инга оказалась преисполнена непоколебимого упрямства сделать свою семью счастливой.

День седьмой. Вечер

 

За разговором про грандиозные планы на будущее Инга и не заметила, как быстро пролетело время. Стоило уже навестить Арьнена, да заняться исследованием, на которое из-за смирившейся погоды оставалось невероятно мало времени. И подумаешь, было оно надуманно или нет. В крайнем случае, предстояло просто приятно провести время в компании замечательного, пусть и странноватого, старичка. Так что, если уж не вышло бы выслушать историю, которую она ожидала, то тему всегда можно было перевести в интересное русло.

- Привет, - поздоровалась Инга с мальчиком, которому дед сурово выдавал последние наставления. Попутно она заметила, что тот оказался обладателем глаз редчайшего фиолетового оттенка.

- Добрый вечер, мадам, - с вымученной грустной улыбкой ответил паренёк. Кажется, взрослые нравоучения наводили на подростка только скуку, ибо тот считал себя вполне самостоятельным и готовым к любым деяниям…

А, может, так и было?

Зачастую зрелые люди уж очень старательно пытались превратить детей в неких роботов и полное подобие самих себя. На любое действие у взрослого заранее был подготовлен для отпрыска соответствующий алгоритм поведения. Вдруг именно этот мальчик уже сумел вобрать в себя всю мудрость старших?

- А! Вот и вы, Инга, - обрадовался Арьнен девушке и снова обратился к своему юному помощнику: - Если у тебя возникнут любые вопросы – сразу зови меня. Я же пока выпью чай со своей гостьей… и передохну от твоей непомерной глупости!

- Да, дедушка.

Инга восхитилась и насторожилась от такой покорности и уважения. Кажется, быть родственником требовательного вездесущего администратора гостиницы было не таким уж приятным делом, нежели его постоялицей.

- Идёмте, - пригласил он её зайти внутрь.

            Девушка зашла в знакомую комнатку и присела на тот же стульчик, что и в прошлый раз. В помещении ничего не изменилось, разве что шторы оказались плотно закрыты.

- Я уже поставил чайник. Вода почти закипела. Именно такой и стоит заваривать травы. Минут пятнадцать и как раз будет готово.

- Замечательно, - довольно сказала Инга и решила начать с отвлечённой темы. – Мне очень нравится ваша картина. Только цвета на ней несколько блёклые.

- Лето не может быть вечным. Оно превращается в безрадостную осень, - отрешённо пояснил он, как если бы подобное время года существовало на Острове.

- Всё равно сюжет несколько мрачноват. Чего они так боятся?

- Наверное того, чьими глазами нам и суждено увидеть этот застывший во времени момент.

Арьнен поставил на стол тяжёлый пузатенький чайник, прикрытый сверху толстой плотной салфеткой, и с некой мечтательной задумчивостью неспешно подошёл к комоду, бережно проводя сухими пальцами по старому шершавому багету рамы.

- В смысле? – не поняла Инга.

- Мне кажется, что они застыли от страха. Испугались некоего незнакомца. Странника. И изображение – именно то, что увидел он.

- А не художник?

- Так, быть может, художник всего лишь запечатлел на холсте доставшееся ему воспоминание? А уж своё или чужое…

- Вы так говорите, как будто в голове у вас находится целая история, выстроенная на основе этого изображения.

- Может и так, - пожал плечами старик.

- Расскажете?

- Я достаточно грустный рассказчик, - печально сознался островитянин. - Мои истории редко заканчиваются для слушателя тем, что ему бы хотелось услышать.

- Меня это не заставит отказаться от просьбы, - намекнула она ему.

- Что же. Странник честно исполняет свой долг перед той силой, которой выбрал служить. И сейчас он играет роль палача. А женщине, - Арьнен провёл по встревоженной фигурке в светлом платье ладонью, - это прекрасно известно. Поэтому она так боится.

- Вы говорите с тоской, - заметила Инга. – Как если бы ваш незнакомец следовал долгу вопреки желанию.

- Отсюда и обречённость. Он, вынужденный стать карающей дланью супротив своей истинной воли. Она, принимающая его выбор… И дети, которые не знают из-за чего к ним идёт зло в облике человека. Они лишь чувствуют, что за незнакомцем плащом развевается их боль.

- Вы правы. Звучит как-то излишне мрачно, - созналась Инга. Теперь ей тоже казалось, что от картины веяло неким жутким отчаянием и безысходностью. - Неужели вы не видите никаких положительных возможностей развития сюжета?

- Каким бы ни был долг – его всегда можно исполнить по-разному, - искренне рассмеялся старый островитянин. - Так что предлагаю считать, что… Странник отошёл от своего пути всецело покорного служения и воспользовался этим нюансом.

- И его за это не наказали?

- Зачем? Наверняка он сам этим устроил бы себе ту ещё игру с судьбой!

- Всё-таки вы тот ещё выдумщик Арьнен!

Довольный её замечанием старик хитро, но добродушно улыбнулся в ответ.

- А что нам старикам ещё остаётся?

- Хотелось бы увидеть вас в молодости… Остров не так давно воссоединился с остальным человечеством. Но у вас могли бы сохраниться фотографии прошедших лет, – решила всё же удовлетворить свой интерес Инга.

- Увы. Я слишком стар, чтобы подобное могло существовать в этом мире. Да и не люблю. Вот живопись – это совсем иное. Мне она больше по нраву.

- Да. Сочинять сюжеты по холстам вы умеете, - сделала комплимент девушка.

- Это да. Почему бы и не припугивать молодых своими невнятными речами? – он снова с некой мечтательностью посмотрел на картину.

- Быть может, вы тогда расскажете мне кто такой Хозяин Острова? Я бы хотела услышать легенду про него, – девушка решила, что хватит уже тянуть с ответами на собственные вопросы.

Арьнен искоса взглянул на неё, как если бы оценивал, стоило ли доверять Инге или же нет. После чего уверенной походкой отошёл от комода и сел на жёсткий стул напротив неё, положив руки на стол и сцепив пальцы в замок.

- Эта история не для обычных туристов, ищущих развлечений и чему бы ещё подивиться в своей быстротечной жизни, - наконец медленно выговорил он с хрипотцой. - Откуда ты услышала о нём?

- Жрица на небесных островах сказала, что Храм служит для сдерживания Хозяина Острова. Но не стала ничего пояснять подробнее, - ответила Инга, трезво рассудив, что собственные сны обсуждать не стоило. Во всяком случае – пока.

- И правильно она поступила! Не забивай себе свою ясную светлую учёную голову местной тёмной и противоречивой чепухой. Ни к чему это, - бессовестно отмахнулся старик, раньше времени начиная разливать по чашкам красноватый напиток со странным ароматом, напоминающим цветочный.

- Он хотя бы злой или добрый? – решила хоть что-то уточнить для себя Инга, раз уж ей давали ясный «от ворот поворот».

Как же она забыла поинтересоваться на эту тему у Риэвира?! Его-то вполне можно было бы и разболтать!

- А как можно определить, что добро, а что зло? Много ли людей ты можешь соотнести к тем или иным, следуя этим понятиям? Каждый в своей жизни совершает что-то хорошее и что-то плохое… Причём, даже делая хорошее! Всё зависит от точки зрения смотрящего на деяние. Так что я не могу ответить на твой вопрос. Откуда ж мне знать, чего ты хочешь для себя, и как ты хочешь видеть то или иное?

- Мне показалось, что жрицы считают его злом.

- Решила начать расспросы с другой стороны, чтобы я всё же рассказал тебе заинтересовавшую историю? - догадался Арьнен, сощурив глаза, и беззлобно погрозил указательным пальцем. - Жрицы – всего лишь люди. Более того - женщины.

- И чем там женщины плохи?

- А тем, что почти любая женщина стремится к стабильности и сохранению того мира, что она знает. Поэтому жрицы и воспринимают иное с агрессией, хотя, быть может, эти изменения и не настолько плохи для вселенной в целом. И заруби себе на носу, - он лихо щёлкнул пальцем её по носу. От неожиданности Инга вздрогнула и чуть не уронила свою чашку. - Остров не любит любопытных. Если он того желает, то сам раскроет свои тайны.

- А если вы его проводник? И вам суждено рассказать мне эту историю? – продолжала настаивать упрямая туристка, добавляя ноту мистицизма. Её съедало любопытство!

- Никоим образом! Иначе бы ты задавала мне совсем иные вопросы.

- Вы самый великий профессионал в запутанных речах, Арьнен! - сделала вынужденный вывод Инга.

- Зато сколько при мне сверкало от любопытства глаз! - он довольно усмехнулся, а после и расхохотался во весь голос. - Людей не столько влекут прекрасные места да действительно важные истины, сколько вероятность стать частью некой загадочной тайны. И если на словах держать их на грани, поддерживая интерес, то им так и жить становится интереснее… Ведь большинству сокровенная правда то и не нужна. Только ощущение причастности. И во многом они правы. Как бы ни было досадно, но и за величайшей тайной чаще всего кроется самая обычная и тривиальная история. Понимаешь?

- Понимаю, - делая глоток, ответила Инга.

            Арьнен был прав. Его слова подогревали любопытство, но были всего лишь словами. Находить же в них скрытый смысл или нет - следовало ей самой…

Девушка вздохнула.

Как же всё было невероятно запутано! Она хотела разобраться, а утонула в завесе недомолвок ещё больше.

- Вы правы. Так она просто прелесть, - откладывая в креманку из миски дополнительную порцию земляники с сахаром, сказала Инга. - Вот бы родителям мужа привезти пару таких кустиков. Они как раз дачу прикупили. Решили садоводством заняться.

- Стремление хорошее. Если всё правильно сделать, то можно многого достичь.

- Ну, да! – не поверила ему Инга. – С утра до ночи на огороде в земле ковыряться. По мне так этот труд того не стоит.

- Смотря, что выращивать, - заметил Арьнен. – Что они конкретно хотят?

- Да, как обычно, - пожала плечами девушка. – Картошка, помидоры, огурцы, морковка. Для себя. По мелочи.

- Тогда согласен. Не стоит, - тут же полностью утратил интерес островитянин, но в самой девушке тут же проснулось любопытство.

- А что же стоит?

- Была за пределами города? Видела, что на здешних полях растёт? – поинтересовался Арьнен, с удовольствием намазывая землянику на ломтик бисквита.

Сок легко проникал в поры удивительной выпечки, окрашивая её в розоватый цвет. Подобного угощения Инге ещё не доводилось есть. Мало того, что вкусно, так ещё и высотой воздушное тесто под десять сантиметров! Как только пропеклось?

- Нет ещё. А что там?

- В основном цветы, - ответил он. – Сама посуди. Вот сколько с метра квадратного ты картошки получишь?

- Не знаю, - пытаясь вспомнить школьные времена, когда однажды пришлось заняться сбором урожая, растерялась она. – Килограмм пять, наверное.

- Не буду спрашивать ваши цены. Сама подсчёты сделаешь. Но какой самый обычный цветок выращивается?

- Тюльпаны, - не задумываясь, выпалила Инга, припоминая сельскую жизнь, периодически возникающую во время каникул или пикников.

- Тем лучше, - довольно улыбнулся Арьнен. – Про них я много знаю. Нравятся. Даже в своём саду посадил несколько луковиц… Так вот. Тюльпанов на один метр квадратный можно с комфортом посадить штук под восемьдесят.

- И что? – не поняла она сути.

- Припомни. Сколько они стоят? Можешь даже цену уменьшить. Ибо, если сдавать тому, кто займётся продажей, то только за половину стоимости и продашь. Но всё лучше, чем рекламировать свои букеты. И сравни по стоимости с картофелем. Да ещё и учти, что уход попроще будет.

- Мда, - уже серьёзно задумалась Инга. У неё было далеко не экономическое образование, но выгода легко определялась. - Только всё равно тюльпаны у нас из Голландии везут. Кому садовые нужны?

- Из другой страны привозят? – приподнял бровь старик.

- Да, - печально подтвердила девушка. Даже такой простой товар любимая Родина предпочитала импортировать, а не выращивать на своих обширных, зачастую одичалых полях.

- Так ещё проще. Прежде всего надо сорт какой интересный выбрать. Вот подойди к окну. Сама посмотри.

Инга тут же поднялась со стула и последовала совету. Может, вставать с насиженного места было и неохотно, но любопытство пересилило. Она подошла к окну, откинула штору в сторону, опёрлась ладонями о подоконник и выглянула наружу. Кончик носа тут же оказался в саду, а именно над небольшой клумбой, на которой красовались красные тюльпаны с тонкой светло-жёлтой полоской по краю лепестков. Несмотря на время, они были лишь немного приоткрыты. Как будто манили заглянуть внутрь бутона… Вдруг там пряталась крошечная Дюймовочка?

- Красивые, - признала Инга, восхищаясь крупными цветами. – Ещё даже не распустились полностью.

- Они и не раскроются до конца. Такой уж сорт. И простоят сорванными в вазе недели с две, радуя глаз.

- Да? – удивилась девушка, возвращаясь за столик.

- Вот оно первое преимущество – иметь что-либо уникальное. А второе – так пока в другой стране срежут. Пока соберут в холодильнике. Уже пройдет дня два. А то и три. И ведь не всё. Довезти ещё надо. А это и время, и деньги! Да как привезут, так опять дни на сортировку уходят. С неделю срезанные красавцы маются. Разве это хорошо? А ты вот предлагаешь и интересные, и только что срезанные.

 - Кажется, я знаю, что посоветовать свекрови, - полностью уверовала в гениальность задумки Инга.

- Посоветуй ей даже не начинать сажать помидоры с картофелем. Тюльпаны паслёновых очень не любят. Вряд ли где в книге про это написано будет. Так что просто запомни. После них лет пять цветы только с вирусом расти будут, - не отвлекаясь от бисквита, рассказал бесценную информацию старик.

- А что за вирус? – вот эта тема была наиболее излюблена и приятна для Инги, хотя по растениям специалистом в их группе был Павел.

- Смотрится как жёлтые или черноватые полосы. Или гребни. Красиво очень. Только вот уже не то. Так что самое проверенное средство – сразу такое растение в огонь. Вместе с луковицей. И на земле, где тюльпан рос, лучше всего костерок устроить.

- С любым вирусом можно бороться иначе, - авторитетно заявила она.

- Что же. На Острове до прихода людей из большого мира тюльпанов не было. Но, насколько мне известно, у вас за разрешение этого вопроса до сих пор премия так никому и не выдавалась, - ехидно заметил Арьнен. – Попытай счастья.

- Кто знает. Может, и попробую, - взяла себе на заметку Инга тему для исследования. – И обязательно свекрови дам понять, для чего дополнительные сотки на даче нужны. Пусть цветы растит, раз так с землёй работать хочется. Это самое выгодное, и для взора приятное дело.

- Ну, я не сказал бы, что самое, - снова усмехнулся Арьнен, но девушка, поглощённая мысленной постройкой бизнес-плана, осталась на своей волне:

- А вы выращиваете что-то?

- Нет. Мне гостиницы хватает. Да и тоже не люблю в земле копаться настолько. Может, оттого другие перспективы отчётливо и вижу!

- И какие же?

Инга за разговором даже позабыла про угощение.

- Я бы прикупил какой куст. Очень элитный. Особого ухода да полива кусты не требуют. Так что из дел – всего отсадить от него в будущем черенки поплотнее. И всё. Как только те прижились – выкапывай, что пожирнее, да продавай. При плотной посадке и сорняков не возникнет. Так что забот вообще практически никаких.

- Вы прожжённый делец! – в искреннем восхищении сказала воодушевлённая Инга, представляя, сколько оказывается в этом мире имелось возможностей для доставания денег практически из воздуха. – Теперь я понимаю, почему с Островом считаются!

- Конечно. Так что здесь уже давно не выращивается того, что столь легко можно закупить в остальном мире. Оставили только то, чего у вас нет. И продаём… И то с умом.

- Расскажите мне, - азартно произнесла девушка, жалея, что у неё при себе не имелось не только диктофона, но и элементарного блокнота с авторучкой.

- Молодёжь! Могла бы и сама про Остров подробнее узнать. Ну, да ладно. Мне похвастаться приятно, - Арьнен прямо-таки светился из-за того, что мог объяснить нечто простое и крайне доступное, кажущееся кому-то великим откровением. – Земли здесь не так много, да и каменистая она очень. Не самое лучшее место для посадок, так что приходится её использовать правильно. И вот подумай, какой толк отдавать вам что-то, чтобы вы выращивали такое же? Это невыгодно! Поэтому никаких действительно интересных и полезных семян, ростков и тому подобное с Острова не уходит.

- Оставляете за собой монополию?

- Именно. Некоторые поля используются для выращивания овощей и фруктов, которые можно попробовать только здесь. Остальные плодородные земли идут на другие культуры. И цветы в том числе. Однако то, что уйдёт в большой мир объединяет одно - для размножения и плодов таких растений нужны мужские и женские побеги.

- Это как в облепихе, наверное? - смогла привести аналогию Инга.

- Возможно. Я не такой уж и специалист в ботанике, - нахмурился старик, пытаясь припомнить, о чём она говорила.

- То есть вы продаёте только одну часть?

- Да. Растения уникальные. Желающих их получить много, но… Они недолговечны. Так что…

Продолжения, что спрос не изменится, не требовалось. Поэтому Арьнен остановил свою фразу на середине и искоса лукаво посмотрел на Ингу. Девушка, ощущающая внутри себя даже нечто, сродни просветлению, вспомнила и про бисквит. Она съела очередной кусочек, понимая, что уже объелась, и сделала глоток из чашки.

- Напиток превосходный. Никогда ничего подобного не пила. Можно ещё?

- Конечно, - Арьнен наполнил для гостьи уже третью по счёту чашку. - Местные травы и моя личная смесь.

- В меню гостиницы ничего такого нет.

- Ещё бы! Он тоже неповторимый. Этот рецепт я рассчитываю передать только по наследству.

- Жаль.

- Не жалейте. Главное, как вернётесь в номер, сразу ложитесь спать. Спокойствие, безмятежность. И никаких кошмаров… Обещаю!

Вот последнее Ингу-то и не устраивало! Пожалуй, все ответы на её вопросы мог бы дать только сам Хозяин Острова. А приходил он только тогда, когда она засыпала.

Толку тогда в этой ночи?!

- Хорошо. Вы знаете. Пожалуй, я и пойду. Что-то устала, да и у вас внук.

- Да. Надо проверить. А то затихорился!

- Благодарю за чаепитие и угощение, - попрощалась Инга.

- Да и вам за землянику. Давно не пробовал такой ароматной.

            Стараясь не спешить в начале пути, девушка поднялась по лестнице и, посмотрев по сторонам, пустилась бегом на цыпочках по коридору к своему номеру. Ключ как назло выпал из рук.

- Ух. Вредина! – обозвала его Инга.

            Затем наклонилась, подняла и всё-таки открыла замок, чтобы, оказавшись по ту сторону двери, снова тщательно закрыть его. Дальнейшие действия молодой учёной, не желающий упускать свой шанс продолжить мистическое исследование, были просты до безобразия. Быстро разуваясь на ходу, она забежала в ванную и присела у унитаза.

- Простите, Арьнен, - прошептала исследовательница и, морщась, засунула два пальца в рот.

Это была предпоследняя её ночь на Острове, и упускать её Инга не желала!