Глава 2.

 

            Инициация Аворфиса должна была происходить в замке герцога Дзэпара, как сеньора земель наместника Аджитанта. Это с Леей так вышло. Назначению же барона на должность должно было бы стать более серьёзным и знаменательным событием в великосветской жизни вельмож. Но визит в Бъэллатор девушку не радовал. Уж очень свежи ещё были воспоминания обо всём произошедшем там. И кто знал, кому на этот раз предстояло стать развлечением? Да и не такое уж и удовольствие приносили эти роскошные балы и великосветские рауты. Может, кому и нравилось, но она хождению по залу под руку с Ал’Беритом, попутно приветствуя окружающих и деланно восхищаясь другим гостям, предпочитала нудный рабочий день.

            Настроения надевать на праздник вероятного врага что-либо яркое не было. Но и полностью чёрное, удовлетворяющее состоянию души, вызывало ассоциации о трауре по самой себе. Стоять у шкафа в раздумьях было уже особо и некогда… Привычная ситуация для обычной женщины, решавшаяся как всегда до нелепости просто. Лея с закрытыми глазами протянула руку вперёд и, нащупав ткань, посмотрела на свою добычу. Кажется, ей было суждено надеть недавно заказанное воздушное платье василькового цвета с широким поясом. Не самый шикарный выбор, но этот недостаток легко устранялся изящными украшениями, благо приобрести их не составляло проблем. Даже первоначальный доход от шахты позволял исполнять почти любые капризы.

            Дверь в комнату открылась без предварительного стука, заставляя едва закончившую с приготовлениями хозяйку дома вздрогнуть от неожиданности. Пришла Дайна. «Тактичная» телохранительница сообщила, что повелитель прибыл. В ответ на это обстоятельство девушка только горько вздохнула. Если бы инициация проводилась в Аджитанте, можно было хотя бы надеяться на «вечер в узком кругу», который действительно доставлял удовольствие. А так… Нехотя она вышла в коридор.

            Каменные ступеньки так и мелькали под ногами от стремительного спуска, но Дайна, казалось, шла обычным шагом. Пальцами левой руки Лея придерживала длинный подол платья, чтобы не споткнуться. К середине же лестницы между вторым и третьим этажами она сбавила темп. Теперь стоило идти медленнее. Некрасиво как-то появляться перед кавалером, задыхаясь от пробежки. Более того, сразу же появилась и некая грациозность. Весьма своевременно. Ал'Берит встретил девушку в холле у самых перил. Он сделал несколько шагов навстречу и элегантным движением подал руку, помогая сойти своей даме с последних ступеней.

- Вы очаровательны, - сказал виконт ничего не значащий комплимент, и Лея, как и всегда, засмущалась. – И всё же нам пора. Мы должны прибыть своевременно.

            С этим она никак не могла не согласиться. Конечно, с выбором наряда пришлось повозиться очень долго, но всё равно повелитель приехал несколько позже, чем ожидалось. Не особо на него походило, но мало ли какие дела могли задержать могущественного демона? А опаздывать на инициацию никак не дозволялось. Не красться же позади Аворфиса, чтобы пройти в зал, в самом деле? Слишком уж заметно было бы их отсутствие. Поэтому они, не медля, направились к роскошной карете Ал’Берита. Дэзулты – ездовые ящеры, напоминающие тираннозавров, нетерпеливо переминались на массивных лапах, готовые отправиться в путь сразу же. Один из Рохжа, бывший возницей в этот вечер, открыл дверцу и выдвинул лестничку. Это было тоже странно. Наместник предпочитал повсюду находиться с Кхоттажем.

            «Значит, направил на какое-либо дело», - решила для себя Лея, совмещая обе нестыковки в своей голове, и поставила ножку в туфельке изумительной работы на крохотную ступеньку. Ал’Берит зашёл следом и сел подле неё на диванчик.

            Одет он был как всегда безупречно. Соответствующие случаю белые перчатки и чёрный фрак с шёлковыми лацканами и тёмно-синей оторочкой, украшенной медной нитью сидели на нём идеально. Виконт поправил белый галстук-бабочку на жёстко накрахмаленном вороте белоснежной рубашки, хотя это и не требовалось, и опёрся ладонью о край дивана. Молодая женщина не удержалась и положила свою руку на его. Жар тела демона чувствовался даже через плотную ткань. Ал’Берит улыбнулся.

- У тебя прядь выбилась, - сказал он, нежно поправляя её волосы.

            Ничего такого. Самое обычное действие, но сердце Леи забилось несколько быстрее. Пытаясь и прояснить ситуацию, и снять не нужное очарование момента она на всякий случай спросила:

- У герцога не будет никаких сюрпризов?

- Во время инициации точно ничего значительного для тебя случиться не должно, - беззаботно ответил повелитель. Ей сразу же стало спокойно.

- Вот и хорошо.

- Уже устала от сюрпризов? – на удивление участливо поинтересовался Ал’Берит.

            Лея посмотрела ему в глаза, и их взгляды столкнулись. В них не было напряжения или неловкости. Так смотрели друг на друга хорошие знакомые или влюблённые… Она его любила! Она верила ему! Но доверять не смела. Этого было просто нельзя делать! Каждое слово могло нести свой скрытый смысл. Как бы ни хотелось расслабиться – действовать следовало соответственно ситуации.

- Да. Хотелось бы большей определённости.

- Иногда я даже тебе завидую. Когда видишь события насквозь, то начинаешь ценить неожиданности, какими бы они ни были, - устало и как-то вполне по-человечески произнёс Ал’Берит, и Лея не смогла не поверить в эти слова.

            Конечно, она не стала предлагать кидать кости, чтобы наместник Аджитанта, одного из великих городов Ада, словно балаганный фокусник, угадывал следующее выпавшее число. Но захотелось именно этого… Кажется, у неё появилась исключительная возможность увидеть сокровенное, тайное и истинное «Я» Ал’Берита, а голову наполнили только невероятно глупые мысли. Даже смешно… Короткая вспышка пламени телепорта разрушила слияние их взглядов. Девушка не могла не перевести взор на окно. А когда снова посмотрела на спутника, то возле неё вновь сидел повелитель. Она медленно убрала свою руку. Время для доверительного разговора вышло невероятно быстро. Дэзулты, глухо рыча, останавливались. Гости прибыли.

            Рохжа снова открыл дверцу кареты. Первый заместитель вышла наружу, мечтая как можно скорее перейти решётчатый мост над рекой лавы, чтобы войти в замок. Свирепый жар моментально охватил всё тело. Дышать стало невероятно тяжело. Увы, светский ранг не позволял пробежки даже на такую короткую дистанцию. А потому пришлось идти мучительно медленно размеренным шагом под руку с повелителем, надеясь, что подошва туфелек не расплавилась бы, намертво приклеиваясь к металлу. Почему-то Лея именно это себе и представляла в тот миг. Мерещилось, что стала бы трепыхаться как муха на поверхности варенья. Преисполняясь такими губительными для самомнения мыслями, девушка считала каждый шаг, и оттого путь стал ещё дольше.

- Его превосходительство виконт Ал’Берит, наместник города Аджитанта, Хранитель летописей, Главный архивариус Ада и его первый заместитель госпожа Пелагея! – зычно, но вполне привычно, проголосил церемониймейстер, стуча посохом о пол.

            Приветствия в виде поклонов и реверансов. Они давно уже были безразличны. Главное, что внутри зала было относительно прохладно, да присутствующие предпочли человеческий облик. Молодая женщина внутренне развеселилась, представив, что ей пришлось бы обмениваться приветствиями с какими-нибудь гигантскими пауками. Раньше она об этом не задумывалась, ведь гости в естественном обличье всегда были хотя бы отдалённо похожими на людей, то есть являлись гуманоидами в большинстве своём ростом около трёх метров. Однако ей доводилось видеть и яркие исключения. Прими Хдархет хоть раз свой истинный облик на одном из балов, и Лея бы решительно не знала, как ей поступать. А так всё было уже довольно просто.

            Ал’Берит после небольшого променада по залу оставил свою даму в одиночестве на некоторое время. Его присутствие возле трона герцога, которого пока так и не было, являлось необходимой частью церемонии. Скорее всего, Дзэпару предстояло появиться в самый последний момент. Сразу перед Аворфисом. Утратив интерес к спине, уходящего в другой конец зала, повелителя, Лея развернулась.

- Очень рада вас видеть, Ваше превосходительство, - она сделала реверанс, приветствуя незаметно подошедшую к ней баронессу Ахриссу.

            Демонесса доброжелательно улыбнулась, насколько вообще могла быть дружелюбной улыбка в её исполнении. Всё-таки рот, больше похожий на рыбий, давал весьма ограниченные возможности в мимике. Более того, в больших жёлто-салатовых глазах открыто читался намёк на задуманную гадость.

- Госпожа Пелагея. Вы не представляете, сколько удовольствия доставляет мне ваше общество! Тем более приятно встретить вас на таком событии. Вы уже знакомы с бароном Аворфисом?

- Да, я познакомилась с ним несколько дней назад.

            Баронесса ни разу не принимала при Лее человеческий облик. Но всё равно выглядела великолепно, несмотря на отсутствие носа, рытвины (как после оспы) на лице и длинные уши, изнутри которых росли непрерывно двигающиеся отростки ядовито-оранжевого цвета в зелёную крапинку. Первоначальное инстинктивное отталкивающее чувство невероятно быстро пропадало. Ахрисса умела быть очаровательной… Если того хотела. Молодой женщине достаточно было вспомнить, как во время одного из боёв на арене, та поставила на сторону впоследствии проигравшую. Любая фурия позорно бы бежала, лишь бы не столкнуться с разъярённой демонессой.

- И как вы его находите? – полюбопытствовала наместница Крудэллиса.

- Отдалённо он мне напоминает Его превосходительство Ал’Берита. Правда, скорее это связано с манерой вести дела, чем с чем-либо большим.

            «Вроде хорошо сказала. И правда, и не охаяла, и не похвалила», - с некой радостью подумала Лея.

- Так вы не знаете, что тот, - баронесса замялась, словно ей требовалось подобрать нужное слово, и уже тише, как по секрету, добавила. – Немногим родственник виконта. И он сын его бывшей пассии Ашенат.

            Решившая только и делать, что улыбаться Ахриссе (быть может, та и ушла бы поскорее, оставив человека в покое!) девушка внутренне напряглась. Кажется, её улыбка становилась натянутой. Но ведь ничего подобного услышать она не ожидала! Глаза беспокойно посмотрели на баронессу, делающую как можно более участливый и заботливый вид. Но актриса из той оказалась не такая и хорошая. На выразительном лице нельзя было не заметить отголоски истинных чувств. Однако спросить больше ничего не получилось.

- Второй заместитель наместника Аджитанта. Господин Аворфис! – возвестил церемониймейстер, собрав любопытные взгляды на одном единственном демоне. Этого мгновения хватило, чтобы собеседница уже растворилась среди гостей герцога, оставив Лею на растерзание её сомнениям.

            Пожалуй, никто не смотрел на барона так внимательно, как делала это первый заместитель наместника. Умом она понимала, что вот уж никак не следовало сравнивать человеческие обличья обоих демонов, но ничего поделать с собой не могла. Глаза сами выявляли какие-либо схожие черты…

            «Вот! Нос вроде похож… А, если не обращать внимания на внешность, то характер то вполне», - пронеслось в её голове, прежде чем молодая женщина жёстким усилием воли остановила этот неугомонный поток абсурдных мыслей. Все раздумья и вероятные претензии разбивались о стену осознания, кем являлась для всех этих демонов сама Лея.

            «Тем более, - выдал новое умозаключение, мгновенно ставший куда как более благоразумным, мозг. – Тем более что Ахрисса сказала «немногим родственник». Не стала бы та играть словами, если бы не хотела просто поиздеваться над человеком».

            Эта догадка заставила её спокойно вздохнуть. Некая Ашенат, видимо, и правда была. А всё остальное – лишь домыслы. Таким образом, приведя хаотичные думы в порядок, Лея обнаружила, что основная и самая главная часть церемонии закончилась.

            Вокруг появились незаметно снующие слуги с напитками. Молодая женщина, ожидая пока Ал’Берит представил бы Аворфиса тем, кому должно, взяла бокал и подошла к колонне. Лиана, обвивающая ту, оказалась толстой и мясистой, толщиной в её руку. Растение как будто сжимало светлый камень так крепко, насколько могло и, скорее всего, этой хватки хватило бы, чтобы переломать все кости человеку.

            Светские приёмы – светскими приёмами, но неуёмное любопытство не угасало никогда. Лея дотронулась ногтём до тёмного глянцевого ствола, пытаясь подковырнуть его. Огромный цветок противного светло-травянисто коричневого цвета тут же изогнулся и, казалось, злобно зашипел. Чья-то рука незамедлительно отодвинула её в сторону, словно она была лёгкой и невесомой как детская тряпичная кукла. Воздух на месте, где только что ей доводилось стоять, обозначился крапинкой рыжей пыльцы. Она чуть обернулась, рассчитывая увидеть Ал’Берита. От неожиданности даже не обратив внимание, что от руки исходил не жар, а лесная прохлада.

- Пожалуй, стоит отойти ещё немного в сторону, госпожа Пелагея, - серьёзно сказал Вердельит. Девушка послушно последовала совету.

- А что такого? – встревожено спросила Лея, к которой наконец-то пришло чувство испуга. И страх оказался невероятно сильным.

- Не самые безопасные для человека растения. Айэтор, конечно, служит защитой, но… С такой концентрацией яда ему весьма сложно справиться.

- Спасибо, - начала было она, но тут же дважды смутилась. Мало того, что даже не поздоровалась, так и за спасение ещё так умудрилась поблагодарить! Разъяснение Дайны на эту тему помнилось отчётливо. Молодая женщина, смущаясь, покраснела и сбивчиво, торопливо произнесла. – То есть благодарю вас. И я даже не поприветствовала.

            Она поспешно сделала реверанс, словно стараясь нагнать упущенный момент. Вердельит с удовольствием бы рассмеялся. И всё же ему пришлось сдерживаться из-за торжественной обстановки, дабы «шут» на этом празднике так и остался только одним. Он поклонился в ответ.

- Не стоит никакой благодарности, - демон приглушил голос и беззаботно пустился в объяснения. - Прежде всего ведь я думал о гостях. Портить столь прекрасный вечер такой глупой неожиданностью…

            Общаться с ним по-прежнему было легко, поэтому, думая, правильно ли она поняла, что предыдущая фраза была всё же шуткой, Лея ответила:

- Да уж. Хотя, такая нелепая смерть наоборот бы развеселила местное общество.

- Тогда, может, желаете повторить? Цветов ещё много, – он выразительно указал смешливым взглядом на ближайшую колонну.

- Предпочитаю сорванные и… более безопасные экземпляры, - наотрез отказалась, резко прекратившая жаждать экспериментов, Лея, и Вердельит авторитетно заявил:

- Тогда вам подойдут ромашки.

- Почему? – машинально спросила девушка, хотя понимала, что разговор лучше заканчивать. Одного присутствия этого демона было достаточно, чтобы ощущать себя прекрасной и желанной. Если же он начинал диалог, то флирт возникал сам собой.

- Считается, что это цветок сомнений, но вместе с тем приносит удачу и везение.

- Тогда, пожалуй, вы правы, - не могла не согласиться она. Демон же, приглушая голос, заговорщицки произнёс:

- И у этого растения есть ещё особенность.

- Какая? – ответить на эту интригующую фразу что-либо банально вежливое, чтобы покинуть компанию, было невозможно.

- Его чтят за успокаивающие свойства. А порою это так ценно, - задумчивая и отрешённая фраза. Мимолётная пауза и несколько детское негодование. – Но ведь если я подарю вам ромашки, вы не будете их заваривать?

- Ни в коем случае.

            Лея не смогла удержаться от тихого хихиканья и открыто широко улыбнулась. Как бы хорошо ни было с Ал’Беритом, ей, как женщине, хотелось такого вот простого флирта, разговора со смешинкой и внимания. Однако… Она понимала, что разговор необходимо заканчивать. Как ни печально. Поэтому, потеребив меж пальцев кончик широкого пояса платья, молодая женщина всё же произнесла:

- Прошу простить меня, но…

            Вердельит поклонился, не дослушав вежливую причину, и печально улыбнулся на прощание, исчезая среди остальных гостей. Лея, не зная куда девать руки, слегка расправила платье. Колонна на мгновение снова привлекла её взор. Однако больше любопытничать явно не хотелось. Да и было одно важное дело. Необходимо было поприветствовать хозяина дома. Первый заместитель незаметно (во всяком случае, ей хотелось думать, что именно так и выглядело со стороны) привстала на цыпочки, но это оказалось бесполезно. Поэтому она решила пройтись по залу, и почти сразу увидела герцога. Даже странно, что не заметила раньше. Дзэпар был занят разговором с графом Форксасом, поэтому приветствие вышло коротким, хотя Лее и показалось, что владелец замка был бы совсем не против уделить ей несколько больше времени.

            Скучая, она направилась к центру зала, дабы избежать вида тошнотворных стен. Большинство людей мало что интересовало в жизни. И даже с тем, что их интересовало, они не так уж хорошо представляли что делать. На происходящей инициации же и вовсе ничто не задевало любопытство девушки. Поэтому она просто плыла по течению. Это оказалось верным решением. Ал’Берит увидел её и в сопровождении барона направился к ней.

- Госпожа Пелагея.

- Господин Аворфис.

            Приветствие заместителей не отличалось новизной и экстравагантностью. Только Лея машинально попыталась снова разглядеть сходства между двумя демонами, но тут же резко остановила себя.

- Прошу прощение, что на столь долгое время оставил вас, - сказал повелитель, целуя кончики её пальцев, скрытые белоснежной перчаткой до локтя. Приятные мурашки пробежали по всему телу. – Обещаю, что в этот вечер подобного не повторится.

- Буду весьма вам признательна, - произнесла она с некой нежностью, осознавая, что виконт впервые пообещал ей что-то приятное. Пусть и такую малость… Хотя малость ли? Мало ли забот у демона такого ранга?

- Думаю, мне будет весьма приятно работать вместе с вами, - между тем заметил Аворфис монотонным голосом. – Однако сейчас я должен вернуться к моей супруге. Прошу меня простить.

- Конечно, - произнесла Лея, отвечая на поклон барона.

            Бровь между тем вопросительно выгнулась против её воли. Следить и управлять мимикой своего лица ей было не суждено. Как только второй заместитель отошёл в сторону, девушка выжидательно посмотрела на Ал’Берита. Тот, казалось бы, искренне улыбнулся.

- Бывает в Аду и такое. Хотя и редко, - прокомментировал он, без разъяснений понимая, что она хотела узнать, и тихо добавил. – Вижу, что сообщение Её превосходительства Ахриссы не достигло своей цели.

- Это не должно иметь никакого значения, - как можно более равнодушно сказала Лея, хотя у горла возник горький комок, словно от нехорошего предчувствия.

- Ваше спокойствие доставляет мне исключительное удовольствие. Тем более что оно обосновано.

            Девушка была благодарна за поставленную точку. Ал’Берит чётко дал понять, что в своих рассуждениях ей довелось оказаться правой. Демонесса просто решила поиграть на чувствах… И это заставляло задуматься о своём романе с другой стороны. Не стоило кому-то кроме Дайны понимать, что с ней творилось… Вот только как получилось бы скрыть?... Какой бы плохой актрисой не казалась наместница Крудэллиса, сама госпожа Пелагея владела собой ещё хуже. Намного хуже.

            Последовали скучные танцы. На этот раз большую часть Лея танцевала с Ал’Беритом. Герцог так и не смог больше подойти к ней. Пару раз его по пути перехватывали другие гости, да и повелитель находил иных достойных собеседников. Молодая женщина не знала радоваться этому или нет. С одной стороны, хорошо, что они не могли пообщаться. О чём было разговаривать? С другой – он никогда не оставлял её без своего внимания. Может что-то в этом было? Сомнительно, чтобы демоны прекратили свои игры. Просто одна закончилась, началась другая. И вряд ли кто-то собирался объяснять человеку новые правила… В какой-то миг ей подумалось, что у неё начиналась паранойя. Потом она задумалась и решила, что благодаря жизненному опыту скорее всего, наконец-то, заработала логика.

            На балу Лея познакомилась и с супругой Аворфиса. Ею оказалась миловидная рыженькая демонесса. Разглядеть, что её тело покрыто тонкой нежной чешуёй, а не обычной кожей, можно было только вблизи. Маленькие витые рожки и острые тоненькие ушки с крошечными сверкающими серёжками придавали ей трогательный и забавный вид. Однако скромное платье и манеры говорили о спокойном, уравновешенном характере. Вместе пара смотрелась замечательно. Чувствовалось, что они идеально подходили и дополняли друг друга…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

            Казалось бы бесконечный бал подошёл к концу, о чём объявил церемониймейстер, но Ал’Берит не торопился увести Лею из зала. Он дождался, ведя с нею непринуждённый лёгкий диалог, пока гости попрощаются с Аворфисом, как с особым гостем, и герцогом Дзэпаром. Это несколько раздражало. Несмотря на предстоящее медленное шествие по мосту, нагретому не хуже подошвы горячего утюга, ей уже хотелось оказаться дома. Она безумно устала. И осознание, что ведь вполне мог быть вечер и «не в формальной обстановке», только не в Аджитанте, что было для неё уже привычным делом, а здесь - в Бьэллаторе, не радовало. Но предположение не подтвердилось.

- Пожалуй, настало время и нам покинуть замок, - сказал Ал’Берит и наконец-то неторопливо повёл Лею к герцогу.

            Они церемонно попрощались, поблагодарив витиеватыми напыщенными словами за прекрасный вечер, и уже почти вышли из зала, как пол замка содрогнулся. Цветы лиан резко захлопнули бутоны. Если бы не рука спутника, девушка бы упала, но демон успел поддержать её. Лея испуганно посмотрела на виконта, крепко стискивая пальцы на его локте для сохранения равновесия, сначала не понимая, что произошло. Затем возникла мысль о землетрясении, а после пришло понимание, что так уже было. И не так уж давно.

- Ангелы, - испуганный охрипший и вместе с тем несколько визгливый голос, казалось, не принадлежал ей.

            Осознавая значение своей собственной догадки, она переводила тревожный взгляд с одного демона на другого. И герцог, и Ал’Берит, казалось бы, и сами удивились такому визиту, а затем мир на краткий миг исчез в вспышке света.

            От этого сияния, Лея, казалось бы, ослепла, но на самом деле лишь потеряла ориентацию на несколько секунд. Местность, где она оказалась, являлась не самым лучшим местом для комфортного времяпрепровождения. Судя по всему, это было что-то вроде огромного широкого балкона почти на самой на вершине замка герцога, только без ограждения. Его поверхность из полированного до блеска вулканического камня выглядела скользкой. На такой высоте тёмное небо, навечно затянутое тучами, казалось соприкасалось с площадкой, а молнии ещё ярче расчерчивали небо, частично отражаясь в плитке. Треск грома, однако, не стал громче. За спиной Леи, буквально в полуметре, возвышалась наклонная стена с закрытыми дверями, но девушка от испуга не могла сделать ни шагу, чтобы прижаться к той. Казалось, что малейший шажок и задувающий здесь сухой жёсткий ветер просто снёс бы вниз за столь близкий край. Духота же словно достигала своего пика.

            Повелитель несколько виновато посмотрел на неё и объяснил:

- Я обещал не оставлять вас надолго в этот вечер.

            Пришлось понимающе кивнуть. Демоны предпочитали держать своё слово, даже если и не клялись. Они не любили лгать. Дайна что-то объясняла про местную философию, заключающуюся в том, что любая ложь отворачивала лик фортуны, а те, кто не придавал этому внимания, в конце концов, теряли могущество. Более того, воительница доказывала это, вставляя труднопроизносимые слова. Поняв, что воспринять идейную основу не удалось бы – Лея предпочла сделать пару самых простых выводов. Так что девушка поняла Ал’Берита, хотя предпочла бы остаться в более комфортном зале даже в одиночестве. Сильные порывы ветра, казалось, вот-вот разорвали бы платье, и она всё же прижалась к стене в поисках опоры. Ужас обстановки не давал возможности на чём-либо сосредоточиться, так что оставалось лишь отрешённо наблюдать за происходящим.

            Повелитель подошёл ближе к краю опасного балкона, где уже находился герцог. Одежда на последнем сменилась на алые доспехи. Он снова принял облик невозмутимого властителя, чей плащ, словно в кинофильмах про героев древности, развевался за спиной широкой красной лентой. Снова сверкнула вспышка света, заставляющая глаза резко зажмуриться. Рядом с двумя демонами возник ещё один.

            Он имел две руки, две ноги и голову, украшением которой явно служила огромная пасть. То есть являлся гуманоидом. Почти полное отсутствие одежды позволяло разглядеть достаточно могучее телосложение с сильной, через чур развитой мускулатурой для его невысокого роста. Немногим выше самой Леи. Плечи же были значительно шире мужских человеческих. Тёмно-зелёная чешуя покрывала всё тело. Заострённые уши, плотно прижатые к голове, чуть повернулись, как у кошки, выдавая великолепный слух.

Молодая женщина, почувствовав, что в присутствии этого демона лучше даже не дышать, затаила дыхание, стараясь слиться со стеной здания. Но не вышло. Существо обернулось, и его золотые глаза впились в неё, как в принадлежащую ему добычу.

- Тебя направили одного, Картиельо? – спросил герцог.

            Существо утвердительно кивнуло, моментально утрачивая яркий интерес к человеку. Но Лея не сомневалась, что тот продолжал следить за ней, пусть и не зрением.

Отведённые десять минут до прибытия ангелов на этот раз необычайно долго тянулись, словно каждое мгновение превратилось в свою собственную вечность. Голова уже даже несколько кружилась от невыносимой жары и сильного порывистого ветра. Болезненно пульсировало в висках. Хорошо ещё, что на всю кожу, зная куда ей предстояло ехать, она нанесла специальные средства. Иначе бы платье давно пропиталось потом и прилипло к телу, доставляя дополнительные неудобства.

            Наконец небо озарило мягкое тёплое лазурное сияние. Чёрные густые тучи словно разошлись, боясь соприкоснуться с этим чистым светом, а тем более с белоснежными крыльями божественных созданий, величественно и умиротворённо спускающихся с небес. Края струящихся воздушных одеяний, ниспадающих многочисленными складками, словно благословение, слегка коснулись грешной выжженной земли. С каждого мгновения их полёта можно было писать картины, не оставившие бы равнодушным даже самого строгого критика или атеиста.

            Их опять было двое. Вроде даже те же самые. Высокий мужчина, похожий на изображения на иконах, и мальчик-подросток с четырьмя крыльями. Увы, на этот раз их лица выражали только непоколебимую строгость и печаль. Не было ласковых взглядов, говорящих о том, что молодая женщина не одна в этом мире, что рука помощи всегда будет подана, надо только верить и ждать. И всё же от самого присутствия ангелов Лее всё равно стало немного уютнее. Пусть она и необычайно переживала в этот момент, понимая всю тяжесть совершённых ею в Аду грехов. В присутствии тех через пелену преследующих страхов пробился ясный луч надежды… Быть может, сейчас её жизнь переменилась бы? Она столько выстрадала. Неужели всё ещё была недостойна возвращения на Землю? Домой.

            Древние враги замерли друг напротив друга, словно ведя беззвучный диалог. Затем демоны расступились, открывая райским существам путь к, вжавшейся в стену, девушке. Лею моментально охватил чуть ли не первобытный ужас, хотя она не понимала, почему так испуганно заколотилось сердце. С чего ей было бояться ангелов? Почему так хотелось посмотреть на Ал’Берита, ища поддержки у демона?! От необъяснимого страха колени желали подогнуться, и, несмотря на жару, ледяные мурашки пробежали по всему телу.

- Дитя человеческое, - грустным голосом сказал ангел Власти, смиренно прижимая обе свои тонкие, казалось бы женские, изящные ладони с тонкими длинными пальцами к сердцу. – Однажды возжаждаешь мира и возжелаешь любить, но уж не будет в любви твоей подвига, ибо уже нельзя. Ибо завершённа та жизнь, которую возможно принесть в жертву любви было. Великие основы десяти слов отданы на поругание. Бездна раскинулась между той жизнию и сим бытиём. Своими убеждениями и деяниями имеешь ты в себе диавола, ввергая многих во тьму погибели. Уделом станет мучение во мраке геенны огненной. Отвержение от Царя Сущего, Бога Истинного. И стыд в совести, коему не будет конца.

            На этот раз смысл не ускользнул от Леи за громоздкими витиеватыми фразами. Милосердный Рай отказывался от неё. Навеки оставлял в Аду, где некому, да уже и не зачем, было более хранить жизнь человека. Судьба полностью оказалась в руках демонов.

            Хуже того. Она знала почему… Самое большое предательство… И не важно, чего хотелось на самом деле, что было у неё в душе в тот миг. Выбор был. И он сделан. Ничего не вернуть. Никогда не исправить. Ибо принимая решение и шагая на избранный путь - мы расплачиваемся... Всегда!

            Расплачиваемся свободой, огромным обилием возможностей ради одной единственной вероятности, которую в какой-то момент считаем правильной и верной.
Такое положение было, есть и будет.

            Неписаный закон. Невысказанное правило.

            Ибо прошлое - написанная книга, в которой не изменить слов.

            И так же, как неминуема сама плата - неизбежно и решение.
            Выбор пути...

            Дар, данный свыше...

            И одновременно проклятие...

            Воспоминания, которые невозможно стереть из памяти, нахлынули с новой силой, заставляя глаза наполниться влагой. Но ни одна слеза так и не смогла упасть. Адский сухой ветер иссушал горе до тла.

            Невысокая бледная фигурка в васильковом платье с плотно сжатыми кулачками больше походила на фарфоровую статуэтку, чем на живую женщину. Быть может и правда, истинная жизнь ушла из тела, оставляя ощущение безысходности и полного отчаяния. Эти чувства переполнили её маленькую хрупкую душу и так столь долго балансирующую на грани своего бытия. Пришла пора разбиться, разлетаясь на тысячи осколков. У всего и у каждого есть свой предел. И Лея своего достигла.

            Невидящие глаза смотрели, как ангелы снова подходили к демонам. Как те неслышно переговаривались. Она видела, как лазурная волна вновь озарила небо, возвещая, что визит райских гостей завершён… Но ей было всё равно. Красота момента стала абсолютно безразлична. Какое-то непонятное равнодушие и беспросветная пустота переполнили всё существо девушки. Её беззаботно лишили всего во имя своих причин и желаний. Дом, семья, надежда – теперь лишь ничего не значащие звуки… Не во что больше верить и чего-то ждать. Если ранее Лея пряталась за желанием отомстить Хдархету, всё же вернуться домой, то ныне… Перед ней раскрывалась тьма… Её желания не имели для вселенной никакого значения.

            Правы демоны. Высшие завершили игру. Марионетка перестала быть нужной.

            Правы ангелы. Она сама сделала свой выбор и ввергла себя в бездну, перечёркивающую До и После.

            Все трое Высших неспешно, словно подкрадываясь, подошли ближе к ней. Было в их шагах что-то кровожадное и неприятное, как будто с правителей слетел напускной светский лоск, обнажая истинную сущность охотников. Добыча лишь молчаливо смотрела, не собираясь ожидать или предполагать какие-либо действия тех. И дело было даже не в том, что, по сути, она и не могла дать никакого отпора. Лея смирилась.

            «Пусть хоть на крошечные кусочки рвут! Всё равно. И ничего больше не важно. Если хотят развлекаться, то пускай! Хоть какой-то смысл для такой никчёмной жизни бесполезного человечка», - отрешённо, но твёрдо решила девушка.

- Забавное ограничение по воздействию на это существо завершено.

            Толстые мясистые губы Картиельо раскрылись, обнажая острые ряды бежевых клыков, и он низким голосом жутко захохотал. После чего, быстро двигаясь, демон, словно повинуясь неким звериным инстинктам, стремительной хищной тенью ночного кошмара неуловимо проскользнул к ней, и его морда чуть ли не прикоснулась к нежной коже шеи. Округлые ноздри вновь прерывисто затрепетали.

- Любопытно, хочет ли этот человечек и дальше жить?

            Возможно, следовало содрогнуться от ужаса, падая на колени и моля о пощаде, но Лея не ощутила и тени страха. Сердце не застучало быстрее. Она даже не вздрогнула. Просто с безразличием посмотрела на демона, нарушившего тишину, и вскользь подумала: «Кто знает, в чьей ладони исчезнет кристалл моей души, вбирая всю сущность, всю мою боль…».

- Госпожа Пелагея, у нас возникла несколько щекотливая ситуация, - заявил герцог, пристально посмотрев на Картиельо и нехорошо при этом сощурив глаза. От этого взора тому пришлось отойти в сторону от молодой женщины.

            Плащ Дзэпара цвета свежей крови, застёгнутый на руническую пряжку на одном плече, в эти мгновения привлекал её внимание больше, чем его слова. Ткань так красиво развевалась! Движения полотна манили, гипнотизируя, словно указывая единственный возможный путь. Невозможно было оторвать глаз!

- Возникла, - согласилась она, несколько стряхивая наваждение.

            Лея искренне улыбнулась Дзэпару и беспомощно развела руками, как если бы хотела сказать: «Ну что поделать, если так вышло с глупым человеком?».

            Ей почему-то даже стало смешно и интересно, захотел ли бы Ал’Берит избивать её раскалённым кнутом как того демона в их первый день встречи? Или попросил бы Дайну? Та ведь не посмела бы ему отказать. Девушка поглядела на ставшего таким родным повелителя. Увы, по его беспристрастному лицу вновь ничего было нельзя понять. Тогда взор снова вернулся к хозяину замка. Превратившиеся в огонь чёрные глаза герцога пристально смотрели на неё испытывающим взглядом, словно пронизывая насквозь. Он как будто чего-то ждал.

            «Спросить что ли, что теперь?» - подумалось ей. Но дальнейшее было так безразлично для её разбитой души!       

            «Пусть сами делают выбор, какой хотят. Я так устала!» - определилась Лея, в миг ощутившая, как будто на плечи опустился неподъёмный груз.

            Словно желая вырвать её из этой обессиливающей отрешённости Дзэпар решил дать подсказку, провоцируя молодую женщину к каким-либо словам или поступкам:

- И её надо как-то решать.

- Надо, - согласилась она и мягкими шагами без тени страха подошла к краю балкона, не обращая на опасные порывы ветра никакого внимания.  

            Охватывающее её равнодушие позволило наконец-то удовлетворить неуёмное любопытство. Воздух с крупицами колющей пыли ещё сильнее ударил в лицо. Словно предупреждая. Высота казалась невероятной и манящей. Сделай она шаг, и довелось бы ощутить возвышенное чувство полёта и полной свободы. Так просто. Сойти в бездну. Вернуться в землю. Упасть на неё – сухую и безжизненную. Напитать своей кровью. Красноватые сумерки. Бурая земля. Чёрный замок. Алая лава. Яркое искорёженное пятно её тела внизу… И не было бы больше при этой мучительной жизни боли. Всё равно она умерла бы. Это было неизбежно. Несколько раньше. Несколько позже. Итог оказался бы один. Можно было лишь сделать прижизненные терзания короче… И менее болезненными.

 

 

 

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Ты не сделаешь этот последний шаг», - жёстко приказало ей что-то внутри неё.

            Это нечто категорически взбунтовалось от мысли о столь незамысловатом решении, но им было отнюдь не желание жить. Оно просто знало, что это была не та бездна, что должна её ждать за свершённое. Слишком просто.

            Нет. Лея поняла, что готова нести свою ношу до конца. То, что ей пришлось совершить в Аду должно было иметь иное наказание. И прежде всего за свою семью. Чтобы сердце наконец-то перестало рваться на части от воспоминаний – необходимо было испытать тоже, что и они. И первым делом - страх перед неизвестностью. Жаль, что она сейчас не ощущала его в полной мере!

            Мысли уносили её вдаль. Лея безжалостно вычленяла из них всё то, чего бы ей - той, что ещё могла чувствовать и желать жить, хотелось. То, на что та её часть надеялась… И неистово желала себе обратного!

- Красивый вид, - мечтательно произнесла молодая женщина, искренне наслаждаясь простирающейся внизу чёрной обожжённой землёй, и вновь повернулась к троице в ожидании их решения.

- Кажется, ты выиграл и на этот раз, - разочарованно произнёс Дзэпар Ал’Бериту.

            Пламя в его глазах стремительно темнело, превращаясь в бездонное чёрное озеро. Картиельо расстроено прищёлкнул языком. Наместник Аджитанта лишь шутливо поклонился, нарушая привычную церемонность, и бережно взял молодую женщину за руку.

-  В таком случае, забираю свой выигрыш. Благодарю вас за чудную компанию, - виконт был явно доволен.

            Огненная вспышка вновь промелькнула перед ней, прежде чем через её столь совершенную стену равнодушия сумело пробиться удивление, возвращая подобие жизни. Они оказались в покоях наместника. Лея, бывающая в последнее время здесь довольно часто, легко узнала помещение. Но сейчас это не было важным. Боясь впустить в свою душу даже тень несвоевременной надежды, она непонимающе посмотрела на повелителя, всё ещё ожидая самого наихудшего. Демон же, как всегда прекрасно понимающий, что с ней творилось, пояснил:

- Ангелам было должно появиться. И их действия легко предугадывались. Вопрос заключался только в том, что сделаешь ты.

- И насколько был правильным выбор? – осторожно спросила молодая женщина, не испытывая особого интереса.

- Ты могла бы умолять о пощаде или доказывать, насколько для всего Ада ценна твоя жизнь. Тогда бы довелось первый и единственный раз увидеть столицу. И, быть может, даже самого Князя. Невероятная честь, - восхитился он даже без намёка на иронию. – Редко кто и из демонов привлекал его внимание своей судьбой... Могла бы сойти с края площадки в ожидании более лёгкой участи. Сомневаюсь, что Его высокопревосходительство всё же позволил бы тебе просто разбиться, у него явно был более глобальный замысел.

- А я не сделала ничего. У меня нет сил просить о дальнейшей жизни. Ни даже самой решиться на смерть, - мёртвый, безжизненный голос прозвучал с едва уловимой тенью презрения к себе. – Полное ничтожество.

- Порой удивительным образом люди трактуют то, что их побуждает к решению, - даже изумился наместник Аджитанта. – Кто-то совершает ужасающие даже меня деяния, но выдумывает невероятно благородные цели. Кто-то ссылается на выдуманную необходимость. Ты же сейчас стараешься сказать, что… Хотя. Неважно. В любом случае, выбор совершён. Сделано то, что сделано. Насколько это было верно и правильно – судить только тебе самой... Но через пять часов ты продолжишь исполнять обязанности моего первого заместителя.

            Лея машинально посмотрела на часы. До начала лилового сектора, обозначающего её рабочее время, стрелке в виде изрыгающего пламя дракончика как раз надо было пройти через пять сверкающих камушков. Она печально улыбнулась Ал’Бериту. Это был шикарный подарок с его стороны. Вот только когда ещё она смогла бы достигнуть такой жажды раскаяния, чтобы смириться с собственной смертью? И даже больше. Принять её как наивысший дар... Хотя вряд ли им двигал альтруизм. И пусть ей стало предначертано жить и дальше, это значило, что её ждало не менее яркое по ощущениям будущее, чем могли бы предложить два других демона.

- Благодарю за прекрасный вечер. Я получила столько удовольствия, - грустным голосом сказала первый заместитель, прощаясь.

            Она почувствовала, что дрожала. Бесконечная усталость от превратностей судьбы давила словно тяжёлый сизифов камень. Возможно, слёзы принесли бы желаемое душевное спокойствие. Но их уже просто не было.

- Ну что вы. Это мне было приятно, - ответил Ал’Берит и притянул её к себе, не давая уйти. А затем прошептал. – Тем более, я обещал не оставлять тебя в этот вечер. А он ещё не кончился.

            Он склонился над ней, чтобы поцеловать, и замер на долю секунды. Тёплая волна тут же пробежала через всё её тело. Не хотелось, чтобы этот миг кончался. Она обвила свои руки вокруг его шеи и придвинулась ещё ближе, хотя, возможно, стоило выскользнуть и исчезнуть. Но ей так не хотелось отпускать его из своих объятий!... И может хоть в этом стоило видеть смысл?

            Наслаждаться тем, что есть. Здесь и сейчас.

            Всё ведь невероятно просто устроено. Гениальное и не могло быть иным.

            Не правы ангелы! Можно познать счастье. Для этого достаточно только поддаться соблазну, и стать счастливой. Да, когда-нибудь и это ушло бы, оставляя печаль на новой странице её судьбы. Но пока было чем заполнить внутреннюю пустоту – жить стоило!

Губы слились в поцелуе. А когда уже не нужное платье упало на пол, даже ангелы потеряли для Леи всякое значение.

Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы: