Часть 1. Главы:

Часть 2. Главы:

Часть 3. Главы:

Глава 3.

 

            Рабочий день закончился уж как три часа назад, но первый заместитель наместника Аджитанта всё ещё не могла покинуть кабинет. Молодая женщина наивно рассчитывала, что после «Апокалипсиса» в её ведомстве воцарились бы тишь и покой, но вышло как-то совсем наоборот. Да ещё и на одной из шахт случилась беда.

            В одном из тоннелей произошло воспламенение газа, запустившее прямо-таки цепную реакцию мощных взрывов. Как результат - гибель многих вампиров. Точнее не вполне гибель. Те обладали редкостной «живучестью» и могли собрать свой прах и «воскреснуть». Но на это требовалось почти полгода! Так что оставшиеся шахтёры не сохранили бы уровень добычи. А ведь до возобновления разработки следовало предварительно (и в кратчайшие сроки!) разобрать обвал. Это обстоятельство тоже не способствовало соблюдению прежней статистики в отчётности. Эйтон, конечно, оперативно снял часть рабочих с других шахт, но этого в данной ситуации оказывалось недостаточно. Стали срочно востребованы дополнительные руки, а их получение в свете последних событий на Земле выглядело крайне проблематично.

- Целый мир рухнул, а я по-прежнему хожу на работу, - недовольно проворчала Лея, уставшая от проблем.

- А ты считала, что это достаточное основание для безделья? – с оттенком удивления поинтересовалась Дарра, которая на сегодня сменила Дайну. Демонессы то могли себе позволить устраивать «выходные».

- Хм. Да.

            Вместе с этим коротким, но честным ответом из груди молодой женщины вырвался усталый вздох. Переизбыток сложной информации и долгий рабочий день привели к тому, что голова словно бы стала свинцовой. Стоило поехать домой и поспать. Всё равно на сегодня из неё уже был никакой работник. Однако она решила, что героически просмотрела бы ещё одно прошение, и только после, наплевав на все оставшиеся срочные дела, сменила бы трудовую деятельность на отдых.

- Как хорошо быть такой молодой и наивной, - с ностальгией грустно вздохнула Дарра.

- И на что только я свою молодость трачу? – с не меньшей тоской задала риторический вопрос Лея и протянула руку к стопке документов, чтобы выбрать наугад последний на сегодня. – Моя жизнь всегда была однообразной и скучной. И, видимо, так и будет.

- Ну, знаешь ли. Сегодня в ней что-то изменилось! – оптимистично заверила демонесса.

- Разве? Уже много месяцев подряд одно и тоже с перерывами на более чёрные полосы.

- Перемена, которую имею в виду, не столь плоха. Пока она актуальна, я бы даже сказала, что всё ещё хорошо.

- И о чём речь?

- На календаре совсем другое число.

- Могла бы и догадаться, - не оценила шутку девушка.

            Одновременно с этим взгляд на секунду задержался на кипе бумаг, которым стоило отправиться по своим адресатам. Там были ответы на письма, новые распоряжения, резолюции. Ничего такого, но она тут же ощутила лёгкий озноб из-за содеянного накануне.

            На момент совершения своей спонтанной проделки у Леи не возникло никаких переживаний. Однако уже в лифте вполне обоснованные подозрения в правильности такого поступка приступили к пытке сомнениями. Ведь, несмотря на возобновившуюся близость с Ал’Беритом, в остальном повелитель не особо благоволил к ней в последнее время… И свои претензии к её работе стал озвучивать часто и без стеснений. Деяние могло привести к крайне дурным последствиям.

            «Хотя куда ещё хуже?» - высказывала раз за разом безупречная логика, вклиниваясь в ход беспокойных мыслей.

            Чуть раньше. Чуть позже. Не так уж и важно.

            Подобные рассуждения немного уняли тревогу, но весь последующий день был проведён молодой женщиной, словно на иголках. Она ожидала, что вот-вот раздалась бы переливчатая мелодия, и голос Кассандры известил бы о требовании повелителя явиться пред его негодующие очи. Но ничего такого не происходило. К вечеру первый заместитель даже устала бояться и трястись от каждого шороха, а потому вполне успокоилась.

            Этим же утром она вошла в кабинет и снова ощутила невероятное волнение. Но испугалась Лея уже не возможного гнева начальства, а невероятного количества работы. Ещё вчера оставалось совсем немного, а сегодня предстояло разгребать самый настоящий завал…

            Новый тяжёлый вздох вырвался из груди, и она всё-таки отложила так и не распечатанный свиток. 

- Нет. Всё равно я уже не воспринимаю ничего.

- Значит, решила, что пора домой? – тут же строго уточнила Дана.

- Да.

            Как бы ни хотелось сделать больше возможного, чтобы облегчить завтрашний день, девушка понимала, что следовало смириться с реальным положением дел. Поэтому её умоляющий взгляд и устремился на демонессу в надежде, что от той не последовало бы возражений.

- Пожалуй, и правда. Стоит сделать небольшую паузу. Но всё же нужно будет прибыть обратно хотя бы на час раньше обычного.

- Хорошо, - без особого энтузиазма согласилась она. Некое далёкое «на час раньше» для неё на данный момент выглядело лучше, чем «на час позже, но ещё трудимся».

- Тогда собираемся, - заключила встрепенувшаяся Дорра.

- Я вот уже готова, - Лея нашла в себе силы улыбнуться и поднялась с кресла.

            Тело ломило от длительного сидения в одной и той же позе. Не удержавшись, молодая женщина всё-таки потянулась и сладко зевнула. Что-то даже хрустнуло. Дарра тут же обеспокоенно вопросила:

- Ты там не разваливаешься?

- Нет. Вроде пока ещё всё на месте.

            Она демонстративно ощупала свои конечности, доказывая правоту. После чего снова улыбнулась и вышла из кабинета на площадку, где судьба столкнула сразу с двумя демонами, которых не особо хотелось в данный момент видеть.

- …Так что по этому вопросу у вас не должно быть сомнений, - довелось ей услышать окончание дискуссии между повелителем и его вторым заместителем.

            Заметив Лею, коллеги издали поприветствовали её, прерывая свой разговор. Она поступила аналогично и вынужденно повернулась к ним спиной, чтобы закрыть дверь. В глубине души теплилась надежда, что те либо продолжили бы своё обсуждение и далее, либо за время поворота крошечного ключика разошлись бы по своим кабинетам. Желания задерживаться на какую-либо беседу не возникло никакого. А вот улизнуть… Быстро и по-тихому…

- В таком случае, я немедленно приступаю к исполнению, - произнёс Аворфис, и до ушей донёсся тихий отдаляющийся звук его шагов, а после и лёгкий хлопок двери.

            Лея обернулась, предчувствуя, что ожиданиям вновь предстояло быть обманутыми. Так и вышло. Повелитель никуда не ушёл. Напротив, заинтересованно смотрел на неё.

- Надо же, - наконец, прокомментировал Ал’Берит с удивлением, смешанным с сарказмом, стоило ей отойти от двери и подойти ближе к лестнице, а, соответственно, и к нему самому. – Мой первый заместитель задерживается на работе.

- Когда того требуют вверенные мне заботы, - сказала девушка ровным голосом.

            На самом деле, её крайне редко можно было застать в кабинете по окончании трудового дня. В этом изумление Ал’Берита оказывалось полностью оправдано, но с учётом трудоголизма остальных служащих... И Аворфиса в частности…

            В общем, оставалось уповать, что фраза создавала эффект того, что вообще-то дела ведомства первого заместителя шли безупречно. А если бы возникла сложность, то госпожа Пелагея стала бы трудиться над той не поднимая головы.

- Мне доставляет удовольствие подобное рвение, - ответил повелитель. По его интонации разгадать являлось ли это правдой или издевательством Лее не удалось. - Ваша верная служба даже вынуждает меня пригласить вас к себе.

            Ал’Берит мягко улыбнулся и подал ей руку, недвусмысленно намекая, что приглашение – всего лишь вежливо высказанное требование скрасить его досуг. Она же слишком вымоталась, чтобы радоваться предложению, но отказаться не могла. Поэтому лишь горько посмотрела на телохранительниц, уже понявших, что совместное возращение домой с госпожой им не светило.

- Твои глаза говорят о том, что ты устала, - мягко заметил он, стоило им войти в его огромные покои.

- Немного, - согласилась гостья.

            Если честно, то по её собственным ощущениям было «много», но Лее совсем не хотелось выглядеть в обществе Ал’Берита слабой… Да и когда люди очень сильно уставали, то падали без сознания на землю. Так что, если рассуждать таким образом, то в принципе конечно сказана стала правда.

- И всё же. Присаживайся.

            Он указал на одно из широких кресел. Молодая женщина безропотно села, внутренне наслаждаясь заботой по отношению к себе и удивляясь, что встреча состоялась. Если от внимания демона не ускользнуло её измотанное состояние, то желание остаться наедине выглядело странным. Факт заставлял нервничать... Увы, в подобном обществе всегда приходилось быть настороже. Наместник Аджитанта умело разделял личное и служебное. И, несмотря на то, что границей служила тончайшая грань, между разными сторонами его внимания к ней пролегла и пропасть. Лея же далеко не всегда могла распознать подтекст интереса. И это порядком её изводило.

            Между тем, Ал’Берит подошёл к столику, и разлил из кувшина в кубки напиток. После чего сел возле неё на подлокотник и подал один из бокалов.

- Держи.

- Благодарю, - ответила она и машинально сделала глоток, хотя и не хотела пить.

            Не сказать, чтобы сонливость и разбитость тут же как рукой сняло, но сознание немного прояснилось. Отпив ещё немного, уставшая от тягостных забот, первый заместитель почувствовала себя намного бодрее и искренне восхитилась:

- Замечательный вкус. И результат.

- Не было сомнений, что ты его оценишь.

            Ал’Берит довольно рассмеялся, окончательно снимая её душевное напряжение по поводу приглашения в его личные покои. Она тут же позволила себе расслабиться, откидываясь на спинку кресла, и посмотрела на виконта.

            Их взгляды соединились, и тот наклонился, чтобы провести ладонью по её щеке. И ниже. К шее. После чего пальцы демона замерли. Лея же, находясь во власти взора светлых зелёных глаз, словно забыла об умении мыслить. Все думы остались в неком далёком тумане. Их заменили инстинкты желания любить и быть любимой. Подчиняясь этим порывам, она положила свою руку на его. Так Ал’Берит не мог убрать ту с её кожи. Затем молодая женщина, словно шаловливая девочка, подобрала под себя ноги и привстала на коленях, чтобы их лица оказались на одном уровне. В результате кисть наместника переместилась на трепещущую грудь любовницы. Он нежно поцеловал её в уста, но она, начав отвечать на поцелуй, слегка прикусила его губу, а затем отпустила и резво отодвинулась.

- Ты играешь, - довольно заметил демон, намереваясь её обнять. Но Лея увернулась и звонко рассмеялась, после чего с неприкрытым флиртом и огоньком в глазах ответила:

- Играю.

            «Что-то неправильно. Это не ты», - прозвучало в голове.

            Нечто внутри настойчиво старалось разбудить разум. Вот только почему-то не получалось сосредоточиться для размышлений. Или же на то не возникало желания. Как будто глоток напитка с лёгкостью поменял местами сознательное и подсознательное. Так иногда происходило, если выпить в радужном настроении спиртного чуть больше. Вот только она вовсе не была пьяна. Молодая женщина просто не понимала, что же с ней такое происходило.

- И почти повторяешь грехопадение Евы. Искушаешь мужчину.

- За это людей изгнали из Райского Сада, - вспомнился ей грустный сюжет. Ал’Берит же только ухмыльнулся:

- Да, но почему-то мало кто задумывается, что взамен им дали целый мир.

- А что было в этом напитке? – всё-таки поинтересовалась Лея, хотя на данный момент это казалось ей безразличным. Её больше заботило, что собеседник больше не делал новых попыток дотянуться до неё. Поэтому она сама обняла его, запуская пальцы в чёрные пряди волос.         Глаза смотрели в глаза. Это было всё, что ей нужно… Ну, или почти всё.

- То, за что я уже без сомнения его ценю. Замечательный вкус. И результат.

 

***

 

            Первым делом на её лице появилась мечтательная улыбка. Подобной беззаботности, что была вчера, она уже давным-давно за собой не ощущала. Как будто смогла вернуться в дни бесшабашной юности… И провести ту несколько иначе. Более памятно. Улыбка стала  ещё шире, и глаза всё-таки открылись.

            К своему удивлению Лея поняла, что проснулась в покоях повелителя. Не то, чтобы она не помнила событий предшествующих сну, просто обычно пробуждение происходило уже в своём доме. Девушка немного повернулась, чтобы освободить руку и посмотреть на часы. До начала рабочего дня оставалось чуть более получаса. Это заставило её нахмуриться и, окончательно сбрасывая налёт дремоты, приподняться.

            Ал’Берит задумчиво сидел в кресле около кровати и зарисовывал что-то в толстую массивную книгу. Хотелось верить, что тот не занимался всё это время её портретом.

- Проснулась, – не отвлекаясь от своего занятия, с улыбкой сказал он.

- Да, - ответила она, хотя по сути, вопроса не было.

            Встав с кровати, девушка обернула вокруг себя скинутое на пол почти невесомое покрывало и подошла ближе, рассчитывая подсмотреть зарисовку. Однако демон неторопливым движением тут же отложил книгу так, чтобы у неё не получилось увидеть содержимое, и плавно поднялся с кресла, не стесняясь собственной наготы. Вид сильного крепкого тела виконта вызвал в ней новый порыв желания.

- Приятно, что твоя кожа вернулась к обычному оттенку, - мягко заметил он, нежно обнимая любовницу со спины и целуя у основания шеи.

            Сразу же пробежали мурашки наслаждения. Она повернулась к нему лицом, но от неловкого движения лёгкая ткань упала на пол, оставляя её обнажённой. Ал’Берит скользнул глазами по плавным очертаниям женской фигуры. После чего заботливо прошептал:

- Стоит быть осторожнее с огнём.

- Мне очень хотелось сделать мечту реальностью.

            Лея улыбнулась. Не столько своим воспоминаниям о белоснежном песке и лазурной воде столь недосягаемого ранее для неё курорта, сколько тому, что тот сказал это. Несмотря на ожидания, загар ведь так и не проявился. А в их первую совместную ночь с момента её возвращения с Земли от покраснений после мази Дагна не осталось и следа. Значит, он всё равно заметил, как она обгорела тогда.

- Иногда из-за таких желаний можно и сгореть до тла.

- Солнце опаляет независимо от воли человека, - весело возразила она и даже вознамерилась рассказать смешную историю из своей жизни, но не успела.

- Но чаще всего, если на то есть воля иного существа.

            Голос его показался ей неожиданно жестоким. Кажется, разговор начинал сводиться к жутким рассказам. А Лее сейчас вовсе не желалось о подобном знать. Всё, о чём она помышляла, так это остаться с ним наедине ещё немного, пока демон не вернулся к холодному облику повелителя.

- Я не хочу слушать истории о древних пытках и способах казни, - решительно заявила молодая женщина.

- Как пожелаешь… Некогда существовавшие люди, о которых мне напомнил наш разговор, не так уж с этим и связаны. Их называли манкурты. Знаешь, кто это?

            Он ласково провёл ладонью вдоль её тела, неотрывно наблюдая за неторопливыми движениями своей руки. Лея решила, что возможно стоило и подыграть. Пусть бы рассказывал что угодно - ей не хотелось, чтобы тот останавливался!

- Нет.

- Это весьма ценные рабы, не имеющие ни прошлого. Ни будущего. Их жизнь заключалась лишь в том, чтобы удовлетворить свои низшие потребности в пропитании и верно служить своему хозяину.

- Разве люди на такое способны? Ни одно воспитание не приучит к подобной покорности.

            Сдержать удивление не получилось. Ал’Берит же хитро усмехнулся и легко поднял её, чтобы снова положить в постель.

- Воспитание – нет. А огонь мог. Молодым пленникам обривали череп. Связывали руки и ноги, чтобы те оказались неподвижны. И обязательно надевали колодку на шею, чтобы голова оставалась на определённом уровне над песками пустыни…

            Каждое неторопливо проговариваемое голосом без интонаций предложение сопровождалось действием. Сначала он убрал волосы девушки в сторону, после чего лёг над ней сверху, зажимая между своими коленями её ноги. Под конец его ладони мягко проскользнули под тонкой шеей и слегка приподняли голову Леи, которой стало несколько жутко от происходящего. Она постаралась немного высвободиться, но тот не позволил ей этого и произнёс:

- Вот так. Только голову обязательно покрывали ещё шкурой только что убитого верблюда. И после этого пленника оставляли под палящим солнцем на несколько дней.

- Разве после такого возможно выжить? Без воды? Без возможности скрыться в тени?

            Девушка почувствовала, что сердце заколотилось быстрее. Но уже совсем не от предвкушения близости.

            Ал’Берит, словно не расслышав её вопроса, продолжил:

- И при этом свежая шкура сохла и стягивалась, стискивая череп…

            Ладони демона поднялись чуть выше и ощутимо сжали её голову.

             Лея уже жалела, что не смогла покинуть покои наместника несколько раньше. Она снова попыталась сделать слабую попытку освободиться, но это вновь оказалось бесполезно. Держал он её крепко.

- А отрастающие волосы причиняли невыносимый зуд и боль... Так что да. Выжить оказывалось сложно. Но некоторые обладали для этого достаточной силой, - демон всё же отпустил свою жертву и встал с постели. – Только после этого те переставали быть собой и людьми в полном смысле этого слова. Безупречно покорные рабы.

- Неужели такие пленники столь ценились?

            Ей было крайне неприятно думать, что до такого издевательства мог додуматься обычный человек, но демоны вряд ли нуждались в подобных слугах.

- Вполне. Во всяком случае, они не требовали бдительного надсмотра. Ведь поступая в соответствии только с собственной волей, можно навредить и хозяину.

            Ал’Берит столь выразительно посмотрел на неё, что Лея всё поняла. Он знал об её безрассудном приказе. Но сознаваться ей всё равно не хотелось. Во всяком случае, открыто. Поэтому, надеясь прервать «непринуждённую беседу» более-менее удовлетворительной репликой, она промолвила:

- Это весьма поучительная история.

- Увы. Слишком мало кто из людей учится на событиях древности. Ведь порой, вы даже собственные ошибки готовы повторять до бесконечности. Во всяком случае, до тех пор, пока есть возможность их совершать. Не так ли?

            Молодой женщине захотелось испариться или исчезнуть. Что угодно! Вот только чтобы не отвечать ничего... Но наместник ждал ответа. И его подопечная, невольно виновато опуская взгляд, тихо произнесла:

- Бывает и так.

- Такой печальный и отвратительный замкнутый круг, прерываемый разве что смертью глупого существа.

            Виконт картинно вздохнул с сожалением, и Лея поторопилась реабилитироваться:

- Люди учатся. Иногда медленнее, чем хочется со стороны. Но всё же.

- Тогда, если конечно учитывать, что смерть пока не рассматривается, то возможно стоит и помогать с развитием сознания тем, в ком видится интерес. Это сделало бы человечество менее примитивным видом в целом, - заметил повелитель и спросил с некой издёвкой. - Согласна?

- Это неоспоримая логика. Я не вижу никаких возражений, чтобы не согласиться с этим предположением.

            Хотя причины были. И ещё какие!

- А как бы ты подвела нужного тебе человека к правильному пути? – поинтересовался Ал’Берит, начиная одеваться.

            Молодая женщина молчала как партизан, непроизвольно крепко сжав губы. Напряжённая тишина повисла в воздухе, заставляя сердечко бешено биться. Выдавая парализующий страх.

- Не можешь решить какой вариант предпочтительнее?

            Она постаралась собраться с мыслями:

- Либо поставить в условия, исключающие возможность ошибки в необходимом направлении. Либо не дать возможностей для их дальнейшего свершения.

- Мне нравится, что ты опустила в перечислении - поговорить и объяснить.

            Демон довольно улыбнулся, но Лея не разделяла его эмоций. Она не озвучила подобный вариант не потому, что сознательно оставила его при себе. Тот просто не пришёл ей в голову! А потому девушка, мысленно неистово коря себя, ухватилась за ниточку надежды:

- Порою это не менее действенно.

- Да. Но сами по себе слова без последующих действий запоминаются несколько иначе.  В таком случае зачастую приходится повторяться с пояснением… А мне претит подобное столь малоэффективное поведение. Вернее стало бы заменить исполнителя на более действенного и удовлетворяющего моим запросам. И тебе доводилось видеть это на практике своего предшественника.

            Голос Ал’Берита был мягок и спокоен, но жёсткий взгляд зелёных глаз оставался ледяным. Лея нервно поджала под себя ноги, жалея, что и одежда, и покрывало находились слишком далеко от постели. Она была обнажена перед повелителем во всех смыслах.

- Я могу одеться? – тихо спросила девушка, ощущая себя ещё более неловко из-за этого вопроса.

- Разве я запрещал это тебе? – удивился виконт, расправляя идеально лежащие манжеты. После чего внимательно посмотрел на неё. - Или ты посчитала, что мы не просто беседуем, а обсуждаем нечто конкретное?

- Нет, - стремительно произнесла она в ответ.

            Мысленно проклиная себя за уникальную способность задавать дурацкие вопросы, Лея тут же соскользнула с постели и поспешила спрятаться в ворохе одежды.

            «Конечно, мы просто беседуем! Милый и беззаботный разговорчик ни о чём», - язвительно подумал мозг.

            Одеваясь, она в нерешительности посмотрела на демона, стараясь придумать, как бы ей тактичнее улизнуть от его общества в свой кабинет. Ал’Берит лишь вполне доброжелательно усмехнулся и затем подошёл чуть ближе.

- Следующий твой вопрос вполне предполагаем… Мне было приятно твоё общество. Так что, - он галантно взял её ладонь в свою и поцеловал кончики тонких, немного подрагивающих пальцев. – Вы можете покинуть мои покои, госпожа Пелагея. И более того - должны. Наместник Аджитанта считает опоздания крайне раздражающим явлением.   

            Его переход на официальный тон заставил Лею поторопиться с завязыванием боковой шнуровки. Да и быстрый взгляд на часы, ясно давал понять, что до начала рабочего времени оставалось всего около десяти минут. Как бы не пришлось первому заместителю бежать по коридору в собственный кабинет, развлекая служащих, дабы не вызвать гнев непосредственного руководства!

            Представляя это, девушка даже немного улыбнулась. Собственные мысли, как и обычно, оказались весьма комично визуализированы воображением. Да и по итогу вроде бы всё оказалось хорошо. Несмотря на измышления, её просто пожурили... Это было крайне неприятно. Но она всё поняла, и точно исправилась бы!

            В голову тут же закралась и крамольная мысль, что, может, и верно в покоях повелителя происходила просто беседа? Все переживания оказались надуманными? И не стоило пороть горячку с отменой своего решения? Пусть бы сначала Кварзиотто прислал свой протест, а там Лея обязательно тут же и вернула бы всё на круги своя. Как раз где-то с дюжину дней и времени прошло бы. Пусть с пищей дела и затянулись бы не на столь долго, как ей виделось, но всё же. В таком случае оказывалась достигнута маленькая победа своеволия! Надо же было видеть не только минусы в событиях…

- Кстати, госпожа Пелагея, - произнося как бы между делом, задержал её поспешный побег из покоев повелитель, не дав дойти всего пары шагов до двери. - В этом напитке была всего-навсего лишь та же самая добавка, которую добавляют в пищу в Питомнике… Вы согласны, что средство действенное?

- Да, - она мгновенно «упала с небес на землю», ощущая себя невероятно униженной и оскорблённой. Но всё же нашла в себе силы повернуться к демону лицом.

- Более того, я не наблюдаю никаких побочных эффектов даже при том, что использовалась значительно более высокая концентрация. Разве что результат проявил себя определённо быстрее и ярче.

            Лея почувствовала, как к её щекам прилила кровь. Пальцы машинально нервно затеребили подол платья. Ал’Берит же, напротив, явно чувствовал себя в «своей тарелке» и был, как и обычно, невозмутим и спокоен.

- Действенно. Безопасно. Малозатратно… У вас есть логически или же практически подтверждённые обстоятельства для обоснования этого документа? – он поднял кончиками двух пальцев из ящика столика знакомый листок.

- Я поняла вас, повелитель, - ответила, кланяясь, «личный результат эксперимента Его превосходительства».

            Нет. Переживания оказались не напрасными.

 

***

 

            Ал’Берит предпочёл встретиться с наместницей Крудэллиса в части его покоев, предназначенных для деловых, но при этом неофициальных встреч. Обстоятельство, ради которого посетила его замок Ахрисса, скорее всего, носило именно такой характер и было связано с вмешательством их сеньора в столичную игру.

            Обычно Дзэпар в мероприятиях подобного рода придерживался принципа, что главное – не победа, а его личное неучастие. Но Его высокопревосходительство был хорошим воином. И поддержание такой репутации требовало иногда создавать себе врагов, чтобы сражаться с ними. Так что на сей раз герцог посчитал нужным внести и свои изменения в расклад, с самого начала корректируемый Ал’Беритом… И виконта не особо радовал этот факт. Сам он был достаточно аккуратен, чтобы не доводить взаимодействие до прямого сражения. Теперь же силы противника стали иметь весьма яркое значение…

            Баронесса ожидала его появление, стоя у окна и скрестив руки на груди. Нижняя губа её недовольно поджалась до узкой черты при виде демона, и такая реакция являлась оправданной. Пусть время до его прибытия в эти комнаты и выдерживало светские приличия, оно вышло достаточно долгим, чтобы расстроить гостью. Повелитель предпочёл закончить представление с его первым заместителем так, как желал.

- Чем обязан чести вашего внимания? – галантно произнёс виконт, сразу после вежливого приветствия и поцелуя руки Ахриссы.

- Ты насквозь пропах человеком, Ал’Берит, - раздражённо сказала та, резко стирая формальный тон их встречи. – Неужели сохранение эксцентричной репутации достойно таких жертв?

- Вы даже не представляете сколь сложно творить подобную ерунду на постоянной основе, дорогая.

            Ему стало понятно, что Ахрисса смекнула - никаких извинений он приносить не собирался, а потому решила не переходить сразу к делу. Видимо, то и правда не терпело отлагательств, если она намеревалась отыграться предварительной дискуссией на отвлечённую тему… Голос же его прозвучал весело и беззаботно, давая той осознать, что он принял правила предстоящей беседы. Недовольство тотчас исчезло с лица наместницы Крудэллиса и демонесса вернулась к привычным кокетливым интонациям.

- Конечно. Даже не желаю мыслить обо всех вероятных трудностях. Однако тебе определённо удаётся среди существующих вариантов выбрать несуществующие.

- Для демона естественно быть разборчивым в том, что могло бы принести удовольствие. А я весьма избирателен.

            Баронесса села в кресло и игриво положила руку на подлокотник, подперев ладонью подбородок. Находясь в такой позе, она с хитринкой посмотрела на собеседника, предвкушающе улыбаясь, прежде чем произнесла:

- Поэтому меня и удивляет твоя игра чувств с человеком.

- Тайное стало очевидным, - шутливо признал виконт и с искренним интересом спросил. - Неужели избранный мною объект не позволил сохранить задумку инкогнито столь явно?

            Любопытство Ал’Берита действительно оказалось затронуто. Да, его поведение не являлось безупречным для соблюдения строжайшей секретности. И всё же такие нюансы не могли привлечь внимание Ахриссы за столь короткий срок. Кроме того, намерение плавно перетекало из прежнего замысла, соприкасаясь с последующей идеей, не соответствующей нынешним планам. Другими словами, деяние скрывалось достаточным количеством обстоятельств и клише, чтобы демонесса могла ткнуть в него пальцем.

- Отнюдь. Это я весьма проницательна в таких вопросах, - довольно произнесла она и улыбнулась ещё шире.

- Тогда ваше удивление озадачивает меня. Мне интересны новые ощущения… Или вы считаете, что демоны и люди слишком различны для подобного?

- О, нет! Эмоции – вот наша суть, которая столь неприемлема для Рая. Так что у ангелов ещё меньше шансов, – даже звонко рассмеялась та. – Однако если твоя цель получить наслаждение, а не только опыт, то суть твоего поступка ускользнула от меня, Ал’Берит.

- Умение демонов держать чувства под контролем не всегда выгодно. Люди же в силу своей природы реагируют быстро, ярко и сами по себе недолговечны. Так что, на мой взгляд, выбор объекта оправдан. Прекрасная экономия сил и времени, - частично пояснил виконт причины своего решения.

- Все разумные рассуждения глубоки, пока их не перечёркивает настойчивое желание поступить вопреки им, - со смешком прокомментировала Ахрисса, демонстративно показывая, что реплика показалась ей бессмысленной.

- В моих правилах доводить начатое до конца.

- Да-да. Только ведь я прекрасно разбираюсь в эмоциях и чувствах, чтобы заметить, что человек, при всех логически прельстивших тебя достоинствах, обладает не менее существенными отрицательными характеристиками. И основное из них – хрупкость в силу первоначальной игры… Именно умение владеть собой и привычка завершать свои замыслы ныне оборачиваются против тебя самого, - мягко сказала она, как если бы хотела дать совет, и, хитро прищурив глаза, напрямую сказала. – Ты ничего не получишь, если уничтожишь её своим вниманием, Ал’Берит. А в том, чтобы оставить в покое, удовольствия мало.

- Подобные варианты пока несколько отличны от моих целей, дорогая, - несколько сухо прокомментировал фразу баронессы демон.

- Эти слова открывают передо мной, что познание «смирения» стало бы для тебя не менее ново, - усмехнулась Ахрисса. - Научиться проигрывать – тоже искусство победы.

 

***

              

- Что ты наделала?! – завопила Дана, стоило Лее только закрыть за собой дверь кабинета.

            Девушка рассчитывала передохнуть после событий в покоях Ал’Берита, прийти в себя, но, кажется, день не задался с самого начала. Самая спокойная и рассудительная из Дагна пребывала в ярости. Её лицо перекашивало от гнева. Обычно аккуратно собранные волосы оказались крайне растрёпаны.

- Не надо, - вяло постаралась удержать сестру Дарра, но та вырвалась и с такой силой впечатала Лею в стенку, что у госпожи Пелагеи чуть ли не хрустнули рёбра. Остальные демонессы смотрели осуждающе, но помочь как-то не стремились.

- Не знаю, как так вышло, - жалобно заныла девушка, мгновенно понимая, что скрытное своеволие, кажется, затронуло не только её.

- Я не спрашиваю как! Я хочу знать, что именно!

            Дана всё-таки отпустила Лею. Глубоко вздохнула и постаралась успокоиться. Но получалось это у демонессы из рук вон плохо.

- Я не думала, что он Дагна за этот указ накажет… Что с вами сделали из-за моей глупости?

            Задавать вопрос было страшно. Она до сих пор находилась в неоплатном долгу перед своими телохранительницами. Те и так слишком жестоко расплатились за прежнюю помощь.

- О. Так ты ещё не знаешь?! – удивилась не менее рассерженная, но оказавшаяся более уравновешенной в этой ситуации, Дайна.

- Нет, - честно ответила она.

- Тогда прошу вас, госпожа Пелагея. Присаживайтесь, - по ехидству в голосе Дана сейчас не уступала своей Кхалисси.

            Лея села в своё рабочее кресло и развернула один единственный, лежащий перед ней на столе, свиток. Он был из очень дорогого материала даже для Ада – тонкого, мягкого и невероятно стойкого почти к любым воздействиям. Золотистая окантовка не могла добавить ему ещё большей значимости. В своей жизни первый заместитель наместника Аджитанта держала подобное лишь единожды. На этот раз содержания тоже не было. Внутри не оказалось ни единого слова.

- Что это означает? – прохрипела она.

            Почему-то чистый лист напугал её больше, чем мог бы самый страшный приказ.

- А! Точно, - как бы припоминая что-то незначительное, отозвалась Дана. – Тут же ещё и комментарий прилагался.

            Демонесса положила перед ней вполне обычную записку. Безупречный почерк Ал’Берита легко угадывался. По сути, повелитель милостиво давал ей образец того, что должно было быть написано её рукою в свитке.

            Текст не радовал.

- Вот бездна! Лучше бы тебя лишили должности! - в сердцах воскликнула Дана. – Хлопот и проблем стало бы во сто крат меньше!

- Да что теперь? Хорошо ещё, что мы помимо процентов с дохода сразу кругленькую сумму получили, - постаралась утешить ту Дайна.

- Надо было всё-таки оформлять иначе. Чтобы в такой ситуации, как сейчас, этого процента не терять! – продолжала гнуть своё Дана.

- Мы же это давным-давно обговаривали. Можно было! Но так безопаснее…

            Разговор, видимо, повторялся по кругу уже не в первый раз. Лея не стала слушать дальше. Телохранительниц можно было понять. Её – нет. Разве она не знала, что не имела права на ошибку? Что же. Ткнули носом в объективную действительность, словно маленького котёнка. И при этом заставили согласиться с наказанием. Можно даже сказать, что она сама себе его назначила.  

            «Кажется, меня раз и навсегда лишили возможности совершать безрассудные поступки, основанные на свободных финансах. А в следующий раз у меня отнимут последнее, что осталось из ценного», - подумала она, выводя пером на полотне свитка корявые слова.

            Патент на шахту переходил совершенно в иные руки…